Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Анна Антоновская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  59  60  61  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  91

вы читаете книгу




ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Широко распахнуты торговые ворота в Тбилиси. С запыленных верблюдов сползают раздутые тюки. В переполненных духанах – горячий спор, яростные клятвы, звон денег, звон чашек, звон колоколов. И звонче звенят ряды амкаров, быстрее вертятся адли, увереннее качаются весы.

И каждый при встрече с Великим Моуреви, узнаваемым по исполинскому росту, торопится снять папаху.

Царь, чуствуя неизбежность ожесточенной борьбы за Тэкле, поспешил назначить Саакадзе сардаром – начальником царских войск. Без протестов обошлось и назначение Саакадзе в высший царский Совет, где до Сурамской битвы совещались только с владетельными князьями.

Саакадзе удалось убедить царя и высший Совет воспользоваться разгромом врага и очистить картлийские земли, захваченные султаном Мурадом. Богатая местность обогатит государство. Потом скот и собственность останется Картли… Собаки султана уйдут, как пришли. Кто в шарвари, кто и так обойдется… Обижаться в таких случаях не приходится… и для Ирана хорошо.

Против таких доводов спорить трудно, и Луарсаб, желая укрепить при дворе престиж Моурави, поручил ему это дело.


Три стремительных месяца провела дружина Саакадзе среди цветущих просторов и теснин.

Стамбул, занятый беспрерывными войнами с шахом Аббасом, не помышлял о помощи, да и желание притянуть к союзу Картли удерживало от выступления на защиту приверженцев полумесяца. И караваны с трофеями двигались к Тбилиси, бесчисленные стада остались ждать новых хозяев, а огромные табуны – новых всадников.

Богатые земли разожгли глаза князей. Но Саакадзе с тайным умыслом, кроме Зураба и Мухран-батони, никого из феодалов не затруднил хлопотами. На царском Совете Саакадзе тонко напомнил старинный обычай делить завоеванное только между участниками. Большие средства уйдут на возведение укреплений, ибо что стоит отнятое, если нельзя его удержать?

Расчет Георгия оказался правильным. Такие доводы обезоружили князей. Шадиман получил богатые подарки и табун коней и ввиду явного обогащения царской казны невольно молчал. Но князья не стерпели урезывания своих прав, и вновь закипела злоба против дерзкого Моурави.


Царь круто изменился. Остыл к легким победам, усиленно занимался делами Картли, неприятно поражая князей твердой волей и ясным умом. Он заметно охладел к Гульшари и не скрывал расположения к Нестан, не преминувшей открыто праздновать поражение своей соперницы.

Напрасно Гульшари пирами, играми, состязаниями, утонченным кокетством, драгоценностями и нарядами стремилась вновь завоевать утерянное влияние. Образ Тэкле всецело завладел сердцем Луарсаба.

В самый разгар придворных интриг явилась с тайным поручением Хорешани.

Русудан беспокоила щекотливость положения. Не поехать в Метехи вместе с Тэкле после посещения царя было невозможно. Поехать без приглашения царицы – самолюбие не позволяло. На долгом совещании с Хорешани был выработан план.

За открытый смелый и веселый характер княгиня Хорешани, несмотря на неприязнь Шадимана, пользовалась большими правами в Метехи.

Вот и сейчас, дав подзатыльник широко улыбающемуся телохранителю, она беспрепятственно переступила запретную зону.

«Берегу Тэкле… по твоему желанию глаз не отвожу. Много подозрительных странниц, схимниц ходят, в замок не пускаю… Боюсь, яд за пазухой держат…»

Царь задумался над посланием Русудан: если в Носте Тэкле беречь надо, как можно рисковать приглашением ее в Метехи, пока Гульшари здесь? Нестан права: если бы не мамка, ее давно бы умертвили в Метехи. Двух преданных Нестан девушек отравила Гульшари… Луарсаб вздрогнул.

Бурное желание видеть Тэкле боролось со страхом. Хорешани не придерживалась политики и откровенно договорила недосказанное Русудан в письме.

– Если хочешь, дорогой Луарсаб, непременно видеть здесь Тэкле, необходимо приглашение. Против царицы нехорошо в таком деле идти.

Только теперь с полной ясностью понял Луарсаб невозможность приезда любимой. А просить мать пригласить Тэкле – значит раньше времени поставить в известность о своем решении. И потом, захочет ли царица? Гульшари не допустит… А может, напротив, уговорит?.. Нет, нет, Тэкле необходима безопасность. И Русудан не должна покидать Носте. Надо вежливо попросить отложить приезд. С откровенностью, с которой можно было говорить только с Хорешани, Луарсаб высказал ей свое опасение, а после всестороннего обсуждения желание Русудан исполнилось…

Изысканный ответ Луарсаба мог польстить даже самолюбию царицы Савской и, пошумев несколько дней в Метехи, Хорешани, завершая дипломатическую миссию, понеслась обратно в Носте. Но препятствие распалило Луарсаба, и Нестан уехала гостить в Носте…

Неожиданно царь изъявил желание посетить Твалади.

Через несколько дней Нестан и Тэкле, закутанная вуалью, в сопровождении верного Иесэ выехали на прогулку. Только в темном ущелье, за разрушенной часовней, узнала Тэкле о предстоящем свидании. Иесэ стоял на страже, держа на поводу коней.

Бешеный стук копыт. Иесэ едва успел схватить за узду царского скакуна.

Перепрыгивая бесконечные камни, Луарсаб упал к ногам еле живой Тэкле. Говорить не могли. С изумленным восхищением смотрели друг на друга. Сердца стучали совсем близко, уплыли мысли, и в бесконечности растворилось настоящее… Тихо качнулись теплые сумерки. Ранняя звезда скользнула золотой слезой. Не понимая, смотрели они потемневшими глазами на бесцеремонно расталкивающую их Нестан.

– Во имя бога, царь! Не подвергай нас опасности, разве не слышишь тревожного рога? Два часа здесь находишься.

– Престол Картли готов отдать за право остаться здесь навсегда с возлюбленной.

И, не обращая внимания на Нестан, царь, склонившись к Тэкле, восторженно произнес: – О…


Если б чарою стал чеканною,
Красноцветным вином сверкающей,
На здоровье ее ты бы выпила
Под черешнею расцветающей.

Иль наперстком бы стал из золота,
Пальчик твой обнимал под песни я.
Или стал бы я ежевикою,
Твои ножки колол чудесные.

Иль косы твоей стал бы волосом,
Вполз в иголку твою с зарницами,
Или пеплом бы стал серебряным
И над дивными стыл ресницами.

Или стал бы я алой розою.
Твои щечки обсыпал нежные,
Иль рубашкою стал бы шелковой,
Обнял грудь твою белоснежную.

Иль твоим бы я стал желанием,
Сердца самою сладкой мукою,
Иль хотя бы твоею тенью стал,
Незнакомый навек с разлукою.[13]

Нестан с отчаянием умоляла Луарсаба:

– Царь, я слышу приближающийся топот и лай собак, молю, пощади нашу честь…

Луарсаб разжал объятия:

– Жди меня, Тэкле…

Тэкле блеснула черными глазами.

– Буду ждать всю жизнь.

После мимолетного свидания задумчивость не покидала Луарсаба. Едва сдерживал желание помчаться в Носте и тихо намекал Нестан об отсутствии терпения.

И Нестан решила…

– Прекрасная Нестан, чем вызвано твое поспешное желание видеть меня?

Нестан перебирала преподнесенную Георгием яшму:

– Я хотела посоветоваться, но раньше пусть друг посмотрит, охраняются ли двери.

Убедившись, что их не подслушивают, Нестан стала упрекать Георгия в суровости к своей семье.

Тэкле от скуки совсем больна. Вся военная сила страны в руках Моурави, а сестра схимницей тоскует… Сердце любви ждет, молодость веселья просит, а разве не гордость – показать красавицу сестру? Нестан решила развлечь Тэкле, да и Русудан давно в Ананури не была. Нестан большую охоту устраивает, и если Георгий не приедет с семьей, перестанет быть другом Нестан.

– Дорогая Нестан, не следует уверять тебя в моей преданности, ты для меня – родная дочь, Зураб – любимое чадо. Я воспитал в нем воинственность, соединил вас, и мы связаны больше, чем жизнью… Но, Нестан, не назовешь ли, кого еще думаешь пригласить?..

– О Георгий, конечно, весь двор! – нарочно беспечно вскрикнула Нестан. – Но можешь быть спокоен: два раза одно и то же не повторяется…

Георгий колебался, оскорбить Нестан отказом невозможно. Да и правда, Русудан и Тэкле скучно живут. Но кто там будет?.. Кажется, Луарсаб опомнился, ничего не говорит. А вдруг опять голову потеряет? Снесет ли Саакадзе вторично оскорбление?..

Нестан, видя колебание, повела решительную атаку. Тэкле будет жить в ее комнате. Русудан с сыновьями большую радость Нугзару доставит, «барсы» с царем охотиться будут, и… Саакадзе сдался.


– Охота на медведей? Две недели видеться с Тэкле! Тайный ход в твои покои… О моя Нестан, чем отплатить?

– Царь, ты, кажется, забыл главное, – смеялась Нестан.

– Главное – видеть Тэкле, целовать лепестки ее уст, смотреть в солнечные глаза, держать трепещущие, как крылья пойманной птицы, руки! Нестан, Нестан! Любовь – великая мука!

– Что же дальше, мой царь?

– Дальше? Не догадываешься? Но, надеюсь, Гульшари не будет в Ананури?

– Нет, царь, она откажется…

Нугзар, немало озадаченный внезапной любезностью царя, спешно готовился к приему. Наверно, Нестан, в пику Гульшари, упросила Луарсаба. Что ж, это надо приветствовать. «Уже второй раз царь в гости едет, – с гордостью вспомнил Нугзар. – Даже в Мухрани только раз был… Наверно, друзья Шадимана от зависти заболеют. Хотя им некогда, трофеи Сурамской битвы никак не могут поделить… Георгий войну выиграл, а шакалы добычу растаскивают… Хорошо – шакалов вспомнил, почему я до сих пор старшего Качибадзе не выругал? Обещал половину турецких ятаганов мне прислать и все на арбах в свой замок свез… Надеется, у меня память плохая. Тоже умный! Красные усы носит и думает, уже шаха покорил».

Нато от гордости не находила места: Нестан оправдала все чаяния, возлагаемые когда-то на Русудан.

И пока князья спешили на охоту в Ананури, Саакадзе спешил переселить царских крестьян на очищенные от турок земли, розданные мелкоземельным азнаурам в наделы. Известным только «барсам» путем в замки князей проникли слухи, что хизани получат земли и скот в двойном размере и их хозяйство не будет облагаться в течение трех лет. Взбудораженные крестьяне стихийно бросали насиженные места у князей и толпами тянулись на свободную окраину.

Взбешенные феодалы поскакали в Метехи, требуя пресечь бегство трудолюбивых крестьян.

Но царь сослался на освященный веками закон, не нарушенный еще ни одним царем. Феодалы обратились к Шадиману, и, хотя действия Моурави были направлены на обогащение страны, Шадиман сильно тревожился популярностью и стремительностью Саакадзе. Необходимость тайного совещания с союзными князьями заставила Шадимана обрадоваться охоте в Ананури и, получив разрешение царя, отправиться в свой замок на три дня. Он разослал верных гонцов к дружественным князьям. Андукапару тоже посчастливилось не поехать к ненавистным Эристави.

Нестан тонко задела самолюбие Гульшари, пригласив ее последней. Разгневанная красавица язвительно заметила, что она давно мечтала предоставить Луарсабу возможность усладиться обществом медведей, но сама предпочитает орлиные гнезда. И отсутствие царя даст ей возможность вместе с царицей навестить светлейшую княгиню Липарит. Нестан с притворной обидой вечером поспешила упрекнуть царицу в нежелании доставить радость Эристави. Царица смутилась. К сожалению, она только что дала слово Гульшари навестить княгиню Липарит, но зато зимою обязательно приедет в Ананури.

Довольная своей политикой, Нестан, пошутив с Луарсабом над неведением ревнивой Гульшари, уехала в Ананури готовиться к встрече царя.

Саакадзе удивлен. Шадиман, оберегающий царя, как собственность, вдруг на три дня отпускает Луарсаба без себя в Ананури.

И хотя замок Шадимана был недоступен для посторонних, все же слепой нищий с провожатым – мальчиком Арчилом нашел приют на ночь у богобоязненной старой служанки.

В разгар празднества в Ананури Саакадзе уже знал имена князей, совещающихся у Шадимана.

К большому удовольствию Эристави, Луарсаб был шумно весел и радостен… Покои Нестан в Ананурском замке были изысканно украшены влюбленным Зурабом. Но Нестан пожелала на время праздника устроиться в покоях польщенного мужа, а свои приказала убрать цветами для любимой Тэкле.

Уступая странному желанию Нестан, царю разукрасили покои в крепостной башне… Царь любит небо и горы, а из башни красивый вид. Но не восточная роскошь восхитила Луарсаба, а невидимая дверца в круглой стене. Хотя Тэкле и была предупреждена заботливой Нестан, но когда в первую ночь в мерцании хрустальной лампады колыхнулся ковер, невольный крик сорвался с дрожащих губ Тэкле. Прильнувшая к овалам окон ночь подслушивала оброненные слова любви и улыбалась длительному свиданию влюбленных.

Георгий совсем успокоился. Царь изысканно любезен со всеми, не отдавая предпочтения никому. Даже когда на охоте Луарсаб собственноручно вонзил в сердце медведя нож и бросил к ногам Тэкле шкуру со словами: «Возьми, Тэкле, и запомни: я знаю, где находится сердце», – даже тогда Георгий не почуствовал надвигавшихся событий. Накануне отъезда Луарсаб украдкой совещался с Нестан.

– Ты должна помочь удалить Гульшари. Я не могу подвергать Тэкле опасности…

– Шадиман с Андукапаром тесно связаны, вместе три дня заняты были.

– Заняты? Чем? – Луарсаб подозрительно насторожился.

Но Нестан, помня оказанную однажды «услугу» Георгию, не произнесла имени Саакадзе, зато назвала всех князей, тайно совещавшихся при участии Гульшари в замке Шадимана. Ей, конечно, показалось подозрительным отсутствие Шадимана, и она из преданности к царю послала верного человека… На этом можно уязвить Андукапара, и Гульшари еще раз обидится… Ведь она заманила и царицу Мариам на подозрительное совещание.


Содержание:
 0  Пробуждение барса : Анна Антоновская  1  А.АНТОНОВСКАЯ Краткие биографические сведения : Анна Антоновская
 3  ГЛАВА ВТОРАЯ : Анна Антоновская  6  ГЛАВА ПЯТАЯ : Анна Антоновская
 9  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Анна Антоновская  12  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Анна Антоновская
 15  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Анна Антоновская  18  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Анна Антоновская
 21  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ : Анна Антоновская  24  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Анна Антоновская
 27  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Анна Антоновская  30  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Анна Антоновская
 33  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Анна Антоновская  36  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Анна Антоновская
 39  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ : Анна Антоновская  42  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Анна Антоновская
 45  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Анна Антоновская  48  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ : Анна Антоновская
 51  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ : Анна Антоновская  54  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Анна Антоновская
 57  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Анна Антоновская  59  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ : Анна Антоновская
 60  вы читаете: ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Анна Антоновская  61  ГЛАВА СОРОКОВАЯ : Анна Антоновская
 63  ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ : Анна Антоновская  66  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ : Анна Антоновская
 69  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ : Анна Антоновская  72  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ : Анна Антоновская
 75  ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ : Анна Антоновская  78  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ : Анна Антоновская
 81  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ : Анна Антоновская  84  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ : Анна Антоновская
 87  ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ : Анна Антоновская  90  СЛОВАРЬ-КОММЕНТАРИЙ : Анна Антоновская
 91  Использовалась литература : Пробуждение барса    



 




sitemap