Приключения : Исторические приключения : XXVII. ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННЫХ : Георг Борн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  26  27  28  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  111  114  116  117

вы читаете книгу




XXVII. ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННЫХ

Вернемся теперь в замок Медина, чтобы увидеть исход вспыхнувшего восстания.

Герцог, видя из окна, как заговорщики захватили поверенного камердинера и отняли у него письмо к начальнику, побледнел от гнева и не знал, что делать в этом затруднительном положении. Ему никогда не приходилось управлять своими обширными владениями, заведывание всеми делами было предоставлено Эндемо, который действительно был связан с ним родственными узами, как подозревали многие.

Старый покойный герцог имел только одного сына от брака с инфантой. На ней он женился не по любви, а по желанию своих родителей, которые назначили ему эту невесту еще тогда, когда он был мальчиком. Становится понятно, что герцог искал развлечений вне дома и после смерти родителей предпринимал далекие путешествия, так как стал явно тяготиться обществом своей больной супруги. Герцог был богат и поэтому мог исполнять все свои желания.

Во время своего пребывания в Лондоне он при помощи хитрого, усердного камердинера познакомился с одной прекрасной, молодой англичанкой, девушкой низкого происхождения. Сара Родлоун до того пленила сердце герцога, что сумела стать ему необходимой. У нее родился сын, Эндемо. Безмерно преданный камердинер, получив порядочную сумму денег, согласился жениться на Саре Родлоун.

Вскоре после приезда в замок Медина прекрасная англичанка умерла. Герцог взял к себе Эндемо и дал ему такое воспитание, которое почти не уступало воспитанию Родриго. Герцогиня знала, кто этот мальчик герцогу. Но недолго пережила любовницу и законная супруга.

Старый герцог часто просил своего сына, герцога, жить в дружбе с Эндемо; в последнем скоро проявились практический ум и замечательная расчетливость, так что управление владениями перешло в его руки, между тем как Родриго мог вполне наслаждаться в Мадриде веселой столичной жизнью.

Почувствовав приближение своего последнего часа, герцог призвал к себе обоих сыновей и, открыв им тайну их родства, просил разделить между собой управление владением Медина. По закону он не мог выделить часть владения Эндемо и поэтому просил молодого герцога Родриго позволить брату своему навсегда поселиться в замке Медина и пользоваться некоторыми правами.

Родриго свято обещал умирающему отцу выполнить его последнюю волю; он не знал еще характера Эндемо, так как все время жил в Мадриде. После смерти старого герцога, за которым вскоре последовал и его камердинер, натура Эндемо стала мало-помалу проявляться. Однако Родриго, чтя память отца, не решался положить конец его несправедливости и жестокости в обращении с работниками, хотя не был связан с ним никаким письменным договором.

Напротив, он дал Эндемо неограниченную власть распоряжаться всем по своему усмотрению, но последствия слабоволия и доброты герцога не заставили себя долго ждать. Мы уже были свидетелями восстания, вспыхнувшего вследствие жестокого обращения Эндемо с поселянами. Он мучил работников, как будто находил в этом особенное удовольствие, преследовал их жен и дочерей.

Поэтому понятно, что внезапное восстание привело добродушного герцога в крайне затруднительное положение. Выступить открыто против Эндемо он был не в состоянии и поэтому излил свой гнев на несчастных работников, хотя и сознавал, что другого выхода у них не было, чтобы избавиться от жестокости Эндемо.

Страстная любовь Эндемо к прекрасной Долорес, как мы видели, возрастала с каждым днем все больше и больше, так как Долорес, это прекрасное чистое дитя, с глубоким презрением относилась ко всем его гнусным предложениям; все попытки управляющего овладеть ею остались безуспешными. Страшная ревность мучила его: всеми силами своей злой и испорченной души Эндемо ненавидел Родриго; он до того был уверен, что ребенок, которого он видел в хижине Кортино, принадлежал Долорес и герцогу, что никто на свете не мог переубедить этого злодея. Несмотря на все это, Эндемо не терял надежды когда-нибудь овладеть прекрасной девушкой. Этот человек был демоном своей страсти и рабом своих мелких и грязных чувств.

Когда дочь сельского старосты с ребенком на руках явилась в замок, где томился в заточении ее отец, лицо Эндемо просияло торжествующей улыбкой. Долорес пришла для того, чтобы променять хижину на темницу. В голове управляющего промелькнула ужасная мысль, он хотел на этот раз непременно овладеть прекрасной девушкой и не остановился бы даже перед устранением старого Кортино.

Злодей больше не боялся мести поселян, так как слуги замка были хорошо вооружены и со всех сторон охраняли замок. Если бы бунтовщики, думал он, еще напали, они бы погибли: победа должна остаться на его стороне. Всех, осмелившихся поднять против него оружие, он задумал заключить на годы в темницы замка, а предводителей их — приговорить к смертной казни.

Темница, куда заточили старого Кортино, находилась в одной из угловых башен, недалеко от конюшен. Вход в нее был со стороны замка, маленькое решетчатое окно, пропускавшее слабый свет, выходило в парк.

Слуги, по велению Эндемо, бросившие старого Кортино в эту темную и сырую комнату, крепко заперли двери. Они боялись, чтобы узник не сбежал от них, так как в этом случае они сами бы поплатились своей головой. Они принесли ему воды и хлеба. Бедный староста, казалось, был подавлен этой черной неблагодарностью обитателей замка. Кортино в изнеможении опустился на солому. Душа его была полна страданием, и внутренняя тайная боязнь за участь дорогой дочери терзала и томила его. Деревянный стол, полуразвалившийся стул и старое распятие на стене — вот все, что составляло убранство этой подземной кельи.

Всегда честный и правдивый, Кортино любил только правду; ложь и лесть были чужды его сердцу — и вот он сделался жертвой того негодяя, кнут которого еще недавно оставил след на его лице. Почему он не задушил его собственными руками — теперь этот изверг безнаказанно продолжает творить зло. Раньше никто не осмелился бы обидеть или оскорбить старого Кортино. И что стало наградой за многолетнюю верную службу королевскому дому? Темница! Он был заточен, а кто, как не он, спешил сюда, чтобы спасти жизнь герцогу и его приближенным.

Бедный Кортино, лежа на соломе, в отчаянии сжимал себе руки; он никогда в своей жизни не подозревал, что ему предстоит такой ужасный конец, что с ним, честным и добросовестным человеком, поступят, как со злейшим преступником. И это после того, как он, подвергая опасности свою жизнь, хотел спасти замок от дальнейшего нападения бунтовщиков. Бедняга метался на своей убогой постели, так как мысль о несчастных поселянах, которым грозила неминуемая гибель, тоже страшно тревожила его.

Шум стал стихать. Уж не присмирели ли бунтовщики, подумал Кортино, и лицо его просияло радостью при одной этой мысли. Вдруг неподалеку от башни раздался дикий крик. Кортино вскочил в испуге; бунтовщики радовались — им удалось поймать камердинера герцога.

Несчастный старик похолодел: яростное нападение бунтовщиков на замок грозило повториться с новой силой, и тогда бедному Кортино предстояла неминуемая гибель. Его охватывало отчаяние при мысли о бедной Долорес и принятом ими ребенке, которым после его смерти грозила нищета.

В эту минуту за дверью подземной кельи послышалось чье-то приближение. Старый Кортино с удивлением поднялся со своего места. Дверь быстро отворилась. Долорес с ребенком на руках показалась на пороге. С выражением муки на лице она бросилась в объятия своего отца и громко зарыдала.

— Я пришла к тебе, — прошептала Долорес со слезами на глазах, — чтобы умереть вместе.

— Горе нам, — проговорил старик дрожащим от волнения голосом, — мы погибли! Но не будем отчаиваться, Долорес, дочь моя, будем надеяться на милосердие Бога и спокойно ожидать решения нашей участи. Совесть наша чиста.

— О, какое тяжелое испытание послано нам Богом, дорогой отец! Все мои надежды рухнули, мое будущее мрачно! Поэтому я охотно иду с тобой на смерть.

— Ужасное несчастье постигло нас, тяжелым испытаниям нет конца, мое бедное дитя! Я не боюсь смерти, для меня она — желанная избавительница от страданий. Ты же, моя бедная Долорес, хотя уже много перенесла в своей жизни, будь мужественной! Неизвестно, может быть, все это к лучшему и даже то, что твой изменник нарушил клятву. Он недостоин тебя.

— Я постоянно выбирала: ты или он, но теперь ты, мой дорогой отец, одержал верх. Я пришла к тебе — прижми меня к своей груди и скажи, что доволен мной.

Старый Кортино горячо поцеловал свою дочь. Свидание с ней до того взволновало его, что он в изнеможении опустился на свою убогую кровать.

— Будем спокойно ожидать решения нашей участи, отец, — проговорила Долорес, — будем надеяться на милосердие пресвятой Марии, и все закончится для нашего блага.

Мертвая тишина воцарилась в подземной келье, старик, сидя на кровати, задумчиво смотрел вдаль, Долорес прислушивалась к малейшему шуму в парке. Ребенок спокойно спал на ее руках.

Так прошло несколько часов. Бедная Долорес все еще надеялась на освобождение из темницы, ей казалось, что сам герцог произнесет приговор в их пользу, и тогда ее отец будет спасен. Мысль эта до того ее оживила, что радостная улыбка просияла на ее бледном, изнуренном лице. Девушка твердо решила в случае освобождения из этой ужасной темницы с отцом и мальчиком оставить герцогство Медина; она готова была бежать, не отдыхая, день и ночь, чтобы избавиться от Эндемо, которого боялась, как опасного преступника.

Вдруг при наступлении вечера в парке раздались крики бунтовщиков, которые, окружив со всех сторон замок, совершили новое нападение на него. Они с яростью бросились утолять свою жажду мести. Выстрелы глухо отзывались в огромном парке.

Старый Кортино, услышав доносившееся до него страшное бряцание оружия, в отчаянии опустился на колени, скрестив руки — над ним был произнесен приговор. Долорес, бледная, в ужасе вскочила. Голоса смешивались с выстрелами. Казалось, разразилась кровопролитная борьба. Бедная Долорес, с невыразимым отчаянием на лице, каждую минуту ожидала появления Эндемо в дверях подземной кельи. Она теряла надежду на освобождение, на избавление от опасности.

Кортино горячо молился, Долорес едва переводила дыхание от трепетного ожидания. Положив ребенка на постель отца, она неслышно подошла к двери и приложила ухо к замочной скважине, прислушиваясь к малейшему движению в коридоре — все было тихо. Глухой, отдаленный крик, бряцание оружия и громкие выстрелы в парке не прекращались. Ночная темнота придавала еще более ужасный ореол этой кровавой сцене.

Нападение поселян было до того неожиданным, что обитатели замка не успели вывести заложников из подземной кельи и убить их на глазах рассвирепевших бунтовщиков, но Эндемо уже держал в руках ключ от дверей темницы, намереваясь сам совершить это насилие. Он как раз собирался отправиться в башню, когда Лоренсо с толпой отчаянных храбрецов пошли на новый штурм; Эндемо на минуту остановился, чтобы убить несколько дерзких злодеев.

В парке валялось множество трупов поселян, окровавленных, изувеченных, между ними было и несколько человек из защитников замка. Озлобление обеих сторон достигло высшей степени; сам герцог стрелял в бунтовщиков.

Боясь, что разъяренная толпа может поджечь замок, Родриго с помощью Эндемо собрал драгоценные камни, золото и серебро и сложил их в одну комнату для того, чтобы иметь все под рукой в случае, если бунтовщики подожгут замок. Затем герцог вышел из своих покоев и с озлоблением стал стрелять из окна в разъяренных заговорщиков.

Старый Кортино и его дочь с трепетом ожидали в темнице появления палачей; они окончательно приготовились к смерти и уже простились друг с другом. Долорес держала на руках ребенка, которому также грозила гибель. Несчастные заложники затаили дыхание, между тем как крик и выстрелы в парке не умолкали.

Вдруг Долорес увидела за решеткой маленького окна голову человека; луч надежды озарил ее душу, она и не подозревала, что кто-то мог в минуту величайшей опасности явиться к ним на помощь. Долорес не осмеливалась обратить на это внимание отца; старый Кортино сидел на краю постели, погруженный в глубокую думу, и спокойно ожидал решения своей участи.

Вдруг в подземной келье раздался голос. Кортино встрепенулся и с удивлением стал осматриваться вокруг, пока наконец не увидел за решеткой окна в темноте очертания головы человека.

— Староста, — послышалось негромко за окном темницы, — вы здесь?

— Да, кто меня зовет? Мне кажется ваш голос знакомым.

— Ваша дочь тоже с вами?

— Да, она здесь, в этой душной и темной тюрьме, но скажите, вы — Фернандо, да?

— Вы угадали, дорогой Кортино, я пришел освободить вас. Пока я буду отделять эти железные прутья вашего окна, Лоренцо постарается задержать ваших врагов там, в передней части замка. Им не суждено будет насладиться своей победой, вы минуете их преступных рук и спасетесь. Сколько раз вы защищали нас, старый Кортино; за вашу снисходительность и доброту мы полюбили вас и вашу дочь; многие женщины нашего поселения обязаны только ей своей жизнью. Я тоже, наверное, лишился бы своей жены, если б не ваша заботливая Долорес! Я все это время не находил себе покоя, все придумывал различные способы к вашему освобождению. Теперь приготовьтесь, вы сможете пролезть через это окно?

— Да, да, Фернандо, — поспешно ответила Долорес, снова оживая надеждой на спасение, — мы поставим стол к окну, тогда будет легче добраться до окна.

— А я здесь, снаружи, окажу вам посильную помощь. Сперва необходимо удалить эти железные прутья. Я думаю, что с вашей стороны решительно ничего не видно, ведь в темнице, где вы находитесь, царит полнейший мрак. Я стою на лестнице у окна, вы ею воспользуетесь, чтобы сойти вниз, только одно условие, Кортино!

— Говори, Фернандо!

— Вы, когда выйдете на свободу, не должны задерживаться в замке Медина ни одной минуты — ни одной минуты, слышите! Сейчас же отправляйтесь, куда глаза глядят. Еще до рассвета, после того как заговорщики удовлетворят свою месть, все жители покинут селение. Куда мы пойдем — нам самим неизвестно, но оставаться здесь больше нельзя, ты знаешь, нет никакой возможности.

— И вы еще в такую минуту подумали о нас, — воскликнул старик, — благодарю вас, да наградит всю вашу семью праведное небо!

— Я никогда бы не простил себе, если бы не освободил вас, своих благодетелей, да и жена моя отравила бы мне всю дальнейшую жизнь, — сказал Фернандо и с этими словами ударил своим молотом по старым заржавевшим прутьям, закрывавшим окно заключенных. Удар молота был сильным, раскатистое эхо повторило его, но в передней части замка слышался такой шум, что на этот удар никто не обратил внимания.

Долорес положила ребенка на солому и сама свободно и легко, как будто бы обладая неведомой силой, подставила стол к стене, где находилось окно.

— Еще четверть часа, — успокоил Фернандо, — и путь будет свободен, только бы этот негодяй Эндемо не пришел раньше.

— Скорей, ради Бога скорей, — шептала бедная девушка, — не то — все погибло. — И она в отчаянье опустилась на колени, молясь, простерла руки к святому небу.

Фернандо спешил. Удар за ударом наносил он по старому железу, которое поддавалось с трудом, скоро уже все три прута внизу были отделены, оставалось еще освободить их сверху. С неимоверной силой Фернандо прижимал к стене один из трех железных прутьев.

— Дело пошло, — сказал он, давая заключенным надежду, и снова усиленно застучал своим молотом. Когда же и второй прут был сорван и Фернандо занялся третьим, вдруг вдали, в передней части замка, все стихло, замолкли крики и шум и зловещая тишина воцарилась кругом.

Уже старый Кортино с помощью дочери взобрался на стол и помогал Фернандо удалять последний прут, уже Долорес приблизилась к мальчику, взяла его на руки, чтобы последовать за отцом. Но вдруг в эту минуту услышала вдали шум, похожий на звук поспешно захлопывающейся двери.

— Пресвятая Дева, — закричала бедная девушка, — они идут. — Долорес побледнела от страха и, обратившись к Фернандо, сказала:

— Я слышу шаги…

— Проклятье, — прошептал он, стиснув зубы, и, собравшись с последними силами, налег на третий прут. О счастье, он поддался, выход был свободен. Уже старый Кортино хотел пролезть в отверстие, как вдруг в эту минуту раздались шаги в коридоре и послышался голос Эндемо за дверью.

— Откройте, — обратился тот к слугам, — вытащите старика. Я посмотрю, как будут стрелять проклятые мятежники в своего защитника!

Долорес с ужасом слушала Эндемо — но, взглянув на окно, она убедилась, что отец спасен.

— Благодарение святой Деве, — прошептала она, — он спасен. Вот зазвенели ключи. Девушка прижала к себе мальчика и быстро вскочила на стол. Дверь отворяли. Долорес быстро передала ребенка крестьянину и сама выскочила в окно. В эту минуту Эндемо распахнул дверь, и яркий свет нескольких факелов осветил темницу. Его горящие гневом глаза блуждали по пустой келье.

— Их нет, их спасли, — закричал он в дикой злобе, — туда… туда… верните их… они ускользают.

В это время Долорес уже была на руках у Фернандо, а Эндемо в дикой злобе поспешил к столу, на котором еще за минуту до этого находились пленники. Он не хотел уступать своей добычи и скрежетал зубами, а его слуги стояли неподвижно.

— Ружье, ружье сюда, — закричал Эндемо, — чтобы я мог пробить голову этому мерзавцу, вырвавшему у меня добычу.

Когда принесли наконец ружье и вооруженный Эндемо вскочил на стол, чтобы послать беглецам вдогонку пулю, то никого ужо не было, ночная мгла скрыла беглецов. Непроницаемый мрак окутал весь замок.

Старый Кортино и его дочь счастливо избежали своей тяжкой участи. Эндемо выходил из себя, ведь он был не в состоянии преследовать пленников: замок был занят бунтовщиками, Кортино и Долорес теперь, казалось, могли беспрепятственно искать спасения. Но вдруг в голове управляющего, который задумчиво стоял в темнице, созрело решение — отчаянное решение, проклятое решение, внушенное ему самим сатаной. Эндемо демонически улыбнулся…

Его страсть к Долорес еще больше разгорелась, и он во что бы то ни стало желал овладеть бедной девушкой, даже если бы это стоило ему собственной жизни.

Восставшие жители подбирались к Эндемо, он это знал, значит, жизнь в замке была небезопасной. — «Что же я медлю, — думал управляющий, — скорей за ними, пусть мой сиятельный брат сам расправляется с мятежниками. — Эндемо хотел следовать за Долорес! — Но с пустыми карманами предприятие ему не улыбалось — это была бы тщетная попытка. — Ведь ты имеешь право на сокровища герцога Медина, — шепнул ему внутренний голос, — возьми себе часть — это будет благоприятствовать твоим намерениям — и беги! Какое тебе дело до Родриго? Укради у него то, что можешь взять с собой, и уходи! Ты сможешь найти и настигнуть Долорес! Скорее! Приведи в исполнение свой план сию же минуту!»

Смятение, господствующее в замке, благоприятствовало ему. Герцог, находившийся в сильном волнении, не ведал, какие мысли роились в голове Эндемо, когда тот подошел к нему и попросил на время принять на себя обязанности по защите замка. Он думал, что управляющий хочет снова попытаться захватить бежавшего Кортино и его дочь.

Эндемо, с целью втянуть обе стороны в бой, опять подстрекнул егерей и лакеев стрелять в бунтовщиков, а сам хотел незаметно завладеть сокровищами и скрыться через маленькую дверь здания, ключи от которой находились у него.

Снова раздались выстрелы и послышался шум голосов. Родриго был внизу и, не подозревая о намерениях Эндемо, ободрял своих людей. Была полночь, густой мрак покрывал парк.

В это время Эндемо поспешил в комнату, в которой хранились сокровища герцога, заключавшиеся в бумагах, золоте и драгоценных камнях. Вскоре он наполнил карманы, спрятал в камзол большую сумму денег и взял еще в левую руку тяжелую шкатулку — таким образом, он овладел кладом, с помощью которого мог исполнить все свой желания.

Сумма, которую украл Эндемо, была довольно крупная, герцог лишился большей части своего состояния. Вор быстро спрятал ключ в карман и вышел из комнаты, чтобы отдаленными коридорами выйти из замка в парк.

Радостная улыбка появилась на лице злодея, когда он услышал, что сражение все еще продолжается. План его удался, так как случай благоприятствовал его низкому поступку. Дойдя до маленьких ворот, Эндемо прислушался и убедился, что бунтовщики ушли из этой части парка, чтобы принять участие в сражении.

— Долорес! — Его бледные, дрожащие от волнения губы невольно произнесли это имя, когда он вошел в парк, запер ворота и бросил ключ. — Ты должна попасть в мои руки, ты должна быть моей! Я следую за тобой, так как без тебя проклинаю жизнь.

Кругом царила мертвая тишина. Эндемо подошел к дверям, еще раз посмотрел на покинутый им замок и затем, осторожно озираясь кругом, приблизился к выходу. Но в эту минуту, когда он вынул ключ и хотел вставить его в замок, он увидел, что в спешке схватил не тот.

Эндемо остановился в раздумье. Он измерил взглядом высоту стены, окружавшей парк, но нечего было и думать о том, чтобы перелезть через нее, так как тогда необходимо было бросить половину сокровищ. Нужно было еще раз вернуться в замок, но тут Эндемо вспомнил, что он выбросил ключ от маленьких ворот. Исполненный гнева против самого себя, он поставил шкатулку, которую держал в левой руке, под дерево и, поспешив к тому месту, где бросил ключ, стал обыскивать траву и мох и наконец нашел его. Затем он бросился к воротам, быстро отворил их и, никем не замеченный, достиг комнаты, где хранились ключи.

С лихорадочной поспешностью схватил он ключ, как преследуемый преступник прокрался опять в аллею, ведущую к воротам, и на этот раз не позаботился даже закрыть их. Беспрепятственно достиг он выхода, схватил шкатулку, отворил маленькую дверь и выбежал из парка: здесь, за стеной парка, все было тихо, даже борьба, казалось, прекратилась. Эндемо опрометью бросился бежать и через несколько минут исчез в темноте ночи.

Злость поселян стала мало-помалу утихать. Число убитых и раненых доходило до двадцати пяти, и это обстоятельство заставило их наконец отступить. Фернандо напомнил о бегстве, так как еще было время.

Женщины и дети со слезами на глазах собирали свои пожитки. Несчастные прощались со своими хижинами, в которых прожили много лет; мужчины копали могилы, чтобы похоронить убитых. Раненые и больные остались в селении Медина, все остальные собрались с рассветом за околицей, чтобы эмигрировать и найти новую, более счастливую родину за океаном, в Бразилии.

Когда обитатели замка увидели, что заговорщики удалились, то подумали, что те решили сделать небольшой перерыв, может быть, для того, чтобы переговорить и посоветоваться, но через несколько часов все убедились, что сражение действительно закончилось.

Герцог приказал найти управляющего, но его нигде не нашли. Родриго все еще не подозревал, что натворил Эндемо, он даже стал опасаться, не убит ли тот, не попал ли в руки поселян. Но когда герцог вошел в комнату, где хранились его сокровища, когда увидел открытую дверь и не нашел большей части наследства и значительной суммы денег, когда, наконец, лакеи доложили ему что задние ворота замка открыты и кто-то бежал тайно, Родриго больше не сомневался, что долгое время возле него находился самый низкий, подлый человек.

Но герцог не стал преследовать Эндемо, побочного своего брата, а предоставил ему похищенное им богатство; затем он послал своего камердинера в деревню и велел сообщить поселянам, что хочет их выслушать. Большая перемена произошла с герцогом, но было уже поздно.

Поселяне давно находились за пределами его владений и направлялись к одному из портовых городов; только немногие из оставшихся в деревне получили известие о прощении. Они не подвергались никакому наказанию, но, несмотря на это, в опустевшей деревне поселились отныне уныние и грусть. Герцог приказал своим слугам отправиться следом за старостой Кортино и его дочерью и просить их вернуться назад, так как пришел к выводу, что не в хижинах, а в его покоях нужно было искать причину кровавого восстания.

Но сельский староста и его дочь Долорес исчезли бесследно. Другие работники стали жить в селении Медина.


Содержание:
 0  Евгения, или Тайны французского двора. Том 1 : Георг Борн  1  Часть 1 : Георг Борн
 3  III. В АРАНХУЭССКОМ ПАРКЕ : Георг Борн  6  VI. ДОЧКА СМОТРИТЕЛЯ ЗАМКА : Георг Борн
 9  IX. ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ ПРИГОВОРЕННОГО : Георг Борн  12  XII. ПРЕКРАСНАЯ ЕВГЕНИЯ И БЕДНАЯ ДОЛОРЕС : Георг Борн
 15  XV. ПОМОЩЬ В НУЖДЕ : Георг Борн  18  XVIII. ХИЖИНА КОРТИНО : Георг Борн
 21  XXI. ЖУАНА : Георг Борн  24  XXIV. ЗАЛОЖНИК : Георг Борн
 26  XXVI. ПРИНЦ ЖУАНВИЛЬСКИЙ : Георг Борн  27  вы читаете: XXVII. ОСВОБОЖДЕНИЕ ПЛЕННЫХ : Георг Борн
 28  XXVIII. КОРАБЛЬ КОНТРАБАНДИСТОВ : Георг Борн  30  II. ГРАФИНЯ И ЕЕ ДОЧЕРИ : Георг Борн
 33  V. ПОХИЩЕНИЕ МОЛОДОЙ КОРОЛЕВЫ : Георг Борн  36  VIII. ВЕРМУДЕЦ, МАДРИДСКИЙ ПАЛАЧ : Георг Борн
 39  XI. ПРИДВОРНЫЙ БАЛ : Георг Борн  42  XIV. НЕМОЙ МОНАХ : Георг Борн
 45  XVII. НОЧНОЕ НАПАДЕНИЕ : Георг Борн  48  XX. СФИНКС : Георг Борн
 51  XXIII. ВОССТАНИЕ : Георг Борн  54  XXVI. ПРИНЦ ЖУАНВИЛЬСКИЙ : Георг Борн
 57  Часть 2 : Георг Борн  60  IV. ЕВГЕНИЯ И ГАДАЛКА : Георг Борн
 63  VII. ПАДЕНИЕ В ТЕМЗУ : Георг Борн  66  X. ПРАЗДНИК В ДОМЕ ГРАФИНИ МОНТИХО : Георг Борн
 69  XIII. СВИДАНИЕ : Георг Борн  72  XVI. СМЕРТЬ ДАЕТ ДОРОГУ : Георг Борн
 75  XIX. ПРИНЦ-ПРЕЗИДЕНТ : Георг Борн  78  XXII. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА ЕВГЕНИИ С НАПОЛЕОНОМ НА ОХОТЕ В КОМПЬЕНЕ : Георг Борн
 81  XXV. ГОСПОДИН ДЕ МОНЬЕ : Георг Борн  84  XXVIII. НАКАНУНЕ СТРАШНОГО ДНЯ : Георг Борн
 87  I. ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА МАРИЯ ГАЛЛЬ : Георг Борн  90  IV. ЕВГЕНИЯ И ГАДАЛКА : Георг Борн
 93  VII. ПАДЕНИЕ В ТЕМЗУ : Георг Борн  96  X. ПРАЗДНИК В ДОМЕ ГРАФИНИ МОНТИХО : Георг Борн
 99  XIII. СВИДАНИЕ : Георг Борн  102  XVI. СМЕРТЬ ДАЕТ ДОРОГУ : Георг Борн
 105  XIX. ПРИНЦ-ПРЕЗИДЕНТ : Георг Борн  108  XXII. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА ЕВГЕНИИ С НАПОЛЕОНОМ НА ОХОТЕ В КОМПЬЕНЕ : Георг Борн
 111  XXV. ГОСПОДИН ДЕ МОНЬЕ : Георг Борн  114  XXVIII. НАКАНУНЕ СТРАШНОГО ДНЯ : Георг Борн
 116  XXX. ИМПЕРАТОР НАПОЛЕОН III : Георг Борн  117  Использовалась литература : Евгения, или Тайны французского двора. Том 1



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap