Приключения : Исторические приключения : Глава девятнадцатая. ГДЕ СИЛА НЕ БЕРЕТ, ТАМ КОВАРСТВО ПОМОГАЕТ : Константин Бадигин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава девятнадцатая. ГДЕ СИЛА НЕ БЕРЕТ, ТАМ КОВАРСТВО ПОМОГАЕТ

В пасмурную холодную погоду к дощатой пристани Архангельской крепости подошла кадьякская байдарка. Время было утреннее, раннее. В казарме еще спали. На стенах крепости перекликались дозорные.

Алеут Федор Яковлев из команды галиота «Варфоломей и Варнава», спасшийся от индейского плена, выпрыгнул из лодки и, привязав ее к привальному столбу, бросился к воротам крепости. Федору Яковлеву повезло: убежав от индейцев, он шел по берегу моря три дня, наткнулся на брошенную байдарку. Байдарка оказалась без всякого изъяна и превосходно держалась на воде. Дальше пошло быстрее, и еще через пять дней алеут оказался в Ситкинском проливе.

Опознав Федора Яковлева, дозорный открыл ворота. Не отвечая на вопросы, Федор сказал:

— Дело важное, мне самого Баранова.

— Баранов на Кадьяке. В крепости старший Медведников.

— Где он?

— Вон в том доме. Дым из трубы столбом валит.

— Дрова сырые, — пробурчал Федор и побежал к дому начальника, смешно приседая, как все алеуты и кадьякцы.

Дозорный почесал в затылке и вслух сказал:

— Важное… Небось залежку бобровую отыскал.

Федор Яковлев постучал в дверь. В доме заплакал ребенок.

— Кто там? — спросил женский голос.

— Мне начальника Медведникова, важное дело.

Женщина открыла дверь. С полатей поднялся высокого роста мужчина. Из расстегнутого ворота холщовой рубахи курчавились рыжие волосы.

— Я Медведников. Чего тебе? — спросил он, приглаживая торчавшие усы.

— Индейцы нападут на город. Пощады не будет.

— Откуда вызнал?

Федор Яковлев рассказал всю историю. Как на бриг «Варфоломей и Варнава» пришел креол Ивашка, переводчик английского капитана. И что он поведал командиру. Ивану Александровичу Крукову.

— Что ж, будем беречься. Спасибо тебе. Как по отчеству величать?

— Семеном отца нарекли.

— Спасибо, Федор Семенович. Доложу Баранову, он наградит за верную службу. Оголодал небось, посиди, баба лососинки нажарит. Жирную рыбу ребята вчера привезли. Жалко, хлебушка нет… Дай-ка, Оринушка, водицы умыться.

Медведников быстро сполоснулся над бадейкой. Утер лицо чистым полотенцем. Навернул портянки, обул сапоги, надел кафтан.

— Я пойду распоряжусь, скоро буду, а ты посиди здесь, Федор Семенович.

Высокая, под стать мужу, полнотелая Орина суетилась у очага. Запылал огонь, зашипела рыба на сковороде. Но алеут Федор Яковлев ничего не видел и не слышал. Прислонившись к стене, он крепко спал.

Прошло еще два дня. Дождь лил не переставая. Над головами нависало низкое, серое небо. К полудню второго дня дождь перестал, с моря навалил плотный туман. Наступила тишина. У берега чуть слышно бились небольшие волны.

Два индейца, вынырнув из тумана, принесли на продажу козлиное мясо. Индейцев в крепость не пустили. Торговали у ворот.

Медведников обменял мясо на две бутылки рому. Подошли промышленные, английские матросы. Индеец постарше незаметно сунул в руку матроса Тома квадратную дощечку.

Русские были настороже, ждали нападения индейцев. Ворота крепости день и ночь были на запоре. На стенах у пушки каждые четыре часа сменялись дозорные. Жили как в осаде.

Артель кадьякцев на промысел не пошла: донимал дождь. Весь день они работали в амбаре, чистили рыбу для вяления.

В десять часов вечера ворота закрыли на двойные запоры. Никто из промышленных не имел право ни входить, ни выходить из крепости. Настроение людей было плохое. Жаловались на головную боль и жжение в груди. Два мальчика заболели цингой.

Утром погода прояснилась, выглянуло солнце. Обеспокоенные болезнью детей, женщины решили отправиться в лес за ягодами. Медведников разрешил, но в охрану дал отряд вооруженных кадьякцев. Зверобойная артель ушла на бобровый промысел.

Незаметно наступил полдень. Промышленные прекратили работы и собрались в казарме обедать. Английский матрос Том, тот, что говорил по-русски, задержался у северных ворот крепости. Стараясь быть незамеченным, он отодвинул засовы на воротах. В казарме он уселся за стол и вместе с промышленными стал хлебать уху из общей миски.

— Все в порядке, ребята, — подмигнул он своим товарищам.

Пообедать промышленные не успели. На крепостном дворе раздались вопли индейцев.

— Колоши в крепости! — крикнул Медведников, выглянув в окно. — К оружию, запирай двери!

Приказ Медведникова услышала жена часового Захара Лебедева, кадьячка Катерина, и другие женщины, находившиеся в крепости. Они спрятались в первом этаже казармы. Когда начался пожар, все женщины спустились в подвал. Колоши вышибли подвальную дверь и взяли женщин в плен.

Промышленные открыли из ружей пальбу. В это время раздалось несколько пушечных выстрелов.

— Ребята, а где агличане? — спросил кто-то.

Англичан не было. Пользуясь суматохой, они незаметно выскользнули из казармы.

Индейцы прежде всего ворвались в дом начальника, надеясь застать там главного правителя Баранова. Если бы он был здесь, то вряд ли бы ему удалось спастись. Найдя дом пустым, колоши разразились яростными криками.

— Василий Григорьевич, смотри: наш друг вождь Михайла тоже здесь во врага обернулся. Вон, смотри.

Медведников увидел. Против дома начальника на пригорке стоял вождь Скаутлельт, перекрещенный Барановым в Михаила. На нем боевой плащ, в волосах орлиное перо. Он что-то кричал своим воинам.

— Ну-ка попробуй сними этого предателя! — приказал Медведников каргопольцу Ведерникову, считавшемуся лучшим стрелком в артели.

Раздался выстрел, вождь чуть пошатнулся от попавшей в него пули. Поцарапав пальцем отметину от пули на лосином плаще, он погрозил кулаком окнам казармы.

— Вот дьявол, пуля не берет!

— Цель в голову, — распорядился Медведников.

Но выстрелить Ведерникову больше не пришлось. Вождь Скаутлельт пронзительно закричал и бросился к казарме. За ним устремились воины.

— Василий Григорьевич, посмотри в мое окно, — крикнул Семен Шишкин, — нашлись агличане!

Медведников подбежал к окну. Английские матросы сбивали замки с дверей амбара, где хранились бобровые шкуры.

Но сейчас приказчика тревожило другое.

— Ребята, не подпущай колошей к казарме! — кричал Медведников. — Шестеро стреляй, а шестеро заряжай ружья.

Частые выстрелы напугали индейцев. Они в нерешительности остановились.

Скаутлельт снова появился среди воинов. Он кричал, ругался и размахивал боевым топором.

Воины, подбадривая себя криками, двинулись к казарме. Ружейный огонь их снова остановил. Индейцы стали совещаться.

— Давайте простимся, ребята, — обернулся к товарищам Медведников. — Долго нам не выстоять, помощи ждать неоткуда.

Мужики стали обнимать друг друга.

— Прощай, Василий, — сказал Чумаков, — я зла не помню.

— Прости и ты, ежели что… — отозвался Медведников.

— Ребятушки, самому смерть принять не тяжко. А вот каково бабам да ребятишкам! — вздохнул Семен Шишкин.

— Если выживу, клянусь богом, ваших детишек не оставлю, — твердо сказал Медведников и поцеловал нательный крест.

— И я клянусь!

— И я!

— Хорошо, ежели бабы в лесу упрятались.

Индейцы за стенами опять дико заголосили. Промышленные участили выстрелы.

— Семен, Ванюха! — крикнул Медведников. — Вали поперек двери скамьи и стол. Будем обороняться.

Промышленные поставили несколько бочек с прошлогодней картошкой, повалили тяжелый стол из лиственницы. Впереди поставили скамьи. Перенесли в соседнюю горницу запасные ружья, порох и пули.

— Поставь ушат воды, ежели кто перед смертью пить захочет…

Застучали индейские топоры по дверям казармы. Дверь заскрипела, зашаталась.

Промышленные укрылись за перевернутым столом с ружьями наготове.

С грохотом распахнулась дверь, и толпа колошей ринулась в казарму. Раздался залп, у дверей остались лежать убитые, остальные побежали на промышленных.

— За топоры, ребята! — прозвучала команда. — Бросай ружья!

Топорами русские мужики владели превосходно. Индейцы сразу попятились к двери. У воинов устрашающий вид. На головах маски с изображением племенных гербов. Маски тоже крепкие, их не берут пули и с трудом раскалывает топор.

Загорелись крепостные стены и казарма. В дыму стало трудно дышать. Пожар разгорался все сильнее. Промышленные понимали, что пришел их последний час. Одолеть индейцев они не надеялись. Однако бились до последнего.

— Руби, Ванюха!

— Нажимай, Василий!

— Не жалей!

— Господи, спаси нас, грешных!

В окно казармы индейцы просунули стволы ружей, подаренные английским капитаном Робертом Хейли. Прозвучал выстрел. Упал с пробитой грудью Василий Медведников.

Вторым был убит Шишкин. Он как-то сразу затих. Изо рта побежал красный ручеек.

Упал Ванюха Терехов. Ему пуля попала в висок… Один за одним погибали защитники русской крепости…

Когда остались в живых четыре человека, индейцы разметали укрепления, ворвались в горницу и зарубили их. С воинственными песнями с убитых снимали скальпы…

После обеда скотник Плотников пошел к реке посмотреть на телят. Возвратясь в крепость, увидел множество колошей, обступивших казарму. Против хозяйских покоев на пригорке стоял Скаутлельт.

— Вперед, на казармы! — кричал вождь осаждающим. — Не будьте трусами, русских немного… — Обернувшись к морю, он подозвал индейцев на батах, чтобы подходили не мешкая.

Абросим Плотников кинулся было к казарме, но осажденные закрылись, и попасть туда было невозможно. Он повернул обратно к скотной избе, где лежало его ружье. Там он увидел скотницу Прасковью и сказал ей, чтобы она убегала в лес.

Прибежали колоши, вышибли двери. Ворвались в избу, стали ловить Плотникова, но он, оставив в их руках ружье и камзол, выпрыгнул в окошко. В лесу он спрятался в дупле старого дерева. Индейцы искали его, но не нашли.

Через недолгое время Плотников решил попытаться еще раз проникнуть в казарму, но увидел, что и казарма, и сараи, и балаган, и кажим, и скотная изба горят большим огнем. С балкона казармы индейцы сбрасывали на землю все ценное, что нашлось под руками. Внизу подбирали и носили в баты, стоявшие у берега близ крепости.

С верхних перил бросился на землю промышленный Наквасин, но зашиб ногу. Его догнали четверо колошей, на копьях поднесли к крепости и там оскальпировали и отрубили голову.

Бросился вниз и промышленный Кабанов, но его постигла та же участь.

Пожар продолжался до самого вечера. Сгорел и новый, почти построенный фрегат. У реки лежали заколотые копьями коровы.

Последним погиб дозорный на восточной башне Захар Лебедев. Он сделал несколько выстрелов из пушки. Но порох кончился, и пушка замолчала. Однако Лебедев не сдавался и стрелял из ружья.

Индейцы долго не могли пробиться на башню. Лебедев рубил секирой тех, кто лез к нему, а сам прятался от стрел и пуль. И все же индейцы победили. Еще живого Лебедева сбросили с башни во двор.

Тем, кто стоял в дозоре на стенах, удалось выстрелить из пушек всего один раз в бежавших к воротам индейцев. Они сразу же были убиты и оскальпированы.

Склады компании колоши разбили. Там находилось много добра. Сотни бутылок с ромом выпивали тут же, на месте. Начались танцы победителей.

В тот страшный день зеленый бриг мирно покачивался на волнах Ситкинского залива.

Капитан Роберт Хейли во время обеда съел изрядный кусок пудинга и почувствовал боль в левом боку. Он лег в постель и долго держал бутыль с горячей водой у больного места. Когда боль приутихла, Роберт Хейли принялся за Библию и незаметно уснул.

Разбудил его настойчивый стук в дверь.

— Сэр, — сказал помощник, — у борта несколько лодок. На них русские. Они молят о спасении. В лодках много женщин и детей.

— Откуда они? — сразу проснувшись, спросил Хейли.

— Из русского форта. Он взят индейцами. Женщины думают, что все русские убиты.

— Что ж, — поразмыслив, сказал капитан. — Пусть поднимутся на палубу. Под английским флагом они будут в безопасности. Спрячь их в малый трюм, где у нас помещались больные негры.

— Их надо покормить, сэр, дети с утра ничего не ели.

— Сколько их?

— Трое русских мужчин, восемнадцать женщин и шестеро детей… И еще шестеро туземцев.

— Ого! Тридцать три человека! Клянусь Библией, я возьму за них хороший выкуп. Разрешаю кормить их наравне с командой.

— Слушаю, сэр.

Капитан Хейли полистал Библию и опять заснул. И на этот раз он спал недолго.

— Сэр, — доложил помощник. — Приехали индейцы. Ваш знакомый вождь и с ним еще несколько человек.

Капитан поднялся с постели и надел мундир. За пояс заткнул два пистолета.

В каюту, неслышно ступая босыми ногами, вошел Котлеан в английском фризовом капоте и с важным видом протянул руку капитану.

— Здравствуй, — сказал он.

— Здравствуй, Котлеан. Рассказывай, как ты выполнил наш договор.

Котлеан замотал головой — он не понимал по-английски.

— А-а, я забыл. Ему нужен переводчик. — Капитан ударил в гонг. — Позовите Джона. Нет, он исчез, пусть придет Питер.

Пришел матрос Питер, проживший два года в плену у колошей, и разговор начался.

— Я взял русскую крепость, все русские уничтожены.

— Ты уверен?

— Котлеан никогда не лжет. Ты увидишь сам. — Индеец вышел и тотчас возвратился, держа в руках связки окровавленных волос.

— Что это?

— Скальпы побежденных. Здесь ровно два десятка.

— Я не хочу смотреть на эту гадость. Немедленно убрать, — закричал капитан.

Индеец унес скальпы и вновь вернулся.

— Теперь ты веришь мне?

— Верю. Но зачем ты поступил так жестоко? Наверное, если бы ты мог, то содрал бы и мою кожу?

Индеец посмотрел на голый блестящий череп с легким пушком на затылке и чуть заметно усмехнулся.

— Нет, твой скальп я бы не тронул.

— Благодарю за внимание… Но поговорим о главном. Сколько было бобровых шкур в крепости?

— Всего три тысячи.

— Где они?

— Мой дядя и братья хотят оставить их для себя.

— Мне наплевать на твоих братьев. Я тебя спрашиваю, где мои бобровые шкуры?

— Мы их взяли себе.

Капитан Хейли вскочил с кресла. Раздался резкий удар в гонг.

— Я вас слушаю, — возник на пороге помощник.

— Приготовьте две виселицы на фока-рее, — тихим, как всегда, голосом сказал Хейли. — Поставить на табуретки вождей и держать, пока мои бобры не будут у меня в трюме. Они напали на русскую крепость и теперь говорят, что им приказал я… Это пираты, другой на моем месте пристрелил бы их без всяких разговоров. Если они вздумают сопротивляться, тогда…

— Я понял вас, сэр!

Котлеан вышел на палубу, все рассказал вождю Скаутлельту. Посоветовавшись, они отдали приказ сопровождавшим их воинам привезти все шкурки на корабль.

Петлю на шею им не надевали, но оба сидели под виселицами на табуретках, пока не привезли шкурки.

— У этого капитана два языка и два сердца, — печально сказал Котлеан.

— Я говорил тебе, что надо верить Баранову.

Больше они не сказали друг другу ни слова.

Великий вождь Скаутлельт и его племянник Котлеан понимали, что сопротивляться бесполезно. Вся команда брига находилась на палубе. Три десятка дюжих мужчин с ружьями, пистолетами и топорами не спускали с индейцев глаз. А кроме того, капитан Хейли поставил их в такое положение, что у них не оставалось выбора. Мести правителя Баранова они боялись, а огнестрельное оружие и порох им мог дать только английский капитан.

И хотя колоши тщеславны и очень обидчивы, и иногда только от одного взгляда, по их мнению недостаточно вежливого, приходят в ярость, Скаутлельт и его племянник Котлеан перетерпели неучтивое обхождение капитана Хейли.

Погрузив шкуры в трюм, капитан сделался добрым. Он пригласил вождей в свою каюту и угостил их первосортным ромом и всякими сладостями.

— Мы отдали всех бобров тебе, — печально сказал Скаутлельт, — но что же остается нам? У вождя Котлеана погибло двадцать воинов, у меня около трех десятков. У воинов остались жены и дети.

— Ты взял из складов все, что там находилось, — отрезал Хейли. — Довольно с тебя. Наверное, там было много бисера и бус. Там был ром и рыба. Разве ты не знаешь, что ружья, порох и пушки дорого стоят? А главное, ты упустил правителя Баранова. Вот если бы его скальп ты принес, у нас мог быть другой разговор. А ведь теперь получается так: вернется Баранов, построит новую крепость, а вас, великих вождей, выпорет плетьми.

— Так не будет. Мы построим свою крепость, и Баранову придется покинуть Ситку… Ты хотя бы отдал моих пленных. У тебя сидит в трюме тридцать и еще восемь человек. — Скаутлельт показал на пальцах. — Пусть мне достанется выкуп.

— Нет, ты не получишь пленных. Они пришли ко мне, и я взял их под защиту… Но это ничего. Если ты будешь и дальше завоевывать крепости, то у тебя будет много пленных. Пушки, ружья и порох ты будешь получать на моем корабле.

Вечером вожди уехали на бате в свое селение. Несколько бутылок рома, мешок табака, две курительные трубки — вот и все, что удалось им получить от капитана Хейли.

— Не надо было слушать капитана Хейли, — сказал вождь Скаутлельт, — и ссориться с Барановым. Он — верный человек и всегда держал свое слово. Теперь правитель будет мстить. Хочешь не хочешь, а придется строить крепость. Русские — храбрые люди, и нам придется плохо.

Котлеан не отвечал, пощипывая редкую бородку. Он молчал всю дорогу.

Невеселыми они вернулись в селение, расположенное неподалеку от разгромленной крепости, стараясь не смотреть на дело своих рук. Там, где стояла русская крепость, остались обгорелые бревна да кирпичные печи. Новый фрегат, заложенный два года назад и почти готовый к спуску, еще дымился. Ветер с моря носил над пожарищем пепел. Немного поодаль бродили индейские собаки, разыскивая поживу. Тоскливо мычала уцелевшая корова.

— У нас есть пушки, и мы будем воевать, — сказал Котлеан, ступив на берег. — Плохо, что мы зависим от капитана Хейли. Правитель Баранов будет мстить, но мы не должны быть в обиде. Месть — святое дело.

Проводив гостей, хозяин брига не стал терять время. Ему не терпелось получить от Баранова выкуп за оставшихся в живых обитателей русской крепости. Он вышел из Ситкинского залива и, миновав гору Эджкомб, проложил курс к острову Кадьяку.


Содержание:
 0  Ключи от заколдованного замка : Константин Бадигин  1  Глава первая. У КОГО ЖЕЛЧЬ ВО РТУ, ТОМУ ВСЕ ГОРЬКО : Константин Бадигин
 2  Глава вторая. МОРСКИЕ, СЕВЕРНОГО ОКЕАНА, ВОЯЖИРЫ : Константин Бадигин  3  j3.html
 4  Глава четвертая. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ? : Константин Бадигин  5  Глава пятая. Я ВАМ, УСМОТРЯ ПОЛЕЗНОЕ, ПОМОГАТЬ БУДУ : Константин Бадигин
 6  Глава шестая. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ БЫЛ ПЕРВЫМ И ЗЛЕЙШИМ СЕБЕ ВРАГОМ : Константин Бадигин  7  Глава седьмая. ЗА МОРЕМ ТЕЛУШКА ПОЛУШКА, ДА РУБЛЬ ПЕРЕВОЗ : Константин Бадигин
 8  Глава восьмая. ЕСЛИ МЫ НЕ УКРЕПИМСЯ НА СИТКЕ, ВСЕМУ ДЕЛУ КОНЕЦ : Константин Бадигин  9  Глава девятая. ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ, ИЛИ ЦАРСТВО ВЛАСТИ, СИЛЫ И СТРАХА : Константин Бадигин
 10  Глава десятая. ЗАГОВОР ВАЛААМСКИХ СТАРЦЕВ : Константин Бадигин  11  Глава одиннадцатая. Я НЕ ТОГДА БОЮСЬ, КОГДА РОПЩУТ, НО КОГДА МОЛЧАТ : Константин Бадигин
 12  Глава двенадцатая. КЛЮЧИ ОТ ЗАКОЛДОВАННОГО ЗАМКА : Константин Бадигин  13  Глава тринадцатая. ТАК ДАЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ : Константин Бадигин
 14  Глава четырнадцатая. КОРОЛЬ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!.. : Константин Бадигин  15  Глава пятнадцатая. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ КАМЕРГЕР НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ РЕЗАНОВ : Константин Бадигин
 16  Глава шестнадцатая. БОГУ МОЛИСЬ, А ЧЕРТА НЕ ГНЕВИ : Константин Бадигин  17  Глава семнадцатая. ГАЛИОТ ВАРФОЛОМЕЙ И ВАРНАВА ВЫХОДИТ ИЗ ИГРЫ : Константин Бадигин
 18  Глава восемнадцатая. ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ : Константин Бадигин  19  вы читаете: Глава девятнадцатая. ГДЕ СИЛА НЕ БЕРЕТ, ТАМ КОВАРСТВО ПОМОГАЕТ : Константин Бадигин
 20  Глава двадцатая. ДЕРЖИСЬ ЗА АВОСЬ, ДОКОЛЕ НЕ СОРВАЛОСЬ : Константин Бадигин  21  Глава двадцать первая. ТАК ГНИ, ЧТОБЫ ГНУЛОСЬ, А НЕ ТАК, ЧТОБЫ ЛОПНУЛО : Константин Бадигин
 22  Глава двадцать вторая. ГОСТИ ПОЗВАНЫ, И ПОСТЕЛИ ПОСТЛАНЫ : Константин Бадигин  23  Глава двадцать третья. В ПОРТУ СВЯТОГО ПЕТРА И ПАВЛА : Константин Бадигин
 24  Глава двадцать четвертая. ЛУЧШЕ ЧТО-НИБУДЬ, ЧЕМ НИЧЕГО : Константин Бадигин  25  Глава двадцать пятая. ПРИДЕТ НОЧЬ, ТАК СКАЖЕМ, КАКОВ ДЕНЬ БЫЛ : Константин Бадигин
 26  Глава двадцать шестая. ПЛАКАТЬ НЕ СМЕЮ, ТУЖИТЬ НЕ ДАЮТ : Константин Бадигин  27  Глава двадцать седьмая. ХОТЬ БИТУ БЫТЬ, А ЗА РЕКУ ПЛЫТЬ : Константин Бадигин
 28  Глава двадцать восьмая. СМЕРТЬ ЗЛЫМ, А ДОБРЫМ — ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ : Константин Бадигин  29  Глава двадцать девятая. НИ В ЧЕСТЬ, НИ В СЛАВУ, НИ В ДОБРОЕ СЛОВО : Константин Бадигин
 30  Глава тридцатая. ЗЕЛЕНЫЙ БРИГ СНОВА ПОДНИМАЕТ ПАРУСА : Константин Бадигин  31  Использовалась литература : Ключи от заколдованного замка



 




sitemap