Приключения : Исторические приключения : Глава 11 ПЕРВАЯ КРОВЬ ВО ИМЯ СВОБОДЫ : Владимир Андриенко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу

Глава 11

ПЕРВАЯ КРОВЬ ВО ИМЯ СВОБОДЫ

Ненависть — в почках набухших томиться,


Ненависть — в нас затаенно бурлит,


Ненависть — потом сквозь кожу сочиться,


Головы наши палит!


В. Высоцкий


"Песня о ненависти"

Квинт на утренней проверке приблизился к тому месту, где стоял Децебал.

— А вот наш счастливчик. Кому еще так везет, как нашему даку? — спросил он, гадко ухмыльнувшись. — В Дакии спал на кислой овчине, довольствовался грязными девками, пил прокисшую дрянь вместо вина, а то и простую воду. А здесь живешь, словно римский патриций. А выполняешь ту же работу, что и Дакии — убиваешь.

Децебал промолчал.

— Ты снова провел ночь с хорошенькой шлюшкой? — снова спросил рутиарий. — Скажи, какие они в постели свободные римлянки? Пахнут получше чем грязные горянки дакийских гор, не так ли? Ведь ваши дакийки, чем то по запаху напоминают грязных овец, как я слышал?

— Я провел ночь, там, где тебе никогда не побывать с твоей рожей. А ни одна дакийская женщина добровольно с тобой никогда не разделила бы ложе. В этом можешь не сомневаться, Квинт.

— Что? — рубцы на лице рутиаря побагровели, он никак не ожидал подобной отповеди от раба. — Что ты сказал, собачье мясо?

— Только то, что твои удачные годы прошли, Квинт. Ты жалкий слабак, и не годишься для роли любовника и потому тебе только остается, как старой сварливой торговке, обсуждать и смаковать чужие похождения.

— Вот как? — голос рутиария задрожал от ярости. — А скажи-ка мне, раб, с чего это ты стал таким смелым? Неужели ты думаешь, что наш ланиста простит тебе непокорность?

— Я жалею, что не был смелым в тот час, когда ты наказывал Кирна. Тогда я действительно был собачьим мясом, как ты только что выразился. А теперь я скажу тебе все. Ты старый неудачник, Квинт. Ты больше не годишься на роль любовника. Ты более не годишься для роли преподавателя боевых искусств, — Децебал знал, какую струнку можно задеть в душе этого негодяя.

— Вот как? Ты такой смелый потому, что думаешь, что Акциан не позволит тебя избить? Не так ли? Но твоё счастливое время тоже пройдет, дак. И тогда… — рутиарий угрожающе поднял палку. — Тогда я расправлюсь с тобой. Узнаешь вкус железной палки в руках свободного римлянина.

— Ты меня пугаешь своей палкой? И думаешь, что я скрываюсь за спиной ланисты? Я сейчас предлагаю тебе не палку, а меч. Скрести свой клинок с моим!

В толпе гладиаторов прошел ропот. Уж не сошел ли с ума этот дак?

— Вызов? От подлого раба? — Квинт буквально задохнулся от подобной наглости. — Ты, раб, смеешь мне такое предлагать?

— Так накажи меня за наглость, рутиарий! Докажи что свободный римлянин лучше раба с мечом в руках!

— Тебя сгноят в городской тюрьме для рабов!

— Если ты боец, то возьми меч и покажи, на что ты способен, — Децебал указал в сторону стенда с тупым оружием.

Дело в том, что острое оружие гладиаторы получали лишь на арене. Это была предосторожность, вызванная страхом перед этой братией воинов, соблюдавшаяся со времен Спартака. Тупое оружие было тяжелее острого, и обращаться с ним было сложнее.

Тупым оружием тренировались гладиаторы со стажем. Молодые, только начавшие проходить обучение, как было заведено, тренировались деревянными клинками.

— Значит, ты осмеливаешься бросить вызов свободному римскому гражданину? Так?

— Но ведь это не вызов в прямом смысле слова, Квинт, — бесстрашно ответил Децебал. — Мы ведь станем биться тупым оружием. И не до смерти. Это можно будет назвать простой тренировкой. А тренировки гладиаторов сходят в твои обязанности, Квинт.

— А с каких пор это рабы стали диктовать условия тренировок рутиариям? Скажи мне раб.

— Нет, конечно, я не диктую тебе никаких условий, рутиарий. Но ели ты боишься встретиться с подлым рабом в честном поединке, то…

— Заткнись! — по-змеиному зашипел Квинт. — Иди и бери себе меч! Я покажу тебе, что значит римский гражданин в сравнении с варваром-рабом.

Они сошлись здесь же пред строем в яростной схватке. Децебал знал, чем ему грозит подобная смелость, но шел на это без страха. Таким поступком он хотел искупить свою недавнюю трусость. Он тогда не помог Кирну, но теперь мог за него отмстить.

Квинт атаковал. Децебал легко отразил его удары. Старый рутиарий действительно был слаб против такого бойца как дак. Во-первых, Децебал был вдвое моложе своего противника, а во-вторых, прекрасно чувствовал свое оружие.

Он играл с рутиарием, наслаждаясь его злобой и бессилием. Он только отбивал его атаки.

— Мне удивительно, Квинт, как ты мог быть кумиром толпы в амфитеатре? — спросил он, отражая новую атаку. — Ведь ты держишь меч словно палку.

Квинт зарычал и бросился на дака с проклятиями. Он призывал на его голову гнев всех богов и демонов. Но пробить защиту молодого бойца рутиарий так и не смог.

— Эй, вы! — заорал Квинт охранникам. — Схватите раба и к столбу позора его! Живо! Я сам стану его бить!

— Ах, вот ты как! — Децебал перешел в нападение и свалил своего противника на землю.

При этом его затупленный клинок оставил не теле Квинта кровавую отметину. Охрана увидев, что это уже вышло за рамки обычной тренировочной схватки, бросилась к Децебалу.

— Вот она кровь нашего врага! — заорал Децебал, потрясая оружием. — Вот она!

При этом остальные гладиаторы ответили на этот призыв столь грозным кличем, что охрана попятилась. Никто не решился на него напасть в такой момент. Это могло привести к бунту. А бунт был крайне невыгоден ланитсе Акциану и он вряд ли одобрит поведение тех, кто это спровоцировал.

— Квинт, — к рутиарию обратился другой преподаватель фехтования по имени Авл. — Успокойся! Ты что не видишь, что происходит? Гладиаторы готовы к бунту. Они могут кинуться на охрану и овладеть оружием. Тогда начнется прямой бунт, и подавить его можно будет только силой оружия. А после подавления все участников должны будут распять.

— Нужно заставить этих скотов повиноваться! — бушевал Квинт. — И мне плевать, как мы это сделаем! Мы свободные римляне и не должны уступать рабам!

— Опомнись! Хозяин Акциан, если кто-то из них умрет, разорвет нас. Скоро игры. Ему нужны эти гладиаторы. Все еще можно уладить миром.

Рядом с Децебалом, сжав кулаки, стали Келад, Юба и десяток других бойцов.

— Может быть, пришел наш час? — спросил Келад Децебала.

— Если они полезут на нас — мы примем бой! — решительно заявил нубиец. — Держитесь мужественно и забирайте оружие у этих вояк. Если судьба дарит нам этот шанс, то не стоит его упускать.

— Сейчас они увидят, что значат гладиаторы в открытом сражении! Выходите сюда, братья!

Часть воинов присоединилась в Децебалу. И это были лучшие силы школы Акциана.

Но схватки так и не произошло. Рутиарии быстро овладели ситуацией и распустили гладиаторов по казармам. Занятия на этот день были отменены, и была объявлена раздача велитернского вина….


….-Что ты наделал, Децебал? — спросил Кирн. — Теперь тебя могут даже казнить!

— Я поступил так, как должен был поступить еще тогда, когда Квинт избивал тебя. Но тогда я испугался и поступил как трус. И не нужно говорить, что я бы ничего не добился. Я должен был так поступить, но страх не дал мен этого сделать. Теперь я сделал то, что было нужно. Вот и все.

— Нужно бежать. Не теряя времени, — предложил Юба.

— Верно! Бежать и как можно быстрее, — поддержал нубийца Келад.

— Бежать? Но у нас для этого ничего не готово. Куда мы побежим, Юба? Разве у нас есть место, где мы смогли бы укрыться? Или уже есть корабль, что доставит нас в Африку? Нас схватят и вернут в школу. И тогда уже непременно казнят. А так пострадаю я один. Спасибо вам друзья за вашу преданность. Но если меня не станет, то настоятельно советую вам реализовать возможность побега. Только после тщательной подготовки.

Децебал захотел остаться один. Ему не хотелось ни с кем разговаривать. Скоро должно все решиться.

И дак не ошибся в своих предположениях. Акциан прибыл в казармы через час. Он набросился на Квинта с плетью:

— Ты полный идиот, Квинт! Во всем, что произошло, целиком твоя вина! Ты совсем зарвался!

— Но разве можно распускать этот сброд? — огрызался рутиарий.

— Нет нельзя! Но ты перешел черту. Мне эти люди нужны живыми. Не все, но самые сильные из них. Я покупал этих рабов и тратил средства на их обучение и кутежи не просто так. Я должен вернуть их в десятикратном размере. В стократном размере! А твоя тупость едва не привела к бунту и смерти моих лучших бойцов. Если бы умерли Юба и Децебал — я бы убил тебя. Ты хоть знаешь, сколько дадут золота за их участие в играх?

Квинт виновато опустил голову.

— Как ты мог ввязаться в спор с гладиатором? И какого демона ты стал обсуждать его ночные похождения? Разве тебе не известно, что я сам его отпустил? Ты полез на рожон и эта глупость едва не стола мне лучших бойцов. Больше того, мог начаться бунт гладиаторов, и это привело бы к многочисленным жертвам и бедствиям.

Квинт снова не ответил.

— Твое присутствие в этой казарме невозможно после инцидента. Пошел прочь! И не дай бог тебе еще когда-нибудь попасться на моем пути. Старшим рутиарием назначаю Авла.

— Да, господин, — Авл схватил руку Акциана и приложился к ней губами. Он уже давно считал, что Квинту не место на этом посту.

— И приведи ко мне этого дака.

Квинт быстро покинул помещение. Акциана он боялся как огня и знал, что этот человек не станет кидать слов на ветер. Такой и сам всадит нож в горло и рука не дрогнет. Он отлично помнил этого человка еще по Риму, где они встречались. Вот только Акциан не узнал его.

Сильно изменился Квинт с тех времен. А он почти сразу же узнал бывшего преторианца Натала Антония, участника заговора против императора Нерона. Тогда его взяли одним из первых, и именно он выдал всех основных заговорщиков. Хорошо еще, что лично Квинта он не назвал.

Рутиарий помнил тот день в доме Плавтия Лерана. Они сидели втроем он, сам Плавтий и Субрий Флав — трибун преторианской когорты. Латерану отводилась в заговоре ведущая роль — именно он должен был убить Нерона. Они обсуждали детали и неожиданно Квинт почувствовал неладное. Словно что-то кольнуло его в самое сердце.

Он тогда поднялся с ложа, на котром возлежал, и поставил фиал на столик.

— Что с тобой? — спросил его Латеран.

— Мне пора идти! Меня ждут!

— Прямо сейчас? — удивился Субрий Флав.

— Именно сейчас. Но в назначенный час я буду на месте. Вы можете на меня положиться.

Он ушел немедленно, хотя никто и нигде его не ждал. И он ушел вовремя. Через несколько минут в ворота дома постучал центурион с отрядом преторианцев. Квинт именно тогда понял, что заговор раскрыт. И потом он узнал, что предал всех Натал Антоний и сейчас этот человек звался Акцианом.

Он сильно изменился с тех пор. Но в глазах оставался все тот же бешенный огонек и ссориться с ним было опасно.

Ну, а с Децебалом, он еще посчитается. Дай срок! Встретятся на узкой дорожке в один прекрасный день….


Децебал увидев Авла в сопровождении стражников, сразу заявил, что готов следовать за ними. Его отвели в помещение для рутиариев. Там он увидел ланисту. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Оставьте нас! — бросил Акциан сопровождавшим.

— Но, господин, этот гладиатор… — попробовал возразить Авл.

— Оставьте нас!

— Да, господин! — поклонился новый старший рутиарий и вышел за двери.

Тяжелая дубовая дверь с шумом закрылась, и они остались одни — гладиатор и ланиста.

— Я слишком милостиво с тобой обращаюсь, раб, — начал ланиста. — Ты много возомнил о себе.

— Я в твоей власти, господин. Ты можешь наказать меня, как считаешь нужным.

— Вот как? Я могу распять тебя на кресте или сгноить в городской тюрьме. Но скоро Сатурналии, а они всегда сопровождаются играми. Ты мне нужен. Но я хочу поговорить с тобой еще раз, варвар.

— Я слушаю тебя, господин.

— Ты совершил серьезный проступок, но я не наказал тебя, а выгнал вон рутиария Квинта. Но это не значит, что так я стану поступать всегда. Рутиарий поставлен, для обучения гладиаторов и долг гладиаторов повиноваться ему. Это закон, который нарушать нельзя. Ты понял?

— Да, господин, — Децебал кивнул.

— Я рассказал тебе историю своей жизни. Но ты так ничего и не понял. Ты не задумался о том, что такое Фортуна. Сейчас она повернулась к тебе лицом, но бойся пренебрегать её расположением. Эта богиня весьма обидчива. Он не терпит неблагодарности.

— Но разве она повернулась ко мне лицом, господин? Я всего лишь раб. И ты сам напомнил мне об этом.

— В Риме многие кто не носит железного ошейника такие же рабы, как и ты. При императоре Нероне самые знатные патриции валялись в пыли у ног императора и не знали, что их ждет завтра. В двери любого мог постучаться центурион преторианцев и принести послание от императора с таким содержанием: "Цезарь хочет, чтобы ты умер". И если патриций, или сенатор не выполняли это требование добровольно, то им помогали это сделать. Они разве не рабы? Конечно, сейчас при императоре Веспасиане Флавии все изменилось в лучшую сторону, но надолго ли? Кто может поручиться, что после Калигулы и Нерона не появиться подобное чудовище, облаченное в пурпур? У нас был император актер, так почему бы не появиться императору гладиатору? Если Нерон выходил на публику и представал пред толпой подданных в образе мима, то почему бы императору на выйти на арену?

Если бы Акциан знал тогда, что его слова станут пророческими. Спустя немногим более сотни лет, сын императора Марка Аврелия Комод действительно выйдет на арену в качестве гладиатора! Но ни Децебалу ни Акциану понятно не суждено было об этом узнать.

— Ты можешь стать знаменитым гладиатором, — продолжал Акциан. — У тебя есть все шансы для этого. Но нужно направить свою энергию в правильное русло. Нельзя идти по двум дорогам сразу. А ты ступил на опасную стезю, Децебал.

— Что ты имеешь в виду, господин? — Децебал опасался, что он знает об его разговорах, о Спартаке и о побеге.

— Ты думаешь, что ты можешь пойти по стопам Спартака и потрясти основы Рима? — усмехнулся ланиста. — Величайшие цари проигрывали войну Риму и теряли свои короны. Митридат, Тигран, Югурта. Величайший и великих полководцев Ганнибал проиграл войну Риму. А кто ты такой? У тебя есть армия, деньги, подданные, города, крепости?

— Нет. Но и у Спартака их не было.

— Верно, говоришь. Не было. Но Спартак свою войну с Римом тоже проиграл. Но и он был полководцем. Он служил в римской армии и видел её преимущества. Затем, когда римские легионы вторглись на его родину во Фракию, он изменил римлянам и перешел на сторону своих. За это его и продали в гладиаторы. Но он побеждал римлян их же тактикой. Он строил свои войска по римскому образцу. А ты знаешь правила войны, Децебал? Не отвечай, я знаю, что нет. Ты хороший мечник, но это не значит, что ты полководец. Подумай над моими словами и делай то, что я тебе говорю. Иначе ты окончишь свою жизнь плохо. Очень плохо. И я не пугаю тебя, а только предупреждаю о последствиях.

Децебал ничего не ответил ланисте.

— Квинт был редкой свиньей и я не жалею о том, что выставил за ворота, — продолжил Акциан. — Но он свободный римский гражданин. И он может пожаловаться префекту города и даже в Сенат. Тогда я не смогу тебя защитить, и ты предстанешь пред судом.

— Я готов отвечать за свои поступки, господин.

— Ах, вот как? Но ты мой раб и стоил мне денег! Сегодня я спасу тебя. Дам кому нужно взятки и все будет улажено. То есть я снова вложу в тебя деньги. Но это в последний раз! Запомни это! Если еще раз ты посмеешь оскорбить римского гражданина или поспорить с рутиарием — я сам сгною тебя. Тогда ты пожалеешь, что родился на свет. Поверь мне. Акциан не бросает слов на ветер. Ты все понял?

— Да, господин.

— А сегодня за свою дерзость ты отправишься в дом патриция Гая Сильвия Феликса на работы. Он просил меня прислать к нему двух гладиаторов.

— Да, господин. Я должен буду там сражаться?

— Нет. Тебя ждет иная работа. И ты станешь выполнять её как и положено рабу со всем прилежанием.

Децебал по знаку ланисты покинул помещение и вышел во двор. Его мучил вопрос, кто же донес Акциану о его разговорах о Спартаке? Неужели Цирцея? Получалось, что более некому. Об этой его связи с римлянкой Акциан был осведомлен отлично, и, очевидно, даже способствовал ей. Что-то слишком часто он отпускает своего раба на свидания. С чего бы ему проявлять такую заботу?


Содержание:
 0  Гладиаторы : Владимир Андриенко  1  Глава 1 ПЕРСТ СУДЬБЫ : Владимир Андриенко
 2  Глава 2 КАЗАРМА ГЛАДИАТОРОВ В ПОМПЕЯХ : Владимир Андриенко  3  Глава 3 ПОХИЩЕНИЕ : Владимир Андриенко
 4  Глава 4 ПИРАТЫ : Владимир Андриенко  5  Глава 5 РАБ У ВЕСЛА : Владимир Андриенко
 6  Глава 6 ПЕРВЫЙ БОЙ : Владимир Андриенко  7  Глава 7 ВИННАЯ ЛАВКА "БОРОДА АГЕНОБАРБА" И РАССКАЗ ОБ УЛЫБКЕ ФОРТУНЫ : Владимир Андриенко
 8  Глава 8 ВИННАЯ ЛАВКА "БОРОДА АГЕНОБАРБА" ЦИРЦЕЯ И МАРК АРТОРИЙ : Владимир Андриенко  9  Глава 9 СОБЫТИЯ ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ИГР : Владимир Андриенко
 10  Глава 10 ИСКУПЛЕНИЕ КИРНА : Владимир Андриенко  11  вы читаете: Глава 11 ПЕРВАЯ КРОВЬ ВО ИМЯ СВОБОДЫ : Владимир Андриенко
 12  Глава 12 В КОТОРОЙ ДЕЦЕБАЛ УЗНАЛ КТО ТАКАЯ ЦИРЦЕЯ : Владимир Андриенко  13  Глава 13 ПРАЗДНИКИ В ЧЕСТЬ САТУРНА : Владимир Андриенко
 14  Глава 14 О ТОМ, ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ САТУРНАЛИЙ : Владимир Андриенко  15  Глава 15 МСТИТЕЛЬНОСТЬ КВИНТА И ЛЮБОВЬ ЦИРЦЕИ : Владимир Андриенко
 16  Глава 16 РЕВНОСТЬ ГАЯ СИЛЬВИЯ ФЕЛИКСА : Владимир Андриенко  17  Глава 17 ПРЕДАТЕЛЬСТВО : Владимир Андриенко
 18  Глава 18 БОЙ НА ВИЛЛЕ У ФЕЛИКСА : Владимир Андриенко  19  Глава 19 О ТОМ, КАК КЕЛАД ЗАГОТОВЛЯЛ ОРУЖИЕ : Владимир Андриенко
 20  Глава 20 ФИСКАЛ : Владимир Андриенко  21  Глава 21 ВРАГИ И ДРУЗЬЯ : Владимир Андриенко
 22  Глава 22 ГНЕВ БОГОВ: ПОЖАР РАЗГОРАЕТСЯ : Владимир Андриенко  23  Глава 23 ГНЕВ БОГОВ: СУМЕРКИ АИДА : Владимир Андриенко
 24  Глава 24 ФАКЕЛ СВОБОДЫ : Владимир Андриенко  25  Глава 25 РАЗГРОМ : Владимир Андриенко
 26  Глава 26 В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ МАМЕРТИНА : Владимир Андриенко  27  Глава 27 БОЖЕСТВЕННЫЙ ЦЕЗАРЬ : Владимир Андриенко
 28  Глава 28 САТЕРН : Владимир Андриенко  29  Глава 29 ИНТРИГА ГАЯ СИЛЬВИЯ ФЕЛИКСА : Владимир Андриенко
 30  Глава 30 БЕЖАТЬ ИЗ МАМЕРТИНА : Владимир Андриенко  31  Глава 31 КРОВЬ ЗА СВОБОДУ : Владимир Андриенко
 32  Эпилог : Владимир Андриенко    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap