Приключения : Исторические приключения : Глава 20 : Джин Ауэл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 20

Эйла не могла отвести глаз от мужчины. Она ничего не могла с собой поделать, хоть и знала, что ведет себя невежливо. Она успела разглядеть его, пока он спал или лежал без сознания, но видеть его бодрствующим – совсем другое дело. У него синие глаза!

Эйла знала, что у нее они тоже синие: ей так часто напоминали об этом, и она видела собственное отражение в воде. Но у всех людей из Клана глаза были карие. Ей ни разу в жизни не доводилось видеть человека с синими глазами, а у этого мужчины они вдобавок отличались такой яркостью и насыщенностью цвета, которые, казалось, могли только присниться во сне.

Эти синие глаза заворожили ее, она застыла, не в силах пошевельнуться, и лишь через некоторое время заметила, что ее бьет дрожь. Внезапно она поняла, что смотрит прямо ему в лицо. Она покраснела, смутилась и поспешно отвернулась. Женщине не положено смотреть мужчине в лицо, не говоря уже о том, чтобы пристально его разглядывать, тем более что они с ним не знакомы.

Эйла уставилась себе под ноги, пытаясь прийти в себя. «И что только он обо мне подумает!» Но она провела так много времени вдали от людей и впервые на своей памяти увидела человека из племени Других. Ей хотелось смотреть на него без конца – видеть живое человеческое существо, да к тому же такое необычное, казалось ей блаженством. Но ей хотелось, чтобы он хорошо к ней относился. Обидно будет, если она с самого начала все испортит, дав волю любопытству.

– Прости, я не хотел смутить тебя, – сказал Джондалар, пытаясь понять, застенчива ли она. Она не ответила. Джондалар сдержанно улыбнулся и тут сообразил, что произнес эту фразу на языке Зеландонии. Он перешел на язык Мамутои, но она все молчала, и он сказал то же самое на языке Шарамудои.

Эйла стояла, украдкой поглядывая на него. Так поступали женщины, ожидая, когда мужчина жестом позволит им подойти поближе. Но он не делал никаких жестов. Во всяком случае, она не заметила тех, что были бы ей понятны. Он только произносил слова, ни одно из которых ничем не напоминало звуки, которые издавали люди из Клана. Их речь звучала гортанно и прерывисто, а слова, которые произносил этот человек, сливались воедино, и она не могла определить, где кончается одно и начинается другое. Его низкий, раскатистый голос показался ей приятным, но, слушая его, она пришла в отчаяние. Ее не покидало ощущение, что понять человека из племени Других все же можно, но ей это никак не удавалось.

Она все ждала, когда же он подаст общепринятый сигнал, но ожидание сильно затянулось, и она вконец растерялась. Затем она вспомнила, что на первых порах ее жизни в Клане Кребу пришлось учить ее разговаривать. Он сказал, что поначалу она могла только издавать звуки, наверное, потому, что Другие ничего, кроме них, в речи не используют. Неужели этому человеку не известен ни один из жестов? В конце концов Эйла поняла, что ждать, когда он подаст какой-нибудь знак, бесполезно и ей придется найти другой способ, чтобы объясняться с ним, чтобы по крайней мере заставить его принимать приготовленные лекарства.

Джондалар совершенно растерялся. Ни одно из его слов не вызвало отклика у женщины. На мгновение он предположил, что она глухая, но тут же вспомнил, как стремительно она обернулась, заслышав его голос. «Какая странная женщина, – подумал он. Ему стало не по себе. – Интересно, где же ее сородичи?» Оглядевшись по сторонам, он заметил золотистую кобылку и гнедого жеребенка и пришел в еще большее изумление. Почему лошадь вдруг оказалась в пещере? Почему она подпустила к себе женщину и та помогла ей при родах? Он никогда прежде даже издали не видывал, как жеребята появляются на свет. Может быть, эта женщина наделена необычными способностями?

Все это показалось ему не совсем реальным, похожим на сон, но он твердо знал, что не спит. Возможно, все куда страшнее. «Может быть, это доний, которая явилась за тобой, Джондалар, – подумал он и содрогнулся. – Неизвестно, добрый ли это дух… если, конечно, она из мира духов». Джондалар вздохнул с облегчением, когда женщина направилась к огню, хоть и не слишком уверенно.

Она держалась очень несмело и двигалась так, словно ей не хотелось, чтобы он смотрел на нее… ее манеры напомнили ему о ком-то, но о ком? Ее одежда тоже показалась ему необычной. Кажется, это просто кожаная шкура, обернутая вокруг тела и обвязанная ремешком. Где же он видел нечто подобное? Нет, никак не припомнить.

Что это она такое сделала с волосами? Похоже, разделила на одинаковые пучки и заплела множество косичек. Ему и раньше встречались женщины с косами, но ее прическа выглядит иначе. Не то чтобы непривлекательно, просто необычно. С первого взгляда на нее он отметил, что она довольно-таки хороша собой. Он решил, что она очень молода – у нее такой невинный взгляд, – но, с другой стороны, фигура у нее как у зрелой женщины, хотя бесформенная шкура и мешает разглядеть ее толком. У него создалось впечатление, будто она старалась не встречаться с ним взглядом. «Почему?» – удивленно подумал он. Джондалар почувствовал себя заинтригованным. Какая удивительная, загадочная женщина.

Она принесла ему миску с бульоном, и, только ощутив его аромат, Джондалар понял, как сильно проголодался. Он попытался сесть, но резкая боль в ноге напомнила ему о том, что он пострадал, и сильно. Казалось, каждое движение вызывает боль во всех уголках тела. И тут он впервые задался вопросом: где это он и как он тут оказался? Внезапно ему припомнилось, как Тонолан направился к ущелью… потом раздался рев… и появился огромный пещерный лев. Просто великан по сравнению с теми, которых ему доводилось когда-либо видеть.

– Тонолан! – закричал он и принялся озираться по сторонам. – Где Тонолан? – В пещере не было никого, кроме женщины. У него сжалось сердце. Он все понял, но отчаянно не желал в это верить. Может быть, Тонолан лежит в другой пещере где-нибудь неподалеку. Может быть, заботиться о нем поручили другому человеку. – Где мой Брат? Где Тонолан?

Это слово показалось Эйле знакомым. Именно его мужчина так часто повторял в тревоге, пока метался в бреду. Она догадалась, что незнакомец спрашивает о своем спутнике, и склонила голову в знак почтения перед погибшим молодым человеком.

– Где мой Брат, женщина? – Джондалар принялся трясти ее за плечи. – Где Тонолан?

Подобная вспышка привела Эйлу в замешательство. Громкие крики, в которых звучали гнев и горе, все его действия и слова ясно выражали чувства, которые нахлынули на него, и ей стало не по себе. Люди из Клана ни за что не позволили бы себе дать волю своим чувствам подобным образом, хотя их переживания отличались такой же силой. Способность владеть собой – вот что красит человека.

Но его сокрушенный взгляд, заострившиеся скулы, изломанная линия плеч поведали ей о том, что он не может смириться с открывшейся ему истиной. Люди, среди которых она выросла, общались между собой не только с помощью нехитрых знаков и жестов. Осанка, положение тела, выражение лица – все это помогало передать оттенки смысла и входило в состав лексикона. Одна-единственная напрягшаяся мышца вносила тонкие нюансы в значение сказанного. Эйла давно научилась понимать язык тела, к тому же страдания, связанные с утратой любимого человека, были ей не в диковинку.

Взгляд ее тоже говорил о тех чувствах, которые она испытывала, о печали и сострадании. Она покачала головой и снова потупилась. Джондалар понял, что невозможно далее отрицать страшную для него правду. Он отпустил Эйлу, и плечи его безвольно поникли.

– Тонолан… Тонолан… ну почему ты не смог вовремя остановиться? О Дони, почему? Почему ты отняла у меня Брата? – надрывно выкрикнул он, пытаясь совладать с терзавшими его болью и отчаянием. Никогда прежде он не испытывал такого глубокого горя. – Почему ты взяла его к себе и оставила меня в полном одиночестве? Ведь ты знала, что только его я и любил… по-настоящему. О Великая Мать… Как я буду жить без Брата?.. Тонолан…

Эйла хорошо знала, что такое горе, какие муки связаны с ним, и она всей душой желала хоть немного утешить незнакомца. Повинуясь безотчетному порыву, она обняла его и прижала к себе, чувствуя, как содрогается его тело, слыша, как он все повторяет имя погибшего спутника. «Пусть эта женщина незнакома мне, – подумал Джондалар, – но она тоже живое человеческое существо, способное на сочувствие. Она видит, как мне плохо, и пытается помочь».

Прильнув к ней, он почувствовал, как из глубин его существа могучей волной взметнулась в поисках выхода неукротимая сила, совладать с которой так же трудно, как с лавой, извергающейся из жерла вулкана. Он громко зарыдал, и тело его судорожно задергалось. Дикие, истошные крики вырывались из охрипшего горла, и каждый вдох давался ему ценой огромных мучительных усилий.

Он впервые с тех пор, как повзрослел, дал волю своим чувствам. Джондалар с ранних лет приучился держать в узде страсти, клокотавшие в тайниках его души, и избегал открыто проявлять эмоции, но потрясение, которое он испытал в связи с гибелью Тонолана, оказалось слишком сильным, и в памяти его всплыли давнишние тягостные воспоминания.

Серенио не ошиблась, предположив, что его любовь – испытание, которое по силам лишь немногим. Стоило в душе его вспыхнуть гневу, как его начинало нести, и ему удавалось остановиться, лишь дойдя до полного изнеможения. Однажды в отрочестве он натворил немало бед: в порыве праведного негодования сильно искалечил человека. Все его эмоции отличались невероятной силой. Даже матери пришлось в какой-то степени отгородиться от него и молча с сочувствием наблюдать за тем, как друзья со временем начинали сторониться его, потому что он слишком бурно выражал свою любовь, слишком упорно цеплялся за них и требовал от них слишком много. Такими же чертами характера обладал человек, с которым она когда-то жила вместе, у очага которого родился Джондалар. И только его младшего брата ничуть не пугала такая любовь, он радовался ей, и ему всегда удавалось с помощью шутки разрядить напряженную ситуацию.

Когда мать поняла, что ей не справиться с Джондаларом, чье поведение вызывало возмущение у всех обитателей Пещеры, она приняла мудрое решение и отправила его жить к Дондалару. За время отсутствия Джондалар овладел искусством изготовления различных орудий и научился сдерживать свои эмоции. Он превратился в высокого, мускулистого, на редкость привлекательного мужчину с удивительными глазами, наделенного неповторимым обаянием, коренившимся в глубине его натуры. Женщины первыми догадались о том, что он куда интереснее, чем могло бы показаться, и сочли его неотразимым, но ни одна не совладала с ним. Как бы женщины ни стремились проникнуть в глубины его души, им не удавалось затронуть его сокровенных чувств. Он довольно быстро сообразил, как нужно обращаться с каждой их них, но такого рода отношения казались ему поверхностными и вовсе его не устраивали. Единственная женщина, с которой он мог бы общаться на равных, посвятила себя иному призванию. Да и в любом случае хорошей пары из них бы не получилось.

Джондалар предавался скорби со всей страстностью, свойственной его натуре, но молодой женщине, оказавшейся в тот момент рядом, уже довелось изведать ничуть не менее сокрушительное горе. Ей не однажды приходилось терять все, что у нее было, и ощущать холод, которым веет из мира духов, но она сумела пережить это и теперь почувствовала, что за бурным всплеском охвативших его эмоций кроется нечто большее, чем обычная тоска, и, памятуя о собственных утратах, попыталась облегчить его страдания.

Когда приутихли его рыдания, Эйла заметила, что все это время она тихонько что-то напевала, придерживая его голову, лежавшую у нее на коленях. Она поступала точно так же, убаюкивая Убу, дочку Айзы, под звуки такого монотонного пения засыпал ее сын, отступали ее собственные горести и печали, и теперь оно пришлось к месту. Наконец Джондалар вконец обессилел и перестал держаться за Эйлу. Он отвернулся и продолжал лежать, глядя на каменную стену пещеры. Когда Эйла склонилась над ним, чтобы смыть следы слез прохладной водой, он закрыл глаза. Он не хотел – или не мог – смотреть на нее. Вскоре дыхание его стало ровным, и Эйла поняла, что он заснул.

Она проверила, все ли в порядке у Уинни с жеребенком, а затем вышла из пещеры. Ее тоже охватила сильная усталость, но на душе стало легче. Остановившись у края выступа, она окинула взглядом долину и вспомнила о том, каким долгим показалось ей возвращение сюда, когда в волокуше лежал раненый, как ей хотелось доставить его живым. При мысли об этом она опять разволновалась. Этот человек не должен погибнуть. Она торопливо направилась в пещеру и проверила, дышит ли он, а затем отнесла остывший бульон к очагу – он так и не поел, утешение оказалось нужнее, чем еда, – расставила по местам сосуды с настоями и вытяжками, которые понадобятся, когда он проснется, и присела рядом с ним на меховую шкуру.

Эйла никак не могла насмотреться на него и все вглядывалась в его лицо, словно пытаясь разом унять тоску, скопившуюся в душе за все те годы, на протяжении которых ей ни разу не довелось повстречаться с людьми. Теперь, когда она уже успела немного привыкнуть к нему, ей удалось увидеть его лицо как нечто целое, а не только его отдельные черты. Ей хотелось притронуться к нему, провести пальцем по щекам и подбородку, по тонким гладким волоскам бровей. Внезапно ей вспомнилось нечто поразительное.

Из глаз у него текла какая-то жидкость! Она сама вытирала ему лицо, а плечо у нее до сих пор осталось влажным. «Значит, такое бывает не только со мной, – подумала она. – Креб никак не мог понять, почему из глаз у меня что-то начинает капать, когда я огорчаюсь, – с людьми из Клана такого не случалось. Он решил, что у меня не все в порядке с глазами. Но когда этот мужчина принялся горевать, из глаз у него тоже что-то потекло. Наверное, это свойственно всем людям из племени Других».

Эйла провела без сна предыдущую ночь, за короткое время на нее обрушилось множество переживаний, и наконец усталость взяла свое. Она уснула на меховой шкуре рядом с незнакомцем, не дожидаясь наступления вечера. Джондалар проснулся, когда начали сгущаться сумерки. Во рту у него пересохло, его мучила жажда, но ему не хотелось будить женщину. До него донеслось пофыркивание лошади и чмоканье жеребенка, но разглядеть удалось лишь смутные очертания золотистой кобылки, лежавшей у стены по другую сторону от входа в пещеру.

Он перевел взгляд на женщину. Она лежала на спине, отвернувшись от него, так что было видно лишь линию шеи, подбородок и нос. В памяти всплыли ночные события, и ему стало неловко, но, как только он вспомнил, что послужило причиной яростного всплеска эмоций, в душе его проснулась боль, заглушившая все прочие чувства. На глазах у него выступили слезы, и он плотно сжал веки, стараясь не думать о Тонолане, не думать ни о чем вообще. Вскоре он вновь забылся сном и очнулся уже глухой ночью. Его стоны разбудили Эйлу.

Огонь погас, и в пещере было темно. Эйла на ощупь добралась до очага, достала припасенные щепки и древесную труху, а затем осколок кремня и второй камень.

У Джондалара опять начался жар, но он не спал. Впрочем, он решил, что его ненадолго сморило, ведь женщина не могла так быстро развести огонь. Когда он проснулся, в очаге не оставалось ни одного тлеющего уголька.

Эйла принесла ему заранее приготовленный настой ивовой коры. Джондалар приподнялся, опершись на локоть, взял чашку и выпил все до капли, несмотря на горечь, стремясь утолить жажду. Вкус напитка показался ему знакомым. «Похоже, целебные свойства настоя ивовой коры известны всем», – подумал он. Но жажда все еще мучила его, и ему хотелось обыкновенной воды. Вдобавок он почувствовал, что ему нужно помочиться, но как объяснить все это женщине? Приподняв чашку, он перевернул ее вверх дном, чтобы показать, что она пуста, а затем поднес ее к губам.

Эйла сразу же поняла, что требуется. Она принесла бурдюк с водой, наполнила чашку и поставила ее рядом с Джондаларом. Ему наконец удалось утолить жажду, но при этом желание помочиться стало еще сильнее, и он беспокойно заворочался. По его движениям молодая женщина догадалась о том, что ему необходимо. Прихватив с собой горящую головню, она отправилась в ту часть пещеры, где хранились припасы, чтобы отыскать какой-нибудь сосуд. Во время поисков она нашла еще кое-что полезное.

Ранее она сделала несколько светильников, используя для этого камни с выдолбленной посредине впадиной, в которую заливалось топленое сало и помещался фитиль из мха, но они оказались не особенно нужны ей, ведь света, исходившего от горевшего в очаге огня, было вполне достаточно. Она взяла светильник, достала фитиль из мха и принялась искать мочевой пузырь, в котором хранилось сало. Заметив рядом с ним пустой пузырь, она прихватила и его.

Эйла оставила пузырь с салом у огня, чтобы оно слегка растопилось, а пустой отнесла Джондалару, но не сразу сообразила, как объяснить, для чего он предназначен. Приподняв пузырь, она расправила его края и показала Джондалару отверстие, но тот ничего не понял. Эйла на мгновение растерялась, но затем откинула край шкуры, которой он был прикрыт, и поднесла сосуд к области паха. Джондалар сообразил, что к чему, и взял у нее пузырь.

Он ощутил неловкость из-за того, что оказался вынужден облегчиться лежа, а не стоя. Эйла догадалась о том, что он чувствует, и, тихонько улыбаясь, направилась к огню, чтобы заправить светильник. «Он никогда прежде не бывал так сильно ранен, – подумала она, – во всяком случае, ему не приходилось подолгу лежать». Он посмотрел на нее с чуть смущенной улыбкой, когда она взяла пузырь и вышла, чтобы опорожнить его. Затем Эйла оставила его около постели Джондалара, чтобы тот смог воспользоваться им в случае необходимости, заправила светильник салом и подожгла фитилек из мха. Поставив его неподалеку от места, где лежал Джондалар, она сняла куски кожи, прикрывавшие рану.

Джондалар попытался сесть, чтобы взглянуть на рану, хотя каждое движение причиняло ему боль. Эйла помогла ему. Увидев ссадины на груди и на плече, он понял, почему казалось, что болезненные ощущения в основном связаны с правой половиной тела, но острая боль в ноге тревожила его сильнее всего. «Неизвестно, насколько опытна эта женщина, – подумал он. – Если она сумела приготовить настой ивовой коры, это еще не означает, что она – настоящая целительница».

Когда она сняла пропитавшуюся кровью припарку, он забеспокоился еще больше. Ему не удалось толком осмотреть рану при таком слабом освещении, но сомневаться в том, что бедро сильно повреждено, не приходилось. Нога распухла, покраснела и покрылась кровоподтеками. Когда он пригляделся повнимательнее, ему показалось, будто на поверхности кожи виднеются узелки в тех местах, где края раны были чем-то скреплены. Джондалар имел весьма смутное понятие о приемах, к которым прибегают целители: как и любой здоровый молодой человек, он не испытывал к этому интереса. Но он не мог припомнить, чтобы кто-нибудь из Зеландонии пытался зашить рану.

Он внимательно следил за тем, как Эйла делает новую припарку, на этот раз из листьев. Ему хотелось спросить, что это за листья, поговорить с ней, выяснить, велика ли ее искушенность в деле врачевания. Но как быть, если она не владеет ни одним из известных ему языков? Да и, собственно, если призадуматься, он ни разу не слышал, чтобы она сказала хоть что-нибудь. Как ей удалось стать целительницей, если она не может разговаривать? Впрочем, кажется, она действует умело и поставленная ею припарка несколько умерила боль.

Джондалар махнул рукой на свои сомнения – все равно ничего тут не поделаешь – и стал спокойно наблюдать за тем, как Эйла промывает каким-то целебным настоем ссадины на груди и плечах. Только когда она развязала полоску мягкой кожи и сняла компресс, Джондалар понял, что и на голове остались следы ушиба. Пока Эйла делала свежий компресс, он ощупал шишку и больное место.

Эйла направилась к очагу, чтобы разогреть бульон. Джондалар не сводил с нее глаз, пытаясь понять, кто она такая.

– Вкусно пахнет, – сказал он, почуяв аромат наваристого бульона.

Произнесенная вслух фраза показалась ему неуместной, и не только потому, что он говорил на языке, понятном ему одному, а и по другой причине, которую он еще толком не осмыслил. Когда он впервые повстречался с людьми из племени Шарамудои, у них тоже возникли сложности, поскольку они говорили на разных языках, но при этом речь звучала постоянно, они пытались выяснить, какие из слов служат для обозначения действий или предметов, стремясь добиться хоть какого-то понимания. Но эта женщина не предпринимала подобных попыток и на любые из его слов отвечала лишь недоуменным взглядом. Похоже, она не только не знает ни одного из известных ему языков, но и вообще не стремится к общению.

«Нет, – подумал он, – это не совсем так. Мы с ней общались. Когда меня мучила жажда, она принесла мне воды и дала мне пузырь, чтобы я смог помочиться, хоть и непонятно, как она догадалась о том, что мне нужно». Он вспомнил о взаимосвязи, возникшей между ними, когда он узнал о гибели брата и впал в отчаяние. Тогда сердце его сжималось от невыносимой боли, и он даже не попытался осмыслить то, что происходило между ним и женщиной, но теперь воспоминание об этом заставило его призадуматься.

– Конечно, ты не сможешь понять меня, – проговорил он, питая робкую надежду добиться хоть какого-нибудь отклика, не зная, что бы ей такое сказать, но чувствуя, что молчать он больше не может. Стоило ему заговорить, и он уже не мог остановиться. – Кто ты? И где все другие люди твоего племени? – Он нигде не заметил ни людей, ни следов их пребывания в пещере. Впрочем, огонь, горевший в очаге, и пламя светильника не позволяли ему хорошенько рассмотреть все, что находилось вокруг. – Почему ты не хочешь разговаривать?

Женщина взглянула на него, но ничего не ответила. И тут у него возникла смутная догадка. Ему припомнилось, как однажды они с Шамудом сидели ночью у костра и тот рассказывал об испытаниях, которым добровольно подвергаются Те, Кто Служит Великой Матери. Кажется, он упоминал о том, что им приходится жить какое-то время в полном одиночестве, храня молчание, соблюдая пост и обет воздержания.

– Ты живешь одна, верно?

Эйла снова взглянула на него и внезапно обнаружила, что он смотрит на нее с изумлением, как будто впервые ее увидел. Но тут она спохватилась, вспомнив о том, что смотреть в лицо мужчине не положено, и опустила глаза. Впрочем, он вроде бы и не заметил допущенной ею оплошности. Губы у него все время шевелились, он издавал какие-то звуки и крутил головой по сторонам, осматривая пещеру. Эйла налила бульону в чашку, подошла к мужчине и присела на корточки, склонив голову, ожидая, когда он прикоснется к ее плечу и тем самым сообщит ей, что ему известно о ее присутствии. Так ничего и не дождавшись, Эйла подняла глаза и увидела, что мужчина вопросительно смотрит на нее, продолжая произносить какие-то слова.

«Он не знает! Он просто не знает, чего я дожидаюсь. Похоже, он и не подозревает о существовании знаков, – внезапно догадалась она. – Но как же мы с ним будем общаться, если он не понимает жестов, а я не понимаю его слов?»

И тут она вспомнила, как долго бился с ней Креб и она все не могла взять в толк, что можно разговаривать с помощью рук. Тогда она и не подозревала о существовании жестов и использовала в речи только звуки. А потом она привыкла к языку людей из Клана и позабыла о том, какой смысл имеют слова.

«Но между мной и людьми из Клана все кончено. Они прокляли меня. Для них я мертва. Я не смогу вернуться к ним. Теперь мне придется жить среди Других и научиться разговаривать так же, как они. Я должна снова научиться понимать слова и произносить их, иначе я не смогу ни с кем общаться. Даже если бы за это время мне удалось отыскать Клан Других, я не сумела бы объясниться с ними, а они не смогли бы меня понять. Может быть, именно поэтому мой тотем заставил меня задержаться в долине до тех пор, пока здесь не появился этот мужчина. Возможно, у него я снова научусь разговаривать?» Она поежилась как от озноба, хотя в пещере не было сквозняка.

А Джондалар все говорил, не умолкая, задавая все новые вопросы – хоть и не надеялся получить на них ответ, – ради того, чтобы слышать собственный голос. Женщина по-прежнему не откликалась, и ему показалось, будто он догадался, что тому причиной. Он решил, что она готовится вступить в круг Тех, Кто Служит Великой Матери или уже принадлежит к их числу. Тогда многое становилось понятым: ее познания в целительском искусстве, ее власть над лошадью, причина, по которой она живет в одиночестве и отказывается разговаривать с ним, то, что ей удалось найти его и перенести в пещеру. Он не имел ни малейшего представления о том, где она расположена, но сейчас его это не особенно волновало. Он радовался тому, что ему повезло и он остался в живых. Впрочем, припомнив еще кое-что из разговора с Шамудом, он забеспокоился.

Теперь он понял, седовласый целитель предсказывал, что Тонолану суждено было погибнуть, и он мог бы еще тогда догадаться об этом, если бы прислушался повнимательнее. Но разве Шамуд не сказал вдобавок, что он непременно отправится в путь с братом, потому что Тонолан приведет его в места, до которых сам он никогда бы не добрался? Почему же он оказался именно здесь?

Эйла все пыталась придумать, как бы ей подступиться к незнакомцу и научиться словам его языка. Наконец она вспомнила, с чего начинал Креб: с имен. Собравшись с духом, она посмотрела прямо в глаза Джондалару, прижала руку к груди и сказала: «Эйла».

Джондалар вытаращил глаза:

– Значит, ты все-таки решила поговорить со мной? Так звучит твое имя? – Он приподнял руку и указал на нее. – Повтори еще раз.

– Эйла.

Она говорила со странным акцентом. Каждый из слогов звучал отрывисто, как будто она сглатывала часть звуков, а гласные поражали своей гортанностью. Он встречал людей, говоривших на самых разных языках, но ему ни разу не доводилось слышать ничего подобного. Он постарался как можно точнее воспроизвести произнесенное ею слово, хоть и знал, что добиться полного сходства ему не удастся: «Эээй-лаа».

Эйла с трудом узнала свое имя, когда Джондалар произнес его. Некоторые из членов Клана считали, что выговорить его нелегко, но в его устах оно звучало совершенно иначе. Когда он говорил, звуки сливались воедино, на первом слоге интонация повышалась, а на втором понижалась. Эйла не помнила, чтобы кто-нибудь еще произносил ее имя таким образом, но у нее возникло ощущение, что именно так оно и должно звучать. Затем она указала на него и подалась вперед в надежде, что он назовет свое имя.

– Джондалар, – сказал он. – Мое имя – Джондалар из Зеландонии.

Фраза оказалась слишком длинной, Эйле не удалось ничего в ней разобрать. Она покачала головой и снова указала на него. Джондалар понял, что она растерялась.

– Джондалар, – повторил он, а затем еще раз, помедленнее: – Джондалар.

Эйла напрягла все силы и постаралась заставить свои губы шевелиться так же, как это делал он. Но ей удалось выговорить только: «Доо-даа».

Джондалар заметил, как ей трудно произнести нужные звуки, хотя она очень старается. «Может быть, какой-то физический изъян мешает ей выговаривать слова? – подумал он. – Возможно, она все время молчит просто потому, что не может разговаривать?» Он еще раз повторил свое имя, стараясь произносить каждый из звуков как можно четче, как будто разговаривал с ребенком или с человеком, чьи умственные способности ограниченны:

– Джон-да-лар… Джон-да-лар.

– Дон-да-ла, – проговорила она.

– Ну вот, теперь уже гораздо лучше! – сказал он, одобрительно кивая и улыбаясь. На этот раз она и вправду очень постаралась. Он несколько усомнился в справедливости своего предположения о том, что она готовится войти в круг Тех, Кто Служит Великой Матери. Пожалуй, она недостаточно умна для этого. Он сидел, продолжая кивать и улыбаться.

«Он сделал счастливое лицо! Никто из членов Клана не мог улыбаться, кроме Дарка». Меж тем ей самой улыбка казалась чем-то вполне естественным, и вот теперь она увидела ее на лице Джондалара.

Ее изумленный взгляд показался Джондалару таким забавным, что он едва не прыснул. Его улыбка стала еще шире, а в глазах заплясали смешинки. Его веселость оказалась заразительной. Эйла почувствовала, как у нее приподнялись уголки губ, и, видя его приветливое лицо, она осмелела и расплылась в широкой, радостной улыбке.

– Ох, женщина, – сказал Джондалар, – разговорчивой тебя не назовешь, но ты очень хороша собой, когда улыбаешься!

Его мужское естество распознало в ней женщину, и весьма привлекательную, и внезапно он увидел ее с новой стороны.

Что-то изменилось. Он по-прежнему улыбался, но его глаза… Эйла заметила, что отсветы огня придают им фиолетовый оттенок, и в его взгляде появилось нечто, помимо веселья. Она не поняла, что это такое, но ее тело восприняло заключенный в нем молчаливый призыв и отозвалось на него. На Эйлу нахлынули те же будоражащие кровь ощущения, которые она испытала, наблюдая за Уинни и гнедым жеребцом. Она застыла, глядя на мужчину как завороженная, но затем, сделав немалое усилие, резко тряхнула головой и, отвернувшись, принялась поправлять шкуры на постели, а потом взяла чашку и поднялась на ноги, стараясь не смотреть на него.

– Похоже, ты застенчива, – сказал Джондалар, и взгляд его стал менее пронзительным. Он уловил в ней сходство с молодыми женщинами, еще не познавшими Первой Радости. В нем проснулось настойчивое желание, и он проникся удивительной теплотой, всегда охватывавшей его при совершении этого ритуала. Он почувствовал, как по чреслам его разливается жар, и тут же ощутил резкую боль в ноге. – А впрочем, это даже к лучшему, – проговорил он, тихонько усмехнувшись. – Сейчас я для этого не гожусь.

Он снова улегся на постели, отодвинув в сторону и разгладив шкуры, которые Эйла подложила ему под спину, чтобы ему было удобнее сидеть. Он чувствовал усталость и боль во всем теле, которая стала еще резче, как только он вспомнил о событиях, в ходе которых так сильно пострадал. Ему не хотелось ни думать, ни вспоминать о чем бы то ни было. Его охватило желание закрыть глаза и погрузиться в забвение, в котором нет места боли. Эйла прикоснулась к его руке, и, повернув голову, он увидел, что она принесла ему чашку с какой-то жидкостью. Он выпил ее и вскоре почувствовал, как им овладевает дремота, а боль постепенно затихает. Он понял, что на него подействовало лекарство, и проникся благодарностью к Эйле. Но как же она догадалась о том, что ему нужно, если он ни словом с ней не обмолвился?

Эйла увидела, как исказилось от боли его лицо, вдобавок она знала о том, как сильно он изувечен. Будучи опытной целительницей, она приготовила настой дурмана еще до того, как он проснулся. Увидев, как морщинки у него на лбу разгладились и все его тело обмякло, она задула пламя в светильнике и прикрыла огонь в очаге валежником. Рядом с постелью Джондалара лежала меховая шкура, но Эйле не хотелось спать.

Она начала пробираться к выходу из пещеры, но, услышав негромкое ржание Уинни, подошла к ней. Она обрадовалась, увидев, что кобылка лежит на своем месте: поначалу запах незнакомого мужчины, появившегося в пещере, вызывал у нее опасения, усилившиеся после того, как она родила. Но значит, его присутствие больше не пугает лошадь, иначе она ни за что не позволила бы себе прилечь. Эйла присела рядом, потянулась к шее Уинни, погладила ее и почесала за ушами. Жеребенку, который лежал, тычась носом в соски матери, стало интересно, и он втиснулся между ними. Эйла приласкала и его, а затем выставила вперед руку с растопыренными пальцами. Жеребенок попытался пососать их, но, обнаружив, что молока в них нет, отправился обратно, поближе к материнскому вымени.

«У тебя замечательный малыш, Уинни, и он вырастет таким же большим и здоровым, как ты сама. Теперь рядом с тобой твой жеребенок, а рядом со мной живой человек. Просто не верится, что долгие годы, которые я провела в одиночестве, остались позади. – Неожиданно на глазах у нее выступили слезы. – Сколько полнолуний миновало с тех пор, как меня прокляли, с тех пор, как меня прогнали прочь. Но теперь я не одна. Здесь появился мужчина, Уинни, мужчина из племени Других, и мне кажется, он будет жить. – Эйла вытерла слезы тыльной стороной руки. – У него тоже порой что-то начинает течь из глаз. И он улыбнулся мне. А я улыбнулась ему.

Креб не ошибся, я действительно из племени Других. Айза велела мне отыскать таких же людей, как я, найти себе пару. Уинни! Может быть, мы с ним станем парой? Неужели он пришел сюда за мной? Неужели мой тотем привел его сюда?

Вэбхья! Это Вэбхья сделал так, чтобы мы с ним встретились! Он был избран точно так же, как когда-то была избрана я. Вэбхья, пещерный лев, посланный мне моим тотемом, подверг его испытанию и пометил его. Теперь Пещерный Лев стал и его тотемом. А это значит, что он под стать мне. Мужчина, чьим тотемом является Пещерный Лев, наделен силой, которая ставит его наравне с женщиной, принадлежащей к людям с таким же тотемом. Теперь я смогу родить других детей. – Эйла нахмурилась. – Впрочем, на самом деле дети рождаются не от тотемов. Я знаю, что зачала Дарка после того, как Бруд совокупился со мной. Дети рождаются от мужчин, а не от тотемов. Дон-да-ла – мужчина…»

Внезапно Эйле припомнилось, как приподнялся его половой член, когда ему захотелось помочиться, и замешательство, в которое ее привел взгляд его синих глаз. Она опять почувствовала какое-то странное возбуждение, внутренний трепет. «С чем связаны эти непонятные ощущения? Они появились впервые, когда я наблюдала за Уинни и гнедым жеребцом…

Темно-гнедой жеребец! А теперь у нее темно-гнедой жеребенок. Это жеребец сделал ей малыша. Дон-да-ла мог бы сделать мне ребеночка, стать моим мужчиной…

Но что, если я ему не понравлюсь? Айза говорила, что мужчины делают это, когда женщина им нравится. В большинстве случаев. Бруду я не нравилась. Но мне было бы приятно, если бы Дон-да-ла… – Эйла залилась румянцем. – Но я такая большая и уродливая! Он вряд ли захочет делать это со мной. Зачем ему такая, как я? Наверное, у него уже есть женщина. А вдруг он решит уйти отсюда?

Этого не должно случиться. Надо, чтобы он научил меня говорить словами. Может быть, он останется, если я буду понимать его слова?

Я выучу его слова. Все до единого. Возможно, тогда он останется, несмотря на то что я такая большая и уродливая. Я не хочу, чтобы он ушел отсюда. Я так долго жила в одиночестве».

Вконец разволновавшись, Эйла вскочила на ноги и вышла из пещеры. На черном небосводе появились густо-синие мягкие переливы, ночь близилась к исходу. Она стояла, всматриваясь в знакомые очертания возвышенностей, впадин и деревьев, которые становились все четче и четче. Ей захотелось вернуться в пещеру и еще раз взглянуть на мужчину, но она удержалась. Чуть позже она подумала о том, что не мешало бы принести ему свежей еды на завтрак, и направилась ко входу, чтобы взять пращу.

«А вдруг ему не понравится то, что я хожу на охоту? Хотя я давно уже решила, что никому не позволю запретить мне охотиться», – подумала она, но пращу брать не стала, а вместо этого спустилась к реке, разделась и искупалась. Купание доставило ей огромное удовольствие, ей показалось, что все ее тревоги и волнения утекли прочь вместе с водой. После весеннего разлива очертания берегов изменились и то место, где она раньше ловила рыбу, уже не годилось для этой цели, но она успела присмотреть другое, чуть ниже по течению, и теперь отправилась к нему.


Проснувшись, Джондалар почуял аромат пищи и понял, что ужасно проголодался. Он использовал пустой бурдюк для того, чтобы облегчиться, а затем приподнялся и осмотрелся по сторонам. Женщина куда-то подевалась, кобыла с жеребенком тоже, но место, где они провели ночь, оказалось единственным хоть как-то приспособленным для сна, и очаг в пещере тоже был всего один. Значит, кроме женщины, тут никто не живет, только кобыла с жеребенком. Других людей здесь нет.

«Но где же тогда ее соплеменники? Может быть, где-то неподалеку есть другие пещеры? Возможно, они надолго отправились куда-то на охоту?» Он увидел, что в глубине пещеры сложены меховые и кожаные шкуры, всякая утварь, повсюду развешаны пучки трав. Припасов пищи и мяса, хранившихся в ней, хватило бы, чтобы обеспечить обитателей большой Пещеры. «Или все это предназначено только для нее? Если она живет одна, зачем ей столько вещей и еды? И кто принес меня сюда? – подумал он. – Наверное, это сделали ее соплеменники, а потом они ушли, а она осталась со мной.

Ну да, конечно! Наверняка она – Зеландонии, и они перенесли меня сюда, потому что я был ранен. Это молодая целительница – во всяком случае, так мне показалось, – но свое дело она знает. В этом нет сомнений. Видимо, она поселилась здесь, чтобы пройти через какое-то испытание или чтобы обрести навыки – возможно, навыки обращения с животными, – а ее сородичи нашли меня, и, поскольку других целителей поблизости не оказалось, она позволила им оставить меня здесь. Похоже, она могущественная Зеландонии, если животные готовы ей подчиняться».

Эйла вошла в пещеру, неся на блюде, сделанном из высушенной и выбеленной тазовой кости животного, большую, только что запеченную форель. Она удивилась, заметив, что Джондалар уже проснулся, и улыбнулась ему. Поставив блюдо, она перестелила шкуры и разложила набитые соломой кожаные подушки так, чтобы он смог усесться поудобнее. Сначала она напоила его отваром ивовой коры, чтобы у него снова не начался жар и чтобы боль приутихла. Затем она поставила блюдо к нему на колени, вышла и вернулась, неся миску с отваренным зерном, зачищенными стеблями чертополоха и ростками петрушки, и еще одну – с первыми в этом году ягодами земляники.

Джондалар так проголодался, что готов был съесть что угодно, но, сделав несколько торопливых глотков, перестал спешить, желая насладиться вкусом пищи. Эйла научилась у Айзы использовать травы не только как лекарства, но и в качестве приправы. И форель, и зерно были приготовлены весьма умело. Зеленые ростки были нежными и сочными, а горстка ягод дикой земляники, созревшей под лучами солнца, наполнила рот приятной сладостью. Джондалар пришел в восхищение. Его мать славилась своим умением готовить, и поэтому он смог по достоинству оценить угощение, хотя Эйла использовала другие приправы.

Эйла обрадовалась, увидев, что он ест не спеша и с удовольствием. Когда он покончил с едой, она принесла ему чашку мятного чая и приготовила все необходимое для того, чтобы сменить повязки на ранах. Новый компресс не потребовался. Шишка исчезла, и на голове у него остался только небольшой синяк. Ссадины на груди и на плече начали заживать. Возможно, небольшие шрамы на коже останутся, но это не страшно. Больше всего ее беспокоила рана на ноге. Заживет ли она как следует? Сможет ли он двигаться как прежде? Или почти как прежде? Или ему суждено стать калекой?

Эйла сняла припарку из листьев дикой капусты и с облегчением обнаружила, что ее надежды оправдались и воспаление пошло на убыль. Нога стала выглядеть гораздо лучше, хотя судить о том, удастся ли восстановить ее подвижность, пока рано. Кажется, она поступила правильно, скрепив края раны жилами. Несмотря на столь сильные повреждения, форма ноги близка к первоначальной, хотя на коже останутся глубокие шрамы и, возможно, частичной деформации избежать не удастся. Эйла осталась вполне довольна результатами.

Джондалару впервые удалось как следует осмотреть ногу, и то, что он увидел, его не обрадовало. Рана оказалась куда серьезнее, чем он предполагал. Он побледнел и несколько раз судорожно сглотнул слюну. Джондалар понял, что попыталась сделать Эйла и откуда взялись узелки. Возможно, это и поможет, но у него не было уверенности в том, что он сможет ходить.

Джондалар заговорил с Эйлой и спросил, где она научилась лечить больных, хоть и не ожидал получить ответ. Из всех произнесенных им слов Эйле удалось распознать только свое имя. Ей хотелось, чтобы он научил ее понимать слова, но она не знала, как попросить его об этом. Эйла вышла из пещеры, чтобы принести хвороста для огня в очаге. На душе у нее было неспокойно. Ей хотелось как можно скорее научиться разговаривать, но как же к этому подступиться?

Джондалар вспомнил о том, как хорошо он позавтракал, и подумал: неизвестно, кто заботится об этой женщине, но она прекрасно обеспечена. Впрочем, она явно в состоянии побеспокоиться сама о себе. Ягоды и зелень были собраны только что, да и форель свежая. Но зерно осталось от прошлогоднего урожая, из припасов на зиму, что свидетельствует о благоразумии и рачительности. Ей не приходится голодать на исходе зимы и ранней весной. Это говорит еще и о том, что она хорошо знает здешние края и поселилась тут довольно-таки давно. Он заметил и другие признаки того, что пещера на протяжении немалого времени служила прибежищем для людей: сажу рядом с отверстием, через которое выходит дым, и плотно утоптанный земляной пол.

Хотя он обнаружил в пещере множество разнообразной утвари, приглядевшись повнимательнее, он заметил, что все эти предметы лишены каких-либо украшений и кажутся весьма незатейливыми. Он взял в руки деревянную чашку, из которой пил чай. «Впрочем, грубой ее не назовешь, – подумал он. – В действительности работа довольно-таки тонкая. Судя по характеру древесины, она сделана из нароста на дереве». Рассмотрев ее более тщательно, Джондалар заключил, что при изготовлении чашки рисунок древесины был использован намеренно и в сочетании извилистых линий и точек нетрудно уловить сходство с мордочкой зверька. Неужели ей сразу удалось его подметить? Весьма изящно. Украшение такого рода показалось ему куда более привлекательным, чем грубая резьба на предметах, которые ему доводилось видеть прежде.

Он все смотрел на эту глубокую симметричную чашку удобной формы и отметил, как тщательно обработана ее поверхность. Даже внутри она совершенно ровная, а ведь наросты на деревьях не самый простой материал, ей наверняка пришлось долго над ней трудиться. Чем дольше он присматривался к чашке, тем становилось очевиднее, что перед ним превосходное изделие, которое лишь с первого взгляда кажется незатейливым, но эта простота обманчива. «Она понравилась бы Мартоне», – подумал он, вспомнив о том, что любой из предметов утвари, которые использовала его мать, всегда было приятно держать в руках. Она обладала способностью видеть красоту в самых простых вещах.

Эйла вошла в пещеру, неся охапку хвороста, и он покачал головой, глядя на ее нехитрую одежду из кожи. Затем внимание его привлекла подстилка, на которой он лежал, сооруженная, как и наряд Эйлы, из снятой с оленя шкуры, которую никто не пытался обрезать, чтобы придать ей более удобную форму. Эйла просто постелила ее поверх соломы и подоткнула по краям. Джондалар отогнул один из уголков, чтобы рассмотреть кожу получше. Кромка жестковата, и кое-где на ней остались волоски, но остальная поверхность была мягкой и очень приятной на ощупь. Эйла сняла ворс и соскребла мездру как внутри, так и снаружи, что и позволило добиться прекрасных результатов. Но куда большее впечатление на Джондалара произвели меховые шкуры. Одно дело – снять мездру с обеих сторон, а потом, многократно растягивая кожу, придать ей гибкость. Выделывать меха куда труднее, ведь при этом можно соскрести только нижний слой мездры. Как правило, меховые шкуры остаются довольно-таки жесткими, но те, которыми прикрыла его Эйла, были такими же мягкими, как кожа.

Ему показалось, что в прикосновении к ним есть что-то знакомое, но он так и не понял почему.

Вся утварь изготовлена весьма искусно, подумал он, но на ней нет ни резьбы, ни каких-то других украшений. Кожаные и меховые шкуры умело и заботливо выделаны, но она не пыталась раскроить одежду и сшить или соединить с помощью шнуровки отдельные части, чтобы она удобно облегала фигуру, не применяла краску, перья или ракушки, которые используют для отделки. Зато она зашила ему рану на ноге. Подобные противоречия показались ему странными, а женщина загадочной.

Все это время Эйла хлопотала, собираясь развести огонь в очаге, но Джондалар не слишком внимательно следил за ней. Он не раз видел, как люди разводят огонь. Правда, он слегка удивился тому, что она не попыталась раздуть угли, оставшиеся в очаге после приготовления завтрака, но решил, что они, вероятно, уже прогорели дотла. Происходящее не вызывало у него сильного интереса, но все же краешком глаза он заметил, как женщина насыпала древесной трухи, которая мгновенно воспламеняется, взяла два камешка, стукнула их друг об друга и раздула пламя. Она проделала все это так быстро, что Джондалар понял, что именно она сделала, только когда огонь уже запылал вовсю.

– О Великая Мать! Как тебе удалось так быстро развести огонь? – Он припомнил, что она проделала то же самое среди ночи, но тогда он решил, что все это ему примерещилось.

Услышав его голос, Эйла обернулась и недоуменно посмотрела на него.

– Как ты развела огонь? – повторил он, подавшись вперед. – О Дони! Она не понимает ни слова из того, о чем я говорю. – Он сокрушенно всплеснул руками. – Да ты представляешь себе, что ты только что сделала? Иди сюда, Эйла, – сказал он и поманил ее к себе.

Она тут же направилась к нему: впервые за все время он сделал осмысленный жест. Что-то привело его в сильное волнение, и Эйла, наморщив лоб, стала вслушиваться в его слова, искренне желая понять, в чем дело.

– Как тебе удалось развести огонь? – повторил он еще раз, стараясь произносить слова медленно и более отчетливо, как будто надеялся, что это поможет прояснить их смысл, а затем взмахнул рукой, указывая на очаг.

– Гонь? – проговорила Эйла, предприняв робкую попытку повторить последнее из слов. Речь идет о чем-то важном. Она задрожала от напряжения, всеми силами пытаясь понять, о чем он толкует.

– Огонь! Огонь! Да, огонь, – прокричал он, указывая пальцем на пылающее пламя. – Ты представляешь себе, насколько важна возможность развести огонь так быстро?

– Гонь?

– Да, да, он горит вон там, – сказал он, то и дело взмахивая рукой и указывая в ту сторону, где находился очаг. – Что ты сделала, чтобы развести его?

Эйла встала, подошла к очагу и сказала, указывая пальцем на пламя:

– Гонь?

Он тяжело вздохнул и откинулся назад, внезапно осознав, что все это время пытался силой заставить ее понять слова неизвестного ей языка.

– Прости меня, Эйла. Я вел себя глупо. Разумеется, ты не можешь мне ответить, ведь ты не знаешь, о чем я спрашиваю.

Ситуация стала менее напряженной. Джондалар закрыл глаза. Он утомился и огорчился, зато Эйла воспрянула духом. Она выучила слово. Пока всего одно, но это уже хоть какое-то начало. Жаль, что на этом он остановился. Как бы объяснить ему, что она хочет узнать побольше слов, как попросить его научить ее и другим?

– Дон-да-ла? – Он открыл глаза. Эйла снова указала на огонь. – Гонь?

– Огонь, да, это огонь, – сказал он, кивая, а затем снова закрыл глаза, чувствуя усталость. Ему стало немного стыдно за то, что он так разволновался, и за то, что так страдает от боли, и физической, и душевной.

«Он не проявил интереса. Ну что бы такое сделать? Неужели он так ни о чем и не догадался?» Эйла даже рассердилась на самое себя из-за того, что ей не удалось придумать, как бы объяснить ему, чего она хочет, но решила попробовать еще раз.

– Дон-да-ла… – Она подождала, пока он снова не открыл глаза. – Гонь? – проговорила она, бросив на него призывный взгляд.

Джондалару стало любопытно. «Чего она хочет?» – подумал он.

– Почему ты спрашиваешь про огонь, Эйла?

По выражению его лица Эйла догадалась, что он задал ей вопрос. Ей удалось привлечь его внимание. Она огляделась по сторонам, пытаясь сообразить, как сделать, чтобы он понял ее, и взгляд ее упал на охапку хвороста, лежавшего возле очага. Она взяла ветку и, подойдя к Джондалару, указала на нее и снова с немым призывом посмотрела на мужчину.

Он пришел в недоумение и нахмурился, но, когда он начал догадываться, чего она добивается, морщинки у него на лбу разгладились.

– Ты хочешь узнать, как это называется? – спросил он, удивившись тому, что она вдруг проявила такой интерес к его языку, хотя он ни разу не заметил, чтобы у нее возникло желание поговорить. Так вот в чем дело! Она вовсе не пытается научить его своему языку, она хочет научиться разговаривать! Возможно, она так молчалива просто потому, что не умеет разговаривать?

Он прикоснулся к ветке, которую она держала в руке.

– Дерево, – сказал он.

Она резко выдохнула, только теперь заметив, что все это время ждала, затаив дыхание.

– Во? – попыталась повторить она.

– Дерево, – произнес Джондалар помедленнее, растягивая губы, стараясь произнести слово как можно отчетливее.

– Дее-во, – выговорила она, пытаясь шевелить губами так же, как он.

– Вот теперь уже лучше, – кивнул он.

У Эйлы отчаянно забилось сердце. Неужели он наконец понял? Она торопливо огляделась по сторонам, подыскивая еще какой-нибудь предмет. Увидев чашку, она взяла ее и протянула Джондалару.

– Ты хочешь, чтобы я научил тебя разговаривать?

Эйла не поняла, о чем он спрашивает, и, помотав головой, указала на чашку.

– Кто же ты, Эйла? Как ты здесь оказалась? Как тебе удается справляться со всем, что ты делаешь, если ты не умеешь разговаривать? Для меня ты – загадка, и, видимо, мне придется научить тебя разговаривать, чтобы разгадать ее.

Она присела на меховую шкуру рядом с ним, с волнением ожидая ответа и по-прежнему держа в руке чашку. Она боялась, что он позабудет о том слове, про которое она спросила, если будет долго говорить о чем-то, и с нетерпением еще раз указала на чашку.

– Какое слово ты хочешь узнать, «пить» или «чашка»? Впрочем, пожалуй, это не имеет значения.

Прикоснувшись к сосуду, который она держала, Джондалар сказал:

– Чашка.

– Ашка, – проговорила она и радостно улыбнулась.

Джондалар решил и дальше действовать в том же духе. Он взял оставленный Эйлой возле его постели бурдюк и налил воды в чашку.

– Вода, – сказал он.

– Ада.

– Попробуй еще раз, – ободряющим тоном сказал он и повторил: – Вода.

– Аа-да.

Джондалар кивнул, затем поднес чашку к губам и сделал глоток.

– Пить, – сказал он, – пить воду.

– Пить, – вполне четко произнесла Эйла, хотя первый из звуков дался ей с некоторым трудом. – Пить оду.


Содержание:
 0  Долина лошадей : Джин Ауэл  1  Глава 1 : Джин Ауэл
 2  Глава 2 : Джин Ауэл  3  Глава 3 : Джин Ауэл
 4  Глава 4 : Джин Ауэл  5  Глава 5 : Джин Ауэл
 6  Глава 6 : Джин Ауэл  7  Глава 7 : Джин Ауэл
 8  Глава 8 : Джин Ауэл  9  Глава 9 : Джин Ауэл
 10  Глава 10 : Джин Ауэл  11  Глава 11 : Джин Ауэл
 12  Глава 12 : Джин Ауэл  13  Глава 13 : Джин Ауэл
 14  Глава 14 : Джин Ауэл  15  Глава 15 : Джин Ауэл
 16  Глава 16 : Джин Ауэл  17  Глава 17 : Джин Ауэл
 18  Глава 18 : Джин Ауэл  19  Глава 19 : Джин Ауэл
 20  вы читаете: Глава 20 : Джин Ауэл  21  Глава 21 : Джин Ауэл
 22  Глава 22 : Джин Ауэл  23  Глава 23 : Джин Ауэл
 24  Глава 24 : Джин Ауэл  25  Глава 25 : Джин Ауэл
 26  Глава 26 : Джин Ауэл  27  Глава 27 : Джин Ауэл
 28  Глава 28 : Джин Ауэл  29  Глава 29 : Джин Ауэл



 




sitemap