Приключения : Путешествия и география : 26. ПОСЛЕДНИЙ КУСОК УГЛЯ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  25  26  27  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  84  86  87

вы читаете книгу

26. ПОСЛЕДНИЙ КУСОК УГЛЯ

Медведи, казалось, были совершенно неуловимы, но 4, 5 и 6 ноября удалось убить несколько тюленей. Ветер переменился, потеплело на несколько градусов, и опять начались жестокие метели. Невозможно было сойти с корабля, и приходилось непрестанно бороться с сыростью. В конце недели в конденсаторах оказывалось по нескольку ведер льда.

15 ноября погода снова переменилась, и термометр опустился до -24°F (-31°C). То была самая низкая температура, какую только приходилось наблюдать до сих пор. Такую стужу легко выносить при тихой погоде, но за последнее время свирепствовал ветер, который резал лицо словно острыми ножами.

Доктору было крайне досадно, что он таким образом очутился в плену, ибо от холодного ветра снег окреп, образовался твердый наст и можно было бы предпринять далекую экскурсию.

Заметим, однако, что всякое усиленное движение на таком морозе влечет за собой одышку. Человек не может выполнить в подобных условиях и четвертой доли своего обычного труда. Пользоваться железными инструментами также нельзя, ибо, если схватить их голой рукой, испытываешь ощущение ожога, и клочки кожи остаются на неосторожно взятом предмете.

Итак, экипаж оказался запертым на бриге. Зимовщики прогуливались каждый день по два часа на крытой палубе, где матросам разрешалось курить; в кубрике курить не полагалось.

Как только огонь в печи ослабевал, тотчас же на стенах и в пазах палубы выступал снег; все металлические предметы — дверные ручки, болты, гвозди — покрывались инеем.

Мгновенность этого явления удивляла доктора. Выдыхаемые людьми водяные пары сгущались в воздухе и, переходя из газообразного состояния в твердое, падали на них хлопьями снега. В нескольких шагах от печи стоял уже мороз, поэтому матросы обычно сидели у самого огня, прижавшись друг к другу.

Однако доктор советовал им постепенно приучаться к суровой температуре, которая к тому же могла еще понизиться. Он советовал матросам мало-помалу подвергать свой кожный покров укусам холода и подавал пример всей команде. Но лень или оцепенение приковывали каждого к привычному месту, которого никто не хотел оставить, предпочитая всему сон, даже в нездоровом тепле.

По млению доктора, переход из теплой комнаты на мороз ничуть не опасен: этого не следует делать, только когда человек вспотел. В подтверждение сказанного доктор приводил немало примеров, но советы его почти всегда пропадали даром.

Что касается Джона Гаттераса, то, по-видимому, он был нечувствителен к холоду. Он молча прогуливался по палубе, не ускоряя и не замедляя шагов. Неужели мороз не влиял на его крепкий организм? Или он обладал в высокой степени той жизненной энергией, которую тщетно искал у своих матросов? Быть может, он был настолько поглощен своей навязчивой идеей, что становился невосприимчивым к внешним явлениям? Экипаж с удивлением наблюдал, как капитан спокойно переносит двадцатичетырехградусный мороз; нередко Гаттерас отлучался с брига на несколько часов, но по возвращении его лицо ничуть не бывало обморожено.

— Удивительный человек, — сказал однажды доктор Джонсону, — он просто изумляет меня! Он словно носит в себе раскаленную печь! Это одна из самых могучих натур, какие только мне приходилось наблюдать.

— В самом деле, — отвечал Джонсон, — он ходит на открытом воздухе, одетый не теплее, чем в июне месяце.

— Одежда не имеет тут особенного значения, — заметил доктор. — И в самом деле, какой толк от теплой одежды тому, кто сам не производит теплоты? Это все равно, что согревать кусок льда, закутав его в шерстяное одеяло. Но Гаттерас в этом не нуждается. Такова уж его натура, и я не удивился бы, если бы он излучал такое же тепло, как раскаленные угли.

Джонсон, которому было поручено каждое утро расчищать прорубь, заметил, что лед достиг уже более десяти футов в толщину.

Почти каждую ночь доктор мог наблюдать великолепное северное сияние. С четырех часов вечера на севере небосклон начинал чуть заметно светлеть, принимая палевые тона. Часам к восьми окраска сгущалась, и над горизонтом проступала золотистая кайма, опиравшаяся краями о ледяные поля. Постепенно сияние всплывало все выше, двигаясь по направлению к магнитному меридиану. Темноватые полосы пересекали лучезарный фон. Затем светящаяся зона начинала выбрасывать во все стороны разноцветные лучи, которые то разгорались, то меркли. Нередко в самый разгар северного сияния возникали одна над другой несколько лучезарных дуг, тонувших в волнах красных, желтых, зеленых лучей. Ослепительное, несравненное зрелище! Но вот дуги начинали сближаться, образуя лучистые венцы, сиявшие неземным великолепием. Мало-помалу они сливались, зарево меркло, лучи бледнели, краски гасли, и чудесное сияние, неприметно расплываясь, таяло на юге в померкших облаках.



Невозможно себе представить все очарование этой феерии, которая развертывается в высоких широтах, в каких-нибудь восьми градусах от полюса. Северное сияние, иногда наблюдаемое в умеренном поясе, не может дать даже приблизительного представления об этом грандиозном явлении природы. Можно подумать, что провидение, сжалившись над безотрадным севером, уделило ему самое изумительное из своих чудес.

Нередко на небе появлялись ложные луны, усиливая блеск ночного светила. Иной раз вокруг луны образовывались кольца, и она ослепительно сияла в центре светозарных кругов.



26 ноября было большое волнение, и вода била фонтанами из проруби. Толстый слой льда колыхался от морской зыби, и зловещий треск льдин говорил о подводной борьбе. К счастью, бриг прочно сидел во льду, только цепи его сильно гремели. Впрочем, в предупреждение несчастной случайности Гаттерас приказал закрепить их.

С каждым днем мороз все крепчал; небо заволоклось густым туманом; ветер яростно разметывал снежные сугробы. Трудно было определить, летел ли снег с неба, или поднимался с ледяных полей. Все кругом слилось в бушующей белесой мгле.

Экипаж занимался различными работами; главная из них состояла в приготовлении тюленьего жира и сала, которые мгновенно превращались в глыбы льда. Этот лед рубили топорами на куски, твердостью не уступавшие мрамору; таким образом, собрали около двенадцати тонн сала и жира. Надобности в таре не было, да и бочонки все равно лопнули бы под давлением жидкости при резких изменениях температуры.

28 ноября термометр упал до -32°F (-36°C). Угля оставалось всего на десять дней, и все с ужасом ждали минуты, когда запас топлива иссякнет.

В целях экономии Гаттерас приказал прекратить топку печи в кают-компании, и с этого дня Шандон, доктор и сам капитан должны были находиться в кубрике вместе с экипажем. Гаттерасу пришлось таким образом чаще быть с матросами, которые бросали на него хмурые, а порою и свирепые взгляды. Он слышал их жалобы, упреки и даже угрозы, но не подвергал их взысканию. Казалось, он был глух. Он не требовал места у огня и, молча, скрестив руки на груди, сидел где-нибудь в углу.



Несмотря на советы доктора, Пэн и его друзья не делали никаких упражнений: целые дни просиживали они, облокотясь на печь, или лежали, закутавшись в одеяла, на своих койках. Здоровье их стало быстро сдавать; они и не думали бороться с пагубным климатом, и неудивительно, что на бриге вскоре появилась цинга.

Доктор давно уже начал каждое утро выдавать экипажу лимонный сок и кальциевые пилюли. Но эти испытанные средства оказывали лишь слабое действие, болезнь развивалась, и вскоре у многих стали проявляться ее страшные признаки.

Тяжело было видеть несчастных, которые корчились от боли. Ноги у них чудовищно распухли и покрылись иссиня-черными пятнами; десны кровоточили, из распухших губ вырывались нечленораздельные звуки; переродившаяся, утратившая фибрин кровь уже не могла поддерживать жизнь в конечностях.

Клифтон первый заболел этим ужасным недугом, вслед за ним слегли Гриппер, Брентон и Стронг. Матросы, которых еще не коснулась болезнь, не могли не видеть страданий своих товарищей, потому что другого теплого помещения, кроме кубрика, не было. Приходилось жить всем вместе, и вскоре кубрик превратился в лазарет, так как из восемнадцати человек экипажа тринадцать вскоре заболели цингой. Пэну, по-видимому, суждено было избежать болезни; этим он был обязан своей на редкость крепкой натуре. У Шандона проявились было первые признаки цинги, но тем дело и кончилось. Благодаря прогулкам помощнику капитана удалось сохранить здоровье.

Доктор самоотверженно ухаживал за больными; но у него сжималось сердце при виде страданий, которых он не мог облегчить. Он изо всех сил старался ободрить упавших духом матросов. Слова утешения, философские рассуждения и веселые шутки развлекали больных, скрашивая томительное однообразие зимних дней; он читал им вслух; память у Клоубонни была удивительная, и у него всегда был наготове запас занимательных рассказов: его охотно слушали и здоровые, собираясь вокруг печи. Но стоны больных, их жалобы, крики отчаяния порой прерывали его речь, и не докончив рассказа, он возвращался к роли заботливого, преданного врача.

Впрочем, сам доктор был здоров и даже не похудел. Его тучность заменяла ему самую теплую одежду. По словам Клоубонни, он был очень доволен, что одет подобно моржам или китам, которые благодаря толстому слою подкожного жира легко переносят арктическую стужу.

А Гаттерас, казалось, не испытывал ни физических, ни моральных мучений. Страдания экипажа, видимо, мало его трогали. Но, быть может, он только умело скрывал свои чувства. Внимательный наблюдатель мог бы иной раз подметить, что в его железной груди бьется горячее сердце.

Доктор постоянно изучал Гаттераса, анализировал его характер, но так и не мог разгадать эту удивительную натуру, этот сверхъестественный темперамент.

Между тем температура еще понизилась: место прогулок опустело; одни лишь гренландские собаки бродили по палубе, жалобно завывая.

У печи постоянно сидел дневальный, поддерживавший в ней огонь. Нельзя было допустить, чтобы огонь погас: едва он ослабевал, стужа проникала в помещение, стены покрывались инеем, испарения мгновенно сгущались и падали снежинками на злополучных обитателей брига.

Среди таких невыразимых страданий наступило 8 декабря; утром доктор, по своему обыкновению, пошел взглянуть на термометр, находившийся на палубе, и увидел, что ртуть в чашечке замерзла.

— Сорок четыре градуса мороза! — ужаснулся доктор.

И в этот день в печь бросили последнюю горсть угля!


Содержание:
 0  Путешествие и приключения капитана Гаттераса Voyages et aventures du capitaine Hatteras : Жюль Верн  1  1. ФОРВАРД : Жюль Верн
 2  2. НЕОЖИДАННОЕ ПИСЬМО : Жюль Верн  4  4. СОБАКА-КАПИТАН : Жюль Верн
 6  6. ВЕЛИКОЕ ПОЛЯРНОЕ ТЕЧЕНИЕ : Жюль Верн  8  8. ТОЛКИ МАТРОСОВ : Жюль Верн
 10  10. ОПАСНОЕ ПЛАВАНИЕ : Жюль Верн  12  12. КАПИТАН ГАТТЕРАС : Жюль Верн
 14  14. ЭКСПЕДИЦИЯ, ПОСЛАННАЯ НА ПОИСКИ ФРАНКЛИНА : Жюль Верн  16  16. МАГНИТНЫЙ ПОЛЮС : Жюль Верн
 18  18. ПУТЬ НА СЕВЕР : Жюль Верн  20  20. ОСТРОВ БИЧИ : Жюль Верн
 22  22. НАЧАЛО МЯТЕЖА : Жюль Верн  24  24. ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ЗИМОВКЕ : Жюль Верн
 25  25. СТАРЫЙ ПЕСЕЦ ДЖЕМСА РОССА : Жюль Верн  26  вы читаете: 26. ПОСЛЕДНИЙ КУСОК УГЛЯ : Жюль Верн
 27  27. РОЖДЕСТВЕНСКИЕ МОРОЗЫ : Жюль Верн  28  28. ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ПОХОДУ : Жюль Верн
 30  30. ТУР : Жюль Верн  32  32. ВОЗВРАЩЕНИЕ НА БРИГ : Жюль Верн
 34  2. ПЕРВЫЕ СЛОВА АЛЬТАМОНТА : Жюль Верн  36  4. ПОСЛЕДНИЙ ЗАРЯД ПОРОХА : Жюль Верн
 38  6. ПОРПОЙЗ : Жюль Верн  40  8. ЭКСКУРСИЯ К СЕВЕРУ ОТ БУХТЫ ВИКТОРИИ : Жюль Верн
 42  10. РАЗВЛЕЧЕНИЯ ВО ВРЕМЯ ЗИМОВКИ : Жюль Верн  44  12. ЛЕДЯНАЯ ТЮРЬМА : Жюль Верн
 46  14. ПОЛЯРНАЯ ВЕСНА : Жюль Верн  48  16. ПОЛЯРНАЯ АРКАДИЯ : Жюль Верн
 50  18. ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ : Жюль Верн  52  20. СЛЕДЫ НА СНЕГУ : Жюль Верн
 54  22. ПРИБЛИЖЕНИЕ К ПОЛЮСУ : Жюль Верн  56  24. КУРС ПОЛЯРНОЙ КОСМОГРАФИИ : Жюль Верн
 58  26. ОБРАТНЫЙ ПУТЬ НА ЮГ : Жюль Верн  60  1. ОПИСЬ ДОКТОРА : Жюль Верн
 62  3. СЕМНАДЦАТЬ ДНЕЙ ПУТИ : Жюль Верн  64  5. ТЮЛЕНЬ И МЕДВЕДЬ : Жюль Верн
 66  7. КАРТОГРАФИЧЕСКИЙ СПОР : Жюль Верн  68  9. ТЕПЛО И ХОЛОД : Жюль Верн
 70  11. ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ СЛЕДЫ : Жюль Верн  72  13. МИНА : Жюль Верн
 74  15. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ПРОХОД : Жюль Верн  76  17. ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН : Жюль Верн
 78  19. ПОХОД НА СЕВЕР : Жюль Верн  80  21. СВОБОДНОЕ МОРЕ : Жюль Верн
 82  23. ЗНАМЯ АНГЛИИ : Жюль Верн  84  25. ГОРА ГАТТЕРАСА : Жюль Верн
 86  27. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Жюль Верн  87  Использовалась литература : Путешествие и приключения капитана Гаттераса Voyages et aventures du capitaine Hatteras
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap