Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ,

в которой Паспарту со скоростью двадцати миль в час изучает историю мормонов

В ночь с 5 на 6 декабря поезд прошёл около пятидесяти миль в юго-восточном направлении; затем он углубился на такое же расстояние к северо-востоку и приблизился к Большому Солёному озеру.

Около девяти часов утра Паспарту вышел на площадку вагона подышать свежим воздухом. Погода стояла холодная, небо было серое, но снег больше не шёл. Солнечный диск, разорвавший пелену тумана, походил на огромную золотую монету, и Паспарту занялся вычислением, сколько могло быть в нём фунтов стерлингов, как вдруг был отвлечён от этого полезного занятия появлением весьма странного персонажа.

Этот субъект, севший в поезд на станции Элко, был долговязым мужчиной со смуглым лицом и чёрными усами, на нём были чёрные чулки, чёрная шёлковая шляпа, чёрный жилет и чёрные панталоны, белый галстук и лайковые перчатки. Он походил на священника. Переходя из вагона в вагон вдоль поезда, он на каждой дверце приклеивал рукописное объявление.

Паспарту подошёл к одному из этих объявлений и прочёл, что почтенный «старец» Уильям Хитч, мормонский миссионер, пользуясь своим присутствием в поезде № 48, прочтёт в вагоне № 117 между одиннадцатью часами и полуднем лекцию, посвящённую мормонизму. Он приглашает джентльменов, желающих просветиться в вопросах таинств религии «святых последних дней», прослушать её.

«Что ж, надо будет пойти», – решил про себя Паспарту, который знал о мормонах лишь то, что в основе их общежития лежит многожёнство.

Новость быстро облетела поезд, в котором было около сотни пассажиров. Из этого числа свыше тридцати человек, привлечённых Интересом к лекции, разместилось к одиннадцати часам на скамейках вагона № 117. Паспарту восседал в первом ряду верующих. Ни его господин, ни Фикс не обеспокоили себя посещением лекции.

В назначенное время «старец» Уильям Хитч встал и довольно раздражённым голосом, как будто ему кто-то заранее противоречил, закричал:

– Я вам говорю, что Джо Смит – мученик, что его брат Хайрем – тоже мученик и что преследования федеральным правительством пророков сделают также мучеником Брайама Юнга! Кто осмелится утверждать противное?!

Никто не рискнул противоречить миссионеру, возбуждение которого контрастировало с его спокойным от природы выражением лица. Но, без сомнения, гнев его объяснялся тем обстоятельством, что мормонизм в то время подвергался преследованиям. Действительно, правительству Соединённых Штатов не без усилий удавалось смирять этих непокорных фанатиков. Так был подчинён федеральным законам штат Юта, после того как по обвинению в многожёнстве и подстрекательстве к мятежу был заключён в тюрьму Брайам Юнг. С этого времени ученики пророка удвоили свои усилия и, не прибегая пока к открытым действиям, словесно боролись против постановлений конгресса.

Вот почему «старец» Уильям Хитч вербовал приверженцев даже в поездах.

С неистовыми жестами и завываниями он рассказывал своим слушателям историю мормонизма с библейских времён: «Как в Израиле мормонский пророк из колена Иосифа провозгласил положения новой религии и передал их своему сыну Морому; как много веков спустя перевод этой драгоценной книги, начертанной египетскими письменами, был сделан фермером из штата Вермонт, Джозефом Смитом-младшим, который объявился как пророк, исполненный откровения, в 1825 году; как небесный посланник предстал перед ним в блистающем лесу и передал ему послания всевышнего».

В эту минуту несколько слушателей, мало интересующихся такими давними историями, покинули вагон; но Уильям Хитч, продолжая, рассказал, «как Смит-младший, поддержанный отцом, двумя братьями и несколькими учениками, основал религию „святых последних дней“ – религию, которой придерживаются не только в Америке, но и в Англии, Скандинавских странах и Германии, – религию, в числе последователей которой встречаются не только ремесленники, но и люди свободных профессий; как была создана колония в Огайо; как в основанном ими городе Киркланде был воздвигнут храм стоимостью в двести тысяч долларов; как Смит стал предприимчивым банкиром и получил от простого показывателя мумий папирус, написанный рукою Авраама и других знаменитых египтян».

Повествование несколько затянулось, и ряды слушателей вновь поредели, в вагоне осталось теперь не более двух десятков людей.

Но «старец», нимало не обеспокоенный бегством слушателей, весьма подробно рассказал, «как в 1837 году Джо Смит обанкротился; как разорённые пайщики вымазали его дёгтем и вываляли в перьях; как он вновь объявился через несколько лет ещё более почитаемым и славным, чем раньше, став главой трехтысячной процветающей общины в Индепенденсе, в штате Миссури, и как, преследуемый ненавистью язычников, он вынужден был бежать на Дальний Запад».

Осталось только десять слушателей и среди них честный Паспарту, который слушал, развесив уши. Таким образом, он узнал, «как после долгих преследований Смит снова появился в Иллинойсе и в 1839 году основал на берегах Миссисипи город Нову-ля-Бель, население которого достигло двадцати пяти тысяч душ; как Смит стал мэром, верховным судьёй и главнокомандующим; как в 1843 году он выставил свою кандидатуру на пост президента Соединённых Штатов; как в конце концов его заманили в ловушку в Карфагене; как он был брошен в темницу и убит замаскированной бандой…»

В эту минуту Паспарту был один-одинёшенек в вагоне, и «старец», глядя ему в лицо, гипнотизировал его своим голосом, напоминая ему, как два года спустя после убийства Смита его преемник, вдохновлённый свыше пророк Брайам Юнг, покинул город Нову и обосновался на берегах Солёного озера; и здесь, на чудесной земле, среди плодородных долин, расположенных на пути движения переселенцев из Юты в Калифорнию, он основал новую общину, которая благодаря мормонскому принципу многожёнства неимоверно разрослась.

– И вот, – заключил Уильям Хитч, – вот почему зависть конгресса ополчилась против нас! Вот почему федеральные войска топчут землю Юты, почему наш вождь, пророк Брайам Юнг, незаконно заключён в темницу! Уступим ли мы силе? Никогда! Изгнанные из Вермонта, изгнанные из Иллинойса, изгнанные из Огайо, изгнанные из Миссури, изгнанные из Юты, мы найдём новые независимые земли, где раскинем наши шатры… А-вы, мой верный ученик, – обратился «старец» к своему единственному слушателю, бросая на него гневные взгляды, – раскинете ли вы свой шатёр под сенью нашего знамени?

– Нет! – храбро ответил Паспарту и пустился наутёк, оставив одержимого вещать в пустыне.

Во время этой проповеди поезд шёл быстрым ходом и к половине первого дня достиг северо-западной оконечности Солёного озера. Отсюда путешественники могли обозреть на большом пространстве это внутреннее море, называемое так же Мёртвым морем, в которое впадает американский Иордан. Это прекрасное озеро обрамлено великолепными дикими утёсами, широкие основания которых покрыты белым соляным налётом; его огромная водная поверхность занимала некогда ещё более обширное пространство; со временем, по мере роста наслоений, поверхность озера уменьшилась, но глубина его возросла.

Солёное озеро, имеющее около семидесяти миль в длину и около тридцати пяти миль в ширину, расположено на высоте трех тысяч восьмисот футов над уровнем моря. Весьма отличное от Асфальтового озера, глубина которого больше на тысячу двести футов, оно содержит в своих водах значительный процент соли, а также до одной четверти растворённых твёрдых веществ. Удельный вес воды – тысяча сто семьдесят, если принимать вес дистиллированной воду за тысячу. Рыбы не могут жить в этом озере. Те из них, которые попадают сюда из Иордана, Вебера и других рек, быстро погибают; но утверждение, будто плотность воды в озере настолько значительна, что человек не может в него погрузиться, неверно.

Вокруг озера лежат прекрасно возделанные земли, ибо мормоны очень привержены земледелию; повсюду разбросаны ранчо, загоны для домашнего скота, поля ячменя и овса, кукурузы, сорго, пышные луга, изгороди из шиповника, заросли акаций и молочая. Так выглядел бы этот край через шесть месяцев, летом, но в то время земля была запорошена тонким слоем снега.

В два часа дня пассажиры высадились на станции Огден. Поезд отходил дальше только в шесть часов вечера, и у мистера Фогга, миссис Ауды и обоих их спутников было достаточно времени, чтобы по небольшой железнодорожной ветке съездить из Огдена в «Город святых». Двух часов им вполне хватило для осмотра этого обычного американского города, который в качестве такового построен по единому стандарту Соединённых Штатов – в виде огромной шахматной доски с длинными холодными линиями и, как выразился Виктор Гюго, с «унылой мрачностью прямых углов». Основатель «Города святых» не мог преодолеть присущего англосаксам стремления к симметрии. В этой удивительной стране, где люди отнюдь не находятся на уровне её установлений, всё делается «смаху»: города, дома, глупости.

В три часа дня наши путешественники уже прогуливались по улицам города, расположенного между рекой Иорданом и нижними отрогами Уосатчского хребта. В городе было немного церквей; наиболее монументальными зданиями в нём были дом пророка, резиденция самоуправления и арсенал; отдельные дома были построены из голубоватого кирпича, обнесены верандами и галереями и окружены садами, где росли пальмы, акации и рожковые деревья. Город был опоясан построенной в 1853 году стеной из глины и булыжника. На главной улице, где находился рынок, высилось несколько украшенных флагами гостиниц, среди них «Гостиница Солёного озера».

Мистеру Фоггу и его спутникам город показался не особенно густо населённым. Улицы были почти пусты, кроме, однако, той части города, где находился храм; они достигли его, лишь миновав несколько кварталов, окружённых палисадами. Женщин в городе было довольно много, что объясняется составом мормонской семьи. Не следует, однако, думать, что все мормоны – многоженцы. Они свободны поступать так, как желают, но надо отметить, что почти все жительницы штата Юты стремятся выйти замуж, ибо согласно религии мормонов небо на том свете не дарует блаженства незамужним женщинам. Эти несчастные создания не выглядят ни счастливыми, ни довольными. Некоторые из них, без сомнения, более богатые, носили свободные в талии чёрные шёлковые жакеты, а на головах – капюшоны или скромные шали. Остальные были одеты в ситцевые платья.

Паспарту в качестве убеждённого холостяка не без некоторого чувства страха смотрел на этих мормонок, которые в количестве нескольких душ были призваны ублаготворять одного мормона. С присущим ему здравым смыслом он представил себе этого несчастного мужа. Ему показалось устрашающим вести столько дам сразу через все превратности земного существования вплоть до мормонского рая, где мужу предстояло навсегда оставаться в компании с ними и с достославным Смитом, который должен будет украшать своим присутствием это место вечного блаженства. Такая перспектива мало улыбалась Паспарту, и ему казалось даже – быть может, он в этом заблуждался, – что жительницы Грейт-Лейк-Сити бросали на него несколько взволнованные взгляды.

К счастью, пребывание Паспарту в «Городе святых» было непродолжительным. Без малого в четыре часа наши путешественники вернулись на вокзал и вновь заняли места в своём вагоне.

Раздался свисток, но в ту минуту, когда колёса локомотива пришли в движение и поезд стал набирать скорость, раздались крики: «Остановите! Остановите!»

Тронувшийся поезд не останавливают. Джентльмен, издававший эти крики, был, очевидно, каким-то опоздавшим мормоном. Он мчался во весь дух. К счастью для него, вокзал не имел ни дверей, ни барьеров. Он перебежал дорогу, вскочил на подножку последнего вагона и, задыхаясь, упал на лавку.

Паспарту, который с волнением следил за этими гимнастическими упражнениями, с живейшим интересом рассматривал опоздавшего, ибо узнал, что этот гражданин Юты удрал из дому после семейной сцены.

Когда мормон немного пришёл в себя, Паспарту как можно вежливее осведомился у него о количестве жён: судя по поспешному бегству джентльмена, честный малый предполагал, что у того их должно было быть по крайней мере двадцать.

– Одна, сударь! – воскликнул мормон, воздевая руки к небу. – Только одна, но и этого вполне достаточно!


Содержание:
 0  Вокруг света за восемьдесят дней : Жюль Верн  1  ГЛАВА ВТОРАЯ, : Жюль Верн
 2  ГЛАВА ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  3  ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 4  ГЛАВА ПЯТАЯ, : Жюль Верн  5  ГЛАВА ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 6  ГЛАВА СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  7  ГЛАВА ВОСЬМАЯ, : Жюль Верн
 8  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, : Жюль Верн  9  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, : Жюль Верн
 10  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  11  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 12  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  13  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 14  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  15  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 16  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  17  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 18  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ, : Жюль Верн  19  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 20  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ, : Жюль Верн  21  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ. : Жюль Верн
 22  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  23  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 24  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ, : Жюль Верн  25  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 26  вы читаете: ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  27  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ, : Жюль Верн
 28  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ, : Жюль Верн  29  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ, : Жюль Верн
 30  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ, : Жюль Верн  31  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ, : Жюль Верн
 32  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ, : Жюль Верн  33  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ, : Жюль Верн
 34  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ, : Жюль Верн  35  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ, : Жюль Верн
 36  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ, : Жюль Верн  37  Использовалась литература : Вокруг света за восемьдесят дней
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap