Приключения : Исторические приключения : 10 : Ганс Бауман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  43  44  45  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  69  70

вы читаете книгу




10

На холме остались я и Силен. Мы стояли возле одиноких столбов. Силен был бледен. Он молча направился к слоновьему броду. Я пошел за ним. Там мы уселись на скале, как и в первый раз. В моей голове все перемешалось. Я не мог поверить, что Ганнон — карфагенянин Ганнон — потребовал выдачи Ганнибала римлянам. Но Силен подтвердил это, хотя не сказал против Ганнона ни слова. Он даже стал его защищать:

— По-другому он поступить не мог. Он человек старого закала. Финикийцы — предки карфагенян — были скорее хорошими купцами, нежели воинами. Они не стремились завоевывать земли — они бороздили моря на торговых кораблях. Их звали красными, потому что торговали они в основном пурпуром. Когда они закрепились в Африке, они заплатили африканцам много денег, чтобы построить здесь город и порт — основать Карфаген. Они всегда и везде за все платили: за серебро и олово, за золотой песок и слоновую кость, за львиные шкуры и лес. За это их везде принимали с радостью. Они платили за все — так они завоевывали мир. Их грузы текли рекой: янтарь с севера навстречу золоту с юга, благовония с востока навстречу корабельным канатам с запада. От всего этого им, конечно, многое и перепадало, но и они брали на себя немалый риск. Их корабли отваживались доплывать до самых дальних островов за Геркулесовы Столпы. Они даже добрались до загадочной страны Агисимба[30], где обитают гиппопотамы. Один карфагенянин, по имени Магон, трижды пересек огромную пустыню, не обращая внимания на песчаные бури и на разбойников, скрывающихся в оазисах. Другие путешественники достигли широт, где зимой моря покрываются льдом; а одному из них удалось обогнуть на корабле Африку. И то, что кажется в, их рассказах небылицей, только доказывает, что им посчастливилось увидеть самое необычайное: солнце, которое день за днем вставало от них по левую руку, однажды встало rio правую![31] Так случилось, когда они огибали Африку. Во все времена карфагеняне были моряками, первооткрывателями, исследователями пустынь, купцами — только не воинами. Когда им надо было защищаться, они покупали себе наемных солдат. Но войну они ненавидели. Они стремились с ней скорее покончить. Просчитавшихся полководцев они строго наказывали. Это правда, своих собственных полководцев, проигравших битву, они распинали на кресте…



— И ты это одобряешь?

Это спросил не я. Между мной и Силеном упала тень; сзади стоял Карталон.

— Я повсюду искал тебя! — упрекнул он меня.

— Подсаживайся к нам! — пригласил его Силен. — Мы говорим о Карфагене.

— С меня достаточно того, что я только что услышал, — холодно ответил Карталон.

— Я еще не кончил, — спокойно сказал Силен.

— Ответь мне только на один вопрос, — потребовал Карталон. — Если бы от тебя зависело дать ответ римлянам, ты выбрал бы войну?

— Нет, — возразил Силен и встал. Карталон накинулся на него:

— А ты не римлянин?

— Был бы я тогда здесь? — в свою очередь спокойно спросил его Силен.

— Кто тебя знает, как долго ты еще будешь здесь! — крикнул Карталон.

— Ты забываешь, кто сделал меня своим писарем! — предостерег его Силен.

Карталон смягчился.

— Конечно, ты не предатель, — сказал он. — Непохож на предателя. Но ты слишком много думаешь, много размышляешь, поэтому и не похож на всех нас.

— Это возможно, — согласился с ним Силен.

По дороге в лагерь Силен несколько раз пытался втянуть Карталона в разговор, но тот оставался замкнутым. Зато в палатке Карталон говорил со мной до поздней ночи: о войне и о римлянах, о римлянах и о войне.

— Пусть твой греческий друг расскажет тебе обо всем, на что способны эти римляне! — твердил он мне. — Спроси его, не нападали ли они на нас в Сицилии, объединившись с разным сбродом. Ударили нам в спину! Спроси его, не отняли ли они у нас Сардинию, когда наши руки были связаны мятежом наемников — после первой неудачной войны! Спроси его, не повышали ли они в мирное время свою дань, чтобы задушить Карфаген долгами! Если бы Барка не превратил Иберию с ее серебряными рудниками в Новый Карфаген, мы задохнулись бы от долгов, как этого хотелось Риму! Но теперь мы им за все отплатим! Все опять будет как вначале: ни один римлянин не посмеет ополоснуться в море без нашего разрешения! Войну начали не мы, а римляне, — заверил он меня и стал перечислять разрушенные римлянами города… И вдруг запнулся: — Ты думаешь о Сагунте, — огорошил он меня своим предположением.

— Да, — ответил я.

— Его разрушил Рим, — .сказал он без колебаний.

Я посмотрел на него с удивлением. Он перешел на шепот:

— Ты думаешь о красном плаще. Ты думаешь о метательных снарядах, о скорпионах и слонах, штурмовавших Сагунт…

— Но это же были карфагеняне! Они окружили, а потом разрушили Сагунт, — растерянно возразил я.

— А что было до этого? — спросил он. — Разве не сбросили с городских стен тех, кто выступал за Карфаген?

Я знал, что так было, поэтому не стал спорить.

— Почему до этого дошло? — выпытывал Карталон.

— Не знаю, — сказал я.

— Зато я знаю, — продолжал он тоном, который заставил меня насторожиться. — Римляне настроили жителей Сагунта против нас. Рим хотел, чтобы Ганнибала вынудили напасть на Сагунт. Рим связался с Сагунтом только в пику Новому Карфагену. Рим довел дело до того, что Сагунт стал для Ганнибала занозой в глазу! Разве можно упрекнуть его в том, что он выдернул занозу? И когда он это сделал, разве шевельнул Рим хоть пальцем, чтобы спасти Сагунт? Рим спокойно смотрел, как Сагунт погибает. Сагунт послушно делал все, что требовал Рим, а Рим дал ему погибнуть.

«Он прав, — подумал я, — ни один римлянин не пришел нам на помощь. Из развалин меня вытащил не римлянин, а карфагенянин Карталон. Карфагеняне пригрели меня, когда я остался круглым сиротой. Слон Ганнибала — вот кто спас мне жизнь…»

— Рим тебя предал, — Карталон произнес это как приговор. Он нагнулся ко мне: — Мой маленький карфагенянин! Ганнибал отомстит за Сагунт!

Он стал стелить мне постель — как тогда, когда вытащил меня из развалин. После того как Карталон погасил светильник, я еще долго лежал с открытыми глазами, уставясь в темноту палатки. Я видел перед собой Ганнибала; его красный плащ уже не пугал меня.


Содержание:
 0  Я шел с Ганнибалом. Историко-приключенческая повесть : Ганс Бауман  1  ИСКАТЕЛЬ КЛАДОВ : Ганс Бауман
 2  БОЛЬШОЙ ПОХОД НА СЛОНАХ : Ганс Бауман  4  3 : Ганс Бауман
 6  5 : Ганс Бауман  8  7 : Ганс Бауман
 10  9 : Ганс Бауман  12  11 : Ганс Бауман
 14  13 : Ганс Бауман  16  15 : Ганс Бауман
 18  18 : Ганс Бауман  20  20 : Ганс Бауман
 22  22 : Ганс Бауман  24  24 : Ганс Бауман
 26  26 : Ганс Бауман  28  28 : Ганс Бауман
 30  30 : Ганс Бауман  32  32 : Ганс Бауман
 34  34 : Ганс Бауман  36  2 : Ганс Бауман
 38  4 : Ганс Бауман  40  6 : Ганс Бауман
 42  8 : Ганс Бауман  43  9 : Ганс Бауман
 44  вы читаете: 10 : Ганс Бауман  45  11 : Ганс Бауман
 46  12 : Ганс Бауман  48  14 : Ганс Бауман
 50  16 : Ганс Бауман  52  19 : Ганс Бауман
 54  21 : Ганс Бауман  56  23 : Ганс Бауман
 58  25 : Ганс Бауман  60  27 : Ганс Бауман
 62  29 : Ганс Бауман  64  31 : Ганс Бауман
 66  33 : Ганс Бауман  68  КЛАД : Ганс Бауман
 69  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Ганс Бауман  70  Использовалась литература : Я шел с Ганнибалом. Историко-приключенческая повесть



 




sitemap