Приключения : Исторические приключения : Глава шестая. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ БЫЛ ПЕРВЫМ И ЗЛЕЙШИМ СЕБЕ ВРАГОМ : Константин Бадигин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава шестая. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ БЫЛ ПЕРВЫМ И ЗЛЕЙШИМ СЕБЕ ВРАГОМ

Император Павел Петрович сидел за любимым письменным столом грушевого дерева, углубившись в чтение. Раннее утро. В бронзовом подсвечнике ярко горят свечи.

Окна домов в первой адмиралтейской части почти все были темными, только в доме вице-канцлера, что напротив Зимнего дворца, ярко освещены. Виден свет и в других домах, где находятся департаменты, коллегии и канцелярии.

Часы с изображением богини Венеры отбили шесть. С последним ударом дверь в кабинет императора приоткрылась.

— Ваше императорское величество, генерал-лейтенант Ростопчин прибыл с докладом.

Император Павел поднял голову.

— Пусть войдет, — раздался его сиплый голос.

Вошел генерал Ростопчин и низко поклонился. У него обильно присаленная голова и на ногах блестящие кожаные сапоги выше колен.

— Манифест готов?

— Готов, ваше величество.

— Читайте.

Ростопчин вынул из папки лист бумаги, исписанный мелкими четкими буквами.

— «Восприяв с союзниками нашими намерение искоренить беззаконное правление, во Франции существующее, восстали на оное всеми силами. Бог сниспослал благодать свою на ополчение наше, ознаменуя до самого сего дня все подвиги наши успехами…»

— Буду и впредь противиться неистовой французской республике, угрожающей истреблением закона и благонравия, — неожиданно оборвал чтение император. Он смотрел на Ростопчина большими мутными глазами, в которых зажигался гнев. — Вы слышите, генерал, я ваш император, я ваш закон! — почти кричал Павел, ударяя себя в грудь.

— Так точно, ваше величество! — отступив на шаг, рявкнул Ростопчин. — Вы наш император!

— Читайте дальше, генерал, — успокоился Павел.

Но Ростопчин успел прочитать всего несколько строк.

— Русские привыкли видеть на престоле юбку вместо мундира, — неожиданно произнес император.

Ростопчин остановил чтение, но, увидев, что император уже все сказал, продолжал:

— «…отослав пребывающего гишпанского поверенного в делах Ониса. Теперь же, узнав, что и наш поверенный в делах в положенный срок принужден был выехать из владений короля гишпанского, принимая сие за оскорбление величества нашего, объявляю ему войну, повелевая во всех портах империи нашей наложить секвестр и конфисковать все купеческие гишпанские суда, в оных находящиеся, и послать всем начальникам сухопутных и морских сил наших повеление поступать неприязненно везде и со всеми подданными короля гишпанского…»

Павел помолчал. Взял перо, обмакнул в чернила.

— Давай сюда.

Ростопчин торопливо подал манифест.

Павел повернулся к иконе, перекрестился и подписал, разбрызгивая чернила.

— Приказываю: Севастополь именовать впредь Ахтиаройnote 9.

— Слушаю, ваше величество.

— Приказываю перлюстрировать все письма на имя великой княгини Елизаветы Алексеевны, — положив перо, сказал Павел.

— Будет сделано, ваше величество, — записывая приказание императора в особую тетрадь, отозвался Ростопчин.

— Надоел мне князь Чарторыйский, услать бы его подальше.

Ростопчин молчал.

— Гофмейстера князя Чарторыйского послать министром к королю сардинскому, — повысил голос император, — немедленно.

— В какую страну, ваше величество?

Король сардинский был лишен своего королевства и путешествовал по Европе.

— Пусть едет в Италию. Где-нибудь да разыщет… Все, генерал, я вас не задерживаю.

«Разве можно с таким государем найти правильную государственную систему? — подумал Ростопчин, выходя из царского кабинета. После смерти Безбородки Федор Васильевич принял бразды правления в департаменте иностранных дел. — Он хочет все сделать сам, требует, чтобы его повеления исполнялись немедленно, и не терпит никаких противоречий своей воле. Разубедить его почти невозможно и разубеждать опасно. Политика Павла преследует только одну цель — заявить, что новое царствование представляет собой отрицание предыдущего».

Однако сам Федор Васильевич не являлся мыслящим, преданным вельможей, а многие говорили, что и моральные добродетели его были весьма сомнительны. У него всегда два лица: одно напоказ, другое само по себе. И первое видоизменялось, смотря по обстоятельствам…

Часы в кабинете императора отбили семь ударов. Двери слева от стола открылись. Вошел великий князь Александр Павлович. Чувствовал он себя весьма прескверно. Страх перед отцом мучил его каждое утро и каждый вечер. Подгибались и дрожали ноги, кружилась голова. Положение ухудшалось и тем, что великий князь был основательно глуховат и очень близорук.

Подав рапорт, Александр Павлович застыл на месте, ожидая вопросов августейшего отца. Отчет давался в мельчайших подробностях… Все, что относилось к петербургскому гарнизону, по всем караулам города и даже все сведения о конных патрулях, разъезжавших в Петербурге и его окрестностях.

Однако на этот раз все обошлось. Голову императора занимали другие мысли.

— Иди, — сказал он, — и чтобы впредь везде был порядок. В рапортах пиши не только имена патрульных солдат, но и клички лошадей. Все может быть… Поздравляю, ведь у тебя вчера родилась дочь.

— Да, ваше величество, бог благословил…

Александр Павлович с чувством поцеловал руку родителя и, не желая испытывать судьбу, немедленно удалился.

Павлу целовали руку, преклонив одно колено. Однако если при Екатерине это было почти символично, то император должен был слышать, как стукалось колено об пол, и чувствовать поцелуй…

Перед императором появился его духовник, член Правительствующего сената и святой Анны первой степени кавалер Исидор Петрович Петров.

— Посмотри, отче, видишь? — спросил Павел, указав пальцем на противоположный угол.

— Не вижу, ваше величество.

— Облачение для церковной службы разве не видишь?

Теперь только духовник обратил внимание на развешанное у стены тканное золотом священнослужительское облачение.

— Вижу, ваше величество, но зачем оно здесь?

— Хочу служить обедню.

— Обедню? — Духовник подумал, что ослышался.

— Разве, как глава русской церкви, я не могу служить обедню? — недовольно сказал император.

— Я этого не сказал, — вывернулся Исидор Петрович Петров. — Но канон православной церкви запрещает священникам совершать святые таинства, если они женаты на второй женеnote 10.

Император оказался огорченным. Но против канонов православной церкви спорить не стал.

— Возьми себе облачение, отче, — сказал он. — Тебе пригодится. Небось таких риз раньше не нашивал.

— Спасибо, спасибо… Вы не забыли, ваше величество, — спохватился духовник, — графиня Ливен пожалует к вам с новорожденной княгиней ровно в восемь, так как изволили приказать.

— Помню, помню, — ворчливо отозвался император и посмотрел на часы.

Дверь во внутренние покои снова открылась, в кабинет вошла статс-дама графиня Ливен. Она бережно держала в руках кружевной сверток.

— Ваше величество, посмотрите на внучку. Дочь Александра и Елизаветы.

Император двумя пальцами приподнял кружево.

— Сударыня, возможно ли, чтобы у мужа блондина и жены блондинки родился черненький младенец? — после долгого созерцания сказал Павел и поднял свои оловянные глаза на графиню.

— Государь, бог всемогущ…

— Да, да, бог все может, — ответил император. — Передайте великой княгине мои поздравления и подарок.

Павел Петрович взял со стола золотой браслет, украшенный бриллиантами, и положил его на кружевной сверток в руках статс-дамы.

— Как вы добры, ваше величество, великая княгиня будет очень рада.

Император махнул рукой. Графиня поклонилась и тотчас унесла новорожденную.

Девочка родилась в несчастливый день. Прожила она совсем недолго. Доктора даже не могли определить болезнь.

Великий князь Александр Павлович, выйдя из отцовского кабинета, столкнулся со своим другом князем Чарторыйским.

— Прощайте, ваше высочество, — сказал князь. — Я покидаю Россию.

— Не может быть! Зачем?

— Только что граф Ростопчин передал мне повеление императора о немедленном выезде в Италию, искать сардинского короля. Буду при нем министром.

На глазах Александра Павловича показались слезы. Он понял, что это камень в его огород. Императору с недавних пор претила дружба сына с князем Чарторыйским.

— Пойдемте, князь, вон туда, к окошку. У меня есть еще несколько минут до плац-парада. Поговорим… Мой отец совсем потерял разум. Он захотел все преобразовать, все решительно. Все перевернуть вверх дном в государстве. Вы знаете о всех безрассудствах, совершенных отцом за последнее время. Их невозможно перечислить. Полнейшая неопытность в делах, строгость, лишенная малейшей справедливости. Я говорил вам раньше, что хочу покинуть родину. Но теперь думаю иначе. Если придет и мой черед царствовать, я постараюсь даровать стране свободу. Я клянусь… сам совершить революцию и передать власть представителям нации.

Великий князь всхлипнул и, вынув платок, стал утирать слезы.

— Успокойтесь, ваше высочество. Не привлекайте внимания любопытствующих… Я уверен, что все повернется к лучшему. Могу посоветовать: не подавайте повода к подозрениям. Прощайте, ваше высочество.

Великий князь обнял Адама Чарторыйского. Они поцеловались.

— Вы уезжаете, счастливчик. А нам остаются вахт-парады и маневры. И сейчас мне на парад. Бог знает, как он пройдет. И я ничего не могу сделать для вас.

— Не печальтесь. Берегите себя. — Адам Чарторыйский знал, что великий князь смертельно боялся отца и не смел ему прекословить. Нелегко было наследнику жить и служить. Он поминутно думал только об одном: как бы лучшим образом удовлетворить требования своего строгого родителя. А император, заметив слабость своего сына, относился к нему грубо, без всякого уважения.

На следующий день во дворце распространилась невероятная новость. Генерал-прокурор князь Лопухин, осыпанный со всех сторон императорскими милостями, уходит в отставку.

— Значит, малиновый цвет линяет?! — недоумевали придворные.

— Император нашел себе новую даму сердца.

— Нет, император по-прежнему боготворит Анну Петровну, — сообщали более осведомленные. — Только вчера она получила новый подарок, какой-то особенный бриллиант желтого цвета.

— Михайловский замок приказано окрасить в цвет ее перчаток.

— Но почему уходит ее отец?

— Разве у хорошей фаворитки не может быть отца, плохо угождающего императору?

Слухи подтвердились. Князь Лопухин ушел в отставку, на его место назначен А. А. Беклешев. Почему ушел князь Лопухин, осталось неясным. Многие были склонны считать, что дела князя пошатнулись после смерти его покровителя канцлера Безбородки.

Последним докладом графа Палена у императора были дела объединенной американской компании. После ухода князя Лопухина коммерц-коллегия поддержала проект, подготовленный госпожой Шелиховой и наследниками.

Павел Петрович прочитал вслух первый параграф правил: «Учреждаемой компании для промыслов на матерой земле Северо-Восточного моря, по праву открытия России принадлежащих, именоваться под высочайшим его императорского величества покровительством Российско-Американскою компаниею».

— Далеко, ох, далеко! — пробормотал он, взглянув на карту.

— Ваше величество, вы когда-то весьма благоволили к основателю сей компании купцу Григорию Шелихову… Вы тогда еще были наследником.

— Шелихов, купец Шелихов, напомните мне, генерал.

Генерал-губернатор Пален положил перед императором письма Григория Шелихова.

— Помню, теперь помню, — оживился император. — Я писал их еще в Гатчине. Да, да… Но ведь он умер?..

— Остались наследники, ваше величество.

Император вновь взял проект и быстро пробежал глазами по строчкам.

— Написано хорошо.

— Посмотрите еще один документ… Привилегии, высочайше пожалованные компании.

— Читал, согласен, — отозвался Павел и посмотрел на военного губернатора выпуклыми глазами. — Что еще?

— Вы знаете, ваше величество, что сказала ваша матушка по поводу русских прав в Америке? — спросил Пален.

— Что она сказала? — насторожился император.

— Она не поверила сибирскому купцу Шелихову. Ее величество изволили сказать: «Многое распространение в Тихом море не принесет твердых польз. Торговать дело иное, завладеть дело другое».

Император пожал плечами, усмехнулся:

— Вот видите, женский ум. Теперь всем ясно противное, даже простым мужикам. Дайте я подпишу бумаги.

И император вывел витиевато: «Быть посему».

— Ваше величество, подпишите еще одно письмо. Надо пресечь вредные замашки аглицких промышленников на придержащие Россией берега Северной Америки, — сказал губернатор.

Император согласился без единого слова.

Граф Пален собрал со стола подписанные бумаги и почтительно отступил к двери.

Император задумался. «Бедная Аннушка, — размышлял он, — я обманул тебя. Но это дело большое. Оно больше того, что может позволить мое сердце. Не печалься, Аннушка… Я подарю тебе вальс. Я разрешу танцевать его во дворце. Ты ведь так любишь вертеться под музыку».

Мысль разрешить танцевать вальс утешила императора. Он развеселился.

«Сегодня вечером она будет танцевать вальс», — окончательно решил он.

Бал во дворце начался ровно в семь. Через тридцать минут император в парадном мундире, с неразлучной палкой в руках пробирался среди танцующих, разыскивая Лопухину. Он увидел ее отдыхающей после танца. За стулом Анны Петровны стоял кавалергард Давыдов, щеголеватый и ловкий молодой офицер.

Император, испытывая приступ ревности, подошел к кавалергарду, но тот, увлекшись разговором с Лопухиной, не заметил государя.

Павел Петрович ударил Давыдова палкой по ноге. Но офицер, полагая, что с ним шутит кто-нибудь из друзей; а палки носили все офицеры, не обернулся, продолжая разговор с Лопухиной. Удар повторился, и тогда, обернувшись, Давыдов увидел разгневанное лицо императора.

— Как вы смеете, сударь, стоять спиной к великим княжнам!

Давыдов обернулся и, увидев, что великие княжны стоят не позади его, а впереди, и поняв истинную причину гнева, позволил себе улыбнуться. Эта улыбка решила его судьбу.

— В Сибирь! — закричал Павел Петрович. — Разжаловать в солдаты.

Давыдова тотчас увели.

Лопухина встала на колени перед императором.

— Ваше величество, умоляю, простите кавалергарда. Меня все возненавидят, если я стану приносить несчастье людям. Простите, ваше величество.

— Вернуть кавалергарда. Пусть возвращается во дворец в прежнем чине. Но приказываю ему весь вечер улыбаться… А вас, сударыня, приглашаю на танец. Пусть оркестр играет вальс. — Он поднял Лопухину и закружился с нею в танце.

На следующий день после бала военный губернатор Пален был очень удивлен полученными от императора приказами.

«Господин генерал от кавалерии граф фон дер Пален, — писал император, — отставленного от службы и от всех должностей бывшего мануфактур-коллегии президента Саблукова повелеваю вам выслать из Санкт-Петербурга. Пребываю вам благосклонным… Павел».

«Не могу понять, — думал Пален. — Саблукова император весьма уважал. Его сын, полковник-кавалергард, не раз был отмечен при дворе. Но что делать?»

Граф Пален тут же направил к Саблукову генерал-майора Лисаневича — объявить волю императора.

Александр Александрович Саблуков в это время лежал в постели. Лицо его было багрово, и он едва сознавал, что вокруг него происходит. В спальне находился его сын, вызванный по случаю болезни отца.

Генерал Лисаневич два раза окликнул больного.

Саблуков очнулся с трудом.

— Кто вы такой, что вам нужно?

— Я Лисаневич, обер-полицмейстер. Узнаете ли вы меня?

— Ах, это вы! Я очень болен, что вам нужно?

— Вот вам приказ от императора.

Посол графа Палена предупредительно развернул бумагу.

— Господи, да что же я сделал?! — воскликнул больной.

— Я ничего не знаю, — произнес Лисаневич, — кроме того, что я должен выслать вас из Петербурга.

— Но вы видите, любезный друг, в каком я положении.

— Этому горю помочь не могу: я должен повиноваться. Я оставлю у вас в доме полицейского, чтобы засвидетельствовать ваш отъезд, а сам немедленно отправлюсь к графу Палену и расскажу о вашей болезни. Вам же советую отправить к нему сына.

Лицо Саблукова-старшего из багрового стало белым. Сын обрадовался, он опасался, что с отцом может приключиться апоплексический удар.

Жена Александра Александровича велела приготовить к отъезду карету, так как знала, что император неумолим в своих капризах. Было решено перевезти больного на дачу в нескольких верстах от столицы.

Саблуков-младший тут же поскакал к графу Палену. Петр Алексеевич был очень привязан к семейству Саблуковых, и у полковника была надежда, что он поможет опальному.

— Вот так история! — встретил Пален полковника. — Хотите стакан лафита?

— Мне лафита не нужно, оставьте моего отца на месте. Он болен.

— Это невозможно. — Петр Алексеевич задымил трубкой. — Скажите вашему батюшке, он знает, как я его люблю, но сделать ничего не могу. Если нам и суждено убраться к черту, то пока его очередь. Пусть он во что бы то ни стало выедет из города, а затем мы посмотрим, что можно сделать… Но за что его выслали?

— Ни я, ни мой отец об этом понятия не имеем.

Полковник Саблуков, пожав руку Палену, уехал.

Вернувшись домой, он увидел, что все готово к отъезду отца. Постель была устроена в карете. Больной лежал в меховой одежде. Через три часа после получения приказа Саблуков-старший проезжал городскую заставу. Полицейский, все время находившийся в доме Саблуковых, доложил об отъезде Александра Александровича графу Палену.

Вина Саблукова заключалась в том, что он доложил императору о невозможности выполнения его приказа окрашивать все сукна на военные мундиры в совершенно одинаковый цвет. Точнее, он только сообщил мнение фабрикантов.

Темно-зеленая краска приготовлялась из особых минеральных веществ, которые быстро оседали на дне котлов, а поэтому трудно было приготовить сразу большое количество сукна одинакового оттенка.

Саблуков написал императору письмо с выражением отчаяния и просьбой о помиловании. Некоторые вельможи вступились за президента мануфактур-коллегии и доказали его полную невиновность.

Саблуков был возвращен в Петербург и восстановлен в должности. Был он человеком в Петербурге известным и уважаемым, и многие порицали императора.

…Время шло своим чередом. После обнародования императорского манифеста испанский поверенный в делах выехал из России. Уехал в Италию граф Чарторыйский.

Царский любимец граф Аракчеев в эти тревожные дни был особенно деятелен. Он неистовствовал на строевых учениях, вырывал у рядовых усы, плевал в лицо, бил нещадно. Офицерам грубил и награждал их пощечинами.

От ретивого гатчинца русское воинство избавилось по счастливому случаю. Произошло это так.

В артиллерийском арсенале хранилась старинная колесница для артиллерийского штандарта, обитая бархатом с золотыми кистями и галуном.

Забравшийся через решетку солдат обрезал кисти и галун и унес их. Стоявший при арсенале караул не заметил кражи.

Граф Аракчеев, инспектор всей артиллерии, должен был немедленно донести императору об этом событии. Однако он находился в большом затруднении. Дело в том, что родной его брат, генерал-майор Андрей Аракчеев, командовал батальоном, от которого стоял караул при арсенале во время кражи. Не придумав ничего более удобного, граф Аракчеев донес государю, что во время кражи караул был от генерал-майора Вильде. Император повелел немедленно отставить Вильде от службы. Однако невинно пострадавший Вильде обратился к помощи графа Кутайсова, который и открыл императору истину.

В тот же день ничего не подозревающий Аракчеев прибыл во дворец.

Увидев его, император приказал адъютанту:

— Передайте Аракчееву, пусть едет домой.

Так произошла последняя опала графа Аракчеева, несомненно сыгравшая в жизни императора Павла трагическую роль. 1 октября 1799 года последовал высочайший приказ об отставке инспектора артиллерии.

А ведь совсем недавно барон Аракчеев был пожалован в графское достоинство, новый герб Аракчеева украсился девизом, собственноручно написанным императором: «Без лести предан».

* * *

Девятого ноября 1799 года Наполеон Бонапарт, возвратившись из Египта, захватил власть в свои руки и стал единодержавным властителем Франции.

Раздраженный поведением союзников-австрийцев, оставивших Суворова на произвол судьбы в Швейцарии, и англичан, покинувших русский корпус в Голландии, император Павел отозвал свои войска в Россию. Павел был оскорблен в своих лучших чувствах. Он действительно хотел наказать Францию за революцию и бескорыстно возвратить троны их бывшим владельцам. Но Австрия и Англия заботились только о себе.

Воспользовавшись благоприятными обстоятельствами, Наполеон сделал попытку сблизиться с русским императором.

Стоявший во главе иностранной коллегии граф Ростопчин стал понемногу склонять Павла Петровича к союзу с первым консулом Франции.

— Я ничего гнуснее правил аглицкого министерства не знаю, — говорил он государю, — а у людей вошло в привычку повторять: «Честен, как агличанин». Сие забыть надо. Ваше величество, агличане хотят сделать вас орудием своей губительной политики, умоляю, не верьте им.

Русская столица наполнилась всевозможными слухами. Иностранные дипломаты заволновались. Павел снизошел к просьбе датского посла Розенкранца, в Зимнем дворце состоялась беседа.

— Ваше величество, — спросил посол, — чем вызван поворот в вашей политике?

— Моя политика остается неизменной, — ответил император, — она связана со справедливостью. Долгое время я полагал, что справедливость находится на стороне противников Франции, правительство которой угрожало всем державам… — Павел строго посмотрел на посла. — Теперь во Франции в скором времени возродится король, если не по имени, то, по крайней мере, по существу, что изменяет положение дел. Я понял, что справедливость не на стороне австрийцев.

— Что вы можете сказать, ваше величество, относительно Англии?

— То же самое: справедливость сегодня не на стороне Англии. Я склоняюсь единственно к справедливости, а не к правительству какой-либо нации. Те, кто иначе судит о моей политике, несомненно, ошибаются.

— Спасибо, ваше величество, мне теперь все ясно.

…Английский посол Чарльз Витворт, находящийся при русском дворе более десяти лет, зачастил в дом к своей хорошей знакомой, Ольге Александровне Жеребцовой, сестре опального князя Платона Зубова. В ее доме собиралась столичная знать. Здесь можно было узнать дворцовые сплетни и много полезных новостей.

Ольга Александровна была хороша собой. Высокая, белокурая, с черными бровями и большими глазами. Особенно привлекали мужчин ее полные пунцовые губы.

Ее муж, камергер Александр Александрович Жеребцов, происходил из старинного дворянского рода, но способностями не обладал. Он не стеснял жену свою, не обращал внимания на ее знакомство с Чарльзом Витвортом, хотя многие намекали о рогах, украшавших его голову. Отношения Чарльза Витворта к Жеребцовой выходили за рамки легкого увлечения. Ольга Александровна страстно полюбила англичанина.

На вечерах в доме Жеребцовой на Английской набережной подавалось отменное угощение. За пиры расплачивался английский посол из своего неистощимого кошелька. Он не считал приличным пользоваться гостеприимством камергера Жеребцова.

Император Павел постоянно путал карты русской дипломатии, его сумасбродство переходило всякие границы. Вмешательство в личную жизнь дворянства, аресты, ссылки в отдаленные места военных и штатских вошли в обычай. Вся знать очутилась на положении крепостных крестьян. Неограниченный император-помещик творил что хотел. Но чувство собственного достоинства русского дворянства, подогретое царствованием Екатерины, было на высоком уровне и не позволяло целовать бьющую руку царя, как бывало при Иване Грозном или Петре.

Среди посещающих дом Ольги Александровны Жеребцовой был и военный губернатор граф Пален.

С царствованием Павла возобновилась деятельность немецкой партии, которая пользовалась большим влиянием в Петербурге. Граф Федор Головкин, церемониймейстер при высочайшем дворе, так характеризует эту партию: «Как только началось новое царствование, появилась партия, существовавшая в России уже давно и располагавшая большим влиянием, о чем, несмотря на чутье русских в интригах, лишь немногие имели ясное понятие. Эта партия, связанная со двором многими нитями, что, однако, мало показывалось там, и в этом, вероятно, заключалась причина, почему ее так мало замечали и никто о ней не говорил. Я назову ее „немецкой партией“. Она родилась еще при Петре Первом из желания руководить цивилизацией и состояла в последующее царствование из лиц разных национальностей, разных чинов и разного пола, образовавших молча союз против всех остальных. При Петре Первом столпами этой партии были: Лефорт, Остерман и несколько адмиралов, позднее Миних, Бирон, великий канцлер Головкин и его сыновья и др. При Екатерине, как это ни странно, во главе ее стояли сначала братья Орловы, а потом генерал Бауер. При воцарении Павла эта партия опять вошла в силу, и нижеследующий список ее членов дает лучшее понятие о ней, чем все, что я мог бы сказать.

Сама императрица, граф Пален, граф Панин, граф Петр Головкин, обер-егермейстер барон Кампенгаузен, барон Гревениц, г-жа Ливен и другие. В числе этих лиц было немало таких, которые никогда не видели друг друга и никогда не беседовали между собой, — у них не было общего плана действия, ни совещаний для обсуждения такового, но они на слово верили друг другу и составляли как бы одну секту. Опасность, грозящая одному, приводила в движение других, а многие даже не подозревали, до какой степени они принадлежат к этой партии, и вдохновлялись ею. Не знаю, удалось ли мне передать ясно мою мысль о немецкой партии в России, но внимательный наблюдатель ее не пропустит, и существование ее нельзя отрицать, хотя на это и нет явных доказательств»note 11. Императора Павла все больше и больше склоняли к мысли, что он обманут коварными англичанами. Но он все еще чего-то дожидался. Ему казалось, что все обойдется и англичане выполнят свои обещания.

Во дворце все шло по-старому. Каждый день приносил неожиданные милости и опалы, о причинах коих никто не мог догадаться. Между тем причины были столь же просты, сколь неразумны. В предыдущее царствование Павел отмечал у себя все события, не зная их происхождения, а также всех участвующих в них лиц, с рассуждениями о том, что ему казалось правильным и более подходящим. Граф Федор Головкин, церемониймейстер царского дворца, писал об этом так: «Эта коллекция справок возросла неимоверно, и когда император скучал или когда ему нечего было делать, он запирался у себя и просматривал ее. При этом он сразу вспоминал события и лица, забытые им давно, что и побуждало его награждать или карать людей за действия, которые сами авторы успели позабыть».


Содержание:
 0  Ключи от заколдованного замка : Константин Бадигин  1  Глава первая. У КОГО ЖЕЛЧЬ ВО РТУ, ТОМУ ВСЕ ГОРЬКО : Константин Бадигин
 2  Глава вторая. МОРСКИЕ, СЕВЕРНОГО ОКЕАНА, ВОЯЖИРЫ : Константин Бадигин  3  j3.html
 4  Глава четвертая. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ? : Константин Бадигин  5  Глава пятая. Я ВАМ, УСМОТРЯ ПОЛЕЗНОЕ, ПОМОГАТЬ БУДУ : Константин Бадигин
 6  вы читаете: Глава шестая. ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ БЫЛ ПЕРВЫМ И ЗЛЕЙШИМ СЕБЕ ВРАГОМ : Константин Бадигин  7  Глава седьмая. ЗА МОРЕМ ТЕЛУШКА ПОЛУШКА, ДА РУБЛЬ ПЕРЕВОЗ : Константин Бадигин
 8  Глава восьмая. ЕСЛИ МЫ НЕ УКРЕПИМСЯ НА СИТКЕ, ВСЕМУ ДЕЛУ КОНЕЦ : Константин Бадигин  9  Глава девятая. ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ, ИЛИ ЦАРСТВО ВЛАСТИ, СИЛЫ И СТРАХА : Константин Бадигин
 10  Глава десятая. ЗАГОВОР ВАЛААМСКИХ СТАРЦЕВ : Константин Бадигин  11  Глава одиннадцатая. Я НЕ ТОГДА БОЮСЬ, КОГДА РОПЩУТ, НО КОГДА МОЛЧАТ : Константин Бадигин
 12  Глава двенадцатая. КЛЮЧИ ОТ ЗАКОЛДОВАННОГО ЗАМКА : Константин Бадигин  13  Глава тринадцатая. ТАК ДАЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ : Константин Бадигин
 14  Глава четырнадцатая. КОРОЛЬ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!.. : Константин Бадигин  15  Глава пятнадцатая. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ КАМЕРГЕР НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ РЕЗАНОВ : Константин Бадигин
 16  Глава шестнадцатая. БОГУ МОЛИСЬ, А ЧЕРТА НЕ ГНЕВИ : Константин Бадигин  17  Глава семнадцатая. ГАЛИОТ ВАРФОЛОМЕЙ И ВАРНАВА ВЫХОДИТ ИЗ ИГРЫ : Константин Бадигин
 18  Глава восемнадцатая. ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ : Константин Бадигин  19  Глава девятнадцатая. ГДЕ СИЛА НЕ БЕРЕТ, ТАМ КОВАРСТВО ПОМОГАЕТ : Константин Бадигин
 20  Глава двадцатая. ДЕРЖИСЬ ЗА АВОСЬ, ДОКОЛЕ НЕ СОРВАЛОСЬ : Константин Бадигин  21  Глава двадцать первая. ТАК ГНИ, ЧТОБЫ ГНУЛОСЬ, А НЕ ТАК, ЧТОБЫ ЛОПНУЛО : Константин Бадигин
 22  Глава двадцать вторая. ГОСТИ ПОЗВАНЫ, И ПОСТЕЛИ ПОСТЛАНЫ : Константин Бадигин  23  Глава двадцать третья. В ПОРТУ СВЯТОГО ПЕТРА И ПАВЛА : Константин Бадигин
 24  Глава двадцать четвертая. ЛУЧШЕ ЧТО-НИБУДЬ, ЧЕМ НИЧЕГО : Константин Бадигин  25  Глава двадцать пятая. ПРИДЕТ НОЧЬ, ТАК СКАЖЕМ, КАКОВ ДЕНЬ БЫЛ : Константин Бадигин
 26  Глава двадцать шестая. ПЛАКАТЬ НЕ СМЕЮ, ТУЖИТЬ НЕ ДАЮТ : Константин Бадигин  27  Глава двадцать седьмая. ХОТЬ БИТУ БЫТЬ, А ЗА РЕКУ ПЛЫТЬ : Константин Бадигин
 28  Глава двадцать восьмая. СМЕРТЬ ЗЛЫМ, А ДОБРЫМ — ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ : Константин Бадигин  29  Глава двадцать девятая. НИ В ЧЕСТЬ, НИ В СЛАВУ, НИ В ДОБРОЕ СЛОВО : Константин Бадигин
 30  Глава тридцатая. ЗЕЛЕНЫЙ БРИГ СНОВА ПОДНИМАЕТ ПАРУСА : Константин Бадигин  31  Использовалась литература : Ключи от заколдованного замка



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение