Приключения : Исторические приключения : Глава 15 : Джин Ауэл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 15

– Молодец, Джондалар! Скоро ты научишься управляться с лодками не хуже нас! – сказал Карлоно. – Если лодка большая, а ты не успеешь вовремя зачерпнуть воду веслом, ничего страшного не случится, ведь гребешь не только ты. Правда, другие могут сбиться из-за тебя с ритма. Но, управляя маленькой лодкой, промахов допускать нельзя, любой из них чреват опасностью и может оказаться роковым. Имея дело с рекой, будь всегда начеку, она коварна, не забывай об этом. Сейчас мы на глубоком месте, и воды кажутся спокойными, но стоит опустить в них весло, и ты сразу же почувствуешь, какое сильное тут течение. Бороться с ним очень трудно, нужно к нему приноровиться.

Карлоно все говорил и говорил, наставляя Джондалара, помогая ему управлять маленьким двухместным челноком, скользившим по воде неподалеку от места, где находилась пристань племени Рамудои. Джондалар слушал его вполуха, сосредоточив все усилия на том, чтобы заставить челнок двигаться в нужном направлении и правильно орудовать веслом, но всякий раз, напрягая мышцы, он замечал, что правильно выполняет указания Карлоно.

– Можно подумать, что плыть вниз по реке легче, так как не нужно бороться с течением, но тут кроется подвох. Плывя против течения, ты волей-неволей постоянно следишь за челноком и за рекой, понимая, что, как только ты расслабишься, тебя снесет обратно и окажется, что силы потрачены впустую. Вдобавок ты успеваешь вовремя заметить возникающие препятствия и избежать столкновения. Когда ты движешься по течению, совсем нетрудно впасть в рассеянность, задумавшись о чем-нибудь и предоставив реке нести тебя вперед. Но и на глубоководье попадаются скалы, уходящие основанием в дно реки, челнок может налететь на них и разбиться, да и столкновение с затонувшим бревном сулит немало бед. Есть правило, о котором никак не следует забывать: «Не зевай, когда имеешь дело с Матерью». Она хитра на выдумки. Ты можешь решить, что все знаешь заранее и все уже предусмотрел, но вот тут-то она чем-нибудь тебя и огорошит.

Карлоно выпрямился, вытащив весло из воды, внимательно посмотрел на Джондалара и отметил, как глубоко тот сосредоточен. Светлые волосы собраны в пучок на затылке и перевязаны ремешком – весьма уместная мера предосторожности. Он стал одеваться так же, как Рамудои, ходившие в почти такой же одежде, как и Шамудои, но приспособленной к жизни, тесно связанной с рекой.

– Джондалар, отведи челнок к пристани, и я выберусь на берег. Тебе пора попробовать свои силы в одиночку. Когда ты оказываешься с рекой один на один, все воспринимается иначе.

– Ты думаешь, я уже готов к этому?

– Ты очень быстро усвоил многие навыки, хоть и не занимался этим делом с детства.

Джондалару не терпелось испытать себя и самому отправиться в плавание по реке. Мальчики племени Рамудои, как правило, получали челнок в собственное распоряжение задолго до того, как достигали зрелости. Живя среди людей племени Зеландонии, он уже давно сумел доказать, что способен на многое. Он впервые убил оленя, когда был ненамного старше Дарво, – раньше, чем стал взрослым и научился изготавливать различные орудия из кремня. Он знал, что лишь немногие мужчины могут сравниться с ним в искусстве метания копья, но он привык охотиться на равнинной местности и понимал: в ряде областей ему далеко до здешних обитателей. Среди Рамудои мужчиной мог считаться лишь тот, кто сумел поймать с помощью гарпуна одного из огромных осетров, а среди Шамудои – тот, кто научился охотиться в горах и сам убил серну.

Джондалар решил, что получит право связать себя прочными узами с Серенио, лишь когда докажет самому себе, что ни в чем не уступает мужчинам племени Шамудои и Рамудои. Доландо попытался объяснить ему, что в этом нет необходимости и никто не сомневается в его достоинствах: все оценили его храбрость и силу во время охоты на носорога. Из их разговора выяснилось, что Шарамудои не охотятся среди равнин и никто из них прежде не пытался убить носорога.

Джондалар не задумывался о том, почему он вдруг решил доказать окружающим свою состоятельность, хотя раньше у него не возникало желания подчеркнуть свое превосходство над другими охотниками. Его интересовало лишь искусство изготовления орудий из кремня, и каждый шаг на пути к совершенству в этой области доставлял ему огромное удовольствие. Дух соперничества был чужд ему прежде. Несколько позже Шамуд поговорил с Доландо с глазу на глаз и объяснил, что высокому мужчине из племени Зеландонии лучше поступить по своему усмотрению, чтобы обрести уверенность в себе.

Они с Серенио уже долгое время жили вместе, и Джондалар полагал, что этот союз нужно скрепить обрядом. Почти все привыкли считать их полноправной парой. Он всегда заботился о Серенио, хорошо с ней обходился и относился к Дарво как к сыну своего очага. Но после того вечера, когда Шамио и Толи ошпарились горячим чаем, то одно, то другое мешало ему заговорить об этом, никак не удавалось собраться с духом. Жизнь их текла по-прежнему, и его это вполне устраивало. «Да и так ли уж необходимо что-либо менять?» – часто думал он.

Серенио ничего от него не требовала, ни на чем не настаивала и держалась спокойно и несколько отчужденно. Впрочем, недавно он поймал на себе ее выразительный взгляд, красноречиво говоривший о ее чувствах. Джондалар пришел в смущение и отвернулся. После этого случая он задался целью доказать, что сможет стать полноправным членом племени Шарамудои, и оповестил окружающих о своих намерениях. Кое-кто воспринял это как Обещание, хотя традиционный ритуал не был совершен.

– Постарайся пока не заплывать слишком далеко, – сказал Карлоно, вылезая из маленького челнока. – Сначала тебе надо привыкнуть управляться в одиночку.

– Хорошо, но я возьму с собой гарпун. Заодно поучусь с ним обращаться, – ответил Джондалар и потянулся за гарпуном, лежавшим на пристани. Он положил длинное древко на дно челнока между двумя сиденьями, рядом разместил свернутую кольцом веревку, а навершие убрал в прикрепленный к борту чехол и завязал его. Держать навершие гарпуна – заостренный стержень из кости с рядом зазубрин – прямо в лодке было бы крайне неразумно. Все знали, какая беда может случиться, ведь извлечь его из плоти человека так же нелегко, как и из рыбины, к тому же обработка кости каменными орудиями – дело сложное. Если челнок опрокинется, он вряд ли утонет, а вот незакрепленные приспособления будут потеряны раз и навсегда.

Пока Карлоно стоял, придерживая челнок, Джондалар устроился на заднем сиденье. Закрепив гарпун, он взял весло с двумя лопастями и оттолкнулся от пристани. Теперь, когда в маленьком челноке сидел всего один человек, осадка его уменьшилась, но Джондалар довольно быстро приноровился к этому и повел челнок вниз по течению, погрузив весло в воду рядом с кормой и используя его как руль. Затем он решил изменить направление движения. Грести против течения легче, пока он еще не устал, а потом оно отнесет его обратно.

Он спустился куда ниже по течению, чем рассчитывал. Когда впереди наконец показалась пристань, он чуть было не повернул к ней, но потом передумал и проплыл мимо. Он задался целью овладеть множеством навыков, и никто, даже он сам, не сможет обвинить его в том, что он нарочно тянет время и не спешит выполнить данное Обещание. Видя, как Карлоно машет ему рукой, Джондалар улыбнулся, но останавливаться не стал.

Вскоре он заметил, что река стала шире, сила течения уменьшилась и грести стало легче. Он осмотрел противоположный берег и увидел небольшой пляж, окруженный ивами. Туда-то он и решил направиться. Легкий челнок проскользнул над отмелями, а Джондалар, оказавшись невдалеке от берега, решил передохнуть. Он перестал грести, но продолжал управлять челноком, плывшим теперь кормой вперед, используя весло как руль. Он сидел, задумчиво глядя на воду, и тут внимание его привлекла большая темная тень, плавно перемещавшаяся в глубине.

Для осетров еще слишком рано. Обычно они поднимаются вверх по реке в начале лета, но весна в этом году выдалась теплая и ранняя, и вода сильно поднялась. Он присмотрелся получше и заметил, что в глубине бесшумно скользят и другие огромные рыбины. Они уже здесь! Какая удача! Возможно, ему удастся первым в этом году поймать осетра.

Он положил весло на дно челнока и принялся собирать гарпун. Маленькое суденышко, которым теперь никто не управлял, повернулось, описав дугу, его подхватило течением и понесло вперед, но чуть боком. К тому времени когда Джондалару удалось закрепить на носу веревку, челнок развернуло еще сильнее, но двигался он ровно, а Джондалар вошел в азарт и с нетерпением ждал, когда покажется еще одна рыбина. Вскоре он увидел, что навстречу ему под водой движется огромная тень. Теперь ему стало понятно, откуда взялась рыба Хадума: в здешних водах встречалось множество таких же громадин.

Люди племени Рамудои не раз брали его с собой, отправляясь рыбачить, и от них Джондалар узнал, что вода скрывает истинное местоположение рыбы и ее очертания, – таким образом Мать пыталась спрятать все живое, обитающее в ее глубинах, до тех пор пока людям не удалось проникнуть в ее секрет. Целясь в приближавшуюся рыбину, он учел это. Перегнувшись через борт, он выждал немного, а затем метнул гарпун вперед.

При этом челнок стремительно заскользил по воде в обратном направлении, все больше и больше удаляясь от берега. Но Джондалар не промахнулся. Наконечник гарпуна вонзился в туловище гигантского осетра, но тот продолжал бороться. Рыба ушла глубоко под воду и поплыла против течения где-то посредине реки. Веревка быстро размоталась и резко натянулась.

От рывка челнок развернулся, накренился, и Джондалар чуть не свалился в воду. Он ухватился за борт, но тут весло подбросило вверх, и оно упало в реку. Джондалар потянулся вперед, пытаясь достать его, но челнок накренился, и он опять вцепился в край борта. В этот самый момент осетр попал в подводное течение и еще быстрее поплыл вверх по реке, благодаря чему положение челнока внезапно выровнялось, и Джондалар плюхнулся на дно. Он выпрямился, потер ушибленную ногу и увидел, что маленькое суденышко мчится по реке против течения с невиданной скоростью.

Цепляясь за борта, он осторожно переместился в носовую часть. Глаза его широко раскрылись от изумления и страха, когда он увидел, как быстро мелькают растущие по берегам реки деревья. Он потянулся к туго натянутой веревке, скрытой под водой, и дернул за нее, надеясь высвободить гарпун, но в результате челнок зачерпнул носом воды, а осетр резко изменил направление движения, и маленькое суденышко вовсю закачалось. Джондалар продолжал держаться за веревку, несмотря на качку.

Он не заметил, как показалась прогалина, где Рамудои занимались сооружением лодок. Разинув рты от удивления, они застыли, глядя на лодку, несущуюся вверх по течению следом за огромной рыбиной, и на Джондалара, который перегнулся через борт и обеими руками тянул за веревку, пытаясь вытащить гарпун.

– Вы когда-нибудь такое видели? – спросил Тонолан. – Моему брату попалась своенравная рыба! А я-то думал, что меня уже ничем не удивишь. – Улыбка на его лице становилась все шире и шире. – Смотрите, как он дергает за веревку! Он хочет, чтобы рыба отпустила его на волю! – Он шлепнул рукой по бедру, давясь от смеха. – Надо же, рыба поймала Джондалара!

– Тонолан, это вовсе не смешно, – сказал Маркено, всеми силами стараясь сохранить серьезное выражение лица. – Твой брат угодил в переделку.

– Да, я понимаю. Но ты когда-нибудь видел такое? Чтобы рыба тащила человека в челноке вверх по течению! Только не говори мне, будто это не смешно.

Тонолан снова рассмеялся, но помог Маркено и Бароно спустить лодку на воду. Доландо и Каролио тоже решили отправиться с ними. Оттолкнувшись от берега, они принялись грести изо всех сил, спеша на помощь Джондалару, которому приходилось несладко и который мог попасть в беду.

Осетр начал ослабевать. В тело его впились зубцы гарпуна, он тащил за собой лодку, а человек все время дергал за веревку, и силы у огромной рыбы начали иссякать. Теперь осетр плыл медленнее, чем раньше, и у Джондалара появилась возможность пораскинуть мозгами, хотя управлять челноком он по-прежнему не мог. Они одолели немалое расстояние. Пожалуй, он ни разу не оказывался так далеко с тех самых пор, как впервые отправился по реке на лодке, когда шел снег и вовсю завывал ветер. Ему вовсе не хотелось подниматься еще выше по реке, и он решил перерезать веревку.

Он перестал держаться за борт и попытался достать нож. Но когда он вытащил каменное орудие с костяной ручкой из чехла, осетр, чуя приближение смерти, попытался избавиться от причинявшего ему острую боль гарпуна. Он резко заметался из стороны в сторону, и всякий раз, когда он устремлялся ко дну, суденышко зачерпывало носом воду. Джондалар подумал: если деревянный челнок перевернется, он удержится на плаву, но непременно затонет, если наполнится водой. Он попытался перерезать веревку, а челнок все раскачивался, время от времени зачерпывая носом воду, рывками разворачиваясь то в одну, то в другую сторону. Джондалар не заметил плывшего навстречу сильно разбухшего, глубоко погруженного в воду бревна, и, когда челнок столкнулся с ним, нож вылетел из руки Джондалара.

Он растерялся от неожиданности, но вскоре пришел в себя и попытался немного выбрать веревку, чтобы челнок не накренялся так сильно. В последней отчаянной попытке избавиться от гарпуна осетр рванулся к берегу, и ему это наконец удалось, но слишком поздно. Рваная рана на боку оказалась слишком велика, и ему не суждено было выжить. Огромная морская рыбина устремилась ко дну, затем поднялась на поверхность и всплыла брюхом кверху, и теперь лишь редкие конвульсивные подергивания напоминали о том, как яростно еще совсем недавно боролся за жизнь этот гигантский обитатель вод.

Длинное извилистое русло реки изобиловало излучинами, и в том месте, где осетра настигла смерть, находилась одна из них. Поток воды струился, огибая поворот и образуя множество завихрений. Сделав последний рывок, осетр оказался в заводи неподалеку от берега. Веревка уже не была натянута, и челнок перестал двигаться, он лишь покачивался в стоячей воде, ударяясь то о бревно, то о рыбину, хотя их в любой момент снова могло подхватить течением.

Теперь Джондалар понял, что совсем напрасно пытался обрезать веревку. Если бы челнок понесло течением вниз по реке, он не смог бы управлять им, так как остался без весла. До берега было недалеко. Вдоль излучины тянулся узкий каменистый пляж, дальше берег опять становился крутым, и корни росших на самом его краю деревьев висели в воздухе, как будто пытаясь найти в нем опору. Возможно, там ему удастся отыскать ветку, которая заменит весло. Он сделал глубокий вдох, готовясь погрузиться в холодную воду, и прыгнул.

Река в этом месте оказалась глубже, чем он ожидал: его накрыло с головой. В результате толчка челнок сдвинулся с места, и его подхватило течением, а рыбина закачалась на волнах, но уже ближе к берегу. Джондалар поплыл было следом за челноком, надеясь ухватиться за веревку, но ему не удалось нагнать легкое суденышко, стремительно скользившее по поверхности воды.

От ледяной воды у него начало неметь тело. Он повернул к берегу. Осетр покачивался на мелководье. Джондалар ухватился за челюсти разинутого рта и поволок рыбину за собой: было бы обидно лишиться и челнока, и добычи. Осетр оказался очень тяжелым, и, вытащив его на каменистый пляж, Джондалар понадеялся на то, что он никуда не денется, и оставил его там. «Искать весло уже не нужно, – подумал он, – ведь лодки у меня теперь нет, но, может быть, мне удастся найти хворосту и развести костер». Он весь вымок и продрог.

Он полез было за ножом, но обнаружил, что чехол пуст. Он совсем позабыл о том, что потерял его, а другого у него не было. Раньше он держал запасное лезвие в подвешенном к поясу мешочке, но тогда он ходил в одежде Зеландонии, а сменив ее на одежду племени Рамудои, перестал брать мешочек с собой. «Возможно, я сумею развести костер, используя палочки для добывания огня, – подумал он. – Но без ножа ты не сможешь нарезать веток, Джондалар, – возразил он сам себе, – не сможешь наскрести сухой древесной трухи, которая нужна для растопки. – Он передернул плечами. – По крайней мере попробую насобирать хворосту».

Он огляделся по сторонам. Из кустов донесся шорох. Землю покрывал настил из мха и влажной гнилой листвы. Нигде ни одного сухого сучка. Джондалар подумал, что можно наломать сухих веток, вспомнив о том, как их много на нижней части ствола хвойных деревьев. Но здешние леса отличались от тех, что росли в его родных местах. Расположенные на севере ледники не оказывали столь сильного влияния на климат этого района, и он был более мягким. Конечно, погода здесь бывала прохладной и даже холодной, но сохранялась высокая влажность. Поэтому здесь росли леса, характерные для местности с умеренным, а не арктическим климатом, и деревья, из которых Рамудои делали лодки, отличались твердостью древесины.

В лесу, где он оказался, росли дубы и буки, порой встречались грабы и ивы, деревья с толстыми стволами, покрытыми коричневой корой, и с более стройными гладкими стволами сероватого цвета, но сухих веток он не обнаружил. Наступила весна, и даже самые крохотные прутики наполнились живицей и покрылись почками. Джондалар видел, каких трудов стоит срубить дерево с твердой древесиной, даже если под рукой имеется хороший каменный топор. Он снова передернул плечами, стуча зубами от холода. Он принялся растирать руки, похлопал себя по плечам, попрыгал на месте, пытаясь согреться. Из кустов снова донесся шорох. Джондалар решил, что спугнул какого-нибудь небольшого зверя.

Он задумался над тем, насколько плачевно его нынешнее положение. Вероятно, вскоре его хватятся и станут искать. Тонолан наверняка заметит, что он пропал. А впрочем, с тех пор как сам он стал проводить много времени среди людей племени Рамудои, пути их пересекались все реже и реже, ведь жизнь Тонолана была тесно связана с племенем Шамудои. Джондалар понял, что не знает, чем занят сегодня Тонолан. Возможно, он отправился охотиться на серну.

«Ну, значит, на поиски отправится Карлоно. Ведь он видел, как я поплыл в челноке вверх по течению». Но тут Джондалар осознал крайне неприятное для себя обстоятельство. Ведь челнок уплыл от него! «Обнаружив пустую лодку, все решат, что я утонул, – подумал он. – А если так, никто не станет меня искать». Он забегал по кругу, размахивая руками и подпрыгивая, но согреться никак не удавалось, и его начала одолевать усталость. От холода мысли путались в голове, он почувствовал, что больше не может ни бегать, ни прыгать.

Вконец запыхавшись, он опустился на землю и свернулся клубком, по-прежнему пытаясь согреться, но дрожь все не унималась. И снова послышался шорох, на этот раз уже ближе, но Джондалар даже не попытался выяснить, кто бродит рядом с ним. Внезапно в поле его зрения оказались ноги, босые грязные ноги человека.

Он резко выпрямился, испытывая глубочайшее изумление, и почувствовал, что дрожь почти прошла. Перед ним на расстоянии вытянутой руки стоял ребенок. Низкий лоб, глубокие глазные впадины, большие темно-карие глаза. «Плоскоголовый! – подумал Джондалар. – Один из плоскоголовых. Совсем еще юнец».

Эта встреча совершенно ошеломила Джондалара. Он подумал, что животное, догадавшись, что его заметили, тут же скроется в кустах, но плоскоголовый продолжал стоять на месте. Некоторое время они пристально смотрели друг на друга, а затем плоскоголовый, как показалось Джондалару, поманил его за собой. Джондалар решил, что ему померещилось, но плоскоголовый опять взмахнул рукой и отступил на шаг назад.

«Что ему нужно? Он хочет, чтобы я пошел за ним?» Плоскоголовый снова поманил его за собой, и Джондалар сделал шаг вперед, с уверенностью полагая, что теперь животное убежит. Но плоскоголовый лишь слегка попятился, снова взмахнув рукой, и Джондалар пошел за ним, сначала медленно, а потом быстрее. Ему до сих пор не удалось согреться, но в нем проснулось любопытство.

Вскоре он увидел, как плоскоголовый раздвинул кусты и вышел на прогалину, посредине которой горел небольшой костер. Струйки дыма были едва заметны. Завидев Джондалара, самка вздрогнула, а когда он направился к костру, испуганно метнулась в сторону. Джондалар присел на корточки возле огня, от которого исходило живительное тепло. Краем глаза он заметил, что плоскоголовый и самка размахивают руками, издавая какие-то гортанные звуки. У него создалось впечатление, что они как бы переговариваются меж собой, но в первую очередь ему хотелось поскорее согреться, и он пожалел, что у него нет меховой накидки.

Он не заметил, как самка подошла к нему сзади, и вздрогнул от неожиданности, когда она набросила ему на плечи меховую шкуру. Ему удалось лишь на мгновение встретиться с ней взглядом – она тут же опустила голову и торопливо отошла в сторону, но он успел понять, что она боится его.

Даже промокшая одежда из мягкой кожи серны помогала в какой-то степени сохранять тепло. Сидя у костра, кутаясь в меховую шкуру, Джондалар вскоре почувствовал, что дрожь наконец унялась, и лишь тогда осознал, где именно он оказался: «О Великая Мать! Ведь это же стойбище плоскоголовых». Он сидел, протянув руки к огню, но внезапно в голову ему пришла поразительная мысль, и он резко отдернул их назад, как будто обжегшись.

«Огонь! Они умеют добывать огонь?» Он снова нерешительно вытянул руку вперед, словно не веря своим глазам и пытаясь убедиться, что все это ему не померещилось. Затем он обратил внимание на меховую шкуру и пощупал ее, взявшись за край и потерев его между большим и указательным пальцами. «Это шкура волка, – решил он, – и она отлично выделана. Мездра на удивление мягкая. Сомневаюсь, чтобы Шарамудои сумели выделать ее лучше. Но это просто шкура, снятая с волка, никто не пытался раскроить ее, чтобы придать ей другую форму».

Когда тепло начало разливаться по всему телу, Джондалар поднялся на ноги и повернулся спиной к костру. Он увидел, что плоскоголовый смотрит на него. Джондалар не мог сказать, почему он решил, что это существо мужского пола. Обернутая вокруг его тела шкура, перевязанная длинной полоской кожи, скрывала явные признаки пола. В отличие от самки он смотрел на Джондалара не таясь, чуть настороженно, но не испытывая страха. И тут Джондалар вспомнил, как Лосадунаи говорили ему, что самки плоскоголовых сдаются без боя, не оказывая сопротивления. Но кто мог позариться на самок плоскоголовых?

Глядя на плоскоголового, Джондалар пришел к выводу, что это скорее подросток, а не ребенок. Его первоначальное заблуждение объяснялось тем, что плоскоголовый был невысокого роста, но развитые мышцы говорили о недюжинной силе, и, как следует приглядевшись, Джондалар заметил, что у него начинает пробиваться борода.

Плоскоголовый что-то пробурчал. Самка торопливо подошла к небольшой кучке хвороста и подбросила веток в огонь. Джондалару не доводилось видеть самок плоскоголовых со столь близкого расстояния. Он повернул голову, присматриваясь к ней. «Она совсем взрослая, наверное, это мать юнца», – подумал он. Она явно чувствовала себя неловко, ей было неприятно, что на нее смотрят. Опустив голову, самка попятилась, а оказавшись на краю небольшой прогалины, попыталась спрятаться. Джондалар на мгновение отвернулся, но затем снова взглянул в ту же сторону. Самке удалось так хорошо замаскироваться, что он не сразу разглядел ее. Если бы он не знал, что она здесь, он бы и вовсе ее не заметил.

«Ей страшно. Удивительно, что она не убежала прочь, а подбросила в огонь веток, когда сын попросил ее об этом.

Попросил! Разве он мог о чем-то ее попросить? Плоскоголовые не разговаривают, он не мог попросить ее принести хворосту. Видно, я до того замерз, что у меня в голове все перепуталось».

Но, несмотря на все эти доводы, у Джондалара создалось впечатление, будто плоскоголовый юноша и впрямь попросил самку подбросить веток в огонь. Каким-то образом они общаются друг с другом. Он посмотрел на юношу и заметил в его взгляде явную враждебность. Он не знал наверняка, что тому причиной, но предположил, что плоскоголовому не понравилось любопытство, проявленное им по отношению к самке. Джондалар понял, что, если он сделает хоть шаг в ее сторону, могут возникнуть неприятности. «Не стоит обращать пристальное внимание на самок плоскоголовых, – заключил он, – если рядом находятся самцы любого возраста».

Джондалар перестал смотреть на самку и постарался не делать никаких резких движений. Через некоторое время он почувствовал, что плоскоголовый держится уже менее напряженно. Но, оказавшись с ним лицом к лицу, Джондалар с беспокойством и изумлением понял, что перед ним стоит мужчина, который так же, как и он сам, пытается присмотреться к встретившемуся ему незнакомцу. Впрочем, этот мужчина не походил ни на одного из тех, кого ему доводилось видеть прежде. За время странствий Джондалар не раз сталкивался с людьми из разных племен. Они говорили на разных языках, соблюдали разные обычаи, но все они, несомненно, принадлежали к человеческому роду.

«Это существо внешне сильно отличается от них, но можно ли утверждать, что это животное? Он невысок и широкоплеч, у него довольно кривые ноги, но ступни у него такие же, как у всех людей, и при ходьбе он держится так же прямо. Пожалуй, у него многовато волос на теле, – подумал Джондалар, – особенно на плечах и в области ключиц, но это волосы, а не шерсть, и мне доводилось встречать других сильно волосатых мужчин». Он отметил, что у плоскоголового, несмотря на его юный возраст, мощная грудная клетка с развитыми мышцами: справиться с ним в схватке было бы нелегко. Однажды он видел взрослых самцов и еще тогда поразился тому, какая могучая у них мускулатура, но по телосложению они ничем не отличались от мужчин. «Конечно, лицо и голова выглядят иначе, но так ли уж велики различия? – рассуждал Джондалар. – Сильно выступающие надбровные дуги, лоб низкий и покатый, но голова у него большая. Короткая шея, подбородка нет, только выдающаяся вперед челюсть, большой нос с выраженной переносицей. Это лицо человека, пусть он и не похож на людей, встречавшихся мне прежде. И они умеют добывать огонь.

Но в отличие от людей они не могут разговаривать. Хотя… похоже, они как-то общаются друг с другом. Ох, Превеликая Дони! Ведь он общался и со мной! Как он догадался, что мне необходимо согреться у костра? И с какой стати плоскоголовый взялся помочь человеку?» Джондалар вконец сбился с толку, но он не мог отрицать, что плоскоголовый скорее всего спас его от гибели.

Ему показалось, что молодой самец чего-то от него хочет. Он взмахнул рукой, словно призывая Джондалара снова последовать за ним, и, миновав прогалину, двинулся обратно по тому пути, которым они уже шли. Джондалар отправился следом. Он не успел до конца просушить одежду и порадовался тому, что у него есть волчья шкура, как только отошел от костра. Когда впереди показалась река, плоскоголовый разразился резким гортанным криком и, размахивая руками, помчался вперед. Какой-то небольшой зверек поспешил скрыться в кустах, но Джондалар увидел, что небольшая часть рыбины уже съедена. Он понял, что от осетра, каким бы огромным он ни был, вскоре ничего не останется.

Когда Джондалар заметил, как рассердился молодой самец, увидев покусившегося на рыбину зверька, его внезапно осенило. Возможно, плоскоголовый хочет получить часть рыбины и поэтому взялся помочь ему?

Порывшись среди складок обернутой вокруг его тела шкуры, плоскоголовый извлек откуда-то кремневую пластину с острым краем и взмахнул рукой, делая вид, будто разрезает рыбину. Затем он ткнул пальцем себя в грудь и указал на Джондалара, после чего замер в ожидании. Все ясно. Он предлагает поделить осетра, у Джондалара не осталось ни малейших сомнений на этот счет, но тут же возникла масса вопросов.

Откуда у плоскоголового взялся нож? Джондалару хотелось бы разглядеть его как следует, но он и так заметил, что он сделан из более толстой пластины, чем те, которые использовал он сам. И тем не менее нож достаточно острый, им можно пользоваться. Кто-то сделал его, задавшись вполне определенной целью. Впрочем, его занимали и другие вопросы. Этот юноша не произнес ни слова, но ему удалось объяснить, чего он хочет. Джондалар не знал, сумел ли бы он сам так же недвусмысленно и просто выразить свои желания.

Плоскоголовый выжидательно смотрел на него, и Джондалар кивнул, не зная, сможет ли тот правильно понять его. Но очевидно, ему удалось выразить согласие не только жестом: юноша тут же без малейших колебаний принялся разделывать рыбину.

Зеландонии стоял, глядя на него. В голове его вихрем кружились мысли, каждая из которых шла вразрез с убеждениями, которых он придерживался до сих пор. Разве это животное? Зверь способен попытаться урвать кусок рыбы. Более умный зверь может догадаться, что человек опасен. Он подождет, пока тот не уйдет или не умрет. Ни один зверь не в силах понять, что человек замерз и ему необходимо согреться, он не сможет развести костер, он не поведет к нему человека и не станет просить его поделиться с ним добычей. Так поступает только человек. Более того, подобное поведение является человечным.

В системе представлений, впитанной им с молоком матери, казавшейся ему незыблемой, внезапно обнаружился изъян. Плоскоголовые не люди, это животные. Так считают все. Разве это не самоочевидно? Ведь они не могут говорить. И только-то? Неужели этим все определяется?

Джондалар не стал бы возражать, даже если бы плоскоголовый решил забрать себе всю рыбину целиком, но ему стало любопытно. Какую часть он возьмет? Да и все равно ее необходимо разрезать на куски. Осетр такой огромный, что его и вчетвером не поднять с земли.

Внезапно все мысли о плоскоголовых вылетели у него из головы, а сердце взволнованно забилось. Уж не послышалось ли ему?

– Джондалар! Джондалар!

Плоскоголовый встревожился, а Джондалар уже начал пробираться меж деревьями, заслонявшими от него часть реки.

– Тонолан! Я здесь, Тонолан!

Так, значит, брат все-таки догадался, что его нужно искать. Он увидел посредине реки лодку с людьми и замахал руками. Те заметили его, помахали ему в ответ и принялись грести к берегу.

Услышав громкое кряхтенье, Джондалар вспомнил о плоскоголовом. Вернувшись на пляж, он увидел, что тот разрезал рыбу пополам вдоль хребта. Молодой самец переложил половину огромной рыбины на расстеленный рядом с ней большой кусок кожи, затем собрал концы куска в руку и закинул узел на спину. Из прорех высовывались часть хвоста и головы осетра. В следующее мгновение плоскоголовый уже скрылся за кустами.

– Постой! – крикнул Джондалар и кинулся бежать за ним. Он догнал его, когда тот уже добрался до прогалины. Завидев его, самка, тащившая за спиной большую корзину, поспешила спрятаться в тень. Они уничтожили все следы своего пребывания на прогалине. Если бы Джондалару не довелось самому погреться у их костра, он ни за что бы не поверил, что еще совсем недавно здесь пылал огонь.

Он снял с себя волчью шкуру, взял ее в руки и вытянул их вперед. Самец что-то буркнул, и самка взяла ее, а затем оба они молча устремились в лес и скрылись из виду.

Вернувшись к реке, Джондалар почувствовал, что снова продрог: его одежда так и не высохла. Лодка уже подплыла к берегу, и Тонолан кинулся к нему. Братья крепко обнялись.

– Тонолан! До чего же я рад тебя видеть! Я боялся, что, обнаружив пустой челнок, все решат, что я утонул.

– Братец, у нас с тобой на пути не раз попадались реки. Я же знаю, что ты умеешь плавать. Увидев пустой челнок, мы поняли, что тебя надо искать где-нибудь выше по течению, и не очень далеко.

– А куда подевалась половина рыбины? – спросил Маркено.

– Я ее отдал.

– Отдал! Кому же? – спросил Маркено.

– Кому ты мог ее отдать? – добавила Каролио.

– Плоскоголовому.

– Плоскоголовому? – переспросили они хором. – Но почему ты отдал половину огромной рыбы плоскоголовому? – удивился Доландо.

– Он помог мне и попросил меня об этом.

– Что за чепуха! Каким образом плоскоголовый смог попросить тебя о чем-то? – воскликнул Доландо. Джондалар с удивлением заметил, что тот рассердился. Глава племени Шарамудои крайне редко выходил из себя. – И где же он?

– Он ушел и скрылся в лесу. Я вымок и так замерз, что потерял всякую надежду согреться. Но потом тут появился плоскоголовый. Он отвел меня к своему костру…

– К своему костру? Разве они умеют добывать огонь? – спросил Тонолан.

– Мне доводилось видеть плоскоголовых у костра, – сказал Бароно.

– Мне тоже доводилось видеть плоскоголовых на этом берегу реки… но я находилась далеко от них, – сообщила Каролио.

– Я не знал, что они опять тут появились, – сказал Доландо. – А много их было?

– Всего один юнец и самка постарше, скорей всего его мать, – ответил Джондалар.

– Если самки при них, значит, их тут немало. – Коренастый вождь племени бросил взгляд в ту сторону, где находился лес. – Возможно, нам придется устроить охоту, чтобы истребить этих паразитов.

Заметив, с какой ненавистью говорит о них Доландо, Джондалар призадумался. Он и раньше догадывался, что вождь племени питает неприязнь к плоскоголовым, но не подозревал, что она настолько сильна.

Для того чтобы руководить людьми из племени Шарамудои, в первую очередь требовались такие качества, как дар убеждения и широкая осведомленность. Доландо был негласно признан главой племени не потому, что являлся лучшим из лучших во всех отношениях, а потому, что умел толком во всем разобраться, найти правильный подход к людям и успешно решал возникающие проблемы. Он не отдавал приказаний, а старался добиться своего с помощью уговоров, а порой и лести, он всегда был готов пойти на компромисс, считая, что для смягчения трений, неизбежно возникающих между людьми, живущими вместе, необходима смазка. Он отличался благоразумием и проницательностью, действия его, как правило, приводили к успеху, и в большинстве случаев с его предложениями соглашались, хотя никому не вменялось в обязанность выполнять его решения и всякий мог высказать свои возражения.

Чувствуя свою правоту, он старался настоять на своем, а в случае необходимости, не колеблясь, обращался за советом к тем, чьи знания и опыт в данной области превосходили его собственные. Он не был склонен вмешиваться в мелкие ссоры и делал это, только если склока приобретала угрожающий характер или если к нему обращались за помощью. Он отличался редкостной уравновешенностью и приходил в негодование, лишь сталкиваясь с проявлениями жестокости, глупости или небрежности, которые создавали угрозу для существования всех обитателей пещеры или оборачивались бедой для тех, кто не мог постоять за себя. Но он ненавидел плоскоголовых, считая их не просто животными, а опасными и вредоносными существами, подлежащими истреблению.

– Я сильно продрог, – пояснил Джондалар, – а плоскоголовый выручил меня. Он отвел меня к своему костру, и они дали мне меховую шкуру. Я охотно подарил бы ему всю рыбину целиком, но он взял себе лишь половину. Я не стану участвовать в охоте на плоскоголовых.

– Как правило, они никому не причиняют особого вреда, – сказал Бароно, – но если они где-то рядом, лучше знать об этом. Они довольно-таки умны. Если целая стая плоскоголовых застигнет тебя врасплох, добра не жди…

– Это жестокие, кровожадные твари, – добавил Доландо. Бароно продолжил, пропустив его слова мимо ушей:

– Тебе повезло, что ты наткнулся на юнца с самкой. Их самки не пытаются ни с кем сражаться.

Тонолан решил, что будет лучше, если они сменят тему разговора.

– Но как же нам доставить домой половину рыбины, добытой моим Братом? – Он вспомнил, какое сопротивление оказал осетр Джондалару, и на лице его заиграла улыбка. – Тебе пришлось здорово попотеть, чтобы справиться с ним. Как странно, что ты все же упустил из рук пол-осетра.

Напряжение спало, и остальные с облегчением рассмеялись.

– Значит, теперь он Рамудои, но только наполовину? – сказал Маркено.

– Давайте возьмем его с собой на охоту, – предложил Тонолан. – Может, он сумеет добыть полсерны и станет наполовину Шамудои.

– А какую из половин предпочтет Серенио? – подмигнув остальным, спросил Бароно.

– Даже половина Джондалара – это вовсе не так уж и мало, – сказала Каролио, и по выражению ее лица нетрудно было догадаться, что она имела в виду. Обитатели Пещеры жили в тесном соседстве друг с другом, и все знали о том, как он искусен в обращении с женщинами. Джондалар покраснел, но все остальные дружно разразились хохотом, и этот взрыв веселья помог им позабыть о неловкости, возникшей из-за непримиримого отношения Доландо к плоскоголовым, и о переживаниях, вызванных исчезновением Джондалара.

Они достали из лодки сеть, сплетенную из лыка, – она не тонула в воде, даже пропитавшись влагой, – расстелили ее на земле рядом с истекающей кровью половиной осетровой туши, поднатужились, завернули добычу в сеть и прикрепили ее к носу лодки.

Пока мужчины возились с рыбиной, Каролио негромко сказала, повернувшись к Джондалару:

– Плоскоголовые убили сына Рошарио. Он был еще совсем юным, не успел даже совершить Ритуал Обещания, но отличался храбростью и жизнерадостностью. Доландо души в нем не чаял. Никто не знает, как это произошло, но Доландо собрал всех обитателей Пещеры и отправился охотиться за ними. Нескольких они убили, а потом плоскоголовые куда-то исчезли. Доландо и раньше не питал к ним приязни, а уж после этого…

Джондалар кивнул. Он все понял.

– А каким образом плоскоголовому удалось унести с собой полрыбины? – спросил Тонолан, забираясь в лодку.

– Он поднял ее с земли и потащил прочь, – ответил Джондалар.

– Один? Вот так поднял и потащил?

– Один. А ведь это был не взрослый, а юнец.


Тонолан подошел к жилищу, в котором обитали его брат, Серенио и Дарво. Это сооружение из досок, концы которых опирались наверху на коньковый брус, расположенный под углом к земле, походило на деревянную палатку. Передняя треугольная стена была выше и шире задней, а боковые имели форму трапеции. Для того чтобы скрепить доски друг с другом, поступали так же, как с обшивкой на лодках: чуть более толстый край накладывали на более тонкий и сшивали вместе.

Эти устойчивые сооружения служили уютным и надежным прибежищем, и лишь в тех, которые простояли долгое время, между высохшими и покоробившимися досками появлялись щели, сквозь которые внутрь проникал свет, поскольку они находились под выступом песчаниковой плиты, – этот навес защищал их от непогоды, и в отличие от лодок не приходилось ни чинить их, ни конопатить щели. Источником света служил огонь в выложенном камнями очаге, а также лучи, проникавшие в жилище через оставленный открытым вход.

Тонолан заглянул внутрь, чтобы выяснить, спит его брат или уже проснулся.

– Заходи, – сказал Джондалар, шмыгая носом. Он сидел на деревянном помосте, выстланном меховыми шкурами, закутавшись в меха. В руке он держал чашку, от которой шел пар.

– Как твоя простуда? – спросил Тонолан и присел на краешек помоста.

– Простуда проходит, мне уже лучше.

– Мы не подумали о том, что у тебя промокла одежда, а когда мы возвращались, подул сильный ветер.

– Мне повезло, что вы нашли меня.

– Ну, я очень рад, что тебе стало лучше. – Тонолан замялся, словно не зная, что еще сказать. Он заерзал на месте, поднялся на ноги, направился к выходу, повернулся и снова подошел к брату: – Может, тебе что-нибудь принести?

Джондалар покачал головой. Брата что-то тревожит, но он никак не может заговорить об этом. Надо немного подождать.

– Джондалар… – начал было Тонолан. Последовала небольшая пауза, а затем он продолжил: – Ты уже довольно долгое время живешь вместе с Серенио и ее сыном. – На мгновение Джондалару показалось, что речь пойдет о необходимости совершить обряд, который скрепил бы их союз, но он ошибся. – Скажи, как чувствует себя мужчина, который обзавелся собственным очагом?

– Ты тоже живешь не один, и у тебя есть свой очаг.

– Да, знаю, но, может быть, все меняется, когда у твоего очага появляется ребенок? Джетамио так хотела родить ребенка, но… у нее опять случился выкидыш, Джондалар.

– Вот беда…

– Меня не волнует, будут у нее дети или нет, я боюсь потерять ее, – проговорил Тонолан прерывающимся голосом. – Лучше бы ей и не пытаться.

– Но у нее нет выбора. Это Дар Великой Матери…

– Тогда почему Великая Мать отнимает то, что сама подарила? – крикнул Тонолан и выбежал наружу, чуть не столкнувшись по дороге с Серенио.

– Он сказал тебе, что случилось с Джетамио? – спросила Серенио. Джондалар кивнул. – Этого ребенка она проносила дольше, но, когда произошел выкидыш, ей пришлось гораздо трудней. Я рада, что она счастлива с Тоноланом. Она заслужила право на счастье.

– А с ней все будет в порядке?

– Джондалар, у женщин время от времени бывают выкидыши, это не первый случай. Не тревожься, с ней все обойдется. Я вижу, ты уже пьешь чай. Я заварила его из мяты, бурачника и лаванды – ты сам, наверное, догадался? Шамуд говорит, что это помогает от простуды. Как ты себя чувствуешь? Я зашла посмотреть, не проснулся ли ты.

– Со мной все хорошо, – сказал он с улыбкой, делая вид, будто уже выздоровел.

– Тогда я, пожалуй, вернусь к Джетамио и посижу с ней.

Когда Серенио ушла, Джондалар отставил чашку в сторону и снова лег. У него болела голова, а нос совсем заложило. Ответ Серенио встревожил его, но он не мог понять почему. Ему не хотелось больше об этом думать: от таких мыслей у него начинало отчаянно сосать под ложечкой. Наверное, все дело в простуде, решил он.


Содержание:
 0  Долина лошадей : Джин Ауэл  1  Глава 1 : Джин Ауэл
 2  Глава 2 : Джин Ауэл  3  Глава 3 : Джин Ауэл
 4  Глава 4 : Джин Ауэл  5  Глава 5 : Джин Ауэл
 6  Глава 6 : Джин Ауэл  7  Глава 7 : Джин Ауэл
 8  Глава 8 : Джин Ауэл  9  Глава 9 : Джин Ауэл
 10  Глава 10 : Джин Ауэл  11  Глава 11 : Джин Ауэл
 12  Глава 12 : Джин Ауэл  13  Глава 13 : Джин Ауэл
 14  Глава 14 : Джин Ауэл  15  вы читаете: Глава 15 : Джин Ауэл
 16  Глава 16 : Джин Ауэл  17  Глава 17 : Джин Ауэл
 18  Глава 18 : Джин Ауэл  19  Глава 19 : Джин Ауэл
 20  Глава 20 : Джин Ауэл  21  Глава 21 : Джин Ауэл
 22  Глава 22 : Джин Ауэл  23  Глава 23 : Джин Ауэл
 24  Глава 24 : Джин Ауэл  25  Глава 25 : Джин Ауэл
 26  Глава 26 : Джин Ауэл  27  Глава 27 : Джин Ауэл
 28  Глава 28 : Джин Ауэл  29  Глава 29 : Джин Ауэл



 




sitemap