Приключения : Исторические приключения : VI УБИТЫ : Эдгар Берроуз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




VI

УБИТЫ

Устав от отговорок и проволочек Будудрина, который откладывал выполнение своего обещания доставить прекрасную белую девушку, раджа Мюда Саффир решил наконец действовать самостоятельно. Дело в том, что он потерял доверие к первому помощнику капитана «Итаки» и, не подозревая о существовании большого сундука, приписал нерешительность Будудрина желанию самому завладеть девушкой.

Таким образом, в то время как первый помощник капитана с шестеркой людей шли вниз по руслу ручья, направляясь к бухте, где стояла шхуна, к противоположному берегу острова незаметно пристал десяток боевых лодок с пятьюдесятью воинственными даяками, возглавляемый самим Мюда Саффиром: пираты высадились в четверти мили от лагеря.

Между тем фон Хорн уводил Вирджинию Максон все дальше от северной оконечности лагеря, где сопротивление, если таковое вообще могло случиться, было наиболее вероятным. Услышав покашливание своего капитана, Будудрин молча подал знак, и через мгновение к нему бесшумно примкнули шестеро свирепых ласкаров.

Как только фон Хорна и девушку поглотила тьма, семерка крадучись двинулась вдоль ограды к северному сектору лагеря. Переполняемые жаждой крови и алчностью, все они без исключения предали бы своего лучшего друга за горсть серебра, и каждый втайне строил планы, как бы заполучить себе и сундук, и девушку.

Именно такую свору негодяев задействовал Будудрин, чтобы те вынесли сокровища из лагеря. В глубине души предводитель надеялся, что он внушил достаточно суеверного страха своим людям для того, чтобы при виде виновника всех воображаемых бед те воспылали желанием убить его, ибо Будудрин был слишком хитер, чтобы отдать прямой приказ расправиться с белым человеком — закон белых простирался далеко, и он чувствовал, что его душа будет спокойнее, если он покинет остров с сознанием того, что о его вероломстве будет знать лишь хладный труп.

Между тем как разворачивались эти события, Номер Тринадцать беспокойно расхаживал взад-вперед по лаборатории. Только что здесь, в его темнице, находился виновник его страданий, а он все же не дал выхода чувству мести, охватившему его целиком. Дважды он был готов напасть на своего создателя, но оба раза, встречаясь с ним взглядом, сдерживался, сам не зная почему. Теперь, когда профессор ушел, оставив его одного, ощущение содеянной с ним чудовищной несправедливости снова прорвало шлюзы сдерживаемого гнева.

Мысль о том, что он сотворен этим человеком, сотворен по образу и подобию человеческого существа, но в силу необычности своего появления на свет ему отказано занять место даже среди самых низких творений природы, наполнила его негодованием, но не это обстоятельство едва не лишило его рассудка, а врезавшиеся в память слова фон Хорна о том, что; Вирджиния станет относиться к нему с отвращением.

У него не было ни критериев, ни опыта, чтобы определить характер чувств, испытываемых к этому чудесному созданию. Он знал лишь одно — что жизнь его обретет смысл только тогда, когда он сможет постоянно быть рядом с нею — видеть ее и разговаривать с ней каждый день. Он думал о ней непрестанно, вспоминая те краткие восхитительные мгновения, когда он держал ее у себя на руках. Вновь и вновь испытывал он глубокий трепет, как и тогда, когда увидел отведенный взгляд девушки и заливший ее щеки румянец. И чем больше он размышлял о счастье, которого был лишен по вине своего создателя, тем сильнее ненавидел его.

Снаружи уже совсем стемнело. Ведущая на территорию белых дверь была незаперта. Ее оставил открытой фон Хорн по собственному злому умыслу, а профессор по фатальному совпадению впервые забыл проверить, заперта ли она на ночь.

Номер Тринадцать приблизился к двери, взялся за ручку и бесшумно направился к дому, где мирно спал профессор Максон. Тем временем Будудрин и шестеро его головорезов проникли на территорию лагеря через южные ворота и, держась густой тени ограды, крадучись двинулись к зданию лаборатории, где хранился вожделенный тяжелый сундук. Между тем с восточной стороны из джунглей вышли Мюда Саффир с пятьюдесятью даяками, свирепыми охотниками за черепами…

Номер Тринадцать достиг веранды дома и заглянул через окно в гостиную, тускло освещенную прикрученной керосиновой лампой. В комнате никого не было. Подойдя, к двери, он открыл ее и зашел внутрь. В доме было тихо. Он пытался уловить малейший звук, который указал бы, где находится его жертва, чтобы ненароком не попасть в комнату девушки или фон Хорна — ему нужен был профессор Максон. Он не хотел тревожить остальных, которые, как он предполагал, спали где-то поблизости.

Осторожно приблизившись к одной из четырех дверей, выходивших в гостиную, он неслышно приоткрыл ее и оказался в кромешной темноте. Больше всего Номер Тринадцать боялся попасть в спальню Вирджинии Максон, ибо не хотел напугать девушку своим вторжением и опасался, что, закричав, она разбудит весь дом.

Мысль о том, что его появление вызовет у девушки безмерный ужас, так как он был для нее лишь омерзительным монстром, подлила масла в огонь ненависти, пылавшей в его груди. Сжав кулаки и стиснув зубы, молодой гигант, не имевший души, двинулся по темной комнате бесшумной поступью тигра. Двигаясь наощупь, он обошел всю комнату прежде, чем добрался до кровати.

Затаив дыхание, он нагнулся и стал ощупывать постель, пытаясь обнаружить жертву. Увы, кровать оказалась пустой. Удивленный, он присел на край постели. Если бы его пальцы нащупали горло профессора Максона, то он не разжал бы их до тех пор, пока жизнь не покинула бы его бренное тело, но теперь, когда волна ненависти несколько схлынула, его впервые обуяли сомнения. Он вдруг вспомнил, что человек, чьей смерти он жаждал, является отцом прекрасного создания, которое он обожает. А вдруг она любит отца, и его смерть причинит ей боль? Этого Номер Тринадцать, конечно, не знал, но сама мысль, раз возникнув, не покидала его, заставляя тщательно обдумывать то, что он решил совершить. Он ни в коей мере не отказался от намерения убить профессора Максона, но теперь возникли сомнения и препятствия, которых раньше не было.

Его представления о добре и зле были еще очень расплывчаты, так как профессор Максон и фон Хорн лишь недавно стали прививать ему понятия о том, что хороша и что плохо, но одно он усвоил твердо — Вирджиния Максон с презрением отвернется от существа, не имеющего души. И теперь ему пришло в голову, что убийство — как раз тот поступок, который может совершить лишь бездушная тварь. Эта мысль окончательно отрезвила его, ибо он осознал, что задуманный им акт возмездия навсегда сделает его тем, кем он быть не хотел.

Однако до него постепенно стало доходить, что какой бы поступок он ни совершил, ничто не изменит унизительного факта его происхождения и ничто не заставит девушку относиться к нему благосклонно. И, тряхнув головой, он встал и вернулся в гостиную, чтобы продолжить поиски профессора.


Проникнув в лабораторию, Будудрин и его люди без труда обнаружили сундук и выволокли его наружу. Малаец уже поздравлял себя с удачей, как вдруг один из его сообщников заявил о намерении пробраться в дом профессора Максона и перерезать ему горло, чтобы белый, обнаружив пропажу сундука, не смог бы наслать на них порчу.

И хотя это полностью совпадало с планами Будудрина, малаец стал отговаривать товарища, чтобы иметь свидетелей, которые при случае подтвердили бы его непричастность к убийству и то, что он использовал весь свой авторитет для предотвращения расправы. Однако когда от группы отделились двое и направились в сторону бунгало, их никто не остановил.

Тем временем взошла луна, и скрывавшиеся в тени ограды Мюда Саффир и его дикари увидели группу, обступившую тяжелый сундук, Будудрина и еще двоих, пробиравшихся к дому. В мозгу Саффира родилось лишь одно объяснение увиденному. Будудрин нашел сокровища, выкрал их и послал двоих головорезов за девушкой, чтобы и она досталась ему, Будудрину.

Рассвирепевший раджа Мюда Саффир шепотом приказал полдюжине даяков ворваться в бунгало с другой стороны и прикончить всех в доме, кроме девушки, которую они должны были доставить на берег, где их ждали боевые лодки.

Затем с оставшимися воинами он незаметно подкрался в темноте к Будудрину и его людям, караулившим сундук. Как только сообщники малайца подошли к дому, Мюда Саффир отдал команду атаковать малайцев и ласкаров, охранявших сокровища. С дикими криками даяки набросились на застигнутых врасплох противников. В лунном свете засверкали паранги и дротики. Последовала короткая ожесточенная схватка. Трусливому Будудрину и его столь же трусливой шайке не оставалось ничего иного, как принять бой, настолько неожиданно напал на них неприятель.

Спустя мгновение свирепые охотники за черепами с Борнео добавили три жутких трофея к своему боевому счету. Будудрин и последний из уцелевших бросились сломя голову в джунгли.

Возобновив поиски профессора Максона, Номер Тринадцать чутким слухом уловил на веранде шлепанье босых ног. Он замер, прислушиваясь, и тут неожиданно тишину ночи взорвали жуткие боевые кличи даяков, а также вопли их перепуганных жертв. Почти одновременно в гостиную примчались профессор Максон и Синг, чтобы выяснить причину страшного переполоха, и в тот же миг в дверь ворвались люди Будудрина с занесенными крисами, а следом за ними даяки Мюда Саффира, размахивающие длинными копьями и грозными парангами.

А в следующее мгновение в небольшой комнате разыгралось побоище. Даяки, настроенные на кровавую резню, первым делом напали на ласкаров Будудрина, которые, будучи загнаны в угол, сражались за свои жизни, словно сущие дьяволы, и уложили двоих даяков прежде, чем погибли сами. Синг и профессор Максон, стоявшие на пороге, с ужасом глядели на кровавую бойню. Ученый был безоружен, а Синг держал в руке длинный грозный на вид «кольт». Судя по всему, китайцу было не в новинку пользоваться этим оружием и оказываться в чрезвычайных ситуациях, требующих его применения, ибо Синг был невозмутим и бесстрастен.

Наблюдавший за ними из темного угла Номер Тринадцать заметил, что оба сохраняют спокойствие: китаец в силу личной храбрости, профессор из-за непонимания угрожающей ему опасности. В глазах профессора горел странный огонь — отблеск безумия, которое достигло кульминации, спровоцированное нервным потрясением, вызванным неожиданным нападением.

Оставшиеся даяки ринулись на профессора и китайца. Синг выстрелил в одного, а профессор с диким, сумасшедшим криком кинулся на второго. Пуля Синга оцарапала плечо даяка, потекла струйка крови, но выстрел не достиг цели. Синг поспешно нажал на курок, потом еще и еще, но барабан заклинило, и ударник бесполезно щелкал по использованному капсюлю. Налетевшие на китайца двое даяков повалили его на пол, но бесстрашный Синг схватил револьвер за ствол и принялся бить рукояткой направо и налево по коричневым головам.

Человек, на которого набросился профессор Максон, не смог воспользоваться своим оружием, поскольку обезумевший белый намертво вцепился в него одной рукой, нанося другой град ударов. Вокруг них кружил еще один даяк с занесенным парангом, выжидавший, благоприятного момента, чтобы раскроить белому череп.

При виде попавших в беду профессора и китайца, которые тем не менее храбро сражались, Номер Тринадцать мгновенно забыл про то, что явился сюда, чтобы убить седовласого человека, и выскочил на середину комнаты — безоружный гигант, возвышающийся над сражающимися.

Боровшийся с профессором Максоном даяк занес паранг над его головой, но тут запястье охотника за черепами перехватила могучая рука, успевшая, правда, лишь смягчить силу удара, и острие лезвия глубоко рассекло лоб белого человека. Профессор упал на колени. Его противник, освободившийся от цепкой хватки, сковывавшей движение, выхватил короткий нож, которым до сих пор не мог воспользоваться и занес его над головой профессора. В тот Же миг Номер Тринадцать сгреб воина в охапку, швырнул в угол комнаты и набросился на второго даяка.

Оторвав его от Максона, молодой гигант поднял даяка высоко над головой и изо всех сил бросил в тот же угол, после чего повернулся к Сингу. Пока китайца спасало от смерти то обстоятельство, что оба дикаря, горя желанием заполучить его череп и вывесить перед своим жилищем в качестве трофея, лишь мешали друг другу, отталкивая конкурента от желанной добычи. От яростно боровшегося за свою жизнь Синга, тем не менее, не укрылось появление молодого гиганта, который вступился за профессора, и с чувством облегчения он увидел, что тот намерен расправиться и с насевшими на него дикарями.

Оба даяка, домогавшиеся трофея, который природа водрузила на плечи китайца, были настолько захвачены поединком, что не замечали присутствия Номера Тринадцать, пока могучая рука не схватила каждого из них за шею, оторвала от пола и, яростно встряхнув, не швырнула в дальний угол на, тела опередивших их разбойников.

Поднявшись на ноги, Синг обнаружил профессора Максона лежащим в луже собственной крови с глубокой раной на лбу. Рядом молча стоял белый гигант и смотрел на раненого. В другом конце комнаты шевелились, приходя в себя, оглушенные даяки. С опаской встав на ноги и видя, что на них не обращают внимания, даяки бросили прощальный преисполненный ужаса взгляд на могучее существо, одолевшее их голыми руками, и поспешно юркнули в дверь, в темноту ночи.

Нагнав недалеко от берега раджу Мюда Саффира, они наперебой принялись рассказывать страшную историю, в которой фигурировали полсотни белых силачей, понесших большие потери, ибо даяки сражались самоотверженно, хотя в конце концов они вынуждены были отступить перед превосходящими силами противника. Они клятвенно заверяли раджу, что вернулись только потому, что посчитали своим долгом сообщить ему, что девушки в доме не оказалось, иначе они доставили бы ее к любимому хозяину.

Само собой, Мюда Саффир не поверил ни единому слову, но он был рад, что ему в руки неожиданно попало огромное сокровище, и он хотел как можно скорее отвезти его к себе, за девушкой же раджа решил вернуться позже. Вскоре десять боевых малайских лодок отчалили от восточного побережья, и, обогнув южную оконечность острова, взяли курс на Борнео.

Между тем Синг и Номер Тринадцать перенесли профессора Максона на кровать, и китаец принялся промывать и забинтовывать рану, от которой ученый потерял сознание. Стоявший рядом белый гигант внимательно наблюдал за. каждым движением Синга, силясь понять, почему люди то убивают друг друга, то защищают и помогают. Он также пытался разобраться в причине своего внезапного изменения по отношению к профессору Максону, но это оказалось выше его разумения, и он вскоре перестал ломать над этим голову. По просьбе Синга он стал помогать ему ухаживать за раненым профессором, которого считал виновником своих страданий и которого еще недавно собирался убить.

Через некоторое время со стороны лаборатории донесся оглушительный шум. Яростные удары о дерево перемежались громким рычанием, визгом и нечленораздельной тарабарщиной безмозглых существ.

Синг метнул взгляд на своего напарника.

— Что это? — спросил он.

Гигант не ответил. На его лице промелькнуло страдальческое выражение, и он вздрогнул, но не от страха.


Содержание:
 0  Люди-монстры : Эдгар Берроуз  1  II ТЯЖЕЛЫЙ СУНДУК : Эдгар Берроуз
 2  III КРАСАВИЦА И МОНСТР : Эдгар Берроуз  3  IV НОВОЕ ЛИЦО : Эдгар Берроуз
 4  V ЗАГОВОР : Эдгар Берроуз  5  вы читаете: VI УБИТЫ : Эдгар Берроуз
 6  VII КНУТ : Эдгар Берроуз  7  VIII К ВОПРОСУ О ДУШЕ : Эдгар Берроуз
 8  IX НА ПУТИ К БОРНЕО : Эдгар Берроуз  9  X УПУЩЕННЫЙ ШАНС : Эдгар Берроуз
 10  XI Я ИДУ! : Эдгар Берроуз  11  XII ПРЕДАТЕЛЬСТВО : Эдгар Берроуз
 12  XIII ЗАХОРОНЕННОЕ СОКРОВИЩЕ : Эдгар Берроуз  13  XIV ЧЕЛОВЕК ИЛИ МОНСТР? : Эдгар Берроуз
 14  XV СЛИШКОМ ПОЗДНО : Эдгар Берроуз  15  XVI СИНГ ЗАГОВОРИЛ : Эдгар Берроуз
 16  XVII ПРИСЦИЛЛА, 999 : Эдгар Берроуз    



 




sitemap