Приключения : Путешествия и география : Глава VI СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  35  36  37  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава VI

СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО

С незапамятных времен индейцы племени баре считали появление гигантских блуждающих огней на вершине Дуиды зловещим знаком, сулящим страшные бедствия. А марикитаре, напротив, с незапамятных времен считали их появление предвестником счастливых событий.

Но сколь бы различно ни истолковывали индейцы обоих племен пророчества своей магической горы, остается совершенно неопровержимым, что соседство с Дуидой не принесло счастья деревушке Эсмеральда. Живописное положение на берегу Ориноко, прекрасные пастбища, мягкий климат (здесь никогда не бывает удушающей тропической жары). И тем не менее Эсмеральда являла собой жалкое зрелище заброшенности и запустения. От некогда построенной испанскими поселенцами деревни остались лишь развалины маленькой церквушки и несколько хижин, в которых жильцы появляются лишь в охотничий и рыболовный сезон.

У берега не было ни одной лодки, когда «Гальинета» и «Мориче» подошли к деревне.

Что же вынудило индейцев покинуть эти места? Мириады комаров делали эти места абсолютно непригодными для житья, и все огни Дуиды не в состоянии были уничтожить проклятых насекомых.

На путешественников обрушилось такое количество комаров, что не спасали даже противомоскитные сетки. Искусаны были все — и пассажиры, и матросы, и даже племянник сержанта Марсьяля, которого на этот раз дядюшке не удалось защитить. А потому Парчаль и Вальдес еще до рассвета на шестах отвели пироги от берега, чтобы дожидаться утреннего ветра посередине реки.

Ветер поднялся только к шести утра, и два часа спустя пироги достигли устья одного из правых притоков Ориноко, Игуапо. Жак Эллок не выказал ни малейшего желания исследовать Игуапо, точно так же, как до этого он пренебрег возможностью изучать Кунукунуму и Касикьяре. А Жермен Патерн воздержался и от напоминания о поручении министра народного образования, и от дружеского подтрунивания.

Но у Жака Эллока и сержанта Марсьяля появился новый повод для беспокойства. У них были все основания опасаться, что местный климат начинает оказывать свое губительное воздействие на здоровье Жанны де Кермор, которая до сих пор благодаря свой силе, энергии и выносливости справлялась с тяготами путешествия. В заболоченных местах этого края свирепствуют эндемические[124] лихорадки, и нет почти никакой возможности спастись от них. Жак Эллок, Жермен Патерн и сержант Марсьяль отличались завидным здоровьем, матросы были привычны к здешнему климату, а потому никто из них не ощущал его вредного воздействия. Но девушка вот уже несколько дней чувствовала какое-то недомогание, что не могло не встревожить.

Жермен Патерн сразу же узнал симптомы болотной лихорадки. У девушки пропал аппетит, силы ее убывали, и непреодолимая слабость вынуждала целыми часами лежать под навесом. Впрочем, видя тревогу своих спутников, она старалась, чтобы не огорчать их, казаться бодрой.

Может быть, Жермен Патерн ошибся в своем диагнозе, и недомогание девушки было временным; молодость в конце концов возьмет верх, и крепкий и выносливый организм Жанны сам справится с болезнью? И тем не менее тревога Жака и его спутников возрастала.

На ночь пироги остановились в устье левого притока Ориноко — Габаримы. Тут не было никаких следов индейцев баре, о которых рассказывает господин Шафанжон. Правда, сожалеть об этом не стоило: две единственные хижины Габаримы принадлежали в ту пору семье убийц и грабителей. Один из этой семейки был вождем племени, жившего тогда в Эсмеральде. Остались они негодяями или превратились в конце концов в порядочных людей? Никто теперь не мог дать ответа на этот вопрос. Деревня была пуста, и, стало быть, не у кого было получить хоть какие-нибудь сведения о банде Альфаниса.

На следующий день со свежими запасами мяса оленей, морских свинок и пекари лодки снова двинулись в путь. Погода стояла скверная. На пироги иногда обрушивались проливные дожди. Жанна очень страдала от этого ненастья. Несмотря на неустанные заботы друзей, состояние девушки не улучшалось, лихорадка не оставляла ее и даже усиливалась.

Извилистое русло реки, ширина которой в этом месте не превышала двухсот метров, изобиловало подводными скалами, что не позволило им в тот день миновать остров Яно, последний на пути к истокам Ориноко. На следующий день, двадцать первого октября, «Мориче» и «Гальинета», преодолев довольно сложные пороги, достигли к вечеру Рио-Падамо.

Лихорадка подтачивала силы Жанны, она слабела с каждым днем и уже не могла выйти из-под навеса. Старый солдат без конца корил себя за то, что согласился на это путешествие. Это он был во всем виноват! Что делать? Как остановить приступы изнурительной лихорадки? Может быть, следовало вернуться назад? На борту «Мориче» были кое-какие лекарства, а идя вниз по течению, можно было за несколько дней добраться до Сан-Фернандо.

Жанна де Кермор, услышав, как Жак Эллок и сержант Марсьяль обсуждают этот вопрос, проговорила чуть слышным голосом:

— Нет... нет! Не надо возвращаться в Сан-Фернандо. Я дойду до миссии... Я буду идти, пока не найду своего отца. В Санта-Хуану... в Санта-Хуану! — и снова почти без сознания откинулась на свое ложе.

Жак Эллок не знал, на что решиться. Уступить настояниям сержанта? Но потрясение, которое испытает девушка, увидев, что пироги идут вниз по течению, могло оказаться для нее роковым. Может, все-таки лучше побыстрее добраться до Санта-Хуаны, где наверняка можно получить такую же помощь, как и в Сан-Фернандо?

Жак с отчаянием спрашивал своего друга: «Неужели ты ничего не можешь сделать? Неужели у тебя нет никакого лекарства, чтобы остановить эту убийственную лихорадку? Разве ты не видишь, что она слабеет с каждым днем?»

Жермен Патерн не знал, что ему ответить. У него был только сульфат хинина[125], но даже большие дозы этого препарата оказались совершенно неэффективными. И на все мольбы и вопросы Жака и сержанта ой отвечал:

— Сульфат хинина на нее не действует! Наверное, нужны какие-то травы или кора каких-то деревьев... И скорее всего они здесь растут... Но кто нам их покажет и как их достать?

Вальдес и Парчаль подтвердили, что такие растения есть. В Сан-Фернандо часто прибегали к этим очень эффективным местным жаропонижающим средствам, так как в сухой сезон болотные испарения часто заражают лихорадкой и местных жителей, и приезжих.

— Большей частью используется кора чинчоры, а еще лучше кора колорадито, — сказал Вальдес.

— Вы могли бы узнать эти растения? — спросил Жак Эллок.

— Нет, — ответил тот, — мы ведь матросы, все время на воде. Спрашивать надо у жителей льяносов, на берегах рек эти растения не встречаются.

Жермен Патерн знал, что колорадито — превосходное лекарство от болотной лихорадки, и, выпив несколько раз отвар этой коры, Жанна была бы спасена. Но, к несчастью, он, ботаник, все никак не мог отыскать этот кустарник в прибрежной саванне.

Тем временем спутники Жанны, уступая ее непоколебимому желанию продолжать путешествие, неуклонно продвигались вверх по течению. В Санта-Хуане наверняка имелось это драгоценное лекарство. Но сколько времени еще понадобится, чтобы преодолеть двести километров пути?

Утром следующего дня небо было затянуто грозовыми тучами, слышались отдаленные раскаты грома. Однако ветер был попутным, и капитаны спешили воспользоваться малейшим его дуновением. Эти славные люди сочувствовали горю своих пассажиров. Они полюбили месье Жана и с горестью смотрели, как на глазах убывают его силы. Равнодушным оставался лишь испанец Хоррес. Чтобы не вызывать подозрений, он обычно сидел на носу «Гальинеты» (его товарищи располагались большей частью у подножия мачты) и напряженно вглядывался в простирающиеся на правом берегу льяносы. Вальдес уже пару раз обращал на это внимание, и, без сомнения, Жаку Эллоку поведение Хорреса тоже показалось бы подозрительным, будь у него время наблюдать за ним. Но мысли молодого человека были заняты другим, и, когда лодки плыли рядом, он не сводил глаз с девушки, слабая улыбка которой была ему наградой за заботы.

В тот день она сказала ему:

— Месье Жак, я хотела бы попросить вас обещать мне...

— Все, что захотите, мадемуазель Жанна, — я сдержу обещание, чего бы мне это ни стоило.

— Месье Жак... Может быть, у меня не хватит сил продолжать наши поиски... Когда мы прибудем в миссию, мне, возможно, придется остаться в Санта-Хуане. Так вот... если мы узнаем, что стало с моим отцом... вы бы согласились...

— Все сделать, чтобы добраться до него? Да, Жанна, моя дорогая Жанна... да! Я отправлюсь по следам полковника де Кермора, я найду его... и верну его дочери!

— Спасибо... месье Жак... спасибо! — ответила девушка, и голова ее снова бессильно опустилась на подушку.

Глубокие и прозрачные воды Падамо мощным потоком вливаются в Ориноко, а в устье ширина его превышает ширину великой венесуэльской реки. Этот приток не без оснований мог бы тоже стать предметом яростных споров между сторонниками Атабапо и Гуавьяре.

В этой части течение было быстрым, а на обрывистых берегах темнели густые леса. Пироги шли то под парусом, то на веслах. Выше Рио-Окамо русло сузилось до пятидесяти метров,

Вечером сильный приступ лихорадки довел больную до изнеможения. Роковой конец был неизбежен, если Жермену Патерну не удастся отыскать то единственное лекарство, которое могло спасти ее. Невозможно описать горе путешественников. Отчаяние же сержанта Марсьяля было столь велико, что опасались за его рассудок. Матросы «Гальинеты» не спускали с него глаз, боясь, как бы он в приступе безумия не бросился в реку.

Жак, сидя около Жанны, смачивал холодной водой ее пересохшие от лихорадки губы, с отчаянием и тревогой ловя каждый вздох, каждое слово девушки. Неужели же он не сможет спасти ту, которую любит такой глубокой и чистой любовью и для которой был готов сто раз пожертвовать собственной жизнью?

Порой он начинал корить себя за то, что послушался ее и не вернулся в Сан-Фернандо. Было безумием в такой ситуации идти к истокам Ориноко... Ведь все равно они скорее всего не смогут добраться до миссии. Если никакая речка не соединяет Ориноко с Санта-Хуаной, придется идти пешком, продираясь сквозь лесную чащу, при невыносимой жаре.

Но когда лихорадка ненадолго отпускала Жанну, она, выйдя из своего полузабытья, тотчас же тревожно спрашивала Жака:

— Месье Жак... мы ведь по-прежнему идем вперед... правда?

— Да, Жанна, да, — отвечал он.

— Я все время думаю о моем отце. Я видела во сне, что мы нашли его. Он благодарил вас за то, что вы сделали для меня... для него...

Жак Эллок отворачивался, чтобы скрыть слезы. Да, этот сильный человек плакал, плакал оттого, что был бессилен победить болезнь и отогнать смерть, стоящую у изголовья обожаемого существа!

Вечером пироги сделали остановку в Педра-Мапайа, а утром снова двинулись в путь, идя то под парусами, то на веслах. Уровень воды в реке уже сильно понизился, и лодки несколько раз чуть было не садились на мель. Однако им удалось пройти значительное расстояние и достичь того места, где к правому берегу подступают холмы возвышенности Моррас.

Днем сильнейший приступ лихорадки чуть не убил Жанну. Казалось, не оставалось уже никакой надежды. Сержант Марсьяль был в таком отчаянии, что Жермену Патерну пришлось забрать его на борт «Мориче», чтобы Жанна не слышала его рыданий. Сульфат хинина не оказывал больше никакого действия.

— Жермен, Жермен, — прошептал Жак, уведя друга на нос «Гальинеты», — Жанна умрет...

— Не отчаивайся, Жак!

— Говорю тебе, что она умрет! Еще одного такого приступа ей не перенести.

Увы, Жак был прав. Жермен не мог ничем его утешить.

— И я ничего не могу сделать... — вздыхал он.

Около трех часов пополудни проливной дождь немного освежил удушающе знойную атмосферу. Путешественники могли этому только радоваться: влага, щедро изливающаяся из белой толщи облаков и из многочисленных притоков, впадающих в Ориноко справа и слева, поднимала уровень воды в реке, обеспечивая тем самым безопасное плавание.

В четыре часа слева, там, где река огибает лесистый берег, показался довольно высокий холм Янаме, а дальше за поворотом — устье Маваки. Так как ветер окончательно стих, Вальдес и Парчаль решили сделать остановку около крохотного ранчо, где жили пять или шесть семей марикитаре.

Первым на берег выпрыгнул Жак Эллок.

— Пойдемте, — сказал он Парчалю.

Что он задумал?

Он шел к хозяину ранчо.

Чего он хотел? Он хотел вырвать умирающую из рук смерти!..

Хозяин ранчо, умный и любезный индеец лет сорока, приветливо встретил гостей. По настоянию Жака Эллока Парчаль тотчас же спросил его о колорадито. Знает ли он кору этого растения? Можно ли его найти в районе Маваки?

— Да, — ответил индеец, — мы часто лечимся им от лихорадки.

— И помогает?

— Всегда.

Жак ничего не понимал, так как разговор шел по-индейски. Но когда Парчаль перевел ему ответы индейца, Жак воскликнул:

— Пусть он нам даст немного этой коры! Я заплачу столько, сколько он захочет... я отдам ему все, что у меня есть.

Хозяин молча вынул из корзины горсть каких-то древесных крошек и отдал Парчалю. Жак и Парчаль тотчас же вернулись на «Гальинету».

— Жермен... Жермен... колорадито! — только и смог выговорить Жак.

— Прекрасно, Жак! — ответил Жермен Патерн. — Приступа пока больше не было. Еще есть время. Мы ее спасем, Жак... обязательно спасем!

Пока Жермен готовил отвар, Жак, сидя около Жанны, утешал ее.

— Ни одна лихорадка не может устоять перед колорадито, — говорил он. — Хозяину Маваки можно верить.

Измученная приступом лихорадки Жанна подняла на Жака свои казавшиеся огромными на исхудавшем восковом личике глаза и слабо улыбнулась:

— Я еще ничего не пила, но мне кажется, что я уже чувствую себя лучше.

— Жанна... моя дорогая Жанна, — прошептал Жак, стоя на коленях у ее ложа.

Жермену понадобилось всего несколько минут, чтобы приготовить отвар, и Жак поднес чашку к губам девушки.

— Спасибо, — прошептала она, выпив содержимое чашки, и глаза ее закрылись.

Теперь нужно было оставить ее одну. Жермен силой увел Жака, и оба молча уселись на носу пироги. Матросы получили приказ бесшумно отчалить от берега. Ничто не должно было тревожить сон больной.

Когда сержанту Марсьялю сказали, что удалось достать жаропонижающее и что Жанна уже приняла лекарство, он выскочил на берег и бросился к «Гальинете». Жермен Патерн знаком остановил его. Старик повиновался, но, не в силах сдержать слез, прислонился к скале.

Жермен Патерн считал, что, если приступ не повторится, значит, колорадито подействовал. Через два часа все станет ясно. Через два часа они узнают, есть ли надежда, а может быть, даже и уверенность спасти девушку.

Два часа мучительного ожидания показались им вечностью. Они напряженно прислушивались, не сорвется ли с уст Жанны вздох, стон или зов. Нет, ни звука...

Жак подошел к навесу.

Жанна спала, спала спокойно и безмятежно.

— Она спасена! Спасена, — прошептал Жак.

— Я надеюсь... я верю! Хорошая штука этот колорадито! Жаль только, что аптекари нечасто встречаются в верховьях Ориноко.

Прошел час, приступ не повторился. Очевидно, он уже больше и не повторится.

К вечеру Жанна проснулась и, протянув Жаку руку, прошептала:

— Я чувствую себя лучше... правда, гораздо лучше!

Когда сержант Марсьяль получил разрешение вернуться на борт «Гальинеты», она сказала ему:

— Все в порядке, дядюшка, — а рука ее нежно утирала слезы, катившиеся по щекам старого солдата.

Всю ночь путешественники по очереди дежурили у постели Жанны. На ночь ей снова дали отвар целительной коры. Она спала спокойно, и наутро было уже совершенно ясно, что девушка поправится. Радости пассажиров и экипажа не было предела.

Хозяину Маваки, хотя он деликатно отказывался, было предложено выбрать на борту «Мориче» то, что он считает необходимым для своей семьи. Потребности этого славного человека оказались весьма скромными. Он взял только несколько ножей, топорик, кусок материи, зеркальце, стеклянные украшения и полдюжины сигар.

Пироги уже собирались отчалить, когда выяснилось, что Хорреса нет на «Гальинете». Вероятно, он так и не возвращался с прошлого вечера. Наконец он появился и на вопрос Жака, где он был, ответил, что, так как экипажу было разрешено сойти на берег, он ночевал в лесу. Пришлось довольствоваться этим объяснением, весьма, впрочем, правдоподобным.

В течение четырех следующих дней пироги продвигались вперед очень медленно, делая не больше десяти километров в сутки. Но какое это имело значение! Главное, что Жанна поправлялась; благодаря стараниям Жермена Патерна, который сам готовил для нее пищу, силы быстро возвращались к ней. Жак Эллок ни на шаг не отходил от девушки, и сержант Марсьяль в конце концов стал находить это вполне естественным.

— Видно, так было суждено, — повторял он, — но, тысяча чертей, что скажет мой полковник!

На следующий день между полуднем и двумя часами выздоравливающая первый раз вышла из-под навеса на корму и, лежа на подстилке из сухой травы, вдыхала свежий и живительный воздух саванны.

Ширина реки здесь не превышала тридцати метров. Идти приходилось большей частью на шестах либо тащить лодки бечевой. Местами встречались небольшие, но довольно сложные пороги, а вода стояла так низко, что стали готовиться к разгрузке пирог. К счастью, удалось избежать этой трудоемкой операции. Матросы прыгнули в воду и, облегчив таким образом лодки, смогли преодолеть пороги Манавиче и Памаракин у подножия восьмиметрового холма Бокон.

Каждый вечер Жак Эллок и сержант Марсьяль охотились в изобилующих дичью прибрежных лесах и приносили целые связки гокко и индеек. В южных провинциях Венесуэлы путешественнику обеспечено пропитание: дичь здесь великолепная, а реки буквально кишат рыбой.

Молодость взяла свое, здоровье вернулось к Жанне. Можно было больше не опасаться возвращения лихорадки.

Двадцать пятого октября справа показалась горная цепь, обозначенная на карте как холмы Гуанайос. Двадцать шестого октября лодки с большим трудом преодолели пороги Маркес.

Жаку Эллоку, Вальдесу и Парчалю не раз казалось, что правый берег совсем не такой уж пустынный, что среди деревьев и кустов кто-то крадется. Если предположить, что это гуахибо, то можно было не тревожиться, поскольку эти индейцы вполне безобидны. В то время, когда господин Шафанжон исследовал эту часть Ориноко, все было иначе, и его люди каждый день ожидали нападения аборигенов.

Однако Жак Эллок и сержант Марсьяль безуспешно охотились за этими таинственными невидимками. Им так и не удалось кого бы то ни было обнаружить. Но если в лесах скрывались не гуахибо, а кива, да еще, может быть, из банды Альфаниса, то опасность становилась вполне реальной. А потому Парчаль и Вальдес очень внимательно следили за берегами и не разрешали своим матросам покидать пироги. Что же касается Хорреса, то в его поведении не было ничего подозрительного, и он ни разу не выказал желания сойти на берег. Впрочем, еще шесть-семь переходов, и пироги все равно остановятся из-за отсутствия воды в реке. От Ориноко останется лишь тонкий ручеек, стекающий со склонов Паримы, который три сотни притоков постепенно превращают в одну из крупнейших водных артерий Южной Америки.

Путешественникам придется покинуть пироги и идти пятьдесят километров до Санта-Хуаны пешком сквозь густые леса, покрывающие правый берег реки. Воодушевленные близостью цели, они надеялись преодолеть это расстояние за несколько дней.

Двадцать седьмого и двадцать восьмого октября были самыми тяжелыми днями за время путешествия. Только самоотверженность матросов и мастерство капитанов позволили преодолеть пороги Гуахибо, которых в 1760 году достиг первый исследователь Ориноко Диас де ла Фуэнтес.

— Если эти индейцы гуахибо не опасны, — заметил Жермен Патерн, — то этого никак нельзя сказать о порогах, которые носят то же имя.

— И будет чудом, если мы благополучно их преодолеем, — ответил Вальдес.

— Раз небу было угодно сотворить одно чудо и спасти нашего дорогого Жана, — сказал Жак, — оно сотворит еще одно для пироги, которая несет его. Да смилуется над нами всемогущий Господь, создатель земли и неба...

— Аминь! — благоговейно прошептал сержант Марсьяль.

Действительно, было чудом, что пироги отделались лишь небольшими повреждениями, которые легко можно было устранить, не прерывая плавания. Представьте себе каскад водоемов, протяженностью десять — двенадцать километров, напоминающий в увеличенном размере систему шлюзов в Готском Канале, в Швеции. Только канал, связывающий Стокгольм с Гётеборгом, имеет шлюзовые камеры с открывающими и закрывающими их воротами, облегчающими продвижение судов с одного уровня на другой. Здесь же не было ни шлюзовых камер, ни ворот, и пироги приходилось тащить по каменистым площадкам, едва покрытым водой. Матросам пришлось работать бечевой, закрепляя ее за деревья и выступы скал. А в разгар сухого сезона пороги становятся и вовсе непроходимыми. Господину Шафанжону в этом самом месте пришлось расстаться со своей пирогой и продолжать путешествие к истокам Ориноко на маленькой куриаре.

Ранним утром путешественники снова отправились в путь. Ширина реки здесь не превышала пятнадцати — двадцати метров. Лодки преодолели еще несколько порогов; воды кое-где было так мало, что их пришлось тащить волоком, и они оставляли в песке глубокий след.

Наконец вечером Парчаль и Вальдес причалили к правому берегу. На противоположном берегу темнела остроконечная гора. Это был пик Монуар, названный так французским путешественником в честь генерального секретаря Парижского Географического общества.

И пассажиры и матросы так устали за день, что даже забыли об осторожности и мечтали только об отдыхе. После ужина все тотчас же погрузились в глубокий сон. К счастью, ни бродячие индейцы, ни кива Альфаниса не потревожили покой путешественников. Но утром, взглянув на реку, они пришли в отчаяние. За ночь уровень воды понизился на пятьдесят сантиметров. Пироги были на мели, а по дну Ориноко лишь кое-где струились желтоватые ручейки. А значит, плавание можно будет возобновить лишь по окончании сухого сезона.

Собравшись на носу своих пирог, матросы обнаружили, что не хватает одного члена экипажа.

Хоррес исчез, и на сей раз окончательно.


Содержание:
 0  Великолепная Ориноко : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II СЕРЖАНТ МАРСЬЯЛЬ И ЕГО ПЛЕМЯННИК : Жюль Верн  4  Глава IV ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ : Жюль Верн
 6  Глава VI ОТ ОСТРОВА К ОСТРОВУ : Жюль Верн  8  Глава VIII ОБЛАКО ПЫЛИ НА ГОРИЗОНТЕ : Жюль Верн
 10  Глава X В УСТЬЕ МЕТЫ : Жюль Верн  12  Глава XII НЕКОТОРЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЖЕРМЕНА ПАТЕРНА : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЧУБАСКО : Жюль Верн  16  Глава I ГОСПОДИН МИГЕЛЬ И ЕГО УЧЕНЫЕ ДРУЗЬЯ : Жюль Верн
 18  Глава III НА БОРТУ СИМОНА БОЛИВАРА : Жюль Верн  20  Глава V МАРИПАРЕ И ГАЛЬИНЕТА : Жюль Верн
 22  Глава VII МЕЖДУ БУЭНА-ВИСТОЙ И ЛА-УРБАНОЙ : Жюль Верн  24  Глава IX ТРИ ПИРОГИ ПРОДОЛЖАЮТ ПЛАВАНИЕ ВМЕСТЕ : Жюль Верн
 26  Глава XI СТОЯНКА В ДЕРЕВНЕ АТУРЕС : Жюль Верн  28  Глава XIII ТАПИР — ЖИВОТНОЕ СВЯЩЕННОЕ : Жюль Верн
 30  Глава XV САН-ФЕРНАНДО : Жюль Верн  32  Глава II ПЕРВЫЙ ЭТАП : Жюль Верн
 34  Глава IV ПОСЛЕДНИЕ СОВЕТЫ ГОСПОДИНА МАНУЭЛЯ АСОМПСЬОНА : Жюль Верн  35  Глава V БЫКИ И ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ УГРИ : Жюль Верн
 36  вы читаете: Глава VI СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО : Жюль Верн  37  Глава VII СТОЯНКА У ПИКА МОНУАР : Жюль Верн
 38  Глава VIII ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ : Жюль Верн  40  Глава X БРОД ФРАСКАЭС : Жюль Верн
 42  Глава XII В ПУТЬ : Жюль Верн  44  Глава XIV ДО СВИДАНИЯ! : Жюль Верн
 46  Глава II ПЕРВЫЙ ЭТАП : Жюль Верн  48  Глава IV ПОСЛЕДНИЕ СОВЕТЫ ГОСПОДИНА МАНУЭЛЯ АСОМПСЬОНА : Жюль Верн
 50  Глава VI СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО : Жюль Верн  52  Глава VIII ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ : Жюль Верн
 54  Глава X БРОД ФРАСКАЭС : Жюль Верн  56  Глава XII В ПУТЬ : Жюль Верн
 58  Глава XIV ДО СВИДАНИЯ! : Жюль Верн  59  Примечания : Жюль Верн
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap