Приключения : Исторические приключения : Глава 23 : Джин Ауэл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 23

Эйла остановила Уинни, соскользнула на землю и протянула Джондалару бурдюк с водой. Он взял его и принялся жадно пить, делая большие глотки. Они находились в конце долины, почти на границе степей, и река осталась далеко позади.

Вокруг них на ветру колыхались золотистые травы. Они собирали зерна метельчатого сорго и дикой ржи, а рядом покачивались колосья двухрядного ячменя и пшеницы, однозернянки и двузернянки. Им приходилось пропускать меж пальцев стебельки сорго, собирая маленькие твердые зернышки. Работа оказалась не из легких, и им обоим стало жарко. Они складывали зерна сорго в одно из отделений подвешенной к шее корзинки. Для того чтобы отделить их от стебля, не требовалось особых усилий, но потом их придется просеивать, в отличие от ржи, которую они ссыпали в другое отделение.

Эйла подняла с земли корзинку и вновь принялась за работу. Вскоре Джондалар последовал ее примеру. Некоторое время они молча собирали зерна, стоя рядом друг с другом, а затем он повернулся к ней.

– Что ты чувствуешь, когда скачешь на лошади, Эйла? – спросил он.

– Мне трудно объяснить, – сказала она и призадумалась. – Когда лошадь быстро мчится, это восхитительно. Но и когда она трусит не спеша, это тоже приятно. Мне очень нравится ездить верхом на Уинни. – Она снова принялась за работу, но вдруг остановилась: – Хочешь попробовать?

– Что попробовать?

– Прокатиться на Уинни.

Джондалар пристально посмотрел на Эйлу, пытаясь угадать, как она к этому отнесется. Ему уже давно хотелось прокатиться верхом, но, судя по всему, между Эйлой и лошадью существовали какие-то особые отношения, и он боялся, как бы его просьба не показалась ей бестактной.

– Да, мне хотелось бы. Но позволит ли мне Уинни сделать это?

– Не знаю. – Эйла взглянула на небо, чтобы определить время по солнцу, а затем закинула корзину за спину. – Мы можем это выяснить.

– Прямо сейчас?

Эйла кивнула, повернулась и отправилась в обратный путь.

– Я думал, ты принесла воды затем, чтобы мы смогли подольше собирать зерно.

– Все верно. Но я не учла, что мы будем работать вдвоем и дело пойдет куда быстрее. Я даже не заглянула к тебе в корзину – я не привыкла полагаться на чью-либо помощь.

Обилие навыков, которыми он обладал, постоянно приводило ее в изумление. Он не только охотно брался за любое дело, но и вполне успешно справлялся с теми видами работ, которые выполняла она сама, а также мог быстро чему-нибудь научиться, проявляя живость ума и любознательность. Все новое вызывало у него наибольший интерес. Наблюдая за ним, Эйла смогла взглянуть на самое себя со стороны и понять, каким необычным существом она казалась членам Клана. И тем не менее они приняли ее в свой круг и постарались найти для нее место в своей жизни.

Закинув корзину за спину, Джондалар зашагал рядом с Эйлой.

– Пожалуй, на сегодня уже хватит. У тебя и так много зерна, Эйла, а ячмень и пшеница еще не поспели. Не понимаю, зачем тебе нужны такие огромные припасы.

– Для Уинни и жеребенка. Им понадобится еще и солома. Уинни выходит зимой попастись, но в те годы, когда выпадает много снега, лошади нередко погибают от голода.

Выслушав ее объяснения, Джондалар понял, что любые возражения окажутся неуместными. Они шли рядом, вокруг колыхались высокие травы, и теперь, когда работа была завершена, тепло солнца показалось им очень приятным. На Джондаларе не было никакой одежды, кроме набедренной повязки, а тело его успело приобрести такой же ровный и густой загар, как и кожа Эйлы. Она сменила зимнюю шкуру на летнюю – кусок кожи, который прикрывал ее тело от талии до бедра и в котором имелись карманы и складки, позволявшие удобно разместить разные орудия, пращу и другие предметы. Помимо этого, она постоянно носила подвешенный к шее маленький кожаный мешочек. Ее красивое стройное тело неизменно вызывало восхищение у Джондалара, но он старался никак не проявлять своих эмоций, и Эйла воспринимала это как нечто само собой разумеющееся.

Ему очень хотелось покататься на лошади, и он задумался над тем, как поведет себя Уинни. Если что-то не заладится, он сможет быстренько уйти подальше от нее. Теперь он лишь слегка прихрамывал при ходьбе, но, судя по всем признакам, со временем ему удастся избавиться от хромоты окончательно. Эйла совершила просто чудо, прекрасно залечив ему ногу, и он испытывал глубочайшую благодарность за все, что она сделала для него. Он начал подумывать о том, что когда-нибудь ему снова придется отправиться в путь – у него уже не было причин для того, чтобы оставаться в долине, – но, казалось, Эйла ничего не имела против его присутствия, и он не спешил собираться в дорогу. Ему хотелось помочь ей подготовиться к грядущей зиме, ведь он считал себя глубоко обязанным ей.

Он даже не подумал, что ей приходится заботиться не только о себе самой, но и о животных.

– Ты тратишь много сил, заготавливая корм для лошадей, верно?

– Да не очень, – ответила она.

– Просто когда ты сказала, что им нужна еще и солома, мне пришла в голову одна мысль. Почему бы нам не насобирать стеблей с колосьями и не отнести их в пещеру? Тогда мы смогли бы обойтись без корзин, ведь заняться отделением зерен можно и сидя в пещере, а стебли пойдут на корм лошадям.

Эйла призадумалась, наморщив лоб.

– Пожалуй, ты прав. Когда стебли и колосья высохнут, зерна можно будет просто вытрясти в корзину. Одни отделяются легче, другие трудней. Там есть еще пшеница и ячмень… надо попробовать. – На лице ее заиграла улыбка. – Джондалар, по-моему, это удачная идея!

Она так искренне обрадовалась, что он тоже заулыбался. Его удивительный, чарующий взгляд ясно говорил о том, что он доволен ею, что она нравится ему. И Эйла тут же откликнулась со всей свойственной ей прямотой и бесхитростностью:

– Джондалар, мне так приятно, когда ты улыбаешься… у тебя при этом меняется даже взгляд.

В ответ на это он разразился веселым, заливистым смехом. «Она на редкость искренна, – подумал он, – я ни разу не заметил за ней попытки притвориться или солгать. Удивительная женщина».

Его смех показался Эйле заразительным, улыбка на ее лице становилась все шире и шире, она тихонько прыснула, а потом громко расхохоталась, не пытаясь сдержаться.

Когда им обоим наконец удалось справиться с приступом смеха, они еще долго сидели, тяжело дыша и утирая выступившие на глазах слезы. Ни Джондалару, ни Эйле не удалось бы объяснить, что именно повергло их в такое веселье и вызвало столь безудержный хохот. На самом деле причиной тому послужила не забавная ситуация, а необходимость дать выход долго нараставшему напряжению.

Они пошли дальше, и Джондалар обнял Эйлу за талию. Они так славно посмеялись вместе, что он сделал это совершенно непроизвольно, но Эйла вздрогнула, и он тут же отдернул руку. Он дал себе зарок не навязываться ей и даже сказал об этом Эйле, хотя в то время она еще не могла понять его слов. Раз она поклялась воздерживаться от Радостей, он постарается избегать ситуаций, когда она будет вынуждена отказать ему. Он прилагал все силы к тому, чтобы не нарушать ее покоя.

Но, вдыхая аромат ее разогретой солнцем кожи, ощутив на миг прикосновение ее крепкой, высокой груди, он внезапно вспомнил о том, сколь долгое время он провел, не вступая в близость с женщинами, и набедренная повязка никак не могла скрыть того, что начало происходить с ним. В надежде, что она не заметит, какое возбуждение его охватило, Джондалар резко отвернулся, ускорил шаг и чуть ли не бегом кинулся вперед. Лишь огромным усилием воли он удержался от того, чтобы не сорвать с нее одежду.

– О Дони! Как желанна эта женщина! – пробормотал он, тяжело дыша.

Когда он устремился вперед, у Эйлы из глаз потекли слезы. «Что я сделала не так? Почему он шарахается от меня? Почему не подаст мне знак? Я же видела, его переполняет желание, почему он не хочет утолить его со мной? Неужели я настолько безобразна?» Она задрожала, вспомнив о том, как его рука обвилась вокруг ее талии, она до сих пор ощущала упоительный запах его тела. Эйла плелась еле-еле, боясь столкнуться с ним лицом к лицу, чувствуя себя как в детстве, когда ей доводилось совершить какой-нибудь проступок, но не зная, в чем она провинилась на этот раз.

Джондалар добрался до тенистых зарослей, тянувшихся вдоль реки. Охватившее его возбуждение было настолько велико, что он не смог с ним справиться. Стоило ему скрыться за стеной густой растительности, как на землю упали первые капли вязкой белой жидкости. Содрогаясь всем телом, он прислонился к дереву. По крайней мере он почувствовал хоть какое-то облегчение и теперь сможет снова подойти к этой женщине, не испытывая неодолимого желания повалить ее на землю и силой овладеть ею.

Отыскав сухой сучок, он разрыхлил землю и прикрыл следы сокровенных соков Радости. Зеландонии говорил ему, что не следует проливать впустую соки, которые дарует Великая Мать, но если возникнет крайняя необходимость, надо вернуть их Ей, сделав так, чтобы они впитались в тело Великой Матери Земли. «Зеландонии был прав, – подумал Джондалар, – это пустая трата, и она не приносит радости».

Он пошел вдоль реки, не решаясь выбраться из зарослей на открытое место. Он увидел, что Эйла ждет его, стоя возле большого валуна, обхватив жеребенка рукой за шею и прижавшись головой к Уинни, словно ища у животных поддержки и утешения. Она показалась ему крайне ранимой и беззащитной. «Ей следовало бы обращаться за поддержкой ко мне, – подумал Джондалар, – и утешать ее должен я». Ему стало очень стыдно, как будто он сделал нечто недопустимое, ведь он полагал, что причина ее огорчения в нем. Собравшись с духом, он вышел из зарослей.

– Порой мужчине бывает необходимо поскорей облегчиться, – смущенно улыбаясь, солгал он.

Эйла удивилась. Зачем он говорит неправду? Она поняла, что он сделал. Он утолил желание сам.

Любой мужчина из Клана скорее посягнул бы на женщину вождя, чем поступил бы так, как это сделал Джондалар. Будь охватившее его желание настолько сильным, он подал бы условный знак даже Эйле, если бы рядом не оказалось других женщин. Ни один из взрослых мужчин не стал бы сам утолять желание. Мысль об этом мог допустить лишь юноша, достигший зрелости, но не успевший добыть на охоте зверя и пройти через положенный ритуал. Но Джондалар не нашел возможным подать ей знак и предпочел поступить иначе. Никогда в жизни ей не доводилось подвергаться такому унижению.

Она ничего не ответила на его слова и сказала, стараясь не встречаться с ним взглядом:

– Если ты хочешь покататься на Уинни, я подержу ее, а ты заберись на камень и садись к ней на спину. Я скажу Уинни, что тебе хотелось бы на ней прокатиться. Может быть, она согласится.

«Ах да, именно поэтому мы и перестали собирать зерно, – вспомнил Джондалар. – И куда только подевалось прежнее рвение? Мы едва успели пересечь поле, но за это время многое изменилось». Стараясь держаться как ни в чем не бывало, он залез на камень, в котором имелась похожая на сиденье выемка, и Эйла подвела лошадь поближе. Джондалар так же старательно избегал встречаться с ней взглядом.

– Какую команду ты ей подаешь, чтобы заставить ее стронуться с места? – спросил он.

Эйле пришлось подумать, прежде чем ответить.

– Я не подаю никакой команды, она трогается с места, когда мне этого хочется.

– А как она узнает о том, что тебе этого хочется?

– Не знаю… – Она сказала правду, ей ни разу не доводилось задуматься об этом.

Джондалар решил, что это не важно. Если лошадь позволит ему усесться к ней на спину, пусть несет его куда захочет. Он положил руку на загривок лошади, чтобы не соскользнуть с камня, а затем забрался на нее.

Уинни пугливо повела ушами, чувствуя, что это не Эйла. Она привыкла ощущать прикосновение ног и бедер Эйлы, движения ее мышц служили сигналами, побуждавшими ее к тому или иному действию, а на этот раз ощущения оказались иными, и вдобавок сидевший на ней человек весил больше, чем Эйла. Но Эйла стояла рядом, прижавшись к ее шее, да и мужчина был ей знаком. Кобылка растерянно потопталась на месте, но вскоре успокоилась.

– И что мне теперь делать? – спросил Джондалар. Он сидел на низкорослой лошадке, его длинные ноги болтались по бокам. Он никак не мог сообразить, куда ему девать руки.

Эйла потрепала кобылку по шее со свойственной ей уверенностью и обратилась к ней на языке, в который входили и жесты, и краткие восклицания из речи людей Клана, и слова языка Зеландонии.

– Джондалару хочется, чтобы ты покатала его, Уинни. – В голосе ее прозвучали просительные нотки, а рука ее еще теснее прижалась к шее лошади, которая настолько привыкла к общению с женщиной, что восприняла это как команду и стронулась с места. – Если почувствуешь, что можешь упасть, обхвати руками ее шею, – посоветовала Эйла.

Уинни привыкла носить на себе всадника. Она не стала ни прыгать, ни брыкаться, но двигалась несколько неуверенно, поскольку ею никто не управлял. Джондалар подался вперед, чтобы похлопать ее по загривку, стремясь приободрить и лошадку, и самого себя. Это движение оказалось похожим на команду, которую непроизвольно подавала Эйла, желая, чтобы Уинни прибавила шагу. Лошадь резко устремилась вперед, и Джондалар оказался вынужден последовать совету Эйлы. Он обхватил кобылку руками за шею и пригнулся к холке. Уинни истолковала это как команду, призывавшую ее двигаться еще быстрее.

Она помчалась галопом по полю. Джондалар прильнул к ее шее, его длинные волосы развевались по ветру, который подул ему в лицо. Он наконец отважился чуть приоткрыть глаза и увидел, как внизу с пугающей быстротой скользит земля. Он ощутил восторг и некоторый страх. Теперь он понял, почему Эйла затруднялась описать свои ощущения. Похожие чувства овладевали им, когда он стремительно спускался по склону ледяной горы зимой или когда огромный осетр тащил его за собой по реке, но скакать верхом на Уинни было еще увлекательнее. Он заметил, что слева от них скользит неясная фигура. Гнедой жеребенок мчался рядом с матерью, не отставая от нее ни на шаг.

Откуда-то издалека донесся резкий, пронзительный свист. Лошадь неожиданно повернула направо и устремилась обратно.

– Выпрямись! – крикнула Эйла Джондалару, когда они оказались неподалеку от нее. Лошадь сбавила шаг, приближаясь к женщине, и он сел прямо. Уинни перешла на шаг и остановилась возле валуна.

Джондалар слез с лошади. Его била легкая дрожь, но глаза его радостно блестели. Эйла похлопала лошадку по вспотевшим бокам, а когда Уинни трусцой направилась к пляжу у пещеры, не спеша пошла следом за ней.

– Ты заметила, что жеребенок все время скакал рядом с матерью? Ну и удалец!

По тому, как Джондалар произнес это слово, Эйла догадалась, что это слово имеет для него особое значение.

– Кто такой «удалец»? – спросила она.

– Во время Летних Сходов проводятся различные состязания, но самые увлекательные – это гонки, соревнования в беге, – сказал Джондалар. – Их участники называются бегунами, а о тех, кто сильней других стремится к победе и добивается наибольших успехов, говорят: «Вот удалец». Это слово выражает похвалу и одобрение.

– Жеребенок быстро бегает. Он удалец.

Они отправились дальше, храня молчание, которое с каждой минутой становилось все более и более напряженным.

– Почему ты велела мне выпрямиться? – спросил наконец Джондалар в попытке завязать хоть какой-нибудь разговор. – Ты вроде бы говорила, что не подаешь Уинни никаких команд. Но она сбавила скорость, когда я выпрямился.

– Прежде я никогда об этом не задумывалась, но, видя, что вы приближаетесь, вдруг подумала: «Выпрямись». Сначала я не поняла, о чем ты спрашиваешь, но, когда тебе понадобилось остановиться, внезапно сообразила.

– Значит, ты все-таки подаешь лошади какие-то команды, не словами, а движениями. Интересно, можно ли научить и жеребенка понимать команды? – задумчиво проговорил он.

Они подошли к скалистому выступу у реки, обогнули его и увидели, как Уинни катается по земле у самой воды, чтобы освежиться, и пофыркивает от удовольствия. Рядом с ней, задрав кверху ноги, валялся жеребенок. Джондалар заулыбался и остановился, глядя на них, а Эйла, опустив голову, пошла дальше. Джондалар догнал ее, когда она начала подниматься по тропинке.

– Эйла… – Она обернулась, но он замялся, не зная, что сказать. – Я… я… мне хотелось бы сказать тебе спасибо.

Ей так и не удалось до конца понять, что значит это слово. В языке людей Клана аналога не существовало. Члены каждого из небольших кланов постоянно оказывали друг другу помощь, воспринимая это как нечто само собой разумеющееся, ведь иначе никому из них не удалось бы выжить. Никому не приходило в голову благодарить друг друга за содействие, подобный поступок показался бы им столь же немыслимым, как если бы ребенок вдруг вздумал сказать «спасибо» матери за ее заботу или она внезапно потребовала бы от него выражения признательности. Когда человеку оказывали особую услугу или преподносили ему подарок, он знал, что ему придется ответить тем же, и это далеко не всегда вызывало у него радость.

Наиболее близким к слову «спасибо» можно было считать существовавшее в языке Клана выражение благодарности, с которым человек более низкого положения обращался к соплеменнику рангом повыше, как правило женщина к мужчине, если тот оказывал ей из ряда вон выходящую услугу. Эйла решила, что Джондалар пытается поблагодарить ее за то, что смог прокатиться на Уинни.

– Джондалар, Уинни согласилась покатать тебя. Почему ты говоришь «спасибо» мне?

– Ты помогла мне сделать это, Эйла. Вдобавок я благодарен тебе не только за это. Ты многое для меня сделала, ты так заботилась обо мне.

– Разве жеребенок стал бы благодарить Уинни за то, что она о нем заботится? Тебе требовалась помощь, поэтому я ухаживала за тобой. При чем тут «спасибо»?

– Но ведь ты спасла мне жизнь.

– Я целительница, Джондалар. – Она не знала, как объяснить ему, что под этим подразумевается. Когда один человек спасает другого от смерти, он вкладывает в него частичку заключенной в нем жизненной силы, и спасенному вменяется в обязанность впредь, оберегать своего спасителя. Между такими людьми возникает связь, более тесная, чем связь между братьями и сестрами. Но когда она стала целительницей, ей вручили кусочек черной двуокиси марганца, в котором как бы заключалась частичка духа каждого из людей, и с тех пор она лечит больных, не ожидая получить что-либо взамен. – Ты не обязан говорить мне «спасибо», – сказала она.

– Я знаю, что не обязан. Мне известно, что ты – целительница, но я хочу, чтобы ты знала о моей благодарности. Люди говорят «спасибо», когда им оказывают помощь. Это традиционное проявление вежливости, часть обычая.

Они поднялись друг за другом по тропинке. Эйла ничего не ответила Джондалару, но его слова напомнили ей о том, как Креб пытался объяснить ей, что правила вежливости запрещают высматривать, что творится у чужого очага, отделенного рядом камней. Ей с куда большей легкостью удалось выучить язык людей Клана, чем вникнуть в суть их обычаев. Джондалар сказал, что среди людей его племени принято благодарить друг друга, этого требуют правила вежливости, но тут она пришла в еще большее замешательство.

Почему он вдруг взялся благодарить ее после того, как совсем недавно так страшно ее унизил. Если бы мужчина из Клана отнесся к ней с таким презрением, она просто перестала бы существовать для него. Она поняла, что ей будет нелегко свыкнуться с обычаями сородичей Джондалара, но от этого горечь унижения отнюдь не развеялась.

Когда Эйла вошла в пещеру, Джондалар остановил ее в попытке пробиться сквозь неожиданно возникший между ними барьер.

– Эйла, прости, если я чем-то тебя оскорбил.

– Оскорбил? Мне непонятно это слово.

– Мне кажется, я рассердил тебя, тебе стало плохо из-за меня.

– Ты меня не рассердил, но мне действительно плохо.

Ее признание повергло Джондалара в замешательство.

– Прости, – сказал он.

– «Прости». Это тоже вежливость, верно? Часть обычая? Джондалар, что толку от твоего «прости»? Когда ты произносишь его, ничего не меняется и мне не становится легче.

Он провел рукой по волосам. Она права. Какой бы промах он ни допустил – ему казалось, он догадывается, в чем дело, – просьба простить его ничего не исправит. И ситуация лишь усугубляется тем, что он избегает заговорить на эту тему прямо, боясь поставить себя в еще более неловкое положение.

Оказавшись в пещере, Эйла сняла с шеи корзину и раздула огонь в очаге, чтобы приготовить еду. Джондалар поставил свою корзину рядом с корзиной Эйлы и уселся на циновку возле очага, наблюдая за действиями Эйлы.

После того как он освежевал добытых ею оленей и разделал туши, он показал ей изготовленные им в тот день орудия. Они понравились ей, и она иногда пускала их в ход, но, выполняя некоторые из работ, предпочитала пользоваться более привычным для нее ножом собственного изготовления. Он заметил, что она орудует грубым ножом, сделанным из кремневой пластины, не менее искусно, чем другие работают ножами меньших размеров, снабженными ручкой. Будучи мастером по изготовлению орудий, он постоянно проводил сравнения, думая о недостатках и достоинствах каждого из них. Любым острым ножом можно что-нибудь разрезать, но ее способ изготовления связан с большими затратами сырья. Даже притащить кремневую глыбу нужных размеров не так-то просто.

Ощущая на себе пристальный взгляд Джондалара, Эйла занервничала. Через некоторое время она встала и отправилась за ромашкой для чая, чтобы немного успокоиться, надеясь, что внимание Джондалара переключится на что-нибудь другое. Он понял, что пора как-то разрешить возникшую проблему, и, собравшись с духом, решил откровенно поговорить с ней на эту тему.

– Ты права, Эйла. Хоть я и попросил у тебя прощения, от этого ничего не изменилось, но я просто не знаю, что еще сказать. Я не понимаю, чем я оскорбил тебя. Пожалуйста, объясни, почему тебе плохо.

«Наверное, он опять говорит неправду, – подумала Эйла. – Как это может быть, чтобы он ничего не понял? Но вид у него явно обеспокоенный». Она низко опустила голову, жалея о том, что он задал ей этот вопрос. Мало того что ей приходится страдать от унижения, а теперь она вынуждена еще и говорить с ним об этом. Впрочем, деваться некуда.

– Мне плохо, потому что я… непривлекательна, – проговорила она, пристально глядя на сложенные на коленях руки, в которых она держала ростки ромашки.

– То есть как это ты «непривлекательна»? Я не понимаю.

Ну почему он задает все эти вопросы? Или ему хочется ее помучить? Эйла исподтишка взглянула на Джондалара. Он сидел, подавшись вперед, и в его искреннем взгляде она увидела лишь признаки неподдельной тревоги.

– Ни один из мужчин Клана не стал бы сам утолять желание, если бы рядом с ним находилась привлекательная женщина. – Она покраснела от стыда за собственную несостоятельность, продолжая упорно смотреть вниз. – Тебя переполняло желание, но ты убежал от меня. Ты счел меня непривлекательной, и, конечно же, мне стало плохо.

– То есть ты обиделась, потому что я не… – Он выпрямился и вскинул голову. – О Дони! Как можно быть таким глупцом, Джондалар? – воскликнул он, обводя взглядом своды пещеры.

Эйла изумленно посмотрела на него.

– Я думал, ты не хочешь, чтобы я нарушал твой покой, Эйла. Я не хотел поступать вопреки твоим желаниям. Меня с неодолимой силой влечет к тебе, но ты вздрагивала всякий раз, когда я к тебе притрагивался. И как ты могла подумать, будто кто-то из мужчин может счесть тебя непривлекательной?

Внезапно она поняла, что все происшедшее было недоразумением, и терзавшая ее боль тут же утихла. Он считает ее желанной! Он просто подумал, что она не испытывает влечения к нему! Все дело в обычаях, несхожих меж собой.

– Джондалар, тебе нужно было подать условный знак. Мои желания не так уж и важны.

– Нет, твои желания очень важны. А я… – На лице его вспыхнул румянец. – Я нравлюсь тебе? – По его взгляду Эйла догадалась, как глубоко он растерян, как сильно боится получить отказ. Это чувство было ей знакомо. Она удивилась тому, что мужчина может испытывать нечто подобное, но при этом все терзавшие ее сомнения мигом улетучились, и душу ее захлестнула теплая волна нежности.

– Ты нравишься мне, Джондалар. Стоило мне увидеть тебя, как ты сразу же мне понравился. Ты был так сильно ранен, что я не знала, удастся ли мне выходить тебя, но, пока ты лежал в пещере, я сидела, глядя на тебя… и у меня возникало это удивительное чувство… меня тянуло к тебе… Но я так и не дождалась условного знака… – Она почувствовала, что сказала нечто лишнее, и снова опустила голову. Женщины из Клана прибегали к более тонким ухищрениям, желая привлечь внимание мужчин.

– А я все это время думал… Что это за знак, о котором ты все толкуешь?

– Если мужчина из Клана испытывает влечение к женщине, он подает условный знак.

– Какой? Покажи.

Эйла взмахнула рукой и покраснела. Женщинам не полагалось подавать такие знаки.

– И все? Я должен сделать вот так? И что дальше?

Он сильно изумился, когда она опустилась на колени и застыла в соответствующей позе.

– То есть мужчина подает знак, женщина становится в позу, и все? Этого достаточно, чтобы у них возникло желание?

– Если у мужчины нет желания, он не станет подавать женщине знак. Разве сегодня ты не испытывал желания?

Теперь покраснел Джондалар. Он и позабыл, какое неодолимое желание охватило его тогда, с каким трудом он удержался от того, чтобы не овладеть этой женщиной силой. В тот момент он отдал бы все на свете, лишь бы узнать об этом условном жесте.

– А если мужчина не нравится женщине? Или она не испытывает желания?

– Если мужчина подаст женщине знак, она обязана подчиниться. – Она вспомнила, какую боль, сколько мучений заставил испытать ее Бруд, и тут же помрачнела.

– В любом случае, Эйла? – Он заметил, как она угнетена. – Даже в самый первый раз? – Эйла кивнула. – И то же самое произошло и с тобой? Кто-то из мужчин просто подал тебе условный знак?

Она зажмурилась, проглотила слюну и кивнула. Ее ответ поверг Джондалара в крайнее возмущение.

– Ты хочешь сказать, что Ритуал Первой Радости вам не известен? Неужели никто не следит за тем, чтобы мужчина не причинил женщине сильной боли? Да что же это за люди такие? Или им все равно, что происходит с женщиной, когда она впервые сталкивается с этим? И любой мужчина может воспользоваться ею, если в нем заговорит похоть? Не думая о том, испытывает она желание или нет? И никого не волнует, больно ей при этом или нет? – Он вскочил с места и заметался из стороны в сторону. – Это бесчеловечно! Это просто недопустимо! Откуда такая черствость? Или им неведомо сострадание?

Столь бурное проявление чувств оказалось полной неожиданностью для Эйлы. Некоторое время она сидела молча, слушая возмущенные вопросы, которыми сыпал Джондалар в приливе праведного негодования. Но когда он вконец распалился, Эйла замотала головой, выражая несогласие.

– Нет! – вырвалось у нее, когда она наконец решилась высказаться. – Это не так, Джондалар. Им не чуждо сострадание. Айза нашла меня и стала обо мне заботиться. Люди Клана приняли меня в свой круг, хотя я родилась среди Других. Они не были обязаны это делать. Креб не знал о том, что Бруд делает мне больно, ведь у него самого не было пары. Он не знал, что чувствуют при этом женщины, а Бруд всего лишь воспользовался своим правом. Но когда я забеременела, Айза стала заботливо ухаживать за мной, не жалея сил, она поила меня разными лекарствами, чтобы я смогла доносить ребенка до срока. Не будь ее рядом, я бы умерла во время родов. И Бран принял Дарка в члены Клана, хотя все остальные подумали, что он урод. Но они ошибались. Он здоровый и сильный… – Эйла приумолкла, заметив, что Джондалар изумленно смотрит на нее.

– У тебя есть сын? И где же он?

Эйла впервые заговорила о сыне. Всякое упоминание о нем причиняло ей боль, которая не утихала со временем, и ей не хотелось отвечать на вопросы Джондалара, хотя она понимала, что рано или поздно им придется поговорить на эту тему.

– Да, у меня есть сын. Он живет среди людей Клана. Я отдала его Убе, когда Бруд изгнал меня.

– Изгнал тебя? – Джондалар снова опустился на циновку. Значит, у нее есть сын. Он не ошибся, предположив, что когда-то она вынашивала ребенка. – Кому могло прийти в голову разлучить мать с сыном? И кто такой этот… Бруд?

Ну как ему объяснить? Она на мгновение закрыла глаза.

– Бруд – это вождь. Когда меня нашли, вождем был Бран. Он разрешил Кребу взять меня к себе, но он уже сильно состарился и поэтому назначил вождем Бруда. А Бруд ненавидел меня еще с тех пор, когда я была маленькой девочкой.

– И потом он постарался причинить тебе боль, так?

– Когда я стала женщиной, Айза рассказала мне об условных знаках. Но она говорила, что мужчины призывают к себе лишь тех женщин, которые им нравятся, когда хотят утолить желание. Бруд поступил так потому, что ему хотелось заставить меня сделать то, что мне противно. Но мне кажется, мой тотем тоже сыграл в этом какую-то роль. Духу Пещерного Льва было известно, как я мечтала о ребенке.

– Какое отношение имеет Бруд к твоему ребенку? Великая Мать Земля посылает детей в дар женщинам по своему усмотрению. И что, он оказался сыном его духа?

– Креб говорил, что появление детей зависит от духов, что дух тотема мужчины проникает внутрь женщины, и если ему удается победить дух ее тотема и овладеть его жизненной силой, в ее чреве возникает и начинает расти зерно новой жизни.

– Какие странные представления. На самом деле дух мужчины соединяется с духом женщины, когда Великая Мать желает подарить ей дитя.

– А по-моему, духи не имеют отношения к рождению детей, ни духи тотемов, ни духи, которые соединяются по воле Великой Матери, как ты говоришь. По-моему, новая жизнь возникает, когда мужской орган, наполненный силой, проникает внутрь тела женщины. И поэтому мужчин порой охватывает такое сильное желание, а женщин так же неодолимо тянет к мужчинам.

– Этого не может быть, Эйла. Ты знаешь, как часто у мужчин возникает желание совокупиться с женщиной? Но она не всегда беременеет от этого. Мужчина способен как бы пробудить женщину, он приносит ей Дар Радости Великой Матери, открывая путь для проникновения духа. Но наиболее священный из Даров Великой Матери, Дар Плодоношения, дается лишь женщинам. Они становятся вместилищем духа, создавая новую жизнь, а затем матерями, подобно Великой Матери. Если мужчина почитает Великую Мать, с благоговением относится к Ее Дарам и проявляет готовность взять на себя заботу о женщине и ее детях, Дони порой вкладывает частицу его духа в детей его очага.

– А что такое Дар Радости?

– Ох, ну конечно же! Ты ничего об этом не знаешь! – воскликнул он, с трудом понимая, как такое вообще может быть. – Теперь понятно, почему ты не догадалась, что я… Великая Мать послала тебе в дар дитя, но тебе неведом ритуал Первой Радости. Какие странные люди принадлежат к этому Клану. Всем, кого я встречал во время странствий, было известно о Великой Матери и Ее Дарах. Когда между мужчиной и женщиной возникает обоюдное влечение и они отдаются друг другу, им открывается Дар Радости.

– Это происходит, когда мужской орган становится большим и мужчина утоляет желание при помощи женщины? – спросила Эйла. – И при этом его орган проникает в отверстие, из которого появляются на свет дети? Это и есть Дар Радости?

– Да, но при этом происходит нечто большее.

– Возможно, только все твердили мне, что у меня никогда не будет ребенка, ведь мой тотем такой сильный. А потом все ужасно удивились. И он вовсе не был уродом. Просто мой сын отчасти похож на меня, а отчасти на них. Но я забеременела лишь после того, как Бруд несколько раз совокупился со мной. Никто, кроме него, не счел меня желанной, ведь я такая высокая и уродливая. Даже во время Сходбищ Клана ни один мужчина не взглянул на меня, хотя Айза удочерила меня и считалось, что я принадлежу к ее роду.

Слушая ее рассказ, Джондалар ощутил неясную тревогу, но не смог сообразить, что ее вызывает.

– Ты говоришь, тебя нашла целительница? Как ее звали? Айза? А где она тебя нашла? Как ты оказалась в тех местах?

– Не знаю. Айза сказала, что я принадлежу к племени Других, людей, которые похожи на меня. И на тебя, Джондалар. Я ничего не помню о тех временах, когда я еще не жила среди людей Клана. Я позабыла даже, как выглядит лицо моей матери. Я впервые увидела человека, похожего на меня, когда встретилась с тобой.

Слушая ее, Джондалар почувствовал, как что-то сжалось у него внутри, и ему стало совсем не по себе.

– На Сходбище Клана одна женщина рассказала мне, что сделал мужчина из племени Других, после этого я всегда думала о них со страхом, до тех пор пока не повстречала тебя. У нее родился ребенок, девочка, которая так сильно походила на Дарка, как будто они были братом и сестрой. Ода полагала, что из ее дочери и моего сына выйдет отличная пара. Все решили, что ее ребенок тоже урод, но я считаю, что она забеременела после того, как мужчина из племени Других силой заставил ее помочь ему утолить желание.

– Тот мужчина изнасиловал ее?

– И убил ее старшую дочь. Ода и еще две женщины неожиданно встретили мужчин из племени Других. Их было много, но ни один из них не подал женщинам условного сигнала. Когда один мужчина схватил Оду, ее дочка упала и ударилась головой о камень.

Джондалару вспомнились молодые мужчины из Пещеры, расположенной далеко на западе. Он упорно продолжал отмахиваться от мыслей, роившихся у него в голове. Но если мужчины из одной Пещеры могли совершить такой поступок, то же самое могло произойти и с другими.

– Эйла, ты не раз говорила, что не похожа на людей Клана. Чем они отличаются от тебя?

– Они меньше ростом. Поэтому я так удивилась, когда заметила, до чего ты высокий. Все они гораздо ниже меня, даже мужчины, и все считали меня непривлекательной, ведь я такая высокая и уродливая.

– А еще? – Он задал этот вопрос, хоть и предполагал, что ответ Эйлы его не обрадует. Тем не менее нужно выяснить все до конца.

– Глаза у них карие. Айза считала, что у меня что-то не в порядке с глазами, ведь они такого же цвета, как небо. У Дарка карие глаза, и… не знаю, как бы это сказать… у него большие брови, но лоб ничем не отличается от моего. А головы у них более плоские.

– Плоскоголовые! – Джондалар скривился от омерзения. – О Великая Мать! Эйла, и ты жила среди этих зверей? Ты позволила одному из самцов… – Он содрогнулся. – Ты произвела на свет мерзкую тварь, плод смешения духа человека и духа зверя! – Джондалар вскочил с места и попятился, словно столкнувшись с какой-то немыслимой гадостью. Подобная реакция была продиктована пустыми суевериями, ошибочными представлениями, которые казались неоспоримыми его сородичам и которые глубоко укоренились в его сознании.

Поначалу Эйла не поняла, что творится с Джондаларом, и посмотрела на него, недоуменно нахмурившись. Но по выражению его лица она догадалась, что он испытывает отвращение, подобное тому, которое внушали ей гиены. И тогда ей стал понятен смысл его слов.

Звери! Он назвал людей, которых она любит, зверями! Для него они все равно что вонючие гиены! Выходит, ласковый, нежный Креб, который в то же время был самым могущественным Мог-уром в Клане, просто зверь? И Айза, женщина, которая удочерила ее и вырастила, которая раскрыла ей секреты целительства, ничем не лучше вонючей гиены? И Дарк, ее сын, тоже?!

– То есть как это «звери»? – воскликнула Эйла, рывком поднявшись на ноги, стоя лицом к Джондалару. Ей никогда в жизни не доводилось повышать голос в приступе возмущения, и она удивилась, услышав, как громко и злобно прозвучали ее слова. – По-твоему, Креб и Айза – звери? А мой сын – полузверь? Люди из Клана вовсе не похожи на вонючих гиен!

Разве звери смогли бы подобрать маленькую раненую девочку? Разве они смогли бы принять ее в свой круг? Неужели они стали бы растить ее, заботясь о ней? Как ты думаешь, кто научил меня добывать пищу и готовить еду? Кто помог мне овладеть искусством целительства? Если бы не эти звери, я бы уже давно умерла, и ты тоже, Джондалар!

Ты считаешь, что члены Клана – звери, а Другие – люди? Тогда подумай вот над чем: члены Клана спасли ребенка из племени Других, хотя Другие убили одного из их детей. Если бы мне пришлось выбирать между зверями и людьми, я отдала бы предпочтение тем, кто для тебя сродни вонючим гиенам!

Она выбежала из пещеры, стремительно спустилась по тропинке и свистом подозвала к себе Уинни.


Содержание:
 0  Долина лошадей : Джин Ауэл  1  Глава 1 : Джин Ауэл
 2  Глава 2 : Джин Ауэл  3  Глава 3 : Джин Ауэл
 4  Глава 4 : Джин Ауэл  5  Глава 5 : Джин Ауэл
 6  Глава 6 : Джин Ауэл  7  Глава 7 : Джин Ауэл
 8  Глава 8 : Джин Ауэл  9  Глава 9 : Джин Ауэл
 10  Глава 10 : Джин Ауэл  11  Глава 11 : Джин Ауэл
 12  Глава 12 : Джин Ауэл  13  Глава 13 : Джин Ауэл
 14  Глава 14 : Джин Ауэл  15  Глава 15 : Джин Ауэл
 16  Глава 16 : Джин Ауэл  17  Глава 17 : Джин Ауэл
 18  Глава 18 : Джин Ауэл  19  Глава 19 : Джин Ауэл
 20  Глава 20 : Джин Ауэл  21  Глава 21 : Джин Ауэл
 22  Глава 22 : Джин Ауэл  23  вы читаете: Глава 23 : Джин Ауэл
 24  Глава 24 : Джин Ауэл  25  Глава 25 : Джин Ауэл
 26  Глава 26 : Джин Ауэл  27  Глава 27 : Джин Ауэл
 28  Глава 28 : Джин Ауэл  29  Глава 29 : Джин Ауэл



 




sitemap