Приключения : Путешествия и география : Глава VIII ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  51  52  53  54  56  58  59

вы читаете книгу

Глава VIII

ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ

— Выстрел! — воскликнул Жак Эллок.

— И не дальше чем в тридцати шагах! — отозвался Вальдес.

— Может, это сержант Марсьяль решил поохотиться?

— Не думаю.

— Или это тот самый индеец, которому принадлежит хижина!

— Давайте сначала посмотрим, жил ли в ней вообще кто-нибудь, — ответил капитан «Гальинеты».

Жак Эллок и Вальдес вернулись в хижину, из которой выбежали, услышав выстрел. Внутри она выглядела столь же убогой, как и снаружи. Мебели не было вовсе. Посредине, прямо на земляном полу — подстилка из травы, на которой, видимо еще совсем недавно, кто-то лежал: вдоль стены — несколько тыкв; в углу — корзина с остатками маниоки. На одной из жердей перекрытия был подвешен кусок пекари. В другом углу горкой были сложены несколько дюжин похожих на миндаль орехов и горсть поджаренных термитов, употребляемых в пищу бродячими индейцами. От тлевших на плоском камне головешек поднимался густой дым.

— Кто-то был здесь незадолго до нашего прихода, — произнес Вальдес.

— И уйти далеко этот кто-то не мог, — откликнулся Жак. — Он скорее всего и стрелял.

Вальдес покачал головой.

— У местных жителей нет ни пистолетов, ни ружей. Лук, стрелы, сарбаканы[128] — вот и все их оружие.

— Все-таки необходимо узнать... — воскликнул Жак Эллок, вновь охваченный тревогой при мысли, что банда Альфаниса, возможно, находится где-то поблизости.

Если это так, то оставшимся в лагере грозят серьезные опасности. А по дороге к миссии Санта-Хуана они могут подвергнуться нападению кива.

Держа оружие наготове, Жак Эллок и Вальдес вышли из хижины и, невидимые в густой листве деревьев и кустарников, направились в сторону выстрела. Других хижин поблизости не было. Нигде они не увидели ни вспаханной земли, ни грядок с овощами, ни фруктовых деревьев, ни пастбищ. Путники продвигались вперед медленно, настороженно прислушиваясь. Тишину нарушали лишь крики гокко и шипение индеек, неразличимых в листве деревьев, и шорох пробирающихся сквозь чащу диких зверей.

Так они шли минут двадцать, уже начиная было подумывать, не следует ли им вернуться к хижине, а оттуда — прямо в лагерь, как вдруг им послышался негромкий плач — кто-то жалобно всхлипывал совсем рядом. Вальдес сделал Жаку знак пригнуться к земле — пока лучше оставаться незамеченными.

За зарослями бутылочной тыквы открывалась заливаемая потоками солнечного света поляна. Чуть раздвинув ветви кустарника, Вальдес увидел ее полностью и сразу понял, что плач доносился именно оттуда. Жак Эллок тоже смотрел сквозь кусты, держа палец на спусковом крючке карабина.

— Там... смотрите, — тихо произнес Вальдес.

Во всех этих предосторожностях не было никакой необходимости, по крайней мере, в данный момент. Прямо напротив кустарника, скрывавшего Жака и Вальдеса, не было никого, кроме двух индейцев. Один неподвижно лежал на земле под пальмой, словно крепко спал или был мертв. Другой, стоя перед ним на коленях, пытался приподнять ему голову и горько плакал. Никакого зла эти двое причинить путешественникам не могли, напротив, они сами нуждались в помощи.

Вальдес решил, что они принадлежат не к бродячим индейцам, ведущим кочевой либо оседлый образ жизни в верховьях Ориноко, а к племени банива, к которому принадлежал и он сам. Тому, кто неподвижно лежал на земле, не подавая никаких признаков жизни, было на вид около пятидесяти, другому — лет тринадцать-четырнадцать.

Жак Эллок и Вальдес вышли на поляну. От мальчика их теперь отделяло не более десяти шагов. Заметив приближающихся незнакомцев, он тотчас же вскочил. Лицо подростка исказилось от ужаса, и, попытавшись в последний раз приподнять голову оставшегося неподвижным индейца, он бросился бежать, не обращая никакого внимания на дружеские жесты Вальдеса.

Подойдя к лежащему индейцу, путешественники склонились над ним в надежде обнаружить признаки жизни, но с приоткрытых побелевших губ не слетало ни вздоха. Индеец был мертв. Смерть наступила не более четверти часа назад: тело его еще не успело окоченеть. Одежда индейца была в крови — пуля пробила ему легкие. Вальдес внимательно осмотрел землю вокруг и в бурой траве нашел гильзу. Стреляли из пистолета калибра восемь с половиной миллиметров.

— Оружие с «Гальинеты», — заметил Жак Эллок. —. Если мне не изменяет память, на «Мориче» пистолеты восьмимиллиметрового калибра.

Он подумал о Хорресе.

— Теперь только этот ребенок сможет рассказать нам, кто и почему убил его, — произнес Жак, глядя на тело индейца.

— Да, — согласился Вальдес, — но где его теперь искать?

— Может, подождать у хижины?

— Вряд ли он туда вернется.

Вряд ли... И действительно, мальчика там не было. Отбежав от поляны шагов на сто, он спрятался за деревом и следил за незнакомцами. Увидев, как они пытаются помочь старому индейцу, он понял, что страх его напрасен, и, осмелев, подошел ближе. Заметив мальчика, Вальдес выпрямился, а Жак Эллок, увидев, что тот готов снова убежать, сказал:

— Поговорите с ним, Вальдес.

Капитан «Гальинеты» произнес несколько фраз на одном из индейских наречий. Успокоив ребенка, он подозвал его и попросил помочь перенести тело индейца к хижине. Немного поколебавшись, мальчик подошел. Страх на его лице сменился отчаянием, и он снова заплакал, опустившись на колени перед распростертым на земле телом.

Теперь Жак Эллок и Вальдес могли лучше разглядеть подростка. На его милом лице читались следы нужды и лишений, да и как могло быть иначе в этом пустынном лесу, где жилищем служила убогая хижина! Там он жил вдвоем с индейцем, неподвижно лежащим сейчас на земле. На шее у мальчика висел крестик из тех, что обычно миссионеры-католики раздают обращенным в христианскую веру. Взгляд его светился умом, а когда Жак Эллок обратился к Вальдесу по-испански, то выяснилось, что юный индеец понимает этот язык.

— Как тебя зовут?

— Гомо[129].

— А кто этот индеец?

— Мой отец...

— Несчастный ребенок! — воскликнул Жак Эллок. — Так этот убитый — твой отец!

И чтобы утешить плачущего мальчика, он взял его за руку, привлек к себе и обнял. Тот затих, стараясь сдержать слезы. Что-то подсказывало ему, что он среди друзей, что зла ему здесь не причинят.

— Кто убил твоего отца? — спросил Вальдес.

— Какой-то мужчина. Он пришел к нам ночью.

— К вам в хижину, недалеко отсюда? — Вальдес указал рукой на лачугу.

— Да. Здесь только одна хижина.

— Откуда он пришел?

— Не знаю.

— Это был индеец?

— Нет. Испанец.

— Испанец! — воскликнул Жак Эллок.

— Да, мы поняли это, когда он заговорил.

— Что ему было нужно?

— Он хотел знать, не появились ли в лесу кива.

— Какие кива? — спросил Вальдес, прежде чем Жак Эллок успел задать тот же вопрос.

— Кива Альфаниса, —- ответил Гомо.

— Банда беглого каторжника! — воскликнул Вальдес, а Жак Эллок тотчас спросил:

— Значит, бандиты появлялись в этих краях?

— Не знаю, — ответил мальчик.

— Может, кто-нибудь их видел?

— Я не слышал об этом.

— А тебе самому раньше приходилось встречать их?

— Да... да.

И глаза маленького индейца вновь наполнились слезами, а на лице застыл ужас.

Вальдес стал расспрашивать мальчика, и тот рассказал, что кива и их главарь напали на деревню Сан-Сальвадор в северной части Серра-Паримы, где он жил вместе со своими родителями. Они убили всех жителей, в том числе его мать. Ему же с отцом удалось убежать и скрыться в лесу. Они построили себе эту хижину и жили там уже около десяти месяцев. Где теперь была банда, Гомо не знал. Ни он, ни его отец не слыхали, чтобы бандиты появлялись на берегах Ориноко.

— Значит, испанец пришел к вам, чтобы узнать о банде?

— Да. И очень рассердился, когда мы не смогли ему ничего рассказать.

— Он остался у вас?

— Да, до утра.

— А потом?

— Он хотел, чтобы отец проводил его до Серры.

— Твой отец согласился?

— Нет, этот человек не внушал ему доверия.

— И что же?

— Он ушел один на рассвете, когда увидел, что мы не пойдем с ним.

— А потом вернулся?

— Да... часа через четыре.

— Через четыре часа? Зачем?

— Он заблудился в лесу и не мог найти дорогу. Он стал угрожать нам пистолетом и сказал, что убьет нас, если мы не пойдем...

— И твоему отцу пришлось...

— Да, мой бедный отец! Испанец схватил его за руку, выволок из хижины и заставил идти впереди. Я пошел за ними. Мы шли так целый час. Отец не хотел показывать испанцу дорогу и петлял по лесу, не слишком удаляясь от нашей хижины. Испанец в конце концов догадался. Он пришел в ярость, накинулся на отца с ругательствами, снова стал угрожать ему. Отец вышел из себя и бросился на него, но борьба длилась недолго... отец был безоружен... а я не мог помочь ему. Раздался выстрел, и он упал на землю. Испанец убежал... Я пытался помочь отцу подняться. Он истекал кровью, совсем не мог говорить, он хотел вернуться к хижине, но у него хватило сил только доползти до этой пальмы... Здесь он и умер.

Переполненный сыновней любовью, такой сильной у туземцев в верховьях Ориноко, ребенок, рыдая, упал на тело мертвого индейца.

Жак Эллок и Вальдес стали успокаивать и утешать мальчика. Они говорили ему, что отец его будет отомщен, что убийцу найдут и он заплатит за содеянное. При этих словах глаза Гомо, еще мокрые от слез, загорелись жаждой мести.

— Ты хорошо разглядел этого человека? — спросил Жак Эллок.

— Да. Я его видел... Я никогда его не забуду.

— Попробуй описать его — рост, цвет волос, черты лица... Как он одет?

— На нем были куртка и брюки. Так одеваются моряки.

— Так.

— Он чуть повыше вас, — сказал Гомо, взглянув на Вальдеса.

— Так.

— Волосы очень черные. И борода тоже черная.

— Хоррес! — воскликнул Жак Эллок.

Вальдес и Жак предложили Гомо пойти с ними.

— Куда? — спросил мальчик.

— К устью Рио-Торрида, там наши пироги.

— Пироги? — удивился Гомо.

— Разве вы с отцом их вчера не заметили?

— Нет, но мы бы увидели их сегодня во время рыбной ловли... если бы не этот испанец.

— Так ты идешь с нами, мой мальчик? — снова спросил Жак.

— А вы обещаете, что найдете того, кто убил моего отца?

— Да, я обещаю тебе, что твой отец будет отомщен.

— Если так, я остаюсь с вами.

— Тогда пойдем.

И все трое направились к реке. Разумеется, мертвого индейца не оставят на съедение хищникам. Он был христианином, как и все индейцы банива в деревне Сан-Сальвадор. Вечером Жак Эллок вернется сюда с несколькими матросами, чтобы похоронить его.

Гомо повел их самой короткой дорогой, и через полчаса они уже были в лагере.

Чтобы не усугублять тревогу своих спутников, Жак Эллок и Вальдес условились ничего не говорить им ни о Хорресе, ни о том, что он, по всей вероятности, был связан с Альфанисом. А положение действительно было очень серьезным. Ведь испанец знал, что полковник де Кермор — отец Жана. Если об этом узнает люто ненавидящий полковника Альфанис, то он может попытаться похитить его сына. Правда — это в какой-то степени успокаивало, — у Ориноко бандиты пока не появлялись, иначе индеец и его сын знали бы об этом. Своим спутникам Жак решил рассказать лишь о том, что, убежав из лагеря, Хоррес затеял драку с индейцем, отказавшимся проводить его до миссии, и убил его.

Сообразительный Гомо понял, что не следует никому говорить ни о кива, ни об Альфанисе.

Сержант Марсьяль, Жан и Жермен Патерн были очень удивлены, увидев юного индейца и выслушав рассказ Жака Эллока и Вальдеса. Все были ласковы с мальчиком, и Жан, узнав, что несчастный ребенок остался сиротой, привлек его к себе, нежно обнял, повторяя, что они ни за что его не покинут. Когда же на вопрос Жана, знает ли он что-нибудь о миссии Санта-Хуана, мальчик ответил, что не раз бывал там вместе с отцом, — обрадованным путешественникам показалось, что Гомо послан им самим Провидением.

— Ты отведешь нас туда?

— Да, вы не такие, как этот злой испанец, который хотел, чтобы мы проводили его к... — увидев предостерегающий жест Вальдеса, мальчик замолчал, чтобы не проговориться.

Вальдес и Жак Эллок были почти уверены, что отца Гомо убил Хоррес. Их последние сомнения рассеялись, когда обнаружилось, что исчез пистолет, принадлежавший сержанту Марсьялю.

— Мой пистолет! Пистолет, который мне подарил полковник! Этот бандит украл его, чтобы убить отца несчастного ребенка. — Ярости сержанта не было предела. Попадись ему сейчас этот Хоррес!..

Гомо был тронут всеобщим вниманием. После завтрака его новые друзья закончили и обустройство лагеря, где должны были остаться матросы, и приготовления к путешествию, которое Бог знает сколько продлится. Когда Гомо узнал от Жана, зачем они направляются в Санта-Хуану, он грустно произнес:

— Так вы идете к отцу...

— Да, мой мальчик.

— И вы увидите его снова, а я... мне уже больше никогда не увидеть отца!

После полудня Жак Эллок и Жермен Патерн с несколькими матросами направились к поляне, где лежало тело индейца. Гомо и Жан пошли с ними.

Полчаса спустя они уже были на месте. Могилу вырыли достаточно глубокую, чтобы хищные звери не могли разрыть ее, и, после того как Гомо, обливаясь слезами, в последний раз обнял отца, опустили туда тело.

Жан и осиротевший мальчик, стоя на коленях у края свежей могилы, произносили слова заупокойной молитвы. Потом они вернулись в лагерь. Жан не очень устал, что позволило ему с уверенностью заявить Жаку Эллоку и сержанту Марсьялю, что у него хватит сил для путешествия.

— Я уверен, что все будет хорошо, — повторял он.

Ночью пассажиры вернулись на «Гальинету», оставив, матросов охранять лагерь. На борту нашлось место и для Гомо, но несчастный ребенок лишь изредка погружался в тревожное забытье, прерываемое всхлипываниями и стонами.


Содержание:
 0  Великолепная Ориноко : Жюль Верн  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Жюль Верн
 2  Глава II СЕРЖАНТ МАРСЬЯЛЬ И ЕГО ПЛЕМЯННИК : Жюль Верн  4  Глава IV ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ : Жюль Верн
 6  Глава VI ОТ ОСТРОВА К ОСТРОВУ : Жюль Верн  8  Глава VIII ОБЛАКО ПЫЛИ НА ГОРИЗОНТЕ : Жюль Верн
 10  Глава X В УСТЬЕ МЕТЫ : Жюль Верн  12  Глава XII НЕКОТОРЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЖЕРМЕНА ПАТЕРНА : Жюль Верн
 14  Глава XIV ЧУБАСКО : Жюль Верн  16  Глава I ГОСПОДИН МИГЕЛЬ И ЕГО УЧЕНЫЕ ДРУЗЬЯ : Жюль Верн
 18  Глава III НА БОРТУ СИМОНА БОЛИВАРА : Жюль Верн  20  Глава V МАРИПАРЕ И ГАЛЬИНЕТА : Жюль Верн
 22  Глава VII МЕЖДУ БУЭНА-ВИСТОЙ И ЛА-УРБАНОЙ : Жюль Верн  24  Глава IX ТРИ ПИРОГИ ПРОДОЛЖАЮТ ПЛАВАНИЕ ВМЕСТЕ : Жюль Верн
 26  Глава XI СТОЯНКА В ДЕРЕВНЕ АТУРЕС : Жюль Верн  28  Глава XIII ТАПИР — ЖИВОТНОЕ СВЯЩЕННОЕ : Жюль Верн
 30  Глава XV САН-ФЕРНАНДО : Жюль Верн  32  Глава II ПЕРВЫЙ ЭТАП : Жюль Верн
 34  Глава IV ПОСЛЕДНИЕ СОВЕТЫ ГОСПОДИНА МАНУЭЛЯ АСОМПСЬОНА : Жюль Верн  36  Глава VI СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО : Жюль Верн
 38  Глава VIII ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ : Жюль Верн  40  Глава X БРОД ФРАСКАЭС : Жюль Верн
 42  Глава XII В ПУТЬ : Жюль Верн  44  Глава XIV ДО СВИДАНИЯ! : Жюль Верн
 46  Глава II ПЕРВЫЙ ЭТАП : Жюль Верн  48  Глава IV ПОСЛЕДНИЕ СОВЕТЫ ГОСПОДИНА МАНУЭЛЯ АСОМПСЬОНА : Жюль Верн
 50  Глава VI СМЕРТЕЛЬНОЕ БЕСПОКОЙСТВО : Жюль Верн  51  Глава VII СТОЯНКА У ПИКА МОНУАР : Жюль Верн
 52  вы читаете: Глава VIII ЮНЫЙ ИНДЕЕЦ : Жюль Верн  53  Глава IX СКВОЗЬ ЛЕСА СЕРРА-ПАРИМЫ : Жюль Верн
 54  Глава X БРОД ФРАСКАЭС : Жюль Верн  56  Глава XII В ПУТЬ : Жюль Верн
 58  Глава XIV ДО СВИДАНИЯ! : Жюль Верн  59  Примечания : Жюль Верн
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap