Приключения : Исторические приключения : Глава двадцать первая. ТАК ГНИ, ЧТОБЫ ГНУЛОСЬ, А НЕ ТАК, ЧТОБЫ ЛОПНУЛО : Константин Бадигин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава двадцать первая. ТАК ГНИ, ЧТОБЫ ГНУЛОСЬ, А НЕ ТАК, ЧТОБЫ ЛОПНУЛО

По излучинам реки мореходы прошли, казалось, немалое расстояние. Но если измерить по прямой, то выходило не больше двадцати верст. Река петляла, и путники иногда возвращались к местам, пройденным вчера и позавчера. На двадцатый день они неожиданно вышли к двум туземным хижинам, стоявшим на самом берегу реки. Тимофей Слепцов вместе с Иваном Петуховым и кадьякцем Ивашкой вошли в дом.

Несколько индейцев сидели у очага, сложенного из дикого камня, и молча курили трубки.

— Надо рыбы, — сказал кадьякец Ивашка. — Мы заплатим бисером и бусами.

— У нас у самих мало рыбы. Большая вода покрыла заколы, и рыба ушла.

— Нам нужна рыба, — настойчиво повторил Ивашка.

— Хорошо, — переглянувшись с товарищами, сказал хозяин. — Возьми две связки лосося.

— Это мало. Нам надо десять.

— У меня нет для вас столько рыбы.

— Переведи, — потеряв терпение, выступил вперед Слепцов. — Немедленно всю вашу рыбу отдайте моим людям. Понял теперь?

Индейцы тотчас же повиновались, и каждый промышленный получил связку рыбы в подъем человека и на всех два мешка, сделанные из тюленьих шкур, с икрой. За все Слепцов заплатил, как было обещано. Индейцы казались очень довольными и даже вызвались в помощники донести кормовой запас до первого ночлега. Пройдя две версты, промышленные решили ночевать под ветвями огромного дерева. Индейцам за труды Слепцов дал по матерчатому платку и отпустил с благодарностью.

— Не обижайтесь, — сказал приказчик, — по-другому нельзя, иначе нам смерть.

— Кто сильнее, тот и прав, — ответил хозяин. — Ты обошелся с нами хорошо, и большой обиды на тебя нет.

— Тимофей Федорович, — сказал Ивашка, когда мореходы сели ужинать. — Индейцы, те, что несли нам юколу, говорили, будто капитан аглицкого корабля приказывал убивать русских и за рыбу давал ром. Индейцы очень сердились и могут напасть.

Доведенные до крайности, мореходы считали себя вправе брать у индейцев рыбу, чтобы не умереть с голоду. И платили как обычно: бисером и бусами. Ведь по их понятиям потерпевшим кораблекрушение должны везде оказывать помощь. Но в этом крае были свои обычаи и свои порядки.

Ночь прошла спокойно, дозорные менялись каждые два часа. Рано утром, едва взошло солнце, в лагере появились два индейца. Они смело вошли в шалаш, покрытый куском парусины. Один из них оказался хозяином хижины, где Слепцов купил рыбу, а второго мореходы видели впервые.

Индейцы принесли на продажу пузырь с китовым жиром. Когда сделка была совершена, незнакомый индеец неожиданно сказал:

— Женщина Елена — раба нашего вождя, если хотите, можете ее выкупить.

— Она жива! — закричал Иван Степанович. — Жива, жива!

— Какой выкуп хочет вождь? — спросил практичный Слепцов.

— Что можете вы дать?

— Я отдаю свою шинель, — предложил Иван Степанович. — Она совсем новая, и сукно первосортное.

Слепцов развязал свою котомку и вынул новый китайский халат.

— За Елену Петровну, — сказал он.

— Возьмите и мою лепту, — положил на шинель новые шаровары Касьян Овчинников.

— Я даю камзол, — откликнулся Евдоким Макаров.

Все мореходы приняли участие в сборе вещей на выкуп, и вскоре перед индейцами лежала порядочная куча разнообразных вещей. Казалось, что выкуп хороший и они немедленно согласятся.

— Этого мало, — хладнокровно сказал незнакомый индеец. — Вождь не пойдет на сделку. Добавьте еще четыре ружья, и он вернет женщину.

— Хорошо, мы согласны, — ответил Слепцов. — Но только сначала мы хотим увидеть Елену Петровну, а потом уж заключать условия.

Незнакомый индеец поднял руку в знак согласия, поклонился и тотчас вышел из шалаша.

— Боже мой, она жива, бог спас! — повторял преобразившийся Иван Степанович. Он обнимал и благодарил мореходов. Ведь каждый отдал последнее свое имущество.

Солнце еще высоко стояло над головой, когда на противоположном берегу показались индейцы и с ними Елена Петровна. Слепцов попросил перевезти ее на свою сторону. Индейцы посадили Елену Петровну на лодку вместе с двумя воинами и приблизились к берегу мореходов. На расстоянии двух десятков шагов начались переговоры.

Елена Петровна и ее супруг Иван Степанович заливались слезами и едва могли говорить. Прослезились и остальные мореходы, глядя на них. Индейцы с каменными лицами наблюдали за происходящим.

— Не плачь, Ванечка, — говорила Елена Петровна, утирая слезы. — Не плачь, мой любимый. Со мной обращаются хорошо, кормят вдосталь, не обижают.

— А как остальные? — спросил Слепцов.

— Алеут Федор Яковлев сбежал. Говорил, что к Баранову за помощью. Индейцы очень недовольны. А повариха Варвара живет со мной. Меня не обижают, не плачь, Ванечка. Скоро будем вместе, мы находимся недалеко, возле устья реки.

Поговорив с Еленой Петровной, Слепцов предложил выкуп: все ранее предложенные вещи и вдобавок одно испорченное ружье. Индейцы хотели непременно четыре. Когда увидели, что Слепцов тянет с ответом и не соглашается, индейцы увели Елену Петровну за реку.

Круков побледнел и замолчал. Для него это было новым тяжким ударом.

— Я приказываю вам, Слепцов, отдать четыре ружья! — вдруг взорвался он. — Немедленно, без разговоров!

— Это сделать нельзя, — не сразу отозвался приказчик. — У нас осталось только по одному годному ружью на человека. Инструментов для починки нет.

— Я приказываю вам, слышите, приказываю!

— Вы приказывать нам не должны, — хладнокровно возразил Тимофей Федорович. — Сами бумагу подписывали, обязались мне повиноваться… Помните, в ружьях наше спасение. Неблагоразумно потерять сразу столько ружей. Возьмите в рассуждение, что эти самые ружья индейцы употребят против нас. Ваша жена снова будет в плену, и мы вместе с ней.

— Негодяй! — задохнулся Иван Степанович. — Я… я…

— Осмелюсь вас ослушаться, сударь.

Слепцов понимал причины, толкавшие Крукова на безрассудство, но твердо стоял на своем.

Тогда Иван Степанович обратился к промышленным:

— Братцы, пособите выручить Елену Петровну, век бога буду за вас молить.

Круков встал на колени и поклонился в землю.

— Уважьте, ребята, пособите, жена ведь она моя, все для вас сделаю, выручайте!

Кое у кого показались слезы. Мореходы заколебались. Слепцов был неумолим.

— Если вы, — обратился он к промышленным, — согласитесь отдать индейцам хоть одно годное ружье, я вам не товарищ. Говорю как перед богом, отдамся индейцам в плен.

— Мы с вами, Тимофей Федорович.

— Никогда ружей не отдадим.

— С ружьями мы отобьем Елену Петровну.

— Без ружей нам всем погибель.

— Нам начальник Слепцов!

Несчастный Иван Степанович дико закричал и стал рвать на себе волосы. Но трудно обвинять мореходов в черствости. Разумный человек не склонен к самоубийству.

После описанных горестных событий мореходы еще две недели шли вверх по реке. По берегам высился темный непролазный лес. Углубиться в чащу хотя бы на версту вряд ли было доступно людям. Болота, поваленные деревья с вывороченными корнями преграждали путь.

Снова зачастили дожди. Одежда мореходов насквозь промокла, похолодало. По утрам мореходы долго не могли согреться. Неожиданно выпал снег.

Слепцов не спал всю ночь. Надо было что-то придумать для спасения товарищей. Он был и старше и опытнее. Тимофей Федорович понял, что дальше идти опасно. Наступают холода, и тогда — голодная смерть. Надлежало позаботиться, как бы удобнее провести зиму и не умереть с голоду.

Утром Слепцов собрал мореходов.

— Ребята, надо дом ставить, иначе пропадем. Ежели идти к верховью — с голоду помрем, а ежели к устью — индейцы прикончат.

Промышленные сразу согласились. Конечно, зимовка в диком краю — не мед, но и дальше идти не лучше.

— Приказывай, Тимофей Федорович!

— Вот тут дом поставим. — Слепцов отмерил на берегу прямоугольник — десять шагов в длину и девять в ширину.

Мореходы вбили колышки.

— Тебе, Захар, — сказал он корабельному плотнику Кошкину, — дом срубить не в диковинку. Все сам отлично знаешь. Бери десять человек в помощники, остальные в дозор.

— Из ели ставить, Тимофей Федорович?

— Ставь из ели.

Здешняя ель похожа на сибирскую, только хвоя мягкая да и крепость древесины меньше. Захар Кошкин выбрал подходящие деревья, сделал на стволах зарубки.

Застучали топоры. Работа шла споро. Всем надоели холод и мокреть, хотелось под крышу, погреться у домашнего очага.

Только Иван Степанович ходил как неприкаянный и думал о своей жене. Охваченный нерадостными думами, он не сразу откликался, когда к нему обращались.

В разгар домостроительных работ к берегу подошла лодка с тремя индейцами. Один из них был молодой человек, одетый наряднее своих соплеменников. Поверх меховой парки он надел старый суконный сюртук с морскими позументами. На голове — нарядная шляпа из кедровой коры.

Кадьякец Ивашка завел с индейцами разговор:

— Где ваше селение?

— Совсем близко, — махнул рукой молодой индеец.

В разговор вмешался Слепцов:

— Возьмите с собой одного из наших людей. Он купит у вас рыбы, и вы доставите его обратно.

— Да, да, — закивали индейцы головами, — мы согласны. — И стали торопиться с отъездом.

Они думали, что русский сам отдается им в руки и грех этим не воспользоваться.

Касьян Овчинников согласился поехать к индейцам за рыбой. Когда он садился в лодку, Слепцов потребовал:

— Оставьте у нас аманата.

Индейцам предложение не понравилось, но при сложившихся обстоятельствах им ничего не оставалось, как только согласиться.

Индеец в парке из морского бобра вылез из лодки. Дозорные караулили всю ночь, и Слепцов отпустил его только под утро, когда привезли Касьяна Овчинникова.

Индейцы обманули мореходов и рыбы не продали.

На следующий день старый индеец с длинными седыми волосами, которого мореходы раньше не видели, привез на продажу девяносто кижучей и променял на медные пуговицы.

Тем временем закончили постройку дома, и мореходы перебрались на новоселье. Все были рады. В этот день из леса вышел большой черный медведь. Слепцов застрелил его, и мореходы собирались поужинать жареным медвежьим мясом.

Дом построили из толстых бревен. Одно небольшое окно затянуто куском камлейки. Пазы законопатили мхом, в обилье разросшимся в лесу. В трех наружных стенах прорубили небольшие узкие окна, задвигаемые внутренними ставнями. На высоте одного аршина над землей настлан пол из тесовых бревен. Внутри деревянные нары, грубо сколоченный стол и две скамьи. По углам дома Захар Кошкин поставил башенки для дозора. Мореходы индейцам не верили и каждый день ждали нападения.

Кошкин долго не мог решить, какую поставить крышу. Уж больно дождей много в этих краях, и нужного материала не было.

Посоветовавшись с приказчиком Слепцовым, он решил пропитать китовым жиром куски паруса, которыми накрывали шалаши, и покрыть ими крышу. Крыша оказалась добротной и совсем не пропускала влагу.

Дом топился по-черному, под руками не было глины и подходящего камня. Однако это никого не удручало.

Вечером, насытившись жареной медвежатиной, мореходы расположились на нарах, скинули с себя верхнюю одежду на просушку и блаженствовали в тепле.

— Утка, утушка, утка серая, —

затянул Касьян Овчинников. —


На что селезня перебаила?
— Не я перебаила.
Он и сам ко мне летывал.
— Уж ты, девка, девка красная.
На что ты молодца перебаила?
— Не я его перебаила.
Он и сам ко мне хаживал…

В ненастный дождливый день опять пришел молодой индеец, нарядно одетый в морской сюртук, тот, что обманул мореходов.

Индейца усадили за стол, угостили чаем.

— Нам нужна рыба, — просительно сказал Слепцов.

— Мы не обязаны вас кормить, — ответил гость. — Чем скорее вы подохнете, тем лучше.

— Ты будешь сидеть здесь, как аманат, под караулом, пока твои родственники не принесут нам на всю зиму рыбы, — разозлившись, крикнул Слепцов. — Нам надо четыреста лососей и десять пузырей икры.

Кадьякец Ивашка перевел слова Слепцова.

Индеец с каменным лицом выслушал приказчика и что-то приказал своим спутникам. Они немедленно уплыли на своих лодках.

Через несколько дней индейцы вернулись, но без рыбы и долго что-то рассказывали аманату.

— Разрешите проехать моим лодкам вниз по реке, — попросил он.

Слепцов разрешил. Через полчаса тридцать лодок и на них семьдесят индейцев, мужчин и женщин, проплыли по течению.

Вскоре люди аманата возвратились и привезли все, что требовал Слепцов. Сверх того они отдали мореходам лодку на шесть человек. Молодой индеец был отпущен, он получил немалое вознаграждение. В его собственность перешло испорченное ружье, суконный плащ, ситцевое одеяло и китайская рубаха.

Мореходы были довольны обменом. Имея свою лодку, они часто поднимались в верховье реки за свежей рыбой. О пропитании не нужно беспокоиться: рыба была в изобилии.

Вскоре построили и другую лодку. Однако всех мучила мысль о товарищах в крепости архистратига Михаила, которых ждала смерть. Предупредить их о грозящей опасности не удалось. Теплилась надежда, что алеут Яков Федоров, сбежавший от индейцев, сумеет добраться в крепость на Ситке. Вспоминали и о жене командира, Елене Петровне.

Неожиданно Иван Степанович, безвольный и бездеятельный все последнее время, объявил, что снова хочет принять командование над отрядом.

— С сего дня, — произнес он твердо, — я снова вступаю в свои обязанности и стану начальником над вами. Приказчика Слепцова от сей должности отставляю.

Промышленные посмотрели на Тимофея Федоровича. Он молча склонил голову.

— Говори, Тимофей Федорович, — сказал Касьян Овчинников. — Мы все за тобой.

— Я согласен, ребята. Иван Степанович наш командир, ему и быть начальником.

Ивана Степановича терзала только одна мысль: выкупить любыми средствами свою жену. Мореходы прекрасно понимали командира и, уважая его страдания и жалостное положение жены, решили, что лучше подвергнуть себя опасности, чем, сопротивляясь его желанию, довести человека до совершенного отчаяния. А кроме того, мореходы при обильных рыбных кормах отдохнули за два месяца, набрались сил в теплой избе. А сытый человек всегда добрее и восприимчивей к чужой беде.

Иван Степанович снова стал командиром небольшого отряда промышленных.

Через три дня мореходы получили приказ сесть в лодки и двигаться вниз по реке. С сожалением оставляли они свое теплое жилище и немалый запас рыбы. Шли по течению быстро. Иван Степанович приказал остановиться как раз на том месте, где в прошлом году индейцы предложили им выкуп за его жену.

Снова наступили дождливые дни. Мореходы промокли до костей, а высушиться было негде. Но не роптали, а ждали, что будет дальше.

Через две недели лагерь потерпевших кораблекрушение посетил знакомый старик индеец с длинными седыми волосами и подарил корзину, полную квасных кореньев. Из этих кореньев русские в Америке делали кислый напиток, подобный квасу.

— Куда вы направляетесь? — полюбопытствовал старик.

— К устью, — ответил командир.

— А дальше куда?

— Там будет видно.

И в самом деле, Иван Степанович еще не знал, куда он поведет своих товарищей.

Увидев, что костер заливает дождем, старик пожалел промокших людей. Он ушел и вскоре возвратился с двумя широкими досками и прикрыл костер от дождя и ветра.

— Спасибо тебе, старик, — поблагодарил кадьякец Ивашка, а Слепцов преподнес ему платок и шапку.

— Я хочу показать вам дорогу по реке, — предложил индеец. — До самого устья.

Река была загромождена полузатопленными корягами, торчавшими из воды в разных местах. Не зная свободного пути, при сильном течении можно разбить лодку и потонуть.

— Хорошо, старик, ты будешь у нас проводником, — переглянувшись со Слепцовым, сказал Иван Степанович.

Старый индеец оправдал надежды. Он хорошо знал реку и был умелым рулевым. Где было много потопленных деревьев, он садился к русским и, управляя лодкой с великой осторожностью, каждый раз находил безопасный путь.

Достигнув устья реки, мореходы поставили свой шалаш на правом берегу, напротив индейского селения. Лодки вытащили на берег. Здесь, вблизи моря, берега были низменные и песчаные. На другом берегу чернели продолговатые бараборы с дощатыми крышами. У каждой бараборы красовался высокий столб с вырезанными на нем гербами — изображением птиц и зверей. Возле селения выстроено много вешал для вяления лососины, а поодаль дымилась коптильня.

Слепцов подарил старику рубашку и шейный платок. Иван Степанович торжественно навесил ему на шею серебряный рубль на шнурке. Все мореходы по очереди пожали ему руку. Старик был доволен.

На другой день из-за реки приехало много людей. В одной лодке Касьян Овчинников заметил индианку, которая летом обманула мореходов. Она перевозила Елену Петровну через реку в тот памятный день, когда индейцы захватили ее в плен.

Промышленные тотчас же схватили коварную женщину и вместе с ней молодого индейца. Обоих посадили в шалаш, надев предварительно на ноги деревянные колодки.

— Эти люди будут в колодках до тех пор, пока не возвратят наших пленных, — предупредил Слепцов.

Иван Степанович так был обрадован удаче, что не мог выговорить ни слова.

Индейцы возвратились в селение, а к мореходам вскоре приехал муж задержанной женщины, пожилой, полнотелый индеец.

— Я обещаю вернуть ваших людей, — перевел Ивашка его слова. — Но на это необходимо четыре дня. По жребию русские попали к другому племени. Я немедленно поеду за ними. Но дайте мне слово, что не умертвите мою жену.

Иван Степанович дал торжественное обещание сохранить жизнь индианке.

— Ребята, — говорил Иван Степанович, когда пожилой индеец удалился. — Неужто сбудется, неужто я увижу Елену Петровну? Умоляю вас, подождем.

— Из воли твоей не выйдем, Иван Степанович, — за всех ответил Слепцов.

Ветер был с моря, и ночью вода стала затоплять места, где расположились мореходы. Поэтому пришлось отойти от берега с версту к небольшому пригорку и на нем укрепиться.

Ждать пришлось целую неделю. Проснувшись на восьмой день, мореходы увидели на берегу полсотни индейцев. Они предлагали начать переговоры. Слепцов по просьбе Ивана Степановича тотчас спустился к ним, прихватив с собой шестерых промышленных.

Индейским отрядом предводительствовал человек средних лет, в куртке, панталонах и пуховой шляпе. Рядом с ним Слепцов увидел Елену Петровну.

Индейцы запели песню. Ивашка сказал, что песня означает предложение мира и дружбы.


Содержание:
 0  Ключи от заколдованного замка : Константин Бадигин  1  Глава первая. У КОГО ЖЕЛЧЬ ВО РТУ, ТОМУ ВСЕ ГОРЬКО : Константин Бадигин
 2  Глава вторая. МОРСКИЕ, СЕВЕРНОГО ОКЕАНА, ВОЯЖИРЫ : Константин Бадигин  3  j3.html
 4  Глава четвертая. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ? : Константин Бадигин  5  Глава пятая. Я ВАМ, УСМОТРЯ ПОЛЕЗНОЕ, ПОМОГАТЬ БУДУ : Константин Бадигин
 6  Глава шестая. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ БЫЛ ПЕРВЫМ И ЗЛЕЙШИМ СЕБЕ ВРАГОМ : Константин Бадигин  7  Глава седьмая. ЗА МОРЕМ ТЕЛУШКА ПОЛУШКА, ДА РУБЛЬ ПЕРЕВОЗ : Константин Бадигин
 8  Глава восьмая. ЕСЛИ МЫ НЕ УКРЕПИМСЯ НА СИТКЕ, ВСЕМУ ДЕЛУ КОНЕЦ : Константин Бадигин  9  Глава девятая. ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ, ИЛИ ЦАРСТВО ВЛАСТИ, СИЛЫ И СТРАХА : Константин Бадигин
 10  Глава десятая. ЗАГОВОР ВАЛААМСКИХ СТАРЦЕВ : Константин Бадигин  11  Глава одиннадцатая. Я НЕ ТОГДА БОЮСЬ, КОГДА РОПЩУТ, НО КОГДА МОЛЧАТ : Константин Бадигин
 12  Глава двенадцатая. КЛЮЧИ ОТ ЗАКОЛДОВАННОГО ЗАМКА : Константин Бадигин  13  Глава тринадцатая. ТАК ДАЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ : Константин Бадигин
 14  Глава четырнадцатая. КОРОЛЬ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!.. : Константин Бадигин  15  Глава пятнадцатая. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ КАМЕРГЕР НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ РЕЗАНОВ : Константин Бадигин
 16  Глава шестнадцатая. БОГУ МОЛИСЬ, А ЧЕРТА НЕ ГНЕВИ : Константин Бадигин  17  Глава семнадцатая. ГАЛИОТ ВАРФОЛОМЕЙ И ВАРНАВА ВЫХОДИТ ИЗ ИГРЫ : Константин Бадигин
 18  Глава восемнадцатая. ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ : Константин Бадигин  19  Глава девятнадцатая. ГДЕ СИЛА НЕ БЕРЕТ, ТАМ КОВАРСТВО ПОМОГАЕТ : Константин Бадигин
 20  Глава двадцатая. ДЕРЖИСЬ ЗА АВОСЬ, ДОКОЛЕ НЕ СОРВАЛОСЬ : Константин Бадигин  21  вы читаете: Глава двадцать первая. ТАК ГНИ, ЧТОБЫ ГНУЛОСЬ, А НЕ ТАК, ЧТОБЫ ЛОПНУЛО : Константин Бадигин
 22  Глава двадцать вторая. ГОСТИ ПОЗВАНЫ, И ПОСТЕЛИ ПОСТЛАНЫ : Константин Бадигин  23  Глава двадцать третья. В ПОРТУ СВЯТОГО ПЕТРА И ПАВЛА : Константин Бадигин
 24  Глава двадцать четвертая. ЛУЧШЕ ЧТО-НИБУДЬ, ЧЕМ НИЧЕГО : Константин Бадигин  25  Глава двадцать пятая. ПРИДЕТ НОЧЬ, ТАК СКАЖЕМ, КАКОВ ДЕНЬ БЫЛ : Константин Бадигин
 26  Глава двадцать шестая. ПЛАКАТЬ НЕ СМЕЮ, ТУЖИТЬ НЕ ДАЮТ : Константин Бадигин  27  Глава двадцать седьмая. ХОТЬ БИТУ БЫТЬ, А ЗА РЕКУ ПЛЫТЬ : Константин Бадигин
 28  Глава двадцать восьмая. СМЕРТЬ ЗЛЫМ, А ДОБРЫМ — ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ : Константин Бадигин  29  Глава двадцать девятая. НИ В ЧЕСТЬ, НИ В СЛАВУ, НИ В ДОБРОЕ СЛОВО : Константин Бадигин
 30  Глава тридцатая. ЗЕЛЕНЫЙ БРИГ СНОВА ПОДНИМАЕТ ПАРУСА : Константин Бадигин  31  Использовалась литература : Ключи от заколдованного замка



 




sitemap