Приключения : Исторические приключения : 1 : Эльвира Барякина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  11  22  33  44  54  55  56  66  77  88  99  110  121  132  143  154  165  176  187  198  209  220  231  242  253  264  275  286  297  308  319  330  341  352  355  356

вы читаете книгу




1

По вечерам к Любочке приходили гости — с нижних этажей раздавались смех и игра на пианино. Мариша приносила Климу ужин.

— Что ты тут сидишь бирюком? Пошел бы к молодежи — там у них весело.

— Не хочу.

Мариша долго стояла в дверях.

— Поссорился с Любовью Антоновной? Чего не поделили-то?

Так и не дождавшись ответа, она брела вниз и громко ворчала:

— Дети, ну чисто — дети… По углам бы вас расставить.

Клим не знал, как вести себя с кузиной. Она вдруг превратилась в ведьмочку: то и дело задирала его, но уже не по-доброму, как раньше, а с явным намерением оскорбить. Публично намекала, что Клим не заслужил и копейки из своего наследства, что он в любом случае все промотает, ибо как был безответственным разгильдяем, так и остался.

Он пытался с ней поговорить:

— Любочка, перестань… Я тебя ничем не обидел.

— А что ты мне сделаешь? — перебивала она. — Предлагаю высечь. Сам справишься или помощников наймешь?

Саблин стыдился выходок жены и старался загладить ее вину. Он приглашал Клима к себе, но Любочка не оставляла их одних: приходила, садилась в угол и упорно следила за кузеном, как за вором, который того и гляди что-нибудь сунет в карман.

Клим не понимал, почему она разлюбила Варфоломея Ивановича. Саблин олицетворял собой все, о чем может мечтать женщина. «Ангел, чистый ангел! — говорила о нем Мариша. — Другие по кабакам и по блудницам бегают, а этому ничего такого не надо. Всегда трезвый, всегда при галстуке — только крыльев за спиной не хватает». Любочка явно бесилась с жиру.

Сперва Саблин стеснялся Клима, но со временем оттаял. Как и все вокруг, он много думал о политике.

— Революция началась не сегодня и не вчера, — говорил он. — Власть обвиняла в неблагонадежности любого, кто стремился поднять социальные проблемы. Ей во всем виделась крамола, а когда тебе затыкают рот, это возмущает. Революционеры протестовали против судебного произвола, против вопиющего неравноправия сословий, и дело кончалось ссылкой и каторгой. Почему в России с явным одобрением относились к политическим террористам? Потому что никаким иным способом нельзя было заставить чиновников заговорить о бедах страны. Да что далеко ходить! Я во время отпуска в деревне учил ребят грамоте, так ко мне явился урядник и заявил, что если я и дальше буду проводить уроки без разрешения, он возьмет меня под арест. Цензура не давала слова; сборища и процессии, кроме религиозных, были запрещены…

Клим помнил, что похороны любого мало-мальски приметного либерала превращались в демонстрацию. Никто толком не знал покойного, но молодежи так хотелось протеста, что траурная процессия моментально обрастала сотнями участников. Пели песни, вроде безобидные, но на мотив революционных; на кладбище читали стихи, вроде о Прекрасной Даме, но все знали, что имя ее Свобода… На поминальных обедах среди лакеев были агенты охранки, и это придавало всему особый привкус: их приставили не к кому-нибудь, а к нам, это мы представляем опасность для царизма.

— Все прогрессивно мыслящие люди встали в оппозицию к власти и принялись ее расшатывать, — вздыхал Саблин. — Здание рухнуло, и вот мы сидим в обломках и пытаемся понять: а дальше что?

Клим поделился с ним жутковатым наблюдением:

— У меня такое чувство, что в России не только не боятся насилия, но и приветствуют его. Делается не по себе, когда барышни идут под ручку по Большой Покровской и распевают «Варшавянку»: «Кровью народной залитые троны кровью мы наших врагов обагрим!» Или вот еще «Дубинушка»: «И на бар, на бояр, на попов и господ он обрушит родную дубину».

— Это же только песни! — фыркнула сидевшая в углу Любочка.

— Если бы это была одна песня, ну пусть две… Но когда со всех сторон призывают идти «на бой кровавый», это говорит о том, что население готово к этой крови. Люди считают, что для улучшения жизни обязательно надо кого-нибудь прирезать.

— Тебе-то что? Ты все равно уедешь.

Саблин задумчиво вертел в пальцах папиросу:

— А нам с тобой, Любочка, видимо, придется доказывать, что мы сроду никого не угнетали и числимся «господами» по лингвистическому недоразумению.

После таких разговоров Клим чувствовал себя неуютно, как будто он имел право на спасение, а остальные были обречены на гибель. Всякий надеялся, что самое трудное уже позади, но только слепые не видели, в каком направлении катится Россия: цены росли, фабрики закрывались одна за другой, на фронте гибли тысячи солдат — каждый божий день.


Содержание:
 0  Аргентинец : Эльвира Барякина  1  1 : Эльвира Барякина
 11  2 : Эльвира Барякина  22  4 : Эльвира Барякина
 33  4 : Эльвира Барякина  44  Глава 6 : Эльвира Барякина
 54  8 : Эльвира Барякина  55  вы читаете: 1 : Эльвира Барякина
 56  2 : Эльвира Барякина  66  1 : Эльвира Барякина
 77  6 : Эльвира Барякина  88  5 : Эльвира Барякина
 99  4 : Эльвира Барякина  110  6 : Эльвира Барякина
 121  5 : Эльвира Барякина  132  2 : Эльвира Барякина
 143  4 : Эльвира Барякина  154  Глава 18 : Эльвира Барякина
 165  3 : Эльвира Барякина  176  Глава 22 : Эльвира Барякина
 187  5 : Эльвира Барякина  198  7 : Эльвира Барякина
 209  3 : Эльвира Барякина  220  3 : Эльвира Барякина
 231  4 : Эльвира Барякина  242  6 : Эльвира Барякина
 253  6 : Эльвира Барякина  264  4 : Эльвира Барякина
 275  2 : Эльвира Барякина  286  Глава 36 : Эльвира Барякина
 297  2 : Эльвира Барякина  308  6 : Эльвира Барякина
 319  6 : Эльвира Барякина  330  1 : Эльвира Барякина
 341  3 : Эльвира Барякина  352  3 : Эльвира Барякина
 355  6 : Эльвира Барякина  356  Использовалась литература : Аргентинец



 




sitemap