Приключения : Исторические приключения : XI Я ИДУ! : Эдгар Берроуз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




XI

«Я ИДУ!»

Наутро после похищения Вирджинии раджой Мюда Саффиром профессор Максон, фон Хорн, Синг Ли и единственный уцелевший из экипажа «Итаки» ласкар покинули остров, держа путь через пролив к Борнео на маленькой лодке, припрятанной доктором в джунглях вблизи бухты. Отряд был хорошо оснащен огнестрельным оружием и боеприпасами, а на дне лодки лежали многочисленные тюки с провиантом и кухонной утварью. Фон Хорн позаботился о мачте и о парусе, и теперь с попутным бризом лодка весело неслась к таинственной земле Борнео.

Едва они вышли из бухты, как увидели вдалеке судно, привлекшее их внимание своим странным ходом. Когда они подошли ближе, оказалось, что это крупная шхуна, но с одной-единственной мачтой и крохотным парусом. Шхуна то шла вперед под надутым парусом, то вдруг резко меняла направление, а через миг снова выравнивала курс.

Первым судно узнал фон Хорн.

— Это «Итака», — сказал он, — и даякам не позавидуешь. Похоже, что шхуна без руля.

Фон Хорн подогнал лодку на расстояние слышимости. К тому времени борт шхуны облепили туземцы, размахивающие руками и жестикулирующие. Они объяснили, что являются мирными рыбаками, чьи лодки затонули во время недавнего тайфуна. Они чудом спаслись, наткнувшись на эту развалину, которую милостивый Аллах поставил прямо на их пути. Не откажет ли белый господин в любезности научить их управлять этой большой лодкой.

Фон Хорн обещал помочь им при условии, если они проведут его отряд к крепости раджи Мюда Саффира в глубине Борнео. Даяки охотно согласились, и фон Хорн подогнал лодку вплотную к корме «Итаки». Здесь он обнаружил, что рулевое управление пострадало не сильно. На устранение повреждения потребовалось лишь полчаса, и затем оба судна продолжили путь к устью реки, по которой проследовали минувшей ночью те, которых они искали.

Возле небольшого острова шхуну Поставили на якорь, — того самого острова, где разыгралась жестокая битва между Номером Тринадцать и воинами Мюда Саффира. С палубы «Итаки» туземцы увидели брошенную Буланом лодку, на которой он переправился через пролив, а также трупы погибших даяков и страшных чудовищ из отряда белого гиганта.

Охотники за черепами взволнованными голосами сообщили фон Хорну об увиденных следах сражения, тот подгреб к острову и спрыгнул на берег. За ним последовали профессор Максон и Синг. Здесь они обнаружили трупы четырех монстров, погибших при попытке спасти дочь своего создателя, хотя и не догадывались об этом.

Лежащие вокруг них трупы дюжины даяков свидетельствовали о беспощадности схватки и свирепой доблести безоружных существ, отдавших свои жизни такой дорогой ценой.

— Очевидно, они погибли, сражаясь из-за пленницы, — предположил фон Хорн. — Будем надеяться, что она не угодила в руки Номера Тринадцать, хуже участи нельзя и представить.

— Дай Бог, чтобы этого не случилось, — простонал профессор Максон. — Пираты обязательно потребовали бы за нее выкуп, но если она окажется во власти этого бездушного существа, то остается лишь молиться о том, чтобы у нее хватило мужества и достало средств лишить себя жизни прежде, чем он осуществит свои гнусные намерения.

— Аминь, — изрёк фон Хорн.

Синг Ли ничего не сказал, но в душе уповал на то, чтобы Вирджиния. Максон только не досталась радже Мюда Саффиру. За недолгое время общения с Номером Тринадцать, в ходе схватки в бунгало, старый китаец воспылал симпатией к одинокому молодому гиганту, и, хорошо разбираясь в людях, был уверен в том, что под его присмотром девушка была бы в безопасности.

Затем было решено бросить шлюпку и всем пересесть на брошенную боевую лодку. Спустя полчаса странная, разномастная компания двинулась вверх по реке после того, как фон Хори взобрался на «Итаку» и обнаружил к своему ужасу, что сундука на шхуне нет.

Далеко впереди на правом берегу прятался в своем укрытии Мюда Саффир. С самого рассвета мимо не прошло ни одной лодки. Не спуская зорких глаз с просматриваемого им длинного участка реки, он наконец увидел внизу по течению боевую лодку. Когда та приблизилась, он узнал в ней лодку из собственной флотилии, а через миг сердце его радостно ёкнуло при виде знакомых лиц некоторых из своих воинов, но что это за люди на корме, и что делает там сидящий на носу китаец?

Лодка была уже почти рядом, когда раджа узнал в белых людях профессора Максона и фон Хорна. Мюда Саффир стал гадать, знают ли они о его участии в нападении на лагерь. Будудрин рассказал ему многое о докторе, и, вспомнив про то, что фон Хорн жаждал завладеть и сокровищем, и девушкой, раджа решил, что в обществе этого человека он будет в безопасности, посулив свое содействие в поисках пропажи. И Мюда Саффир, которому осточертело торчать на берегу и который был страшно голоден, поднялся в полный рост и окликнул проплывающую мимо лодку.

Моментально узнав голос своего господина, туземцы, не ведавшие о вероломном поступке своих товарищей, повернули лодку к берегу, не ожидая команды фон Хорна. Тот, заподозрив измену, вскочил на ноги с поднятым ружьем, но, когда один из гребцов объяснил ему, что это раджа Мюда Саффир и что он один, фон Хорн разрешил им подойти к берегу, хотя и продолжал оставаться начеку, а также велел профессору и Сингу глядеть в оба.

Как, только нос лодки коснулся берега, Мюда Саффир поднялся на борт и, рассыпаясь в выражениях благодарности, объяснил, что накануне ночью выпал из лодки и его, видимо, сочли утонувшим, поскольку ни одна из лодок не повернула назад на его поиски. Едва малаец подсел к фон Хорну, как тот стал расспрашивать раджу на его родном языке, из которого профессор Максон не понял ни слова, тогда как Синг владел им наравне с фон Хорном.

— Где девушка и сокровище? — спросил фон Хорн.

— Какая девушка, белый господин? — невинным голосом спросил хитрый малец. — И какое сокровище? Белый человек говорит загадками.

— Ладно-ладно, — нетерпеливо бросил фон Хорн. — Только без дураков. Ты прекрасно знаешь, о чем идет речь. Тебе же будет лучше, если мы объединим усилия. Мне нужна девушка, если с ней все в порядке, и я поделюсь с тобой сокровищем, если поможешь мне заполучить и то, и другое. В противном случае тебе не достанется ничего. Что скажешь? Будем друзьями или врагами?

— Девушку и сокровище выкрал у меня мерзавец Нинака, — сказал Мюда Саффир, решивший изобразить дружеское участие по крайней мере на время, в дальнейшем же он всегда найдет возможность утихомирить фон Хорна острым клинком, как только они окажутся там, куда Мюда Саффир их доставит.

— Что стало с белым человеком, возглавлявшим монстров? — спросил фон Хорн.

— Он убил многих из моих людей, а когда я видел его в последний раз, он отправился по реке вдогонку за девушкой и сокровищем, — ответил малаец.

— Если тебя кто-нибудь спросит, — продолжал фон Хорн, многозначительно покосившись на профессора Максона, — скажешь, что девушку похитил этот белый гигант и что из дружеского к нам расположения ты пытался спасти ее, но потерпел неудачу. Ты понял?

Мюда Саффир кивнул. Такие люди ему нравились, — лицемеры и интриганы. Очевидно, в его лице он получил хорошего союзника в расправе над белым гигантом, спутавшим все планы. Ну, а если фон Хорн станет причинять неудобства, на этот случай всегда найдется острый крис.

В общинном доме туземцев, где останавливались Барунда и Нинака, Мюда Саффир выведал о последних событиях у двух даяков, которые завели Булана и его ватагу в джунгли. Полученными сведениями он поделился с фон Хорном, и они оба возрадовались тому, что удалось избавиться от наиболее грозного врага. Теперь гибель монстров была лишь вопросом времени — им уже ни за что не выбраться из непроходимой чаши, а охотники за черепами истребят их по одному, пока они спят.

Отряд снова двинулся в путь. К нему прибавилось двое даяков, которые были только рады доказать свою преданность Мюда Саффиру, на чьей стороне находились белые с огнестрельным оружием. По пути следования от жителей туземных сеелений они получали информацию о прохождении двух лодок с Барундой, Нинакой и белой девушкой.

Профессору Максону, с нетерпением ждавшему всякой вести о дочери, фон Хорн говорил, что Вирджиния все еще в руках у Номера Тринадцать, а также постоянно расхваливал отвагу Мюда Саффира и его людей, проявленную ими в благородной попытке спасти его дочь. Присутствующий при этом Синг Ли оставался безучастным ко всему. Он сидел с полузакрытыми глазами, и никто не знал, какие мысли проносились в его азиатском мозгу.

Булан и его пятеро монстров продирались сквозь чащу, пытаясь выйти к реке, не зная того, что движутся параллельно ей на расстоянии всего нескольких миль.

В пути они питались фруктами, знакомыми им со времени жизни в лагере. Томимые сильной жаждой они наконец наткнулись на небольшую речку и, припав к ней, наполнили иссохшие желудки. Тогда Булан решил идти вперед, держась речки. Не все ли равно куда она приведет, раз уж они окончательно заблудились, а так хоть всегда можно будет вдоволь напиться.

Постепенно речка становилась все шире, пока не превратилась в самую настоящую реку. У Булана зародилась надежда, что это та самая река, по которой они шли в лодке, и что скоро он увидит боевые пироги туземцев, а, возможно, и саму Вирджинию Максон. За это время легкие парусиновые куртки и брюки на всех шестерых изодрались до нитки, и теперь они были практически обнажены, а их тела исцарапаны до крови острыми шипами и колючками, сквозь которые они продирались.

Булан по-прежнему не расставался с тяжелым кнутом, а его пятеро спутников имели при себе паранги, захваченные у даяков, которых они разгромили на острове.

Так они шли, являя собой диковинное зрелище, и не знали, что уже некоторое время за ними сквозь листву наблюдают зоркие глаза двух десятков речных даяков. Охотники за черепами были заняты сбором камфары, как вдруг услышали вдалеке шум и, держа паранги наготове, крадучись двинулись на звуки.

При виде жутких созданий дикари едва не пустились наутек, но когда увидели, что их всего полдюжины и что они плохо вооружены, а паранги держат крайне неумело, то собрались с мужеством и решили устроить засаду.

Какие замечательные получатся трофеи из этих устрашающих голов, если их хорошенько высушить и разукрасить! Дикари с дрожью сердца предвкушали тот переполох, который они произведут, вернувшись домой с такими потрясающими приобретениями.

Монстры приблизились к тому месту, где в засаде залегли двадцать лоснящихся коричневых воинов. Впереди шел Булан, а за ним, цепочкой ковыляли остальные. Внезапно совсем рядом раздался хор диких криков, и в тот же миг он оказался в окружении занесенных парангов.

Молниеносно взлетел кнут, и потрясенным воинам показалось, что на них напали несколько десятков воинов в лице этого могучего белого гиганта. Следуя примеру своего вожака, монстры набросились на ближайших даяков и, хотя парангами они обращались неумело, со сверхчеловеческой силой стали рубить неприятеля, поражая его насмерть.

После неудавшейся внезапной атаки даяки были бы рады обратиться в бегство, но Булан бросил вслед за ними своих монстров, и дикари были вынуждены сражаться, чтобы сохранить свои жизни. Наконец пятерым из них удалось скрыться в джунглях, а на земле осталось лежать пятнадцать неподвижных тел — жертв собственной самоуверенности. Рядом с ними лежали двое из пятерки Булана, так что в маленьком отряде осталось теперь только четверо, и тем самым проблема, которая тревожила профессора Максона, значительно приблизилась к собственному разрешению.

С тел мертвых даяков Булан и три его спутника, Номер Три, Номер Десять и Номер Двенадцать, сняли столько набедренных повязок, головных уборов, боевых накидок, щитов и оружия, сколько им потребовалось для полной экипировки. После этого, имея еще более устрашающий вид, чем прежде, быстро тающий отряд бездушных монстров продолжил свое бесцельное странствие вдоль берега реки.

Пятеро уцелевших даяков принесли своим весть о жутких существах, напавших на них в джунглях, и о потрясающей отваге белого гиганта, их вожака: Они рассказали о том, как будучи вооруженным одной лишь плеткой, тот легко одолел лучших воинов племени. Эта новость быстро облетела прибрежные селения, достигла большой реки и распространилась вверх и вниз по течению тем удивительным образом, каким новости разносятся в диких частях света.

В результате Булан на своем пути видел лишь брошенные жилища, а, выйдя к большой реке и двинувшись вверх к истоку, не встретил никакого сопротивления и даже мельком не увидел коричневых людей, наблюдающих за ним из своего укрытия в кустах.

Той ночью они спали в общинном туземном жилище на берегу большой реки, тогда как его законные обитатели попрятались в джунгли. Следующее утро застало четверку снова в дороге, ибо Булан был убежден в том, что оказался на верном пути и что новая река была той самой, по которой он плыл в лодке вместе с Барундой.

Около полудня до ушей молодого гиганта долетел звук некоего движения в джунглях неподалеку. Опыт общения с людьми научил его осторожности, поскольку было ясно, что все они против него, поэтому он решил тотчас выяснить, что там такое, — враг в образе человека, подкрадывающийся к нему с парангом в руке, либо просто животное.

Он осторожно стал пробираться сквозь заросли туда, откуда донесся звук. И хотя у него на боку висел паранг погибшего даяка, он покрепче сжал правой рукой кнут, предпочитая его менее привычному оружию охотника за черепами. Пройдя дюжину ярдов, он увидел схоронившуюся за деревом волосатую фигуру с близко посаженными злобными глазами.

В тот же миг его внимание привлекло легкое движение в стороне. Глянув туда, он увидел такое же существо, притаившееся в кустах, а затем и третье, и четвертое, и пятое. Булан с удивлением уставился на странных человекоподобных существ, которые угрожающе глядели на него со всех сторон. Ростом те были с даяков, но совершенно голые, если не считать рыжеватой шерсти по всему телу, переходящей на лице и. руках в черную.

Ближнее к Булану существо злобно зарычало, обнажив грозные клыки, но в общем животные как будто не стремились начинать боевые действия, и, так как они были безоружны и заняты чем-то своим, Булан решил уходить, чтобы не раздражать их. Повернувшись назад, он обнаружил перед собой троих своих спутников, изумленно вытаращивших глаза на незнакомые им существа.

Номер Десять широко ухмыльнулся, а Номер Три осторожно двинулся к одному из них, издавая низкий гортанный звук, исключительно дружелюбный, напоминающий кошачье мурлыканье.

— Что ты делаешь? — воскликнул Булан. — Оставь их в покое. Они ничем нам не угрожают.

— Они похожи на нас, — ответил Номер Три. — Мы. с ними, наверное, одной породы. Я ухожу к ним.

— Я тоже, — подхватил Номер Десять.

— И я, — оживился Номер Двенадцать. — Наконец-то мы нашли своих. Давайте пойдем с ними, станем жить вместе, вдали от людей, которые избивают нас большими плетками и режут острыми мечами.

— Они не люди! — воскликнул Булан. — Мы не можем жить вместе с ним.

— Но и мы тоже не люди, — возразил Номер Двенадцать. — Разве не твердил нам об этом фон Хорн?

— Если я пока и не человек, — ответил Булан, — то намерен им стать, поэтому поступлю так, как поступает человек. Я не пойду жить с дикими зверями и вам не позволю. Пошли со мной, иначе вам придется снова отведать плетки.

— Мы сделаем так, как хочется нам, — прорычал Номер Десять, оскалив клыки. — Ты не наш хозяин. С нас довольно. Нам надоело без конца ходить по лесу. Ступай своей дорогой и становись человеком, если у тебя это получится, только не вмешивайся больше в нашу жизнь, иначе мы тебя прикончим.

И он посмотрел на товарищей в ожидании одобрения своего ультиматума.

Номер Три кивнул своей страшной головой. Он настолько зарос черными волосами, что скорее напоминал орангутанга, нежели человека. Номер Двенадцать, казалось, засомневался.

— Я думаю, Номер Десять прав, — сказал он наконец. — Мы не люди. У нас нет души. Мы — вещи. И хоть ты, Булан, красавчик, ты все же такой же бездушный предмет, как и мы. Этому-то фон Хорн хорошо нас обучил. Поэтому я считаю, что будет лучше, если мы навсегда уберемся с человеческих глаз. Мне не очень нравится идея поселиться с этими волосатыми чудовищами, но мы можем найти в джунглях место, где стали бы жить одни, в мире и спокойствии.

— Я не хочу жить один, — закричал Номер Три. — Хочу жить с подругой. Глядите, какая красавица! Я иду к ней.

И он двинулся к самке орангутанга, но та оскалила клыки и бросилась бежать.

— Даже звери и те нас чураются, — гневно выкрикнул Номер Десять. — Но мы их заставим силой принять нас.

И он бросился вслед за Номером Три.

— Вернитесь! — крикнул Булан, срываясь с места за обоими дезертирами.

В ответ на его громкий призыв невдалеке раздался испуганный женский крик, молящий о помощи.

— Иду! — крикнул Булан и, не глядя на своих мятежных спутников, прорвался сквозь заслон грозных орангутангов.


Содержание:
 0  Люди-монстры : Эдгар Берроуз  1  II ТЯЖЕЛЫЙ СУНДУК : Эдгар Берроуз
 2  III КРАСАВИЦА И МОНСТР : Эдгар Берроуз  3  IV НОВОЕ ЛИЦО : Эдгар Берроуз
 4  V ЗАГОВОР : Эдгар Берроуз  5  VI УБИТЫ : Эдгар Берроуз
 6  VII КНУТ : Эдгар Берроуз  7  VIII К ВОПРОСУ О ДУШЕ : Эдгар Берроуз
 8  IX НА ПУТИ К БОРНЕО : Эдгар Берроуз  9  X УПУЩЕННЫЙ ШАНС : Эдгар Берроуз
 10  вы читаете: XI Я ИДУ! : Эдгар Берроуз  11  XII ПРЕДАТЕЛЬСТВО : Эдгар Берроуз
 12  XIII ЗАХОРОНЕННОЕ СОКРОВИЩЕ : Эдгар Берроуз  13  XIV ЧЕЛОВЕК ИЛИ МОНСТР? : Эдгар Берроуз
 14  XV СЛИШКОМ ПОЗДНО : Эдгар Берроуз  15  XVI СИНГ ЗАГОВОРИЛ : Эдгар Берроуз
 16  XVII ПРИСЦИЛЛА, 999 : Эдгар Берроуз    



 




sitemap