Приключения : Путешествия и география : Глава девятая : Йоханн Висс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу

Глава девятая

Охота на гиену. — Назначение голубиной почты. — Встреча со слонами. — Путешествие Фрица на каяке. — Превращение Акульего острова в крепость.

Подробный, в три голоса одновременно, отчет наших путешественников можно было бы вкратце представить так.

Миновав мост, они сравнительно быстро оказались у Лесного бугра, где собирались остановиться дня на два на отдых.

Подходя к ферме, мальчики, к своему удивлению, услышали нечто похожее на человеческий хохот. При этом быки стали проявлять беспокойство, сопеть, реветь и вскидывать головы. Собаки, благоразумно отступив поближе к хозяевам, скулили, шерсть у них поднялась дыбом. Даже самостоятельный и независимый страус вдруг развернулся и бросился бежать вместе с сидящим на нем всадником в сторону Рисового болота.

Ужасный хохот повторялся через определенные промежутки времени. Животные выражали тревогу всем своим поведением. Быками трудно стало править, и всадники решили сойти на землю, чтобы успокоить их.

— Здесь что-то подозрительное, — сказал Фриц, — оба животных ведут себя так, будто поблизости лев или тигр. Смотри, их не удержать. Я попытаюсь спутать их, а ты, Франц, пройди потихоньку вперед и разведай, какой разбойник появился на нашем участке. Возьми с собой собак. В случае чего немедленно беги назад. На быках помчимся наутек. Гляди, гляди, они уже отворачивают морды. Жаль, Жака нет. Куда он мог скрыться?

Франц привел в готовность пистолет и пулевое ружье, тихонько позвал двух собак и, пригнувшись, стал пробираться сквозь кустарник к месту, откуда доносился отвратительный хохот.

Вдруг в просветах зелени, в тридцати или сорока шагах от себя, он увидел огромную гиену, которая повалила на землю барана.

Франц в ужасе остановился. Зверь поднял окровавленную пасть и уставился горящими глазами на кусты, за которыми стоял мальчик. Но гиена и не думала нападать, она снова склонилась над добычей и продолжала ее рвать. Франц вздрогнул. Но потом взял себя в руки. Поднял ружье, оперся о дерево, чтобы лучше прицелиться и унять дрожь, и нажал на курок. Чудище громко взвыло. Его передняя лапа была раздроблена. Теперь собаки смело ринулись вперед, еще миг — и на земле образовался клубок борющихся животных. Схватка была не на жизнь, а на смерть. Франц не стрелял: боялся попасть в собак.

Фриц, привязав обоих верховых быков к дереву, поспешил к брату и взвел курки ружья. Он тоже не отважился стрелять в катающийся по земле клубок тел. По счастью, исход боя скоро решился в пользу догов, показавших себя несравненными бойцами, — через несколько минут гиена лежала на земле, издавая протяжные отвратительные звуки. Каштанка прокусила ей горло. Фриц подбежал и в упор выстрелил в глаз поверженному врагу.

— Победа! — воскликнул он. — Подходи, Франц, не бойся! Зверюга не шевелится.

Они пытались палками отогнать собак, но Буланка не хотела разжимать челюсти и продолжала висеть на спине гиены. С большим трудом удалось уговорить ее отойти. Но собаки, злобно урча, еще долго не могли успокоиться. Пришлось их приласкать, погладить, похвалить за смелость, и скоро они стали зализывать полученные раны. Выстрелы и клич победы Жак услышал, когда занимался изучением трясины. Он подъехал на страусе и получил исчерпывающую информацию о встрече с гиеной.

Потом трое мальчиков доставили свою поклажу к Лесному бугру, вблизи которого происходила битва, разгрузили ее и поместили в безопасное место; затем привезли на повозке убитую гиену и сразу стали потрошить огромного зверя и снимать с него шкуру. Занятие не из простых. Устраивали небольшие перерывы. Подстрелили несколько пернатых на соседних деревьях. Работали до вечера, а потом улеглись спать на медвежьих шкурах, взятых в поход из дома.

Примерно в это время мы — я, матушка и Эрнст — сидели вечером в Скальном доме после дневных трудов праведных и говорили о тройке смелых путешественников. Эрнст делал загадочные намеки, матушка принимала озабоченный вид, а я верил в разум и смелость моего старшего сына Фрица.

Матушка и Эрнст мило беседовали об охоте.

— Ой, посмотрите, — прервал я их разговор, — что за поздняя птица летит в голубятню? В сумерках никак не разгляжу, наш ли это голубь или чужой!

Эрнст встал:

— Побегу и опущу затворку. А завтра посмотрим, кто к нам пожаловал в гости. Судя по времени, гость необычный.

Позже он еще сказал что-то таинственное, но я опять не понял его намеков. Только утром все прояснилось. Когда мы завтракали, мальчик вошел с письмом в руках, которое братья-путешественники послали с голубиной почтой. Я, естественно, потребовал показать мне послание. Но Эрнст вежливо отказал.

— Сейчас услышите содержание одного письма, — сказал он. — Слушайте внимательно, читаю, как написано, слово в слово:

«Дражайшие родители и дорогой Эрнст! Огромная гиена порвала двух овечек и одного барана, но наши собаки напали на нее, а Франц смертельно ранил ее, и она в конце концов подохла. Мы затратили почти целый день на то, чтобы снять с нее очень красивую шкуру. Пеммикан мало пригоден для еды. До свидания, пребываем в добром здравии! От всего сердца приветствуем вас и целуем.

Лесной бугор, пятнадцатого сего месяца.

Ваш Фриц!»

— Ха-ха, письмо настоящих охотников, — рассмеялся я. — Слава Богу, что встреча с гиеной, кажется, прошла благополучно! Но как хищник проник в эти края? Должно быть, снова через проход в теснине, иначе он давно устроил бы здесь настоящий разбой!

— Ах, лишь бы мальчики были осторожными, — заметила матушка. — Лучше бы остались дома. Может, отправимся к ним? Или подождем? Не знаю, как поступить.

— Дорогая мама, думаю, лучше подождать! — ответил Эрнст. — Сегодня вечером снова получим воздушную почту. Вот тогда и решим, что делать.

В сумерках, немного раньше, нежели вчера, прилетел еще один почтовый голубь. Он шмыгнул в голубятню, и Эрнст закрыл створку. Потом мальчик поднялся наверх и вскоре возвратился с запиской, прикрепленной под крылом прилетевшего голубя. Содержание ее было весьма лаконично:

«Ночь прошла спокойно. Утро солнечное. Плаваем на каяке по озеру Лесного бугра. Неизвестное болотное животное при виде нас обратилось в бегство. Завтра направляемся в Хоэнтвил. Будьте здоровы!

Ваши Фриц, Жак и Франц».

Сообщение успокоило и меня, и тем паче матушку. Спокойная ночь — значит, в том районе, по-видимому, нет другой гиены, иначе она не замедлила бы появиться именно ночью. Но из письма не все было ясно.

Позже мы узнали подробности из устных рассказов ребят.

Охотники плавали на лодке по озеру Лесного бугра. При этом Фрицу удалось догнать и поймать несколько молодых лебедей, которые позднее, доставленные в бухту Спасения, служили украшением водной глади. Во время охоты ребята заметили, как какое-то неуклюжее животное темного цвета промчалось мимо кустов. Они сделали несколько выстрелов, но промахнулись. По описанию мальчиков, им скорее всего повстречался южноамериканский тапир.[73]

Содержание двух первых писем, а затем и третье письмо успокоили нас. Было понятно, что ребята довольны путешествием, довольны охотой, они отдыхают от бытовых забот и развлекаются. Мы решили оставаться дома и ждать их возвращения.

Однако неожиданно было получено еще одно, теперь уже срочное, письмо, которое повергло нас в смятение. Оно резко изменило наши планы. Вот его содержание:

«Проход в теснине проломлен. Все вплоть до плантации сахарного тростника разрушено. От коптильни ничего не осталось. Часть сахарного тростника вырвана, другая часть переломана и измята, и просяное поле объедено. На земле следы огромных размеров. Дорогой отец, поспеши на помощь! Не смеем тронуться с места. Мы живы и здоровы, но очень боимся. Ущерб, нанесенный хозяйству, невосполним».

Можно себе представить, как мы обеспокоились. Я вскочил на Быстроножку и, прежде чем умчаться галопом, приказал матушке на следующий день утром вместе с Эрнстом приехать на телеге к теснине, захватив с собой необходимые для длительного пребывания вещи и предметы, а также запрячь в повозку корову и молодого осла Ветерка.

Путь, на который обычно уходило около шести часов, я проделал, вероятно, часа за два-три. Не знаю точно. Мальчики встретили меня радостными криками и тотчас, без промедления, показали опустошение, причиненное нашим владениям неизвестными животными. Огромные следы дали мне основание предположить, что здесь побывали слоны. Толстые балки и заграждения в теснине, построенные нами с большим трудом, лежали на земле, словно соломинки, на деревьях ветки и листья ободраны. Но сильнее всего пострадала плантация сахарного тростника: все растоптано — все съедено или перетоптано и смешано с землей. Кроме того, хижина была разобрана, а коптильня лежала в руинах.

Внимательно осматривая местность, я обнаружил следы хищного зверя, ведущие к теснине, но не в обратном направлении. Поэтому предположил, что, вероятно, это были следы убитой гиены. Больше ничего подозрительного я не увидел.

Общими усилиями мы снова соорудили лесной шалаш, насобирали побольше дров для ночного костра, который мог бы защитить нас от нападения слонов. Я и Фриц провели эту неспокойную ночь, беседуя о слонах. Каждую минуту следовало быть начеку. Но ночь прошла спокойно.

На следующий день к обеду прибыли на повозке матушка и Эрнст и с ними корова и Ветерок. Решено было обосноваться здесь надолго. Прежде всего мы тотчас занялись восстановлением и усилением всех ранее сооруженных укреплений в теснине. Не хочу рассказывать об этом пространно. Достаточно упомянуть, что работать без отдыха пришлось почти целый месяц.

После восстановления разрушенного мы принялись за другие дела. Надо было выстроить постоянное жилище. Мы заложили новую квартиру на четырех столбах, подобно летнему камчадальскому жилью.[74] Вот только вместо столбов подыскали четыре высоких, красивых дерева, стоявших почти правильным четырехугольником на расстоянии двенадцати — тринадцати футов друг от друга.

Примерно на высоте в двадцать футов мы связали четыре дерева бамбуковыми балками, а между ними настелили пол, который с четырех сторон оградили восьмифутовой высоты стенами из более тонкого бамбука. При этом в стене, обращенной в сторону теснины, проделали два узких окна наподобие амбразур. Крыша к середине заострялась и была покрыта древесной корой, которую не смог бы пробить никакой дождь. Вместо лестницы была использована балка с врезанными в нее с двух сторон ступеньками, на манер тех, что делают в корабельных помещениях или в крестьянских погребах и овинах. Обработанная балка могла быть почти вертикально поднята по другой, хорошо закрепленной в середине задней стены балке. Во вторую балку было вделано зубчатое колесо, приводимое в движение ручкой. Посредством его первая поднималась и опускалась таким же способом, как это делается при помощи обычного домкрата. Лестничная балка, поднятая через комнату до конца вверх, открывала в потолке дверку, через которую можно было вылезти наружу и обозревать на довольно большое расстояние окружающую местность. Если же лестницу опускали на землю, то она проходила через отверстие с дверью в полу комнаты.

Четыре ствола деревьев внутри комнатушки были затем обиты по ее внутреннему периметру пятифутовыми листами кокосовой древесины так, что между внешней и внутренней стенками получились довольно удобные нижние помещения с кормушками и яслями для скота и птицы. Промежуток же между этой оградой и стенами верхних покоев мы заделали расположенными наискось тонкими планками из расщепленного бамбука, прибив их на некотором расстоянии друг от друга так, что получилась решетка, как в исповедальне, или наподобие садовых беседок. К тому же все это мы украсили в китайском стиле. А поскольку остались нетронутыми идущие вовне ветви деревьев и среди них мы сидели как в зеленом кустарнике, то все это в верхней части образовывало довольно уютные комнатушки. Пока мы занимались благоустройством нового жилища, Фриц отправился на каяке вверх по течению реки и возвратился с богатой добычей. При этом меня особенно порадовала султанка,[75] которую он поймал живьем и теперь отдал матери в птичник, а из растительных продуктов — какао-бобы.

Позднее он рассказал нам о самом существенном, что увидел во время этой прогулки: о необычайном плодородии местности, раскинувшейся по ту сторону реки вплоть до крутых склонов близлежащих гор, и о густых величественных лесах, мимо которых он проплывал. От непрестанного «ворчания» индюков и неустанного кваканья, храпа, кряхтения обыкновенных цесарок, павлинов и других птиц мальчишка-охотник чуть не лишился чувств. Он поднялся вверх по реке вплоть до Буйволиного болота, расположенного по ту сторону теснины, и там-то при помощи силка из латуни, прикрепленного к шесту, поймал великолепную султанку. Правее, в лесу из мимоз, разгуливало десятка два слонов, которые с удовольствием обрывали ветви и большими связками отправляли их себе в рот. Слоны лежали также на мелких местах в болоте или, стоя по брюхо в воде, поливали друг друга из хоботов, точно из огнетушителей. Очевидно, им было очень жарко. Эти махины, казалось, не обращали никакого внимания на лодку и гребца в ней.

— На секунду во мне заговорил, причем страстно, охотник, — признался Фриц, — захотелось испытать свое везение на одном каком-нибудь слонике. Но потом я сдержал себя: охотиться на таких громадин в одиночку — рискованное дело. Тем более что скоро мне дано было своего рода предостережение: на расстоянии примерно двух ружейных выстрелов гладь реки вдруг так заколебалась и вспенилась, точно со дна начал пробиваться к поверхности горячий ключ. Из воды медленно приподнялся мощный темного, почти черного, окраса зверь, который отвратительно визгливо проревел мне навстречу и показал пасть, полную страшных зубов. Видели бы вы, с какой скоростью я стал удирать, стрелой устремился на самую быстрину. Остановился тогда лишь, когда чудовище скрылось из виду. Я греб быстро, быстрее некуда, весь обливаясь потом. Сердце готово было выскочить из груди. Вот какой ценой достаются естественно-исторические открытия!

Таким был вкратце отчет Фрица. Я опять призадумался: вокруг, оказывается, так много опасных соседей. По описанию сына, он видел скорее всего высунувшегося из воды гиппопотама, или так называемого бегемота.

Пока один из нас путешествовал, другие трудились, готовясь к отъезду: собирали, упаковывали и увязывали вещи. На месте осталось только все необходимое для последней ночевки и позднего ужина. Фриц очень хотел проделать обратный путь по воде, на каяке обогнуть мыс Обманутой Надежды и далее проследовать вдоль берега до Скального дома. Я разрешил эту поездку по двум причинам: парнишка хорошо правил лодкой, ему можно было доверять; и второе — меня тоже интересовал мыс и фарватер вокруг него.

Ранним утром следующего дня мы приступили к осуществлению задуманного. Фриц вскоре доплыл до мыса, показавшегося ему после нашей бухты совершенно диким: отвесные скалистые берега, расселины, пропасти и пещеры с множеством гнездящихся там водных и хищных пернатых.

Обратно вернулись без приключений. Приехали домой, быстро разгрузились и распаковались. Я обратил внимание на опасное для будущего урожая увеличение птичьего поголовья в наше отсутствие и определил переселить на два ближайших островка и новое пополнение, и старых кур, и канадскую куропатку, и журавлей с подрезанными крыльями. Лебедей же, недавно пойманную султанку и королевских цапель переместить к Утиному болоту и иногда прикармливать их там зерном.

Старые дрофы, как и прежде, получили преимущество оставаться в непосредственной близости от нас и даже с выгодой для себя наблюдать за нашими обедами на открытом воздухе. Все эти дела заняли достаточно много времени. Матушка успела приготовить хороший обед, а Фриц — возвратиться домой.

В последующие дни мы наконец приступили к осуществлению одной идеи, о которой Фриц не переставая говорил, а именно к сооружению сторожевой будки на вершине Акульего острова. Там мы установили еще четырехфунтовую пушку, что стоило, естественно, немалого труда. Пришлось порядком попотеть, чтобы затащить пушку на высоту, пусть даже посредством специального подъемного устройства.

Постепенно мы подняли туда все, что требовалось. Ствол пушки был обращен к морю. Сторожевая будка из досок и бамбуковых шестов стояла прямо позади пушки, а в нескольких шагах от нее возвышался флагшток с подвижной веревкой, на которой можно было поднимать флаги — белый, если со стороны моря приближался безопасный объект, красный, если объект вызывал опасения или сомнения.

По окончании этой трудоемкой работы, которая отняла у нас несколько месяцев, мы устроили небольшой праздник. Подняли белый флаг и выстрелили шесть раз из пушки. Громкое эхо разнеслось по скалам и пещерным отсекам Скального дома.


Содержание:
 0  Швейцарский Робинзон : Йоханн Висс  1  Глава вторая : Йоханн Висс
 2  Глава третья : Йоханн Висс  3  Глава четвертая : Йоханн Висс
 4  Глава пятая : Йоханн Висс  5  Глава шестая : Йоханн Висс
 6  Глава седьмая : Йоханн Висс  7  Глава восьмая : Йоханн Висс
 8  вы читаете: Глава девятая : Йоханн Висс  9  Глава десятая : Йоханн Висс
 10  Глава одиннадцатая : Йоханн Висс  11  Использовалась литература : Швейцарский Робинзон
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap