Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ, : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ,

в которой владелец «Танкадеры» рискует потерять премию в двести фунтов

Переезд в восемьсот миль в такое время года на судне водоизмещением в двадцать тонн был рискованным делом. Китайские моря очень неспокойны, и на них бывают ужасные бури, особенно в дни равноденствий, – а дело происходило ещё в начале ноября.

Конечно, лоцману, при том огромном вознаграждении, которое он получал за каждый день пути, было выгоднее доставить своих пассажиров до самой Иокогамы. Но подобное путешествие было бы безрассудством, и уже сама попытка добраться до Шанхая являлась крайне смелым, чтобы не сказать дерзким, предприятием. Однако Джон Бэнсби твёрдо и, пожалуй, не без оснований надеялся на «Танкадеру», которая, как чайка, покачивалась на волнах.

В последние часы первого дня пути «Танкадера» плыла вдоль извилистых берегов Гонконга и при попутном ветре развивала большую скорость, превосходно держась на волнах.

– Мне нет нужды, лоцман, рекомендовать вам максимальную быстроту, – сказал Филеас Фогг, когда шхуна вышла в открытое море.

– Положитесь на меня, ваша милость, – ответил Джон Бэнсби. – Мы поставили все паруса, какие ветер позволяет нести. Топсели не прибавят ничего, они могут только помешать ходу судна.

– Это ваше дело, лоцман, а не моё. Я полагаюсь на вас.

Филеас Фогг, широко расставив ноги и выпрямив корпус, стоял крепко, как моряк, и невозмутимо смотрел на бурное море. Молодая женщина, сидевшая на корме, чувствовала себя взволнованной, глядя на потемневший в сумерках океан, с которым боролось хрупкое судно. Над её головой развевались белые паруса, уносившие шхуну вперёд, словно широкие крылья. Шхуна, подхваченная ветром, казалось, летела по воздуху.

Спустилась ночь. Луна вступила в первую четверть, и её слабый свет вскоре должен был погаснуть на туманном горизонте. Тучи, шедшие с востока, уже заволокли часть небосклона.

Лоцман засветил сигнальные огни – необходимая предосторожность в этих морях, у берегов которых плавает столько судов. Столкновения судов здесь не редкость, а при той скорости, какую развивала шхуна, она разбилась бы при первом ударе.

Фикс размышлял, стоя на носу судна. Он держался в стороне, зная, что Фогг по натуре неразговорчив. К тому же ему было неприятно беседовать с человеком, чьими услугами он пользовался. Он думал о будущем. Он был уверен, что Фогг не остановится в Иокогаме, а немедленно сядет на пакетбот, идущий в Сан-Франциско, чтобы достигнуть Америки, широкие просторы которой обещали ему безопасность и безнаказанность. План Филеаса Фогга представлялся Фиксу необычайно простым.

Вместо того чтобы из Англии отплыть непосредственно в Соединённые Штаты, как это сделал бы обыкновенный мошенник, этот Фогг проделал огромный крюк и пересёк три четверти земного шара только для того, чтобы вернее достигнуть американского континента и, сбив со следов полицию, спокойно проживать деньги, похищенные в банке. Но что будет делать он, Фикс, на территории Соединённых Штатов? Оставит ли он в покое этого человека? Нет, тысячу раз нет! До тех пор, пока не будет вынесено постановление о выдаче вора, он не отстанет от него ни на шаг. Это его долг, и он выполнит его до конца. Во всяком случае, ему на помощь пришло счастливое обстоятельство: около Фогга нет больше Паспарту, а после тех признаний, которые сделал ему Фикс, было очень важно, чтобы слуга и господин никогда больше не встретились.

Филеас Фогг тоже думал о своём слуге, о его таинственном исчезновении. Перебрав все возможности, он пришёл к заключению, что бедный малый вследствие какого-то недоразумения в последнюю минуту, видимо, сел на «Карнатик». Такого же мнения держалась и миссис Ауда, глубоко сожалевшая об этом честном слуге, которому она была так обязана. Можно было надеяться встретить Паспарту в Иокогаме, и, если «Карнатик» доставил его туда, это будет нетрудно узнать.

К десяти часам вечера ветер посвежел. Может быть, осторожнее было бы взять один риф, но лоцман, внимательно посмотрев на небо, решил оставить паруса так, как есть. Впрочем, «Танкадера», обладавшая большой осадкой, сохраняла устойчивость, идя под развёрнутыми парусами, которые к тому же нетрудно было быстро убрать, если бы разыгралась буря.

В полночь Филеас Фогг и миссис Ауда спустились в каюту. Фикс уже был там и лежал на одной из коек. Лоцман и матросы всю ночь оставались на палубе.

Наутро, 8 ноября, к восходу солнца шхуна уже прошла больше ста миль. Лаг, который часто опускали в море, показывал среднюю скорость от восьми до девяти миль в час. На «Танкадере» поставили все паруса, и при ровном боковом ветре она давала максимум скорости. Если ветер не изменит своего направления, судну будет обеспечена удача.

В течение всего дня «Танкадера» сколько-нибудь значительно не отклонялась от берега и течения благоприятствовали её курсу. Она плыла милях в пяти от земли, остававшейся у неё по левому борту, и временами, когда рассеивался туман, были видны неровные очертания берега. Ветер дул с суши, и поэтому море было не так бурно: счастливое обстоятельство для шхуны, ибо суда малого тоннажа больше всего страдают от волн, которые уменьшают скорость, или, как говорят моряки, «убивают» её.

К полудню ветер немного ослабел и подул с юго-востока. Лоцман приказал поставить топсель, но часа через два принуждён был убрать его, так как ветер вновь усилился.

Мистер Фогг и его молодая спутница, к великому счастью, оказались нечувствительными к морской болезни и с аппетитом ели консервы и корабельные сухари. Фикс был приглашён разделить с ними трапезу и, к крайней своей досаде, должен был принять это предложение, ибо хорошо знал, что желудок, как и корабль, необходимо загружать балластом. Путешествовать на средства этого человека и вдобавок питаться за его счёт он находил не совсем порядочным; но тем не менее он поел, правда немного.

По окончании завтрака Фикс почувствовал себя обязанным отвести мистера Фогга в сторону и сказать:

– Сударь…

Это слово жгло ему губы, он сдерживал себя, чтобы не схватить этого «сударя» за шиворот!

– Сударь, – продолжал он, – вы были столь любезны, что предложили мне место на этом судне. Хотя мои средства не позволяют мне жить так широко, как вы, я всё же хотел бы заплатить свою долю…

– Не будем говорить об этом, сударь, – ответил мистер Фогг.

– Но я хотел бы…

– Нет, сударь, – повторил Фогг тоном, не допускавшим возражений. – Это входит в общие расходы!

Фикс поклонился и замолк. Затем он отправился на нос шхуны и за весь день не сказал больше ни слова.

Судно быстро мчалось вперёд. Джон Бэнсби надеялся на успех. Несколько раз он повторял мистеру Фоггу, что к назначенному сроку они будут в Шанхае. Мистер Фогг кратко отвечал, что он на это и рассчитывает. Впрочем, весь экипаж маленькой шхуны был преисполнен рвения. Премия воодушевляла этих смелых людей. И поэтому – ни одной снасти, не натянутой до предела! Ни одного плохо поставленного паруса! Ни одного резкого поворота, в котором можно было бы обвинить рулевого! Все манёвры производились с такой тщательностью, словно шхуна участвовала в гонках Королевского яхт-клуба.

К вечеру лоцман определил по лагу, что от Гонконга шхуна прошла двести двадцать миль, и Филеас Фогг мог надеяться, что по прибытии в Иокогаму ему не придётся записывать в свой маршрут ни минуты опоздания. Таким образом, серьёзная неудача, постигшая его впервые после отъезда из Лондона, не должна была, видимо, нанести никакого ущерба его планам.

Под утро «Танкадера» прошла пролив Фо-Кьен, отделяющий большой остров Формозу от китайского берега, и пересекла тропик Рака. Море в этом проливе очень опасно: оно полно водоворотов, образуемых встречными течениями. Шхуну сильно качало. Короткие волны пересекали ей путь. На палубе было трудно стоять.

С наступлением дня ветер ещё больше усилился. На небе появились предвестники шторма. К тому же барометр предсказывал скорую перемену погоды; его суточный ход был неправильный, и ртуть капризно колебалась в трубке. На юго-востоке море вздымалось длинными волнами, от которых «пахло бурей». Накануне солнце зашло в красном тумане, висевшем над фосфоресцирующими волнами океана.

Лоцман долго рассматривал мрачное небо и бормотал сквозь зубы что-то неразборчивое. Оказавшись рядом со своим пассажиром, он негромко спросил:

– Вашей милости можно говорить всё?

– Всё, – ответил Филеас Фогг.

– Нас ожидает шторм.

– Откуда он идёт: с севера или с юга? – спокойно спросил мистер Фогг.

– С юга. Смотрите, какой собирается тайфун!

– Ну, так что ж! Тайфун с юга нам по пути, – ответил мистер Фогг.

– Если вы так на это смотрите, мне нечего больше сказать, – заметил лоцман.

Предчувствия не обманули Джона Бэнсби. В более раннее время года тайфун, по выражению одного известного метеоролога, пронёсся бы всего лишь светящимся водопадом электрических разрядов, но в дни осеннего равноденствия можно было опасаться жестокой бури.

Лоцман заранее принял необходимые меры предосторожности. Он приказал убрать все паруса и спустить реи на палубу. Стеньги были также опущены. Люки наглухо задраили, чтобы ни одна капля воды не могла проникнуть в трюм судна. Один лишь треугольный парус из толстого полотна был оставлен на мачте, чтобы удерживать шхуну в попутном ветре. После этого оставалось только ждать.

Джон Бэнсби предложил своим пассажирам спуститься в каюту, но оставаться в тесном помещении, почти лишённом свежего воздуха и сотрясаемом волнами, было неприятно. Ни мистер Фогг, ни миссис Ауда, ни даже Фикс не согласились покинуть палубу.

К восьми часам сильный шквал с потоками дождя обрушился на шхуну. Увлекаемая своим единственным парусом, «Танкадера», словно пёрышко, была подхвачена бешеным ветром, силу которого невозможно точно передать. Сравнить его скорость с учетверённой скоростью несущегося на всех парах локомотива – значило лишь приблизиться к истине.

В продолжение всего дня судно, уносимое чудовищными волнами, мчалось к северу, сохраняя, к счастью, скорость, равную скорости этих волн. Двадцать раз на него грозили обрушиться горы воды, встававшие за его кормой. Но ловкий поворот руля, за которым стоял сам лоцман, каждый раз спасал судно от катастрофы. Временами пассажиров с ног до головы окатывало налетавшей волной, но они переносили это с философским спокойствием. Фикс, конечно, ворчал, но бесстрашная Ауда, не отрывая глаз от Филеаса Фогга, хладнокровием которого она любовалась, выказывала себя достойной его спутницей, не обращая внимания на порывы ветра, налетавшего с обоих бортов судна. Что касается Филеаса Фогга, то можно было подумать, будто тайфун тоже входил в его расчёты.

До сих пор «Танкадера» неизменно шла к северу, но к вечеру, как и можно было опасаться, ветер повернул на три румба и подул с северо-запада. Шхуна, шедшая теперь бортом к волне, отчаянно сотрясалась. Море било в неё с такой силой, что можно было бы опасаться за её целость, если бы все части судна не были так крепко пригнаны друг к другу.

К ночи буря ещё больше усилилась. Видя, что наступает темнота, а с темнотою и шторм становится сильнее, Джон Бэнсби начал тревожиться. Он спрашивал себя, не пора ли пристать к берегу, и посовещался об этом со своими матросами.

Затем он подошёл к Филеасу Фоггу и сказал:

– Мне кажется, ваша милость, мы хорошо сделаем, если зайдём в один из ближних портов.

– Я тоже так думаю, – ответил мистер Фогг.

– Вот как! – произнёс лоцман. – Но в какой?

– Я знаю лишь один порт, – спокойно ответил Филеас Фогг.

– И он называется?…

– Шанхай.

Лоцман сначала не понял смысла этого ответа, свидетельствовавшего о несокрушимой настойчивости и решимости. Потом он воскликнул:

– Ну что ж, хорошо! Ваша милость правы. В Шанхай!

И направление «Танкадеры» неизменно поддерживалось на север.

То была поистине ужасная ночь! Только чудом маленькая шхуна не перевернулась. Два раза она скрывалась под водой, и, если бы не крепкие найтовы, все было бы смыто с палубы. Миссис Ауда чувствовала себя совсем разбитой, но не издала ни единой жалобы. Несколько раз мистер Фогг бросался к ней, чтобы защитить её от ярости волн.

Наступил день. Буря всё ещё продолжалась с прежней силой. Но ветер опять переменил направление и дул теперь с юго-востока. Эта перемена благоприятствовала «Танкадере», которая вновь двинулась вперёд по бушующему морю, где сталкивались встречные волны. Будь судно построено не так прочно, эти волны разбили бы его одним ударом.

Время от времени среди разорванных клочьев тумана показывался берег, но не было видно ни единого судна. Только одна «Танкадера» боролась с морем.

К полудню появились первые признаки успокоения, к закату солнца они стали более определёнными.

Буря стихла так же внезапно, как началась. Разбитые от усталости пассажиры могли, наконец, закусить и немного отдохнуть.

Ночь прошла относительно спокойно. Лоцман вновь поставил паруса, взяв на них два рифа. Шхуна пошла со значительной скоростью. На восходе солнца следующего дня, 11 ноября, Джон Бэнсби, определив положение судна, заявил, что до Шанхая осталось меньше ста миль.

Но эти сто миль надо было пройти в один день! К вечеру мистер Фогг должен прибыть в Шанхай, если он не хочет опоздать к отходу пакетбота на Иокогаму. Не будь этой бури, из-за которой пропало несколько часов, шхуна была бы уже в тридцати милях от порта.

Ветер заметно стихал, и с ним, к счастью, стихало и волнение. Шхуна оделась парусами. Топсель, кливер, контрфок – всё толкало судно вперёд; море пенилось под его форштевнем.

К полудню «Танкадера» была всего в сорока пяти милях от Шанхая. Оставалось шесть часов до отхода парохода на Иокогаму.

На борту началось волнение. Всем хотелось во что бы то ни стало прибыть вовремя. Все – кроме, конечно, Филеаса Фогга – чувствовали, как их сердца бьются от нетерпения. Маленькой шхуне надо было сохранить скорость не менее девяти миль в час, а ветер всё слабел и слабел! Это был неустойчивый бриз, капризные порывы которого налетали откуда-то сбоку. Стоило им прекратиться, и море сейчас же успокаивалось.

Но всё же судно было такое лёгкое, высокие, тонкого полотна паруса так хорошо держали ветер, что «Танкадера», подгоняемая ещё и течением, к шести часам вечера находилась в десяти милях от устья реки, на которой стоит Шанхай: самый город был расположен приблизительно в двенадцати милях вверх по её течению.

В семь часов до Шанхая оставалось три мили. Страшное проклятие сорвалось с губ лоцмана… Премия в двести фунтов стерлингов, видимо, ускользала от него. Он посмотрел на мистера Фогга. Филеас Фогг оставался спокойным, хотя на карту было поставлено всё его состояние…

В этот миг вдали показался длинный чёрный силуэт, увенчанный облаком дыма. То был американский пакетбот, отходивший из порта в назначенное время.

– Проклятье! – вскричал Джон Бэнсби, в отчаянии выпуская из рук руль.

– Сигнал! – спокойно приказал Филеас Фогг.

На носу «Танкадеры» стояла маленькая бронзовая пушка. Она служила для подачи сигналов во время тумана.

Пушку зарядили по самое жерло, но когда лоцман уже готов был поджечь фитиль, мистер Фогг приказал:

– Спустить флаг!

Флаг был спущен до середины мачты. Это было сигналом бедствия, и можно было надеяться, что американский пакетбот, заметив сигнал, изменит курс, чтобы подойти к шхуне.

– Огонь! – скомандовал мистер Фогг.

И звук выстрела маленькой бронзовой пушки разнёсся в воздухе.


Содержание:
 0  Вокруг света за восемьдесят дней : Жюль Верн  1  ГЛАВА ВТОРАЯ, : Жюль Верн
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  3  ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ, : Жюль Верн  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ, : Жюль Верн
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, : Жюль Верн  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, : Жюль Верн
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 12  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 20  вы читаете: ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ, : Жюль Верн  21  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ. : Жюль Верн
 22  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  23  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 24  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ, : Жюль Верн  25  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 26  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  27  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ, : Жюль Верн
 28  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ, : Жюль Верн  29  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 30  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ, : Жюль Верн  31  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ, : Жюль Верн
 32  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  33  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 34  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ, : Жюль Верн  35  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 36  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  37  Использовалась литература : Вокруг света за восемьдесят дней
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap