Приключения : Исторические приключения : Покорители студеных морей (с иллюстрациями) : Константин Бадигин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу

Повесть «Покорители студеных морей» рассказывает о борьбе Великого Новгорода в XV веке с Тевтонским орденом за северные морские пути; о государственном устройстве свободного города Новгорода, его торговом значении.

Глава I. ПОСОЛ ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА


В предутренней тишине тревожно нарастал топот идущего наметом коня. Псы, спущенные на ночь с цепи, рванулись к тыну, захлебываясь в злобном лае. Подковы громыхнули по деревянному настилу; над забором мелькнул островерхий шлем всадника; топот стремительно стал удаляться и сразу смолк.

В доме боярина Борецкого не спали. В окнах большой горницы, где находилась библиотека, светился едва заметный огонек, почти растворившийся в бледном свете начинающегося дня.

В гостях у хозяина сидел Эйлард Шоневальд, приехавший к боярину Борецкому с тайным поручением от великого магистра тевтонского ордена.[1] Он прибыл в Новгород с лифляндскими купцами только вчера и в качестве ревельского негоцианта[2] был представлен старшине немецкого двора.[3] В тот же день, переодетый купцом, он прибыл в дом к именитому боярину.

Гостеприимный хозяин по-княжески принял орденского посла. Беседа длилась давно, но о главном Шоневальд еще не успел сказать ни слова. Борецкий поразил гостя своей образованностью и осведомленностью в европейских делах.

К удивлению Шоневальда, ему, неразговорчивому и замкнутому человеку, больше приходилось говорить, чем когда-либо раньше. Разговор шел по-латыни.

Топот одинокого всадника, проскакавшего мимо окон дома, не остался незамеченным собеседниками.

— Гонец… Надо быть, к тысяцкому…[4] — заметил как бы про себя стоявший у раскрытого окна Борецкий, высокий, статный мужчина.

Когда он обернулся, Шоневальд прочел на лице боярина скрытое волнение. Некоторое время оба молчали.

— Продолжим наш разговор, господин, — прервал молчание Шоневальд. — Я думаю, появление этого всадника не могло отразиться на вашем прекрасном расположении духа.

— Я вас слушаю, ваше священство. — С этими словами Борецкий сел на лавку и, охватив голову руками, оперся локтями на стол.

— Вы согласны со мной, что московский князь не может иметь никаких прав на Великий Новгород, — заговорил посол. — Новгород древнее, Новгород богаче, и земля Новгородская во много раз обширнее земли московского князя.

Речь посла прервал гулкий удар башенных часов в доме Борецкого; часы пробили в нескольких местах города. Когда замолк последний, далекий удар, Шоневальд спросил:

— Кстати, дорогой господин, я никак не могу разобраться в ваших часах, почему они пробили только один раз?

— Мы на Руси начинаем день с восхода солнца. Это первый час дня, один удар наших часов…

Как бы в подтверждение слов Борецкого, первый солнечный луч скользнул по богато убранному столу, ярко загоревшись в алмазах, которыми был осыпан кубок гостя.

Хозяин загасил большую восковую свечу:

— Начался день, ваше священство.

— И этих дней не становится меньше оттого, что мы стареем. Их будет столько же и после нашей смерти… Однако, что вы думаете по поводу…

— Земли, принадлежащие лично мне, — заметил высокомерно Борецкий, — больше всей Московской земли.



— Святая истина, господин!.. — Шоневальд бросил взгляд на собеседника, как бы прицениваясь. Ему показалось, что сейчас время перейти к главному.

— И недаром великий магистр — продолжал посол, приглаживая длинные, заложенные за уши волосы, — глава нашего ордена, считает вас первым человеком в Новгороде, достойным управлять этими землями…

Борецкий насмешливо улыбнулся:

— Если бы я хотел быть посадником,[5] ваше священство, поверьте…

— Я не об этом дорогой господин. Вы должны стать полным властелином новгородских земель, независимо, хотят или нет этого горожане.

— Но это неосуществимо! — вырвалось у Борецкого помимо его воли. — Этого никогда не может быть!

— Да! — твердо повторил посол. Он понял, что может говорить смело. — Да, вы должны взять в свои руки власть! Сначала в Новгороде, а потом подчинить себе всю остальную Русь.

— Вы шутите, ваше священство.

— Нет. Вспомните Медичи.[6] Вы прекрасно осведомлены, о флорентийских делах, господин, мне не надо рассказывать о них.

— Но Новгород не Флоренция, ваше священство.

— Вам надо немедля, — не слушая Борецкого, продолжал Шоневальд, — захватить власть в свои руки, а для этого прежде всего раз и навсегда прекратить сборища черни на дворе Ярослава.[7] Вечевой колокол утопить в Волхове, а недовольных мужиков сечь батогами и рубить им головы. Ваша пословица говорит: «Не передавивши пчел, меду не есть».

— Да, но как раз чернь и не даст мне этого сделать. — Борецкий навалился на стол, придвигаясь к гостю. — Архиепископ Новгородский поддержит мужиков. За ним пойдут многие, все… Если я выступлю против веча, на меня поднимется весь Новгород, а у нас, ваше священство, каждый мужик вооружен.

— Возможно, — сверкнул глазами Шоневальд, — возможно, господин… Но, если архиепископ будет упрямиться, надо найти другого, более, так сказать… дальновидного. Но самое главное, господин, у вас есть дружина — я знаю это. С двумя тысячами всадников вы завоюете город, а потом…

Борецкий зло рассмеялся в лицо гостю:

— Вы не знаете русских людей! Вы не знаете великого князя! На меня ополчится вся русская земля.

Но посол не обратил внимания на насмешливый тон хозяина: он был увлечен своими мыслями.

— Когда справитесь с мужичьем, то великий князь вам не будет помехой. А мы поможем вам удержать власть и утвердиться в Новгороде. — И посол с торжеством посмотрел на боярина.

— Вы поможете? Кто вы, ваше священство? — Борецкий залпом осушил большую чашу мальвазии. — Орден не скоро оправится от славянских мечей под Грюнвальдом.[8]

Шоневальд не сразу нашел, что ответить.

— Мы поможем… Император Сигизмунд окажет вам необходимую помощь, он гарантирует ее особой грамотой.

— Гарантия короля Сигизмунда… Я знаю, что значит эта гарантия. Собор в Констанце, вопреки охранной грамоте короля, казнил на костре Яна Гуса. Будем говорить правду: я ему не верю, ваше священство.

Шоневальд опешил. Он удивленно посмотрел на Борецкого:

— Не верите императору, господин? Но, если вмешается папа, тогда вы будете спокойны, я надеюсь?

— Ваше священство, простите меня, — учтиво поклонился послу Борецкий, — но, после того как у римской церкви оказались сразу три папы и они наперебой проклинали и отлучали друг друга от церкви, вряд ли вмешательство четвертого папы будет сейчас принято всерьез таким человеком, как король Сигизмунд.

— Тогда, господин, вам останется верить словам московского князя! — зло огрызнулся посол. — Князь вас быстро научит ездить на поклон к татарским вельможам.

Не отвечая послу, Борецкий с хрустом раздавил в руке грецкий орех и стал не торопясь выбирать из обломков кусочки ядра. Он думал: как ему выведать сокровенные цели приезда Шоневальда.

— Ну хорошо, — сказал он наконец. — Положим, я воспользуюсь вашей помощью. Но чем я буду обязан вам, как я смогу отблагодарить папу за его великие заботы?

Посол медлил с ответом. Сейчас каждое слово надо было тщательно обдумать.

— Я имею в виду бескорыстную помощь, господин, но думаю, что папа будет рад, если новгородский владыка признает главой вселенской церкви римского первосвященника.

— О-о!.. О-о!.. — вырвалось у боярина. Теперь он понял все. Игра была слишком крупная.

Борецкий не был честолюбив. Он не рвался к власти. Но чувство самозащиты заставило его, крупнейшего землевладельца-феодала, всячески бороться против попытки великого князя усилить свое влияние в Новгороде. Он всей душой ненавидел московского князя, понимая, что если Новгород потеряет независимость, то он, Борецкий, потеряет и свои права и поместья. Боярин жаждал всеми средствами возвеличить Новгород и поставить его над всеми русскими землями. Он не прочь был использовать в этих целях своих западных соседей, однако всегда относился к ним с большой осторожностью, видя в лице католической церкви непримиримого врага.

— Дела церковные меня не касаются, ваше священство, — уклончиво ответил Борецкий, — это забота духовных пастырей. А мне необходимо усилить свое влияние в городе. Для этого хлеб должен прийти к нам с запада; это расположит к ордену голодных людей…

— Но известно ли вам, господин, что московский князь отправил в Новгород своих купцов? Он хочет продать городу хлеб, — перебил Шоневальд.

— О, это не страшно! Кто знает, доедут ли эти купцы в Новгород. Путь от Москвы к нам долгий, а люди… люди смертны. Но, однако, — продолжал боярин, — папа должен отменить свой запрет на ввоз в Новгород оружия, железа и лошадей. Все ограничения должны быть отменены. Этим мы выбьем козыри из рук независимых.

— Независимые… — медленно начал посол, — это сильная партия, господин, с ней не так просто бороться; ее поддерживает большая часть новгородского купечества во главе с богатыми иванскими купцами.[9] Как я понимаю, эта партия хочет добиться независимости Новгорода без помощи Москвы и западных государей… Это заманчиво. Ходят слухи, что сам владыка покровительствует этой идее.

Посол задумался.

Из разговора, который длился уже несколько часов, Шоневальд понял, что рассчитывать на многое нельзя.

«Боярин против великого князя, терпимо относится к союзу с орденом, но не будет покровительствовать католической церкви, — перебирал в уме посол. — Надо воспользоваться его враждой к Москве, попытаться разжечь ее еще больше, а за нашу помощь против князя мы сможем навсегда закрыть выход новгородцам в море. В конце концов это обескровит русских, и если, боже избави, великий князь захватит в свои руки Новгород, то будет поздно; на море ему не удастся высунуть и носа».

После бессонной ночи, проведенной в большом напряжении, Шоневальду смертельно захотелось спать; утро давно наступило. Щурясь от солнечных лучей, заполнивших сейчас всю комнату, едва сдерживая зевоту, он вслух сказал:

— Итак… подведем наш итог, господин. Хлеб с низовья, из рук московского царя, не должен попасть в Новгород. Об этом, я вижу, вы уже позаботились. За хлеб, который мы продадим, новгородцы должны благодарить только запад. Это первый шаг к захвату власти, а будет власть в ваших руках, мы снабдим оружием и лошадьми ваше войско, которое, я не сомневаюсь, победоносно пройдет по Руси.

Борецкий хотел было возразить, но в это время вкрадчивый голос произнес:

— Разрешите поздравить вас с добрым утром, господа, и рассказать о здоровье вашей прелестной дочери, боярин Борецкий.

Небольшого роста человек с кругленьким, благообразным лицом и черными с проседью волосами стоял у двери и почтительно кланялся.



— Это мой домашний врач, ваше священство, — сказал Борецкий, заметив подозрительный взгляд Шоневальда, — венецианец Миланио. Хороший врач, смею вас заверить!

— Ах, врач Миланио, я совсем забыл… — Шоневальд запнулся. — За приятной беседой я совсем забыл про свою болезнь. После очень трудного путешествия в Новгород у меня обострились боли в суставах. И я хотел с вами посоветоваться, дорогой Миланио.

— От ломоты в суставах, господин купец, — ласково улыбаясь, ответил врач, — я знаю хорошее средство. Накопайте навозных червей и наполните ими глиняный сосуд. Этот сосуд с червями облепите со всех сторон хлебным тестом и поставьте в горячую печь вместе с хлебами. Когда хлебы будут готовы, вынимайте ваш горшок. Дайте хорошенько отстояться содержимому и принимайте жидкость по ложке три раза в день.

— Мне ваше лекарство не совсем нравится, — брезгливо поморщился посол. — Нет ли другого средства, более, как бы сказать… приятного?

— С удовольствием, господин купец. — Миланио опять поклонился. — Есть еще одно средство, более сильное. Когда боль будет вас особенно мучить, велите подоить корову, тут же плюньте в молоко и дайте выпить собаке. Боль прекратится.

— У кого прекратится боль: у меня или у собаки? — злобно спросил Шоневальд. — Вы шутите, господин Миланио!

— Не шучу… Советую попробовать оба средства, господин купец, — еще раз поклонился венецианец.

— Я прошу вас, господин Миланио, — изменил тон посол, — посетить меня завтра и тщательно осмотреть для более правильного лечения… Вы разрешите посетить меня господину Миланио, господин?

— С удовольствием, ваше священ… господин купец.

Борецкий пошел провожать Шоневальда. Когда они вышли на каменное крылечко с колоннами и лепными украшениями, посол, глянув на проснувшийся город, сказал:

— Господин, я хотел бы быть незамеченным, выходя из вашего дома. Могут быть разные толки… Наше свидание должно оставаться в тайне.

Борецкий на минуту задумался.

— Хорошо, ваше священство, я проведу вас другой дорогой. — И он открыл небольшую дубовую дверь направо от главного входа.

Гость и хозяин поднялись по крутой каменной лестнице, прошли несколько богато убранных комнат, опять вышли на такую же лестницу с другой стороны дома и спустились вниз. Сюда не проникали солнечные лучи. Помещение освещалось тусклым светом слюдяного фонаря.

Борецкий остановился перед тяжелой дверью, окованной железом, и снял висевший на стене фонарь.

К удивлению Шоневальда, дверь открылась сама. Он не заметил, как Борецкий повернул крюк, на котором висел фонарь.

Пахнуло сыростью.

— Нагните голову, ваше священство, — предупредил боярин и пошел вперед, освещая путь.

Это был подземный тайник, выходивший прямо на кладбище у небольшой деревянной церквушки. Место было глухое, редко посещаемое горожанами.

Когда Шоневальд следом за боярином выбрался наверх по узкому сырому ходу, он с удивлением увидел, что поднялся из могилы: тяжелое каменное надгробие, повернувшись, открыло выход из подземелья.

— Идите туда, — показал Борецкий. — За тем кустом бузины найдете небольшую калитку.

Попрощавшись, посол стал пробираться чуть заметной тропинкой и скоро скрылся в густом кустарнике.

* * *

Неподалеку от хором боярина Борецкого жил степенной[10] тысяцкий, югорский купец[11] Кузьма Терентьев. Его большой деревянный дом утопал в зелени. Купец славился своим богатством и огромным фруктовым садом. Здесь остановился всадник, промчавшийся мимо дома Борецкого.

Соскочив с коня, он нетерпеливо стал стучать в калитку, ударяя тупым концом короткого копья.

— Отворяй скорея! — торопил он подошедшего старика сторожа. — Из самого Торжка с вестями прискакал. Беда тама.

— Успеешь. Спит Кузьма Саввич. Не добудишься, поди! — ворчливо ответил старик, громыхая запорами.

Всадник ввел взмыленного коня во двор и передал поводья сторожу.

— Возьми! — торопливо сказал он и бросился к дому.

— Кузьма Саввич, господине! — теребил гонец за плечо тысяцкого. — Кузьма Саввич!

Терентьев только кряхтел во сне и отмахивался, словно от назойливой мухи.

Наконец он, еще сонный, сел на постели и зло спросил:

— Кто таков, что надобно?

— Московских купцов в Торжке сгубили! — выдохнул гонец. — Тех, что хлеб продавали. Семь человек, как одну душу, а восьмой убег, на коне спасся.

Тысяцкий сразу проснулся.

— Квасу! — грозно рявкнул он.

В соседней комнате послышались торопливые шаги. Кузьма Терентьев, спустив на пол голые тонкие ноги, громко, с хрипом дышал, царапая пальцами волосатую грудь. Испив холодного квасу, тысяцкий пришел в себя.

— Убивцы знаемы? — спросил он, утирая полотенцем мокрую бороду.

— Не знаемы, господине. Двух злодеев на торгу стражники схватили, а уберечь не смогли: до смерти самосудом народ забил.

— Иди в трапезную, — сказал, не поднимая головы, Терентьев, — скажи, пусть накормят. А я подумаю.

Прошло совсем немного времени, и из дома тысяцкого побежали слуги ко всем знатным новгородским купцам. Терентьев звал их к себе немедля для важных дел.


Содержание:
 0  вы читаете: Покорители студеных морей (с иллюстрациями) : Константин Бадигин  1  Глава II. МОРЕХОД ТРУФАН АМОСОВ : Константин Бадигин
 2  Глава III. ДВОР СВЯТОГО ПЕТРА : Константин Бадигин  3  Глава IV. ДОМ СВЯТОЙ СОФИИ : Константин Бадигин
 4  Глава V. МЯТЕЖ : Константин Бадигин  5  Глава VI. БОРЬБА НАЧИНАЕТСЯ : Константин Бадигин
 6  Глава VII. НА РАСПУТЬЕ : Константин Бадигин  7  Глава VIII. НА ВЕЛИКОМ МОСТУ : Константин Бадигин
 8  Глава IX. ПОГОНЯ : Константин Бадигин  9  Глава X. ПРЕДАТЕЛЬ : Константин Бадигин
 10  Глава XI. В СТАРОЙ КРЕПОСТИ : Константин Бадигин  11  Глава XII. ТАЙНЫЙ ГОНЕЦ : Константин Бадигин
 12  Глава XIII. ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД : Константин Бадигин  13  Глава XIV. КОНЕЦ ФЕДОРА ЖАРЕНОГО : Константин Бадигин
 14  Глава XV. В ЛЕСАХ КАРЕЛИИ : Константин Бадигин  15  Глава XVI. НАПАДЕНИЕ : Константин Бадигин
 16  Глава XVII. БЕГЛЕЦ : Константин Бадигин  17  Глава XVIII. В ЗАПАДНЕ : Константин Бадигин
 18  Глава XIX. У ЗНАКА ЧЕРНОГО ЖУКА : Константин Бадигин  19  Глава XX. НА ПРАЗДНИКЕ ПЕРУНА : Константин Бадигин
 20  Глава XXI. ОПЯТЬ ТРЕВОГА : Константин Бадигин  21  Глава XXII. ПЛАВАНИЕ ЧЕРЕЗ ПОРОГИ : Константин Бадигин
 22  Глава XXIII. ДРУЗЬЯ БОГА И ВРАГИ ВСЕГО МИРА : Константин Бадигин  23  Глава XXIV. СТУДЕНОЕ МОРЕ : Константин Бадигин
 24  Глава XXV. ИГРАЛИЩЕ БУРЬ : Константин Бадигин  25  Глава XXVI. ЗАСАДА : Константин Бадигин
 26  Глава XXVII. ПОБЕДА МОРЕХОДА АМОСОВА : Константин Бадигин  27  Использовалась литература : Покорители студеных морей (с иллюстрациями)
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap