Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 20 : Марина Александрова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




ГЛАВА 20

Подгоняемые свежим ветром Русского моря, подходили к Корсуни греческие лодьи, и на первой находилась Анна с гражданскими сановниками и духовными лицами. Но тихо было на пристани – никто не встречал караван, и Эрик немало поразился этому обстоятельству. Но Анну, кажется, ничто уж не могло поразить или напугать. За время пути она свыклась со своей участью, или новые впечатления заставили ее смягчиться душой – во всяком случае она спокойно, с интересом осматривалась по сторонам, не выражая ни печали, ни удивления. Именно она завидела всадника, который во весь опор мчался к пристани. Он поспел как раз к тому моменту, когда первая лодия причалила и, не обращая внимания на прибывших, сразу обратился к Эрику.

– Воевода, недобрую весть принес я тебе. Князь Владимир занемог, и... – замялся посланец.

– Позови княжеских людей. Пусть проводят и разместят гостей как можно лучше. Я сам поеду к князю!

... Князь лежал в полутемной палате и, приближаясь к ложу, Эрик заметил какую-то странность в его облике. Только подойдя вплотную, понял – глаза князя были закрыты и залеплены какой-то омерзительной кроваво-гнойной коростой.

– Ты вернулся, воевода, – тихо сказал князь. Голос его был таким же сильным и властным, как раньше, и Эрик немного успокоился. – Что ты скажешь мне?

– Князь, царевна Анна со священниками прибыла вместе со мной. Она согласна стать твоей супругой после того, как ты окрестишься.

Грустная усмешка искривила губы князя.

– Я собираюсь умирать, а ты говоришь о крещении! Эта женщина, Эрик, эта женщина...

– Какая женщина? – спросил Эрик, опасаясь, что князь начинает бредить.

– Анастасия. Та, что послала нам стрелу. Она – само зло. Можешь ты это понять, воевода? Это она ослепила меня.

– Как! – Вырвался у Эрика крик.

– Да. Не доверяйся женщинам, воевода, никогда, никогда! Она в гордыне своей лелеяла надежду стать княгинею на Руси! Она хотела, чтоб я взял ее в жены! Подумай только! А когда поняла, что я жду свою невесту из Византии, рассвирепела, как голодная медведица. Она набросилась на меня, словно повредилась в рассудке. Как она билась и кричала! А через несколько дней взобралась на городскую стену и кинулась вниз. Мне принесли ее бездыханное тело и я, несчастный, еще горевал над ней. Я думал, она лишила себя жизни от любви ко мне. Но нет – она боялась возмездия. Перед тем, как совершить свой безумный шаг, она подсыпала в вино, предназначенное для утренней трапезы, какое-то тайное снадобье. Воевода Никифор погиб, но я остался жив благодаря стараниям моего лекаря. Но глаза, мои глаза...

Эрик молчал. Какие слова он мог сказать князю? Тот не нуждался в утешении, а обнадежить его воевода не мог. И долго бы он так стоял в остолбенении, если бы не раздались шаги в коридоре. Эрик даже вздрогнул, припомнив, как вот также стоял в княжеском покое, а по коридору бежала, торопилась преступная Анастасия.

Должно быть, князь тоже помнил об этом, потому что приподнялся вдруг на локте и обратил лицо к дверям. Неподдельный ужас отражался на этом лице, словно ожидал он, что на пороге сейчас встанет женщина, предавшая ради него свой город, лишившая жизни себя и пытавшаяся лишить его. Встанет не в прекрасном белом одеянии, но в саване, облепленном землей, и страшен будет смех вурдалачки, пусты глаза ее...

Сдавленный вопль вырвался из груди князя в ту самую минуту, когда на пороге встала царевна Анна.

– Ты хотел меня видеть, князь русов, и я пришла, – сказала она. – Это я, Анна, твоя грядущая супруга, и я уже знаю о постигшей тебя болезни. Ты позволишь мне помочь тебе?

Владимир улыбнулся.

– Приветствую тебя, царевна. Не так бы я хотел встретить свою невесту, но все равно, здравствуй на веки веков. Жаль, что я не вижу твоего лица – но голос твой приятен, а походка легка. Сядь рядом со мной, положи мне на чело руку...

Анна присела на край ложа, и Эрик счел нужным удалиться. Выходя из дома, столкнулся с лекарем-византийцем, который прибыл вместе с царевной. Лекарь очень спешил, покрикивал на слугу, волочившего за ним сундучок со снадобьями. Мастерство византийских лекарей славилось по всему свету, и, вспомнив это, успокоился Эрик и ускорил шаг.

Через три дня крестился князь Владимир в церкви святого Василия, что стояла рядом с его палатами. Очи его почти очистились от коросты, но взгляд все еще покрывала туманная пелена. И случилось чудо – то, которого ждали крещеные ранее воины-христиане. Как только первая капля святой воды коснулась чела князя – спала пелена с его глаз, и окинул он стоящих вокруг ясным взором. Потрясенные чудом, многие российские бояре приняли в тот день христианскую веру в той же церкви.

В той же церкви, с великой торжественностью, свершили митрополит корсуньский и византийские пресвитеры венчание Владимира (в крещении – Василия, в честь церкви, где было совершено таинство) и принцессы Анны. Благословен для Руси был этот брак, благословен и для Константинополя. Пленившись кротостью и нежностью новобрачной, Владимир воспылал желанием помочь ее братьям и вскоре отправил к Византийским берегам немалую часть своей доблестной дружины, дабы помочь Константину и Василию усмирить мятеж и восстановить в империи мир и покой.

Херсонский митрополит наставил князя и приближенных бояр в тайнах христианского учения. Вняв наставлениям, князь решился на многие благие дела: он вернул греческим государям Корсунь и вместо дани взял лишь немногую церковную утварь, а так же, повинуясь жене своей, Анне, которую отличала любовь к искусствам, взял дивные статуи четырех медных коней, что издревле украшали город. Но взамен повелел он построить новую церковь в возмещение ущерба, нанесенного городу. Он предоставил гражданам выбрать место, где будет возведена церковь, и немало смеялся, узнав, что выбрали они то самое место, куда сносили из-под стен землю!

И вот наступил день, когда лодии князя Владимира вновь заскользили по водной глади Днепра. Спешили русы обратно, домой, в Киев. Места себе не находил Эрик. Ведь весной покинул он отчий дом, а возвращается по осени.

Вновь, как тогда, когда плыл он в Киев, возвращаясь из Византии, кружились и падали на воду желтые листья, щедро осыпаемые окрестными лесами. И все вокруг было пропитано терпким запахом этих листьев, отживших свой век и теперь застилающих золотым ковром землю.

Эрик все время думал о Лауре. Как она там, не случилось ли что? Ребенку еще рано появиться на свет, но ведь всякое может статься! Тонка она, как тростиночка, и горячее в ней сердце... Каково ей носить такую тягость?

Никаких вестей из дома Эрик не получал, и это немного успокаивало его.

Было еще одно обстоятельство, не дающее Эрику покоя. Помнил он об обещании князя Владимира обвенчать его по приезде со своей красавицей-племянницей. Со временем Эрик свыкся с мыслью, что вскоре хозяйкой в доме станет совершенно чужая, незнакомая и немилая ему женщина, но сердце все равно ныло и маялось. Скажем, как быть с Лаурой? Не огорчит ли ее будущая жена, не омрачит ли ей жизнь?

Перед отъездом Эрик отдал распоряжение начать постройку терема на том месте, где Лаура сказала ему, что непраздна. По расчетам Эрика выходило, что к его возвращению терем должен быть готов. Там Эрик решил поселить Лауру. Она не станет противиться, даже порадуется. Так и не привыкла Лаура к Киеву, не раз говорила, что хотела бы жить в отдалении от людей, в покое и благости.

В Киеве же будет жить законная супруга. Трудно будет Эрику на два дома разрываться, да что поделать? Изредка станет у жены ночевать, чтоб только славушка дурная не пошла, а остальное время – у любушки своей.

Не знал Эрик, как поступить с Преславой и всем ее разросшимся за последнее время семейством. Преслава была отменной ключницей. Таких днем с огнем не сыщешь и ни за какие деньги не найдешь. Только ее усилиями воцарился в доме порядок.

Но уж больно привязалась к старухе Лаура. Кроме самого Эрика лишь ее да Плишку с Нютой почитала она за родных. Отсылать Лауру одну в необжитый еще дом было бы жестоко и Эрик, скрепя сердце, решил перевезти туда и Преславу.

Далек путь до Киева, темны осенние ночи, тяжелы думы. Но всему на белом свете есть начало и всему положен конец. Пасмурным осенним днем достигли лодии князя Владимира славного города Киева.


Содержание:
 0  Варяг : Марина Александрова  1  ГЛАВА 1 : Марина Александрова
 2  ГЛАВА 2 : Марина Александрова  3  ГЛАВА 3 : Марина Александрова
 4  ГЛАВА 4 : Марина Александрова  5  ГЛАВА 5 : Марина Александрова
 6  ГЛАВА 6 : Марина Александрова  7  ГЛАВА 7 : Марина Александрова
 8  ГЛАВА 8 : Марина Александрова  9  ГЛАВА 9 : Марина Александрова
 10  ГЛАВА 10 : Марина Александрова  11  ГЛАВА 11 : Марина Александрова
 12  ГЛАВА 12 : Марина Александрова  13  ГЛАВА 13 : Марина Александрова
 14  ГЛАВА 14 : Марина Александрова  15  ГЛАВА 15 : Марина Александрова
 16  ГЛАВА 16 : Марина Александрова  17  ГЛАВА 17 : Марина Александрова
 18  ГЛАВА 18 : Марина Александрова  19  ГЛАВА 19 : Марина Александрова
 20  вы читаете: ГЛАВА 20 : Марина Александрова  21  ГЛАВА 21 : Марина Александрова
 22  ГЛАВА 22 : Марина Александрова  23  ГЛАВА 23 : Марина Александрова
 24  ГЛАВА 24 : Марина Александрова  25  ГЛАВА 25 : Марина Александрова
 26  ГЛАВА 26 : Марина Александрова  27  ГЛАВА 27 : Марина Александрова
 28  ГЛАВА 28 : Марина Александрова  29  ГЛАВА 29 : Марина Александрова
 30  ГЛАВА 30 : Марина Александрова  31  ГЛАВА 31 : Марина Александрова
 32  ГЛАВА 32 : Марина Александрова  33  ГЛАВА 33 : Марина Александрова



 




sitemap