Приключения : Исторические приключения : ПОСЛЕСЛОВИЕ : Карл Брукнер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59  60  61  62

вы читаете книгу




ПОСЛЕСЛОВИЕ

Презрительно молчавшие несколько тысячелетий уникальные памятники древнеегипетской цивилизации, уникальные археологические находки позволили проследить историю становления, расцвета и упадка крупнейшей империи древнего мира, выстроить мост из далекого прошлого в настоящее.

Упорная и долгая борьба между двумя территориальными объединениями – северным и южным (тростинка и пчела) закончилась около 3000 г. до н. э. победой Юга и образованием единого государства.

От фараона Менеса (Нармера), который, по преданию, происходил из Абидосского нома, начинается исчисление времени правления I династии царей Египта. Возведенная фараоном Нармера крепость Белые Стены (Инбухедж) стала столицей. Мена (по-гречески Менес) воздвиг дворец внутри белых стен; от названия дворца Пер Ао – Большой Дом – и произошло слово «фараон».

Столичный город затем стал называться: Весы Двух Стран, Жизнь Двух Стран, Властитель Жизни Двух Стран, Дворец Души Птаха (Хет-Ка-Птах). Это название исказилось до греческого Айгуптус и стало названием всей страны – Египет. Египтяне называли свою страну Кемет – Черная Земля.

Впоследствии город получил название Мен-Нефер-Пиопи (Непреходящая Красота Пиопи), по названию пирамиды и столицы фараона VI династии Пиопи I. Мен-Нефер превратилось в греческое Мемфис.

Период, охватывающий годы правления I (7 царей рода Мены) и II династий называют Ранним царством.

К сожалению, ни дворцы, ни дома времен Раннего царства не уцелели. Изображения дворцовых фасадов «серех» сохранились на ряде памятников I династии, лучшим из которых является известная стела царя Джета, найденная в Абидосе. Облик дворцов помогают воссоздать и царские усыпальницы, считавшиеся жилищами умерших фараонов. Древние гробницы называются жителями современного Египта «мастаба» – «скамья». Около мастабы последнего фараона I династии Ка, у северной стороны, был построен заупокойный храм, в котором стояли две деревянные статуи.

В Древнеегипетском деспотическом государстве существовал культ главы государства, считавшегося существом сверхъестественным. Множество религиозных и колдовских обрядов, связанных со всем обиходом царя, уходило своими корнями в далекое прошлое первобытнообщинных отношений. Грандиозные церемонии устраивались при вступлении царя на престол, во время периодических праздников «хебсед», связанных с объединением Египта и датами правления. Так, в ряду представлений, связывавшихся в Древнем Египте с фараоном, было верование в то, что плодородие природы обусловлено физическим состоянием царя. Известно, что у некоторых племен в различных странах был распространен основанный на подобных представлениях обычай ритуального убийства предводителя, начинавшего слабеть и стареть, так как считалось, что он уже не может обеспечить благосостояние племени. Постепенно такой обычай сменился обрядом «возрождения правителя». В ходе ритуала царь совершал бег по хебседному дворику, который, вероятно, символизировал «Две Страны», а сам он представал «Владыкой бега, бегуном, обходящим Египет…» Таким был первый фараон Нармера. Решительный и дальновидный, он тогда только сумел взмахом булавы очертить пределы государства, когда в объединительных походах износил много пар сандалий. Именно в его время, или в память о нем, могла сложиться театрализованная внешняя атрибутика хебседа.

Во времена Древнего царства (III–VI династий) сформировалось религиозное учение, выдвинувшее в наиболее почитаемые девятку «богов» местного культа древнейшего религиозного центра – города Ону (греческий Гелиополь), во главе которой стоял бог солнца Ра-Атум. В нее входили боги неба, воздуха, земли и бог, культ которого был крайне важен не только в истории египетской религии, но и в сложении христианства – Осирис (по-египетски Усири).

Согласно мифу, Осирис был старшим сыном бога земли Геба и богини неба Нут. Царствуя над Египтом, он научил людей земледелию, садоводству и виноделию, но был убит своим братом – богом Сетом, желавшим править вместо него. Жена Осириса – И сила (по-египетски Есит) вместе со своей сестрой Нефтидой стала оплакивать мужа. Бог Ра, сжалившись, послал шакалоголового бога Анубиса (по-египетски Инпу), который набальзамировал тело Осириса. Втайне вскормленный матерью сын Осириса – Гор вызывает Сета на поединок, требуя перед судом богов его осуждения и возвращения себе наследия отца. После длительной тяжбы и хитроумных поединков Гор признается наследником Осириса и получает царство; бог Тот (по-египетски Джехути) записывает решение суда богов. Гор воскрешает отца, однако Осирис не возвращается на землю, а остается царем мертвых и судьей душ в загробном мире, предоставляя Гору править Египтом.

В Египте небесные Весы считались именно теми весами, на которых богиня правды Маат взвешивает сердца усопших перед судом Осириса. (Созвездие именовалось Клешни и относилось к… Скорпиону.) Только в III веке до н. э. египетский жрец, придворный астролог фараона Птолемея Филадельфа, пишет, что «клешни заменены теперь чашами Весов по причине сходства».

Считалось, что при жизни каждый фараон являлся воплощением бога Гора., а после смерти воскресал подобно Осирису. Представление о фараоне как о боге – покровителе страны определило содержание праздников, ежедневного храмового ритуала и огромную роль царского заупокойного культа с его пышным оформлением.

Гробница фараона считалась местом пребывания божественного духа покровителя Египта. Записи царского погребального ритуала составили знаменитые «Тексты пирамид» – древнейший в мире крупный литературный памятник (с конца V династии появляются во внутренних помещениях пирамид).

По-видимому, идея наращивания здания по вертикали впервые возникла при постройке усыпальницы фараона III династии Джосера. Властитель пожелал, чтобы его гробница возвышалась, как «лестница к небу». Имя строителя «ступенчатой пирамиды», зодчего Имхотепа, сохранилось в веках как одного из самых прославленных мудрецов, первого строителя каменных зданий, ученого, астронома и врача. Впоследствии Имхотеп был даже обожествлен как сын бога Птаха, а греки почитали его как бога врачевания Асклепия. Строительство пирамиды Джосера велось поэтапно. Вначале построили большую квадратную мастабу из кусков известняка, затем мастабу увеличили. С востока перед ней проложили одиннадцать шахт глубиной около 33 м. От каждой шахты на запад, под мастабу, шел коридор длиной в 13 м. Первые пять коридоров вели к захоронению членов семьи Джосера, в остальных размещались кладовые. Первоначально пирамида имела четыре ступени, но при надстройке с севера и запада поднялась еще на две. (Пирамида Джосера поднялась До высоты 60 м.) Заупокойный храм Джосера примыкал к северной стороне пирамиды. (До Джосера заупокойную молельню располагали с восточной стороны мастабы.) Возможно, во времена правления этого фараона произошло слияние двух религиозных учений, по одному из которых, связанному с солярным культом, заупокойные службы должны были совершаться к востоку от гробницы, согласно же другому учению, дух фараона возносился на Полярную звезду (по-египетски – Нерушимая звезда).

Отныне и на протяжении веков тип царской усыпальницы сохраняет определенные устойчивые формы – изменения в планах и убранстве хотя и бывали достаточно значительными, но не затрагивали основных элементов комплекса. Пирамида сооружалась в центре большого двора. Строившиеся иногда в пределах двора маленькие пирамидки цариц и пирамидка ритуального назначения лишь усиливали впечатление непомерной величины и подавляющей монументальности пирамиды фараона. К восточной стене пирамиды примыкал верхний заупокойный храм, соединявшийся крытым каменным проходом с нижним храмом в долине, который являлся своеобразным входом для всего пирамидного ансамбля и строился там, куда доходили воды нильских разливов. К востоку зеленели орошаемые Нилом поля, а к западу расстилались безжизненные пески пустыни. Вход в усыпальницу фараона находился как бы на грани жизни и смерти.

Пирамидный комплекс Древнего Египта поразительно точно сориентирован в пространственно-временном континууме. Архитектурное решение отличалось непревзойденной логической стройностью. Грамотно затягивались в мощный узел жесткий математический расчет, интересный образный строй и тонкий художественный отбор.

Непревзойденными шедеврами мировой архитектуры стали пирамиды фараонов IV династии, возведенные менее чем за столетие. Великие пирамиды в Гизе еще в древности были причислены к семи чудесам света.

Фантастические громадины памятников привлекали внимание множества людей. На их камнях разными письменами на разных языках высечены тысячи надписей. В записях, оставленных греками и римлянами, часто высказывается сожаление о том, что вместе с ними не могут видеть это чудо их умершие родные.

Русский путешественник А. С. Норов, посетивший Египет в 1834–1835 гг., писал: «…по странной игре оптики, замеченной уже многими путешественниками, пирамиды, по мере приближения к ним, кажутся как бы менее огромными, чем издали; это происходит, по моему мнению, оттого, что издали они имеют лазоревый цвет дальности, резко обозначающий их на пустынном пространстве и на ясном горизонте; но с приближением к ним они принимают желтоватый цвет тех камней, из которых они построены, и, таким образом, сливаются с тем же желтым цветом песчаной пустыни, которая их окружает… Чтобы судить о непомерной огромности пирамид, надобно подойти к самой их подошве;… надобно стать не на углах пирамиды, а посередине одной из ее сторон… Тут огромность ее подавляет самое воображение; хотя эти отесанные камни показывают труд чьих-то рук, но вы едва верите, чтоб это было сделано руками человеческими».

Наиболее грандиозная из гробниц – пирамида Хеопса – является самым большим каменным зданием древнего мира (высота 146 м, длина стороны базы – 233 м). Пирамида сложена из точно отесанных и плотно пригнанных 2,3 млн. известняковых блоков весом около 2,5 т каждый. Отдельные блоки весят 30 т. С северной стороны находился вход, который соединялся длинными коридорами с расположенной в центре массива погребальной камерой, где стоял никогда не служивший по назначению каменный саркофаг фараона Хеопса (по-египетски Хуфу). Камера и ближайшая к ней уникальная по масштабам и красоте галерея были облицованы гранитом, остальные коридоры – известняком лучшего качества. Снаружи пирамида также была облицована прекрасно обработанными плитами известняка и ее гигантский силуэт четко выделялся на голубом фоне неба.

В 1954 г. с южной стороны у подножия пирамиды Хеопса ученые случайно обнаружили две замурованные ниши. Когда одну из них вскрыли, приподняв огромные каменные блоки, скрепленные известковым раствором, из шахты пахнуло ароматом кедровых досок. Взорам исследователей предстала ладья фараона, пролежавшая почти 4600 лет. Поразительно, но все фрагменты (а ладья была разобрана на 650 частей, состоявших в свою очередь из 1224 отдельных элементов) сохранились прекрасно! Тем не менее потребовалось 16 лет кропотливых реставрационных работ, прежде чем ладья фараона была собрана и представлена в первозданном виде в специально выстроенном рядом с пирамидой стеклянном павильоне-музее.

Царская ладья фараона Хеопса считается самым древним в истории кораблем. Ее длина 32,3 м, а ширина – 5 м.

Было решено не торопиться с обследованием второй траншеи до тех пор, пока не появятся более совершенные инструменты и методы археологического поиска: К тому же была надежда взять на анализ пробы воздуха отдаленного прошлого.

Октябрьской ночью 1987 г. специальная бурильная установка, разработанная с применением передовых космических технологий, была укреплена на деревянном помосте над массивной плитой, скрывающей под собой загадочную нишу. Когда бурение было закончено, в отверстие медленно опустили телевизионную систему. На экране монитора высветился четкий силуэт.

«Маркаб, маркаб! Лодка!» – закричали рабочие-египтяне. Это была вторая ладья фараона Хеопса – огромная конструкция из просевших досок, скрепленных медными скобами.

Сложными церемониями были обставлены похороны египетских властителей. Траурный кортеж переплывал Нил, на нескольких десятках кораблей и весельных лодок. Царская ладья служила для перевозки мумии фараона и царских сокровищ в день погребения. На различных кораблях вельможи царского двора и правители номов со свитой, а также видные представители жречества везли погребальную утварь и продовольствие. Лучшие царские суда, по религиозным представлениям древних египтян, предназначались для небесного посмертного плавания правителя к богам с севера, юга, востока и запада, поэтому укладывались в траншеи возле пирамиды. Позднее в комнаты захоронений стали укладывать точно выполненные модели. В «сокровищнице» гробницы Тутанхамона, на ящиках, в которых хранились статуэтки богов и царя, и в других местах помещения было обнаружено 18 деревянных моделей различных ладей и судов: начиная от связанной из тростника легкой лодки до парусного корабля, пестро раскрашенного, с двумя золоченными киосками на носу и корме и сооружением в центре палубы.

Одну из моделей – большую, длиной 1,27 м, яркую ладью с палубными надстройками и двумя большими рулевыми веслами на корме, Говард Картер считал уменьшенной копией судна, предназначенного для плавания покойного по Нилу в Абидос во время праздника бога Осириса.

Осирический царский ритуал впитал в себя и ряд погребальных обрядов древнейших периодов, в том числе и обряды погребения правителей города Буто, например, «пляску Муу» – особых заупокойных жрецов, исполнявших роль Муу – духов древних правителей Буто. Надев ритуальные головные уборы, жрецы Муу встречали, приплясывая, погребальное шествие у входа в некрополь или около гробницы, как бы принимая вновь прибывшего обитателя загробного мира.

Ритуал переплывания ладьи с умершим через Нил, обряды плавания похоронной процессии в главные древние священные города – Саис, Буто, Ону, легенда о переплывании фараоном священного озера загробного мира философски предопределяют появление более поздних греческих толкований о реке подземного царства – Стиксе.

Особое внимание обращает на себя тонкость и тщательность наружной обработки моделей. Можно с уверенностью сказать, что ладьи и лодки из захоронения являются одними из первых произведений модельного искусства.

Здесь же, в «сокровищнице», во многих опечатанных деревянных ларцах оказалось 413 очень разбросанных по форме и качеству выполнения фигурок «ушебти» («ответчиков»).

Мелкие бронзовые модели орудий труда и корзин лежали отдельно (1866 штук).

В эпоху Среднего царства в могилу клались деревянные фигурки земледельцев, ремесленников и целые группы, составленные из таких фигурок. По религиозным представлениям они должны были в потустороннем мире выполнять работы за своего хозяина. В Новом царстве такие фигурки, изображающие живых людей, были заменены магическими фигурками в виде мумий покойного с орудиями труда в руках. В захоронение полагалось класть эти фигурки, оживавшие при чтении определенных заклинаний, по количеству дней в году. На них выписывался текст из «Книги мертвых», состоявший из заклинаний, необходимых душе покойного, странствующей к полям «налу» (древнеегипетскому раю).

Большинство найденных в гробнице Тутанхамона фигурок великолепной работы изображали самого царя в разных коронах и головных уборах, с атрибутами царской власти. Фигурки были изготовлены из дерева, кварцита, алебастра, гранита и глины, покрытой синей, фиолетовой и белой поливой.

Ушебти подносились разными лицами. На шести фигурках прочитывались посвятительные надписи придворных.

Одна из фигурок, вырезанная из кедрового дерева, несмотря на небольшой размер очень индивидуализирует черты лица Тутанхамона. Царь изображен в головном платке, ожерелье, браслеты и царские регалии позолочены. По туловищу статуэтки от скрещенных рук опускаются четыре вертикальные строки иероглифического текста главы 6–1 «Книги мертвых». Фигурка имеет высоту 52 сантиметра; на ступнях надпись: «Изготовлено царским писцом, начальником войска Миннахтом для господина своего Осириса, царя Небхепрура…».

Следует заметить, что в Древнем Египте многие вещи наделялись непонятными для современного человека качествами. Так, сохранились документы о продаже «ушебти», оформленные точно так же, как при продаже рабов, каковыми они и считались.

Принадлежность той или иной вещи кому-либо передавалась словами «от плоти его», то есть прочно связывалась с самим человеческим существом, поэтому возникла теория, что похищение предметов погребального инвентаря вряд ли всегда преследовало лишь материальную цель, оно, возможно, имело также и сакральный смысл приобщения к участи другого, более удачливого человека.

Египтяне до персидского времени монет не знали. В период Нового царства золото и серебро имели хождение в виде тонких проволочек, свернутых кольцами; при заключении сделок их взвешивали.

Только во времена Среднего царства в Египте стали разводить лошадей, а до этого воевали пешим строем (сохранился рельеф, изображающий египетскую фалангу в битве при Кодсху).

После падения царских династий Древнего царства Египет на столетия погрузился во мрак смут: была разорена страна, обнищали люди, утрачены навыки хозяйствования, ограблены великие пирамиды и древние царские захоронения. Но вернемся к пирамиде Хеопса.

Когда археологи получили доступ внутрь ее и нашли три пустые усыпальницы, многие не верили, что обнаружены все имеющиеся тайники. Так ли монолитен древнеегипетский гигант, как кажется снаружи?

Исследования, проведенные французскими учеными в 1987–1989 гг., подтвердили предположение, что в некоторых местах за стенами галереи, ведущей к усыпальнице царицы, массивная каменная кладка отсутствует. За стенами действительно есть полости, заполненные, однако, не воздухом, а песком, который оказался совершенно идентичен составу песка, встречающегося примерно в 6 км юго-западнее пирамиды. Размер песчинок говорил о том, что песок тщательно просеивали. В ученых кругах появилась надежда, что одна из пустот и есть подлинная усыпальница Хеопса.

Японский профессор Сакуйи Иошимура высказал предположение, что заваленные песком ниши – своего рода амортизаторы конструкции на случай возможных землетрясений. Группа специалистов, прибывшая с Иошимурой, провела дополнительное сканирование тела пирамиды. К сожалению, разрешающей способности приборов хватило лишь на то, чтобы зафиксировать сам факт наличия в скрытых нишах инородных тел. Одновременно были более четко определены размеры и формы пустот. Выводы, сделанные учеными, позволяют предположить: пирамида Хеопса пуста как минимум на 15, а то и на все 20/100! Все обнаруженные ранее в массиве каменных глыб камеры, усыпальницы и галереи не составляют и 1/10 от общего объема сооружения.

Пирамида по сей день хранит свои тайны. Ничего не известно о ней начиная с архитектурно-художественной концепции, физико-математических обоснований и кончая технологией строительства и способами обработки материалов.

Грандиозный проект задумал и осуществил один из величайших зодчих мира – Хемиун. Хемиун был старшим сыном Нефермаата, сына первого фараона IV династии – Снофру. Таким образом, Хемиун приходился внуком Снофру и племянником Рахотепу и Хеопсу. Сыновья фараона Снофру Нефермаат и Рахотеп были зодчими. Зодчими были и другой внук Снофру, Нефермаат, и сын Хеопса Мериб. Возможно, кто-то из них руководил сооружением пирамиды фараона Хефрена (по-египетски Хафра), но сведений об этом нет. Строитель пирамиды Микерина (по-египетски Менкаура) известен: это был Дебхен.

Древнеегипетские пирамиды возглавляют ряд наиболее прочных и долговечных памятников человеческой цивилизации. Пирамида Джосера, пирамиды в Гизе, как и виднейшие памятники других культур – английский Стоунхендж, афинский Парфенон, римский Пантеон – практически не пострадали в результате усадки почв, не дали значительных перекосов фундамента.

Известно, что архитектор Растрелли заложил под Андреевской церковью в Киеве равновеликий фундамент. Фундаменты же египетских пирамид почти недоступны для изучения. Есть предположение, что в толще пирамиды Хеопса скрыт естественный скальный массив. Возможно, этим и объясняется отклонение от оси в расположении коридоров и галерей, наметившееся в процессе строительства. Похоже, что великий зодчий Хемиун распределением пустот уравновесил общую массу сооружения. Вероятно также, что он рассчитал естественные колебания почвы и смог избежать резонанса.

Главный царский зодчий, носивший высшие придворные звания «первого после царя» и «единственного семера» и принадлежавший по рождению к высшей знати, должен был на практике постигать все этапы руководства строительными работами. Звание «начальника всех работ царя» обязывало иметь глубокие профессиональные знания, безукоризненный вкус, чувство эпохи, новизны.

Главные зодчие, носившие звание «царский строитель» («меджех нисут»), руководили всем строительством в стране и прорытием каналов. Зодчие рассчитывали потребности в материалах и работниках строительных специальностей («меджех»): каменщиках, плотниках, столярах, возглавляли экспедиции в каменоломни.

Чтобы правильно расположить помещения в храмах и гробницах, главные зодчие были обязаны знать различные ритуалы; этим объясняются их жреческие звания. Сын фараона Снофру – Рахотеп был верховным жрецом Ону, военачальником и зодчим. Скульптор Иритисен писал: «Я знал тайну божественных слов, ведение обряда богослужения. Я – великий таинник, и я вижу Ра в образе его.» Многие зодчие и художники были начальниками писцов.

В Древнем Египте очень ценились грамотные, талантливые, высокообразованные люди. Литературные памятники сохранили имена живописцев, рисовальщиков, поэтов, певиц и сведения об их профессиональной специализации и общественном положении. Статуи и рельефы создавались скульпторами – «кести», что первоначально, вероятно, означало «резчик по кости». (Археологами найдены замечательные резные фигурки иа кости додинастического времени и Древнего царства.) Позже появилось наименование «санх» – «оживляющий». Единое монументальное решение и исполнение настенных росписей в интерьерах и цветовую организацию скульптур и рельефов осуществляли живописцы, называвшиеся «сеш-кедут» – «писец образов». Званием «сеш» – «писец» – вероятно наделялись рисовальщики, умевшие мастерски выполнять в композиции шрифтовую часть. Иногда художник имел оба звания.

Начальники скульпторов Анхи и Рахотеп принадлежали к царскому роду, а номар 14-го нома Петианх-хериб, бывший везиром (по-египетски – чати), указывает среди своих званий и то, что он был сеш-кедут.

Около 2400 г. до н. э. Египет распался на отдельные области. VI царская династия стала последним царским домом времени Древнего царства. Пребывание на троне царей VII династии исчислялось часами.

С 21 в. до н. э. престол Египта находился в руках фиванских династии. Город Фивы, до тех пор малоизвестный небогатый провинциальный центр, вырастает в один из самых знаменитых городов древнего мира. Название «Фивы» впервые встречается у Гомера. По-египетски город назывался Уасет.

Патриотические стремления объединителя Египта Ментухотепа I (Среднее царство) и других фараонов XI династии отстоять целостность страны и защитить пограничные области севера и юга от постоянных набегов иноземцев постепенно укрепили устои империи. Но только царям XII династии (20-8 вв. до н. э.) удалось окончательно подчинить себе страну и отстоять внешнее могущество государства.

Первый фараон XII династии Аменемхет I развернул строительство колоссальных ирригационных сооружений, законченное при Аменемхете III, продолжил работы по строительству и обновлению в городах Ону, Мемфисе, Танисе, Абидосе, Гебтиу (греч. Коптос), Хмуну. Столичный город в Фюме Аменемхет I назвал Иттаун – «Захват Обеих Земель».

Произведения древнеегипетской литературы глубоко и точно отображают обстановку, царившую в придворных кругах. В «Поучении Аменемхета I» повествование ведется от лица самого царя, который обращается с наставлением к своему сыну и преемнику Сенусерету I: «Берегись подданных, не приближайся к ним и не оставайся один. Не доверяй брату, не знай друга, да не будет у тебя доверенного, ибо это бессмысленно. Когда ты спишь, то охраняй сам свое сердце, ибо в день несчастья не имеет человек поддержки».

Аменемхет I, бывший, вероятно, военачальником при дворе последнего фараона XI династии, стремился подчеркнуть свое право на обладание престолом Египта. Царь приказал «построить ему дом» – пирамиду в Дашуре. Со временем от Дашура до Фаюма вырастает ряд пирамид. Осталась традиционной планировка пирамидного комплекса, но размеры их были не столь грандиозны.

Среди произведений архитектуры эпохи доминируют храмы. О великолепном качестве строительных материалов с искренней радостью повествовал в надписи на своей заупокойной стеле «начальник всех работ царя» Ментухотеп, руководивший строительством храма Осириса в Абидосе при Сенусерте I: «Я вел работы в храме, построил его (Осириса) дом и вырыл пруд. Я вел работы в храме, построенном из аянского камня. Я вел работы на священной ладье, я сделал… жертвенники из лазурита, бронзы, Электра и серебра; медь была в изобилии без конца и бронза без границ, ожерелья из настоящего малахита, всякие украшения из драгоценных камней».

Пирамиды функционально становятся родовыми царскими усыпальницами. Пирамида Сенусерта I в Лиште равнялась 61 м в высоту при длине стороны базы 107 м. Вместо камня широко применялся кирпич-сырец. Засыпалась песком с обломками кирпича часть объемов конструкции. Снаружи это очень слабое строение облицовывалось хорошо отполированными плитами белого известняка.

Вокруг усыпальниц фараонов размещались мастабы вельмож. Уникальна мастаба Сенусертанха, царского скульптора и зодчего, верховного жреца Птаха в Мемфисе. В коридоре, соединявшем шахту с погребальной камерой, были устроены четыре спускные каменные двери. Перед этими дверями находилось отверстие второй вертикальной шахты, из которой при попытках проникновения в гробницу сыпался поток песка со щебнем, и грабители не могли пробиться в коридор.

Очень сложная, запутанная система внутренних ходов и препятствий обрекала на гибель тех, кто осмеливался нарушить покой фараона Аменемхета III (Нимаатра, в греческом произношении – Лабира). Впечатления от этого грандиозного заупокойного храма отражены в трудах греческих и римских авторов, путешествовавших по Египту. «Я видел его и нашел, что он выше всякого описания, – писал Геродот. – Действительно, если бы собрать вместе все эллинские укрепления и другие сооружения, то оказалось бы, что они стоили меньше труда и денег, нежели Лабиринт… Лабиринт превосходит самые пирамиды… Покои в Лабиринте двоякого рода, одни подземные, другие на поверхности земли над первыми; всех покоев три тысячи, по полторы тысячи в каждой половине… К тому самому углу, где кончается Лабиринт, тесно примыкает пирамида в сорок сажен вышиною».

Страбон, осматривавший Лабиринт через полтысячелетия, отмечал: «У входов в залы находятся в большом числе длинные крытые ходы, соединяющиеся между собою извилистыми путями, так что ни вход в какую бы то ни было залу, ни выход из нее невозможен для постороннего человека без проводника».

Погребальная камера фараона, высеченная целиком из огромной глыбы желтого кварцита и прекрасно отполированная, была вставлена в колодец, вырубленный в скале. Проникнуть в нее можно было только через потолок, отодвинув камень весом около 175 кг. Над камерой крепился свод из массивных известняковых балок свыше 2 м. толщиной и кирпичная арка, а выше начиналась кладка пирамиды.

Годы правления XIII династии стали периодом заметного упадка. Невиданное нашествие чужеземцев – гиксосов, вторгшихся в Египет на лошадях, снова повергло страну в хаос. В Аварисе – своей столице гиксосские цари приняли титулатуру фараонов; Фиваида же продолжала полусамостоятельное существование.

Фараоны-фиванцы, образовавшие XVII династию (первый Царский дом Нового царства), возглавили борьбу с захватчиками около 1600 года до н. э.

Первым выступивший против гиксосов Секененра III пал на поле сражения (на сохранившейся мумии фараона видно, что голова его была изрублена боевыми топорами). Отряды завоевателей были осаждены в Аварисе. Взятием города прославил свое имя Яхмос I – основатель XVIII династии; преследуя врага, египетские войска вторглись в Сирию.

Имя «царя всех царей» Амона-Ра теперь заключалось в царский картуш. Его величали всеми титулами царей Египта и изображали с оружием в руках как грозного владыку мира.

Храм «царя всех богов» Амона-Ра в Карнаке, называвшийся в древности Ипет-Сут, был знаменитейшим святилищем Египта, верховным официальным храмом, работы в котором находились в центре внимания каждого фараона. Строгое, сдержанное, философски выверенное, концептуально неизменное на протяжении тысячелетий, искусство Древнего Египта сравнимо с математической формулой по сжатой информативности. Как поэму А. С. Пушкина «Евгений Онегин» называют энциклопедией русской жизни, так Карнак считают каменным архивом истории Египта. На его стенах сохранились тысячи рельефов, анналы походов Тутмоса III и история его восшествия на престол, рассказ и поэма о битве Рамсеса II с хеттами при Кадете, списки царей Египта и очень многое другое. С патриотическим пафосом, великолепным поэтическим слогом написан гимн Тутмосу III, содержащий обращенную к фараону речь бога Амона-Ра:


Говорит Амон-Ра, владыка Карнака:
…Я пришел и даю тебе поразить пределы всех земель,
И вся вселенная зажата в твоем кулаке…
Даю я видеть им твое величество подобно звезде,
Выбрасывающей пламя свое огнем…

В тайниках храма найдены тысячи каменных скульптур и десятки тысяч бронзовых статуй и статуэток.

По приказанию царицы Хатшепсут в зале зодчего Инени были поставлены два обелиска высотой в 30,7 м. Обелиск был символом солнечного божества; пирамидальная вершина колонны, покрытая золотом или медью, считалась местом пребывания его в полдень. Обелиск изображал священный камень Бен-Бен, на который, согласно одному из мифов, поднялось Солнце, родившееся из водного хаоса. Найдены громадные – более 50 метров – составные обелиски Древнего царства, бывшие в то время главными культовыми сооружениями. Со времен Среднего царства их начали ставить перед фасадами храмов, часто парами.

В надписи на базе обелиска Хатшепсут говорится, что царица «сделала их как памятник ее отцу Амону, владыке Фив, главе Карнака, воздвигнув ему два великих обелиска из вечного южного гранита (с) верхушками из лучшего всех стран электра, которые видны на обоих берегах Нила. Их лучи затопляют Египет, когда солнце восходит между ними, когда оно поднимается на небесном горизонте».

Карнакские постройки зодчего Сенмута до нас не дошли. Зато хорошо сохранился заупокойный храм Хатшепсут в Дейр эль-Бахри – его величайшее творение. Храм построен рядом со святилищем Ментухотепа I и объединен с ним в единый архитектурный ансамбль. Этот комплекс является великолепным примером размещения на природном ландшафте архитектурных сооружений разных времен.

Полной неожиданностью для археологов стала находка тайной гробницы Сенмута под первым двором храма Хатшепсут.

На потолках коридоров и залов развернулась панорама звездного неба с астрономическими изображениями – как в царских усыпальницах. Иероглифическая надпись в первом зале гробницы, сделанная по центру потолка во всю его длину, ставит Сенмута наравне с царицей: «Да живет Гор… царь Верхнего и Нижнего Египта Макара (Хатшепсут), любимый Амоном, живущий, и хранитель печати, начальник дома Амона Сенмут…». Тайная гробница не закончена, и никаких следов погребения нет ни в ней, ни в официальной гробнице, среди захоронений фиванских вельмож, в скалах Курнэ.

…Уже с середины XVIII династии появились трещины раскола в монолите государственной власти. Фараон Египта и бог Амон, являвшийся воплощением несметно богатого, образованного, организованного жречества, превратились в непримиримых врагов. Со времени Аменхотепа II, говорившего, принимая правителей государства Митании: «Это мой отец Ра меня выбрал, это он приказал, чтобы случилось так… Он назначил меня быть защитником этой страны», Атону, как покровителю фараона, придавалось особое значение.

В надписи на скарабее времен Тутмоса IV начертано, что «когда царь стремится к сражению и Атон перед ним, то он разрушает горы, чтобы сделать обитателей чужих стран подобно подданным владычества Атона вовеки».

Аменхотеп IV, сын Аменхотепа III и царицы Тии, пошел на открытый конфликт с фиванским жречеством, землевладельческой и военной знатью, придав государственной реформе вид религиозной и объявив верховным богом Атона – Солнце (солнечный диск). «Единственный, принадлежащий богу Ра» фараон Аменхотеп IV стал именоваться Эхнатон («Благой для Атона», «Дух Атона»). На шестом году правления он покинул Фивы и основал столицу в Среднем Египте – Ахетатон («Небосклон Атона»).

Культ Атона совершался в храмах нового типа – под открытым небом.

Эхнатон в египетском войске усилил отряды иноземных наемников. Судя по росписям и рельефам, в его личную военную охрану входили, кроме египтян, негры, сирийцы и ливийцы – со своим оружием и в национальной одежде.

На тринадцатом году правления старшая дочь царя Меритатон была выдана замуж за Сменхкара – вероятно, сына Аменхотепа III. Вскоре фараон назначил его своим соправителем. Эхнатон умер – «воссоединился с Солнцем, от которого он произошел» – внезапно, возможно, сразу после смерти царицы Нефертити.

Фараон Сменхкара жил недолго. После него престол занял фараон Тутанхамон, который стал супругом третьей дочери Эхнатона от Нефертити – Анхесенпаатон.

Вся власть сосредоточилась в руках пересидевшего неблагоприятные времена фиванского жречества и знати, так как подросток Тутанхамон не мог проводить самостоятельную политику. Молодой фараон, годами живший в Мемфисе – резиденции наследника престола, изменил свое имя и имя супруги. Ахетатон был разрушен.

В наше время в развалинах города найдены великолепные росписи царского двора, гипсовые слепки, уникальные скульптурные изображения и среди них всемирно известный портрет царицы Нефертити.

Неизвестно – умер ли Тутанхамон от болезней или был убит. Его вдова Анхесенамон, сестра которой вышла замуж за вавилонского царевича, решила взять себе в мужья, а Египту в фараоны одного из сыновей царя Хеттии – государства, расположенного в Малой Азии. «Мой муж умер, сына у меня нет, – писала она царю хеттов Суппилулиуме. – А у тебя, говорят, много сыновей. Если ты дашь мне одного из них, будет он мне мужем. Что же мне, раба, что ли, своего брать в мужья и почитать его?»

Царь долго колебался, словно предвидел, что в Египте принц будет захвачен и убит, не доехав до столицы. Сам Суппилулиума командовал армией мстителей, но хеттов победила чума.

Лукавого фараона Эйе, правившего не очень долго и бывшего, вероятно, дядей Эхнатона – сыном Тутмоса IV, сменил энергичный и смелый полководец Хоремхеб – происходивший из знатного, но не царского рода. Так закончилось правление XVIII династии.

Рассматривая органичность вплетения иероглифических знаков во всевозможные сюжеты различных видов изобразительного искусства, следует отметить целостность становления и развития отражения окружающей действительности. Многие иероглифы стилизовано повторяют рельефные или живописные трактовки фигур людей, животных, птиц, изображения предметов, создают интересную масштабную градацию. Нигде изображения и надписи не образуют такого прочного художественного синтеза, как в Египте. Пиктография, то есть картинное письмо, была общей первоначальной основой и письменности и искусства. Создать изобразительный знак предмета – значило сберечь и увековечить его жизненную силу. Надпись – тоже знак. Письменность и искусство были частью религии, делом знати, жрецов; писцы считались служителями бога Тота. Рельеф плиты Нармера представляет собой надпись – пиктограмму. Изображение на одной стороне плиты расшифровывается как фраза: «Царь вывел 6 тысяч пленных из равнинной страны», а на обратной стороне – «Царь разрушает крепости, уничтожает врага».

Письменность проходила эволюционный путь – от пиктографии к идеографии (где рисунок обозначает слово или понятие), а затем к слоговому и алфавитному письму.

Сохраняя знак-образ, письменность сохранила родство с искусством. Искусство же, как египетское, так и последующих эпох, сохранило информативность, точность, стремление вывести свою формулу, где в условиях задачи даны: Время, Место, Человек, Космос… А требуется доказать?..

Великий путешественник и летописец Геродот первым сообщил Западу о «священных буквах» египтян: «В египетской надписи, начертанной на пирамиде (Хеопса), обозначено, сколько издержано было для рабочих на редьку, лук и чеснок; как я хорошо помню, переводчик при чтении надписи говорил мне, что всего было выдано тысяча шестьсот талантов».

Отец католической церкви Климент Александрийский дал определение «иероглифы» – то есть «священные высеченные знаки».

До начала XIX века последним словом в науке оставались две книги Гораполона из Нилополиса, написанные в 390 году и истолковывающие иероглифы как рисуночное письмо, в котором каждый отдельный знак должен был обозначать самостоятельное понятие.

Египет рано, уже при Константинопольском императоре Юстиниане (527–565), отмежевался от христианской ойкумены и объединения, созданного Римской империей. Арабы-мусульмане, в 638 году вторгшись во главе с Амром, военачальником халифа Омара, в Египет и завоевав его для арабской мировой державы и ислама, смогли покорить страну. И когда при штурме Александрии рухнули и обратились в развалины остатки некогда всемирно-известной библиотеки, непроницаемая завеса опустилась между Востоком и Западом.

Надписи на памятниках, вероятно, не раз бросались в глаза арабам, однако их расшифровки были ненаучными.

Тянулись на восток христианские паломники, но они искали доказательств библейской истории.

Памятники-свидетельства блистательного прошлого Египта и Рима сохранились в Италии, где через тысячу лет древность вновь заняла внимание ученых. Иезуит Афанасий Кирхер (XVII в.) стал основоположником египтологии.

Он первый (в своем труде, вышедшем в Риме в 1643 году) определенно показал, что коптский язык, тогда все более забывающийся язык египетских христиан, был древнеегипетским народным языком.

Шампольон шел от этого открытия и столь хорошо изучил коптский язык, что он стал для него важнейшим ключом в работе по дешифровке.

Англичанин Вильям Уорбертон, воинствующий епископ из Глостера и главный противник Вольтера, высказал в 1740 году предположение, что иероглифы являются не только идеограммами и иероглифические тексты имеют не только религиозное содержание, но что эти знаки содержат и звуковой элемент, а тексты – вероятно, и нечто из повседневной жизни. Это подтверждали также французский аббат Бартелеми, самостоятельно работавший над дешифровкой, а также историк и востоковед Жозеф де Гинь (старший), правильно прочитавший начертанное иероглифами царское имя «Менее».

В 1761–1762 годах был вынужден много месяцев провести в Каире исследователь Аравии Карстен Нибур, заложивший основы изучения клинописи. Он заметил различие между «более крупными» и «более мелкими письменными знаками».

«Только большие являются действительно символами, – полагал он. – Более мелкие должны передавать лишь толкование и значение больших и часто носят „ясные черты алфавитных букв“».

Видный философ и политический деятель Лейбниц во время посещения Парижа в 1672 году написал для Людовика XIV, честолюбивые мечты которого он хотел отвлечь от Германии, свой «Сопsilium Aegyptiacum», сочинение, где он указывал, что завоевание Египта даст французскому королю господствующее положение в Европе.

По свидетелсьтву ведущих французских историков, Наполеону Бонапарту была известна докладная записка Лейбница, когда в 1798 году в зале заседаний Французского института он говорил ученым о возможных научных открытиях, которые он связывал с намеченной экспедицией в Египет. Генерал Бонапарт ознакомился и с двухтомным французским переводом «Путешествия по Аравии» Нибура.

В древнем форте Рашида (позднее форт Жюльен), приблизительно в 7 км от Розетты в дельте Нила офицер генерального штаба Бушар приказал своим людям окопаться; когда французские войска после блестящих побед в начале экспедиции уже давно были § заперты в обороне, но все еще удерживали египетское побережье, стойко отражая атаки оперирующих на море англичан и наступающих с юга турок. 2 фриктидора VII года Республики (2 августа 1799 года) заступ одного из солдат ударился о шлифованную плиту черного базальта, испещренную письменными знаками. Офицер прочел часть надписи на греческом языке. Она содержала декрет от 4 сандика – 18 мехира 9 года (27 марта 196 года до н. э.), которым жречество Мемфиса в благодарность за благодеяние, оказанные храмам царем Птолемеем V Эпифаном, «умножает почетные права, предоставляемые в египетских святилищах царю и его предкам».

В розеттском декрете в соответствии с обычной формулой почетных декретов времени Птолемеев определялось, что постановление должно быть высечено на мемориальном камне «священными туземными и эллинскими буквами на трех языках страны: на старом, давно умершем языке древней литературы – древнеегипетском, затем на живом новоегипетском и на греческом».

Камень доставили в Каир, в основанный Наполеоном Египетский институт. Позднее бесценный монолит был переправлен в Александрию и установлен в доме французского главнокомандующего Мену.

Слабым местом Наполеона, одаренного стратега и артиллериста был флот. После победы, одержанной британской эскадрой в морской сражении при Абукире в 1798 году, англичане, в 1801 году высадили в Египте свои войска. А 31 августа 1801 года британский генерал Джон Хатчинсон передал на подпись командующему французскими силами вторжения акт о капитуляции. Египетская авантюра окончилась, огромная армия французов была почти полностью истреблена, и лишь малочисленные группы выбившихся из сил солдат плелись по направлению к Александрии.

Через двенадцать лет армия знаменитого корсиканца будет обреченно брести по бескрайним, безжалостным, леденящим снегам России, как когда-то по испепеляющим пескам Африки…

В акте о капитуляции специально отмечалось, что французы должны передать англичанам все предметы древности, найденные за последние три года в долине Нила. Розеттский камень побежденные пытались сохранить для себя, объявив его частной собственностью генерала Мену. Однако английский командующий лорд Хатчинсон с «обычным пылом, поскольку речь шла о науке», настоял на передаче камня. В 1802 году корабль пришвартовался в Портсмуте. Позднее камень из Розетты появился в экспозиции Британского музея, «где надо надеяться, он будет пребывать долго… гордый трофей британского оружия… взятый не грабежом безоружного населения, но добытый в честном бою». Так заканчивается доклад Тернера, уполномоченного Хатчинсона.

Осенью того же 1802 года Жан-Франсуа Шампольон стоял в префектуре Гренобля перед небольшим, но интересным собранием древностей известного физика и математика Жана-Батиста Фурье, работавшего при Наполеоне в Египте, автора исторического введения к труду научной комиссии «Description de Egypte» («Описание Египта»). Именно здесь одиннадцатилетний мальчик задался целью расшифровать египетскую письменность и проникся твердым убеждением в том, что сможет это осуществить.

В 1808 году, в Париже, Шампольон получил копию с Розеттского камня, с которым навсегда останется связанным его имя. Ученый увлеченно работает. Временами чувство недосягаемости берет верх: «…убежден, что полностью ее никогда не переведут». Как крупнейший специалист, Шампольон понимал, что древнеешпетская письменность может быть прочитана лишь поверхностно. Ведь ушли навсегда люди, сотворившие иероглифы, их писавшие, ими мыслящие.

Шампольон заметил третий вид египетского письма – «иератический», возникший потому, что иероглифы, которые прежде только высекали в камне, начали писать на папирусе.

Генеральный консул в Египте Генри Солт работал в области собирания и исследования египетских древностей. Но уже в 1817 году не имевший специальной подготовки англичанин вынужден был письменно просить секретаря Французской Академии Дасье, занимавшего этот пост много лет, об установлении контакта с французскими учеными. С письмом, написанным в Фивах, в «Долине царей», где, по подсчету Солта, итальянец Джованни Баттиста Бельцони раскопал пять царских погребений, ознакомился Шампольон в Гренобле.

Английский коллекционер Вильям Джон Банке, друг Байрона, посетив остров на Ниле – Филе, обнаружил там цоколь с греческой надписью, служивший основанием сброшенного затем обелиска, поверхности которого покрывали борозды иероглифов. Цоколь и обелиск некогда составляли единое целое. А греческая надпись на цоколе содержала имя Клеопатры! По поручению Бэнкса – к возмущению французского генерального консула Бернардино Дроветти, едва выпустившего обелиск из рук, – монолит длиной 26 футов с осторожностью переправил через нильские пороги Бельцони.

Шампольон тем временем склоняется над текстами «Книги мертвых», опубликованными и в роскошных томах французского «Описания Египта», ценнейшего издания, состоявшего из 24 томов текста и 24 томов таблиц, воспроизводящих рисунки развалин древнеегипетских храмов, копий надписей и многочисленные древности.

В январе 1822 года вышло в свет литографированное издание иероглифической надписи, скопированной с найденного на Филе обелиска. Бэнкс послал экземпляр в Парижский институт.

Шампольон затаил дыхание, глядя на текст, – во втором картуше стояло имя «Клеопатра», написанное так, как писал он сам, восстанавливая из демотической формы, прочитанной в папирусе, первоначальную иероглифическую. Его разработки получили подтверждение.

14 сентября 1822 года французский архитектор Гюйо, объездивший Египет и Нубию, доставляет Шампольону посылку с точными зарисовками храмовых рельефов и надписей. Ученый неустанно работает – читает и пишет царские картуши.

В 1824 году Шампольон публикует «Очерк иероглифической системы древних египтян».

Открытие Шампольона вызвало огромный интерес. Европейские исследователи и путешественники устремились в Египет, что, к великому сожалению, привело не только к археологическим находкам и научным публикациям, но и к процветанию хищнического разграбления исторических мест, некрополей царей и вельмож; жалкой базарной торговле предметами, представляющими огромную научную ценность. Изумительные вещи не только пополнили коллекции музеев многие бесценные памятники погибли в неподходящих условиях хранения, нуждаясь в срочной высококвалифицированной реставрации. Большие изделия из золота наверняка были распилены или переплавлены. Страшно пострадали каменные сооружения.

«Мне очень не повезло, что я попал в Фивы сразу после Шампольона, поскольку там уже все скуплено!». Эту неутешительную весть о положении дел осенью 1829 года дармштадский архитектор Фриц Макс Гессемер передал своему покровителю, дипломату и коллекционеру Георгу Августу Кестнеру. «Я не нашел в Верхнем Египте ничего, кроме нескольких скарабеев», – жаловался Гессемер в другом письме.

Гессемер – Кестнеру: «Ученость Шампольона я всячески почитаю, однако должен сказать, что как человек он выказывает такой характер, какой может весьма сильно повредить ему в глазах людей. Найденная Бельцони гробница в Фивах была одной из лучших; по крайней мере она, полностью сохранилась и нигде не была повреждена.

Теперь же, из-за Шампольона, лучшие вещи в ней уничтожены.

Прекрасные, в натуральную величину росписи лежат, разбитые, на земле. Чтобы вырезать одно изображение, решили пожертвовать двумя другими. Но разрезать камень оказалось невозможным, и все было испорчено.

Из-за тщеславного намерения перевезти эти удивительные работы в Париж они теперь навсегда уничтожены. Однако неудачного опыта оказалось недостаточно; тот, кто видел эту гробницу прежде, не может теперь узнать ее.

Я был до крайности возмущен, когда увидел такое святотатство».

Исследовательскую и музейную работу вели немецкие египтологи Лепсиус и Бругш, французы Мериэтт, Масеро, де Морган, Навилль и, наконец, английский археолог Петри.

В XX в. археологические раскопки стали вестись более систематически и на основе более глубокой научной подготовки. Рейснер подробно обследовал район погребений вокруг пирамид Хуфу и в особенности Менкаура в Гизе, где удалось обнаружить погребения времен Древнего царства. Роу произвел крупные раскопки вокруг пирамиды в Медуме. Большие археологические работы в Саккара были произведены английскими и французскими археологами Фертом, Генном, Лауэром и Жекье. Раскопки в Эль-Амарне обнаружили гробницы и развалины столицы фараона Эхнатона – роскошного города «Горизонт Атона», который со своими богатыми дворцами, храмами, усадьбами, парками, улицами и многочисленными зданиями напоминает чудесный мираж, внезапно появившийся в знойном воздухе пустыни. Но подлинную сенсацию вызвало открытие гробницы фараона XVIH династии Тутанхамона (Небхепрура).

В 1914 г. лорд Карнарвон получил от египетского правительства концессию на раскопки в «Долине царей», которые поручил археологу Говарду Картеру. Картер работал фанатично: изучал документы, следил за находками, все сопоставлял и проверял. В «Долине царей» были найдены отдельные предметы с картушами фараона Тутанхамона, и Картер был уверен, что захоронение этого недолгого царствовавшего фараона еще не раскопано. Надежда забрезжила тогда, когда под горами щебня и остатками хижин рабочих появились ступени лестницы.

После первого замурованного проема открылся коридор, забитый щебнем. Расчистив его, археологи оказались у второй стены, опечатанной оттисками печатей царского некрополя, а также личными печатями фараона Тутанхамона.

26 ноября 1922 г. Картер пробил в верхней части замурованного проема отверстие, просунул туда свечу и стал вглядываться в темноту. Лорд Карнарвон с волнением спросил: «Вы что-нибудь видите?» – и услышал в ответ ставшую знаменитой фразу: «Да, чудесные вещи!».

Как грамотный археолог Говард Картер не напрасно был очень Осторожен – у самого входа стояла замечательная чаша из белого алебастра в форме цветка лотоса, на изящной ножке, с руками в виде связок из цветка и двух бутонов лотоса. На цветках лотосов ручек, примыкая к овалу чаши, восседали фигурки божества, держащие каждая по два знака «год», на которых синей краской был нарисован знак «жизнь». Иероглиф «год» опирался на иероглиф «сто тысяч» (головастик). Верхний край чаши обрамляла лента иероглифического текста – славословие царю и его титулы. С фронтальной стороны, на большом лепестке, в центре овала чаши были заключены в прямоугольник имена бога Ра и «Царя Верхнего и Нижнего Египта Небхепрура, сына бога Ра Тутанхамона». Сейчас известны датируемые Ранним царством кубки из хрусталя и голубоватого мрамора в форме лотоса. Иногда такие кубки делали из алебастра, а чашечки из темного шифера. Чаша из гробницы Тутанхамона чудотворна.

Когда ученые вошли в первую комнату гробницы, то увидели в ней нагромождение множества различных предметов. Напротив входа стояли три больших позолоченных ложа, стилизованных под фантастических животных: с длинными тонкими туловищами, грациозными лапами, выразительными мордами, закрученными хвостами. На них, под ними и около них беспорядочно лежали и стояли роскошные, богато украшенные кресла, табуреты, разобранная колесница, сундуки для различной утвари и одежды, деревянные футляры с пищей, в том числе мясной.

На полу, у ложа с изголовьем в виде сказочного животного с расчесанной гривой и открытой зубастой пастью с высунутым языком, стоял замечательный складной стул африканской работы. Сидение из черного дерева с инкрустацией слоновой костью имитировало свободно провисающую звериную шкуру.

Ножки стула заканчиваются утиными, также инкрустированными, головами, держащими в клювах перекладины-основания. Крепления изделия – золотые, отдельные части ножек покрыты листовым золотом.

Из таких же материалов были изготовлены детское кресло Тутанхамона и подставка для ног. Составные части кресла скреплены золотыми гвоздями. Наружные золотые пластины подлокотников изображали лежащих в зарослях антилоп, а внутренние – растения с тонкими листиками. Трактовка рельефов выдает руку не египетского мастера. Ножки кресла представляли из себя львиные лапы с золотыми когтями.

Сочетание фактур и цветов черного дерева, слоновой кости и золота, грамотная архитектоника – создают высокий художественный эффект.

Рядом с детским креслом Тутанхамона стоял небольшой алебастровый ларец, украшенный таким же, как и спинка кресла, геометрическим, очень характерным для Египта, орнаментом. Но в этой вещи он выполнен по-другому: вырезан на поверхности алебастра, а затем углубления заполнены разноцветными красками. На крышке и стенке ларца две кнопки (для запечатывания) из черного полированного обсидиана. Под кнопкой надписи: «Благой бог, владыка двух земель Небхепрура, сын Ра», «Владыка сияний Тутанхамон», «Царская супруга Анхесенамон».

Среди археологических находок в гробнице Тутанхамона встречаются интересные примеры воплощения одних и тех же мотивов в изделиях из различных материалов и различного предназначения.

В передней комнате был найден утонченный деревянный табурет, плавная текучесть линий которого может сравниться лишь с серебряной мебелью французского двора Людовика XFV. Четыре стороны табурета от сидения до перекладины переплетены прорезной позолоченной резьбой, графически выражающей символ объединения южного и северного Египта. Слева – сложный узор из лилий; справа – из стеблей и листьев папируса, гирлянды которых связаны в центре, где помещен иероглифический знак «объединение».

Деревянный, покрытый золотом небольшой наос для статуи бога, стоявший в передней комнате гробницы, соответствует древнейшей форме храма, известной еще со времен первых династий. Внутри наоса уцелел пьедестал от статуэтки бога, отлитой из золота и унесенной грабителями. Там же лежало ожерелье с большой золотой подвеской, изображавшей богиню-змею. Двери наоса запирались двумя засовами из черного дерева.

На золотых листах оббивки стенок и дверей в несколько ярусов выгравированы двухфигурные композиции: сцены дворцового быта фараона Тутанхамона и его жены Анхесенамон (царица подносит мужу цветы, завязывает его ожерелье, царь льет на руки жены душистую жидкость; в сцене охоты на уток Анхесенамон подает царю стрелы и пр.). Подобные темы характерны для искусства времени Эхнатона. Золотые поверхности, вероятно, отполированные в древности кусочками меха, под грузом тысчелетий покрылись прозрачной патиной и производили неповторимый художественный эффект.

В надписях приведена титулатура царя. Верх наоса обрамлен изображением крылатого солнца и четырнадцатью фигурами богини Нехебт.

Наос со статуей бога являлся обязательным предметом погребальной процессии.

Археологов волновал замурованный ход, ведущий в погребальную камеру. По нарушенной и вновь опечатанной обмазке стены, беспорядку в первом помещении можно было заключить, что в древние времена воры побывали и там, но смогли унести лишь небольшие, но драгоценные предметы. Судя по печатям на заделанных проемах, попытка ограбления гробницы была совершена вскоре после похорон царя.

Разборка передней комнаты заняла целый археологический сезон, а на исследование всей гробницы ушло пять лет.

Гробница Тутанхамона состояла из передней, небольшой кладовой, примыкавшей к ее северной стене, и погребального покоя, за которым находилось еще одно помещение, условно названное археологами «сокровищницей».

По обеим сторонам от входа в погребальную камеру стояли две почти ординаковые деревянные статуи – двойники Ка фараона Тутанхамона.

С изображениями Ка связаны наиболее знаменитые статуи, найденные в гробницах Древнего Египта (например, деревянная скульптура, изображающая Ка фараона Гора времен Среднего царства). По религиозно-философским представлениям египтян человек имел душу Ба, изображаемую в виде невесомой птицы, и духа двойника Ка, Имевшего образ человека. После смерти жизненная сила Ка должна была вселиться в точное скульптурное изображение человека. Поэтому от статуй, олицетворявших Ка, требовалось максимальное сходство.

Высказывалось предположение, что статуи, изображающие Ка Тутанхамона, имеют рост фараон. С присущей искусству Древнего Египта правдивостью передан облик царя. В осанке, легкой сутулости, характерной посадке головы, чертах лица, линиях рук просматривается его принадлежность к династии Тутмоссидов по линии потомков Аменхотепа III. Но молодой царь уже не имеет портретных характеристик властителя-воина, присущих сильному и мужественному Аменхотепу II.

Не совсем ясно условное цветовое решение, являющееся как бы негативным. Все живописные и скульптурные произведения, изображающие Тутанхамона, близки к реальному цветовому решению. Тело почти всегда охристого, глинисто-красного цвета; передано чистой древесиной или золотом.

Статуи, изображающие Ка фараона Тутанхамона, очень контрастны: тело окрашено черной краской, головной убор, огромный овальный воротник и подвеска, браслеты, передник, сандалии, жезл и булава покрыты листовым золотом. Пронзительные глаза выполнены инкрустацией в золотой оправе. Надпись на жестко рубленом переднике гласит, что статуя изображает «Ка Гора двух горизонтов, Осириса, царя Небхепрура».

Как и искусство Древнего Египта в целом, статуя Ка фараона Тутанхамона не перегружена внешними эффектами. Затаенное внутренне движение приводит в трепет, убеждает, что в скульптурное изображение действительно вселился дух фараона. В отличие от Тутанхамона-человека «Ка Гора двух горизонтов, Осириса, царя Небхепрура» наделен всеми чертами возвышенно-надменного, всесильного идеального владыки.

Неясно, почему выполнены две фигуры, но такое повторение навевает мистические настроения. Двумя парами глаз смотрит Осирис на все происходящее в его царстве – «звездном небе». Внушает ужас скользящий поверх головы всевидящий взгляд. Фараон шествует своей загадочной походкой. Иллюзию движения создает жутковатый полушаг. Дух, обитающий в скульптурах, становится вездесущим. Нерукотворное движение египетских скульптур и затаенная мощь сфинксов слились в ассирийских крылатых быках Шеду, возвышавшихся у ворот Хорсабадского дворца Саргона II близ Ниневии.

Фигуры, изображающие Ка фараона Тутанхамона, вероятно, были сотворены в мастерской главного ваятеля и бесспорно являются произведениями выдающегося скульптора.

Шедевры древнеегипетского зодчества, так стремительно возникшие по соседству с камышовыми и глинобитными хижинами в местах, где доселе имущественное расслоение не зияло такой бездонной пропастью, отличаются цельной организацией пространтва. Как в гигантские храмовые и дворцовые комплексы, так и в царские погребения непостижимо органично вплетаются подавляющая строгость архитектуры, мастерство и изысканность монументальной живописи, торжественность и правда иероглифических текстов, богатство и блеск уходящих и грядущих властителей, шепот и крик трагедий, могущество Солнца и отблеск Луны, сияние далеких звезд. Трехмерный мир, движущийся во времени, бескомпромиссно проявлялся в огромных многословных повествованиях монументальной живописи, преломляясь на всех гранях интерьеров и разворачиваясь перед зрителем подобно свиткам папируса.

В гробнице Тутанхамона росписи покрывают только стены погребальной камеры. На них запечатлены эпизоды перевозки мумии фараона, заупокойные обряды и сцены пребывания фараона в потустороннем мире. Согласно древним верованиям и ритуалам, высшие вельможи двора, в их числе два чати, тянут салазки, на которых установлен золотой саркофаг с мумией Тутанхамона. Его преемник, Эйе, в одеянии жреца совершает обряд «отверзания уст» мумии умершего царя. Далее воскресший Осирис, царь Небхепрура, сопровождаемый духами в образе обезьян, встречается с богами. Согласно канону, лица изображены в профиль, плечи в фас, ноги в профиль. В некоторых сценах удачно закомпонованы руки. В одеянии богинь заметны отступления от древней иконографии – на них надеты широкие цветные пояса, концы которых ниспадают ниже колен.

Условная плоскость, обозначенная черной линией, на которой стоят фигуры, проходит выше пола гробницы. Композиционные группы повествовательно переводят взгляд зрителя от одного действия к другому. Вверху каждую сцену замыкают вертикальные рядки иероглифического текста, сливающиеся в широкую ленту под потолком.

Палитра ограничена. Тела написаны красными глинами. Женские фигуры, как и положено, светлее мужских. Длинные одеяния и набедренные повязки лаконично прорисованы и смотрятся плоскими белыми пятнами. Светлому золотисто-желтому фону тонально контрастны черные парики. Плечи богов и властителей отягощены широкими золотыми ожерельями-воротниками, которые, тускло поблескивая, сливаются с фоном и акцентируют внимание на лицах.

Образы не эмоциональны. В различных одеяниях – в клафте, в царской диадеме с уреем на челе – Тутанхамон легко узнаваем. Фигуры фараона чрезвычайно важны для исследователей, так как каждое портретное изображение, скульптурное или живописное, передает черты молодого царя, увиденные художником. Мы пристально вглядываемся в эти лица, проступающие с уверенной поверхности камня, неприступной – золота, человечной – глины, податливой – дерева, изменчивой – стен. Кем он был? Кто ответит?..

Небольшие размеры помещения стесняли действия художника, не позволяя отойти на необходимое зрительное расстояние. Вероятно, он был фиванцем старше 50 лет.

Интересно, что росписи выполнялись поспешно, уже после того, как антропоидный саркофаг с мумией царя был доставлен в гробницу.

Как же создавались и расписывались интерьеры захоронений? Строители и художники, вторгавшиеся во мрак шахтных погребений, скальных гробниц, были лишены дневного света. В глубокие рукотворные расщелины никогда не падал луч солнца. Каменотесы вгрызались в твердь при свете факелов. Так же, вероятно, освещались залы и кладовые «дома» властителя для работы главного живописца-рисовальщика, решающего весь интерьер в целом. Но так как на потолках и стенах египетских погребений не обнаружено следов копоти (после нанесения штукатурки), появилась гипотеза, что на земной поверхности и в гробнице располагались люди, держащие зеркала из полированной меди и бронзы, направлявшие луч солнечного света по изломам коридоров подземного царства Осириса.

Живописцу необходимо работать при естественном освещении, поскольку любой искусственный источник света искажает колорит, гасит цветовидение. Насколько важны абсолютный слух для музыканта или певца, абсолютная пластика для танцора, настолько важно точное видение цвета для живописца. Человек в процессе эволюции утратил многие качества, адаптировавшие его в мире запахов, шорохов, жары и холода; в жестокой борьбе за главенство в природе он потерял эти чувства, приобретя право зваться человеком разумным.

Во времена Нового царства все неровности стен заполнялись штукатуркой из грубо размельченного известняка. Изображение этого процесса сохранилось в росписях гробницы везира Рехмира. После двух слоев штукатурки кистью наносили жидкий раствор сильно обожженного гипса. При помощи веревки, обмокнутой в глинисто-красную краску, на стене чертили сетку, по которой наносили контуры фигур и иероглифов.

Краски делались из доступных материалов: вся палитра от светло-охристых до темно-коричневых цветов готовилась из тщательно отмученных, многократно промытых тонкодисперсных разноцветных глин. Зеленые и синие пигменты стирались из осколков малахита и лазурита. Древесный уголь и сажа были известны еще художникам неолита. Особенностью палитры художников времени Нового царства было более широкое применение аурипигмента для желтых тонов и значительное количество смешанных красок, особенно розовых и лиловатых оттенков.

Пигменты держали в керамических чашечках.

Росписи выполнялись в технике темперной живописи. Связующим веществом служило яйцо и, возможно, клей и камедь.

Известный египтолог Матье писала, что кисти для монументальных росписей и раскрашивания скульптур делали из травы. Вместо кистей употребляли и палочки, один конец которых вымачивали в воде, вытрепывали и подрезали кругом или клином. Тонкие линии проводили особыми кисточками, а контуры – кистями из тростника. Другим концом кисти часто размешивали краски.

Самые дорогие краски – синюю и зеленую – наносили в последнюю очередь. Росписи покрывали лаком из смол, а иногда воском. Позднее на этой основе получила развитие техника энкаустики.

Древнеегипетские художники, вероятно, готовили предварительный рисунок прямо на стене. Скорее всего, общий замысел монументального решения интерьера компоновался и набрасывался углем на одном из глубоких слоев штукатурки. Во время дальнейшей работы первоначальная схема уточнялась, обогащалась деталями, писались тексты.

Тематика росписей древнеегипетских захоронений и их расположение на стенах были обусловлены многовековыми религиозными устоями и народными обычаями; поэтому эти композиции кроме художественной ценности имеют и научную.

На потолках гробниц обычно рисовали небо в звездах. Подземный мир назывался «звездным небом».

Древнеегипетское государство создало стройную, удивительно целостную систему научных, философских, художественных взглядов, тесно связанную с единой, почти не меняющейся на протяжении тысячелетий политикой.

Начиная со времен Древнего царства в художественном решении живописных и скульптурных произведений был выработан канон, который в какой-то мере ограничивал свободу творчества художников, но вместе с тем являлся обобщением опыта многих поколений мастеров. Канон по основным позициям представлял собой единое математически-художественное изучение пропорций человека. Именно в египетских исследованиях впервые рассчитана ассиметрия правой и левой половин человеческого тела. Канон все время усложнялся.

В гробнице фараона Тутанхамона все помещение погребальной камеры было занято огромным деревянным, обитым листовым золотом ящиком-балдахином (5x3,3 м; высота 2,73 м), поверхность которого покрывали уточненные резные рельефы, богато декорированные синеголубыми фаянсовыми вставками. Внутри балдахина помещались еще три ему подобных, также оббитых листовым золотом. Дверь второго была опечатана печатью некрополя. На их створках располагались магические изображения, которые в гробницах фараонов XIX династии были перенесены в росписи стен. После исследования и разбора этих сооружений во внутреннем тускло засветился массивный саркофаг из кварцита, оберегаемый фигурами богинь-охранительниц, расположенными по углам.

В каменном саркофаге находились три антропоидных гроба, вложенные один в другой. Первый был выдолблен из дуба и окован листовым золотом, эстетически обогащенным инкрустациями из цветного стекла и фаянса и тонкой резьбой-гравиркой. Лицо и руки царя были отлиты из золота. Второй саркофаг, также покрытый золотым листом, но еще более пестро инкрустированный фаянсом, имитирующим яшму, лазурит и бирюзу, таил в себе гроб, целиком выкованный из огромной золотой пластины. В своей книге Говард Картер писал, что он был буквально подавлен величием третьего, внутреннего гроба: «Этот чудесный уникальный памятник – гроб длиной 1,85 метра, тончайшей работы, сделанный из листового золота толщиной от 2,5 до 3,5 миллиметра, – представлял собой массивный слиток чистого драгоценного металла… Какие сокровища некогда таила Долина… Ограбление царских гробниц легче понять, если измерить степень соблазна золотым гробом Тутанхомона…»

Скрещенные на груди руки фараона сжимают символы царской власти. Острый взгляд красивых, слегка по-восточному очерченных глаз, линии бровей и носа вызывают аналогию с изображениями Аменхотепа III. В ногах царя, согласно религиозному правилу, были выгравированы крылатые фигуры богинь Исиды и Нефтиды, а у пояса – рельефные изображения грифа и змеи – богинь Нехебт и Буто.

Разборка саркофагов затруднялась тем, что при погребении они были обильно залиты благовониями, превратившимися со временем в твердую темную массу. Между саркофагами были обнаружены остатки савана и гирлянды хорошо сохранившихся цветов.

Мумию фараона, покоившуюся в золотом саркофаге, скрывала массивная золотая портретная маска Тутанхамона – один из самых выдающихся памятников египетского искусства времен XVIII династии. Маска, как и саркофаг, с предельным портретным сходством избражает молодого царя в полосатом головном платке (клафте), с объемными золотыми головами грифа и змеи на челе. Богатое ожерелье с соколами на плечах спускается на грудь. У головы правого сокола помещена вертикальная надпись, содержащая текст 151-й главы «Книги мертвых» и переходящая на спину посмертной залотой маски, которую можно определить как «парадный портрет». Углубления, выполненные в золоте при создании маски, заполнены цветной смальтой – темно-синей, бирюзовой и красной, под яшму.

Молодой властитель изображен в торжественном убранстве, с короткой накладной бородкой, заплетенной в косичку. (Существуют подобные изображения царицы Хатшепсут.)

Мумия фараона Тутанхамона была облачена в многочисленные покровы, разделявшие слои драгоценных украшений и амулетов. Внешние пелены мумии состояли из большого куска холста, обвитого золототй лентой с надписями. На голову, под повязкой в форме жгута из растительных волокон, была надета диадема – повязка из золота и сердоликов. Под диадемой широкая золотая полоса обрамляла и сдерживала царский платок, истлевший от времени. К голове плотно прилегал чепец из тонкого полотна, вышитый золотом и фаянсовыми бусинками, образующими форму царского урея. На чепце было вышито имя бога Атона, от культа которого Тутанхамон официально отказался. Символы обоих Египтов – коршун (Нехебт) и змея (Буто), снятые с диадемы, оказались в ногах, причем были тщательно уложены таким образом, чтобы змея, символ Нижнего Египта, приходилась к северу, а коршун Верхнего Египта – к югу.

Ноги мумии царственного юноши были обуты в золотые кованные сандалии.

На мумии Тутанхамона, покрывая грудь и плечи, лежал золотой воротник в виде богини Нехебт – грифа с распростертыми крыльями. Монолитное туловище грифа пестрит разноцветной смальтой, глаза и клюв инкрустированы обсидианом, в когтях знаки вечности. Птица-гриф связывалась в иероглифике со знаком «мать».

Распростертые крылья птицы, полукругом поднимаясь вверх, образуют силуэт, напоминающий скифскую пектораль греческой работы из кургана Товста. Могыла. Крылья составлены из 256 золотых пластинок, также инкрустированных яркой приплавленной смальтой и соединенных золотой нитью через небольшие петельки. Пластинки расположены почти орнаментально, в несколько рядов, разделенных золотыми бусинками.

Между пеленами мумии Тутанхамона находились плоские золотые воротники из тонкой цельной пластины с изображением змеи (Буто), грифа (Нехебт) и сокола (Гора).

К таким воротникам обращено одно из заклинаний «Книги мертвых».

По плоскостному решению эти драгоценности сходны с изделиями мастеров цивилизации чавин, возникшей в 12—8 вв. до н. э. в северном Перу, широко применявших технику ковки по матрице.

Важно отметить, что египетское золото по своим художественным качествам заметно отличалось от золота доколумбовой Америки. У мастеров американского континента изделия имеют в основном яркий лимонный цвет самородного золота, а выразительность достигается путем развития пластических свойств металла. Таким образом, их творчеству присущ скульптурный ход. Для египтян же главнейшими являлись живописные свойства материалов. Кроме различных оттенков золота, электра и серебра их шедевры переливаются всевозможными цветными эмалями, вставками из драгоценных и полудрагоценных камней, яркого фаянса, смальты, слоновой кости, бронзы. Выплавляемое золото имело очень много оттенков – от лимонного до червонного (как в мозаиках Софии Киевской). Подбирались различные глыбы лазурита, нефрита, алебастра. Но только в руках художника эти материалы наряду с деревом, керамикой, костью превращались в бесценные сокровища, так как любое произведение искусства приобретает величайшую ценность только благодаря мастерству создателя.

На мумии фараона обнаружена также подвеска в виде золотой фигурки грифа с опущенными крыльями. Клюв, глаза и перья птицы выполнены из лазурита, сердолика и цветной смальты на золотой основе, где тонкие золотые прожилки являются рисующими линиями подобно графие в мозаике. На оборотной стороне картуш с именем Тутанхамона. Цепочка состоит из золотых и лазуритовых пластинок на нити, окаймленных мелкими бусами из золота и голубой смальты. Застежка цепочки состоит из двух золотых фигурок соколов, украшенных лазуритом, полевым шпатом, ониксом, сердоликом и цветной пастой в технике перегородчатой эмали.

Найдены на мумии царя и золотые подвески, воспроизводящие тронное имя фараона Тутанхамона (Небхепрура).

Тронное (или солнечное, оканчивающееся на – ра) имя входит в «великое имя» царей, начиная с Древнего царства. До этого одни цари принимали солнечное имя, уничтожая всякую память о личном, другие не использовали его. В полном виде «великое имя» состояло из пяти элементов: 1) «горовского имени», то есть утверждающего, что царь есть земное воплощение бога Гора, 2) формулировки, упоминающей «Обеих Владычиц» – богинь-покровительиц Верхнего и Нижнего Египта, 3) «золотого горовского имени» – наименования царя Золотым Гором (а может быть – Гором Золота, властителем всех богатств), 4) тронного имени и 5) личного имени. В надписях первое, горовское имя, часто вписывается в так называемый серех – схематичное изображение дворца с сидящим на нем соколом Гора. Два последних имени обрамляются картушами.

В одной из подвесок по вертикальной оси составлены: знак «неб» («владыка») и фигура крылатого скарабея, поддерживающая золотой серп и каменный диск луны. Крылья скарабея и знак «неб» инкрустированы лазуритом, сердоликом и цветной смальтой. Скарабей подвешивался на золотой цепочке, оканчивающейся трехчастной массивной золотой застежкой. Две детали в форме цветов лотоса закрепляют концы цепочек. Центральная подвеска напоминает бутон.

На ней в технике перегородчатой эмали выполнен картуш фараона с двумя уреями по сторонам.

На другой подвеске закомпонованы три скарабея, поддерживающие диски (средний – луны, крайние – солнца). Каждый жук опирается на знак «неб». Нижняя часть изделия окантована подвесками в форме цветов и бутонов лотоса. Скарабеи из лазурита, маленькие бутоны из сердолика, цветы инкрустированы разноцветной смальтой. Цепочка из мелких бус. Замыкает цепочку пектораль с изображением бога времени, держащего в поднятых над головой руках картуш с именем Тутанхамона. Справа урей в короне Верхнего Египта, слева – знак «джед».

Как знаковое написание тронного имени фараона расшифровываются и отдельные элементы ювелирных украшений из «сокровищницы». Например, золотой подвески, изображающей плывущую ладью со скарабеем, поддерживающим лапками восходящее солнце. По бокам солнечного диска два урея, к которым подвешены знаки «жизнь».

В ладье, у носа и кормы, изогнулись уреи с солнечным диском на голове; между скарабеем и ними знаки: «постоянство», «жизнь», «красота».

Звенья очень красивой широкой массивной цепи состоят из чередующихся изображений: знака «неб», скарабея и Солнца-Ра (Небхепрура) и двух уреев, несущих солнце. По сторонам цепи и на фоновых участках нанизаны мелкие разноцветные бусины. Цепь заканчивается знаками «неб», «красота» и сиянием «Ра» над ними. Замыкают края цепи цельнозолотые пластины с изображением коршунов, держащих в клювах золотые нити застежки. Застежка – в виде двух уреев.

Вещь высокопрофессионально продумана и живописна. Сказочными оттенками полупрозрачных сердоликов алеет солнце. Панцырь и крылья скарабеев вырезаны из лазурита. В других изображениях применяются бирюза, полевой шпат и разноцветная смальта.

Изделие симметрично по вертикальной оси, что встречается не часто в древнеегипетском ювелирном деле. В основном изделия строились по принципу живой симметрии.

Длина ожерелья 0,50 м.

На примере двух вышеописанных шедевров прослеживается единый творческий почерк. Вероятно, изделия выполнялись в мастерской одного и того же ювелира и его учеников.

Этой руке принадлежит и золотая подвеска в форме ладьи со скарабеем и павианами, символизирующая восходящее солнце (скарабей с солнечным диском над головой), помещенное на ладье, проплывающей по небесному океану. В ладье, по бокам скарабея, сидят два павиана со злаками луны на голове. Под ладьей – знак воды, над ладьей – знак неба со звездами; края композиции замыкают два жезла (знак «сила»), поддерживающих небесный свод.

В этом изделии, как и во многих других, скарабей, вырезанный из камня (в данном случае лазурита), демонстрирует высокое мастерство глиптики. Солнце – сердолик, ограненный и отполированный кабошоном. Остальные элементы выполнены из лазурита, полевого шпата и разноцветной смальты на золотой основе в технике перегородчатой эмали.

Цепочка состоит из чередующихся звеньев с символическими знаками («долголетие», «постоянство», «жизнь», «защита»), помещенными на знак «праздник». Цепочку окаймляют мелкие разноцветные бусы.

Застежка-противовес и крепления цепи схематично соответствуют этим же деталям подвески с тремя скарабеями. На маленькой пекторали изображен бог времени, держащий над головой знак «вечность». По его сторонам – два урея в коронах Верхнего и Нижнего Египта.

Дверной проем «сокровищницы», хранившей предметы из погребальной процесии, загораживал большой переносной ящик, покрытый листовым золотом, на котором возлежал черный, как смоль, шакал – бог Анубис (Инпу). Подобные ящики всегда несли во главе погребальной процессии.

Как и в погребальной камере, центральное место в сокровищнице занимал громадный покрытый листовым золотом балдахин (высота 1,95 м), установленный на мощных салазках. Стены и подпорные столбы переливались низкими рельефами и гравированными надписями. Два яруса карнизов образованы орнаментальными рядами извивающихся фигур священных кобр (уреев) с солнечным диском на головах. Внутри деревянного находился ящик-балдахин из белого алебастра (высота 0,855 м) с позолоченным цоколем и иероглифической надписью. Очертания букв были заполнены темно-синей краской. Барельефные фигуры богинь Исиды (Есит), Нефтиды, Нейт и Серкет оберегали балдахин с четырех углов.

После снятия верхней крышки открылись четыре углубления, помещавшие небольшие золотые саркофаги (длина 0,395 м) с внутренностями погребенного царя. По форме и декору они напоминали второй саркофаг фараона Тутанхамона из пофебальной камеры.

Поверхность одного из гробиков взывала обращением богини Нефтиды к божеству Хапи. На внутренней стороне крышки изображена богиня Нефтида, распростертыми руками-крыльями защищающая царя и стоящая на знаке «золото». На внутренней стороне нижней части гробика 27 строк магического иероглифического текста.

Обычно внутренности покойного заключались в четыре отдельных сосуда (канапы), с крышками, изображающими духов охранителей останков умершего – «четырех сыновей бога Гора»: Амсета (с головой человека), Хапи (с головой павиана), Дуамутефа (с головой шакала) и Кебехсенефа (с головой сокола). Их покровительницами считались богини, охранявшие золотой и алебастровый балдахины.

В гробнице Тутанхамона углубления над саркофагом для хранения внутренностей покойного закрывались крышками из белого алебастра, объемно повторявшими очертания золотой маски мумии фараона. Черной краской оконтурены веки, зрачки, брови, детали символов царской власти на челе, ноздри и уголки красных губ.

По четырем сторонам роскошного внешнего балдахина, обращенные к нему лицом, стояли также покрытые листовым золотом фигуры богинь-охранительниц.

Маленькие золотые гробики, в которых лежали внутренности Тутанхамона, были взяты из погребального инвентаря, приготовленного для фараона Сменхкара. Согласно заупокойным обрядам атоновской религии, фигуры царицы должны были охранять гроб фараона. Статуэтки богинь-охранительниц изображают царицу Меритатон и наверняка предназначались для гробницы ее мужа фараона Сменхкара. Эти статуэтки являются уникальными произведениями, созданными в художественных нормах мастеров Ахетатона.

У лап статуи бога Анубиса был найден один из лучших экземпляров «палетки писца», вырезанной из слоновой кости. В верхней ее части сохранились остатки пяти красок: белой, зеленой, желтой, красной и черной. Посередине имеется углубление, куда вставлялись несохранившиеся тростниковые перья. Под ним в горизонтальной строке иероглифическая надпись: «Царская дочь по плоти его, любимая им, Меритатон». Текст надписи в вертикальной строке гласит: «Царская дочь по плоти его, любимая им, Меритатон, рожденная великой царской супругой Нефертити, живущей вечно во веки веков». Имя царицы выписано в сложной форме «Нефер-Нефру-Атон-Нефертити» («Прекрасная Красота Атона»), которая, как показал Ю.Я. Перепелкин, появилась между 6-м и 8-м годами правления Эхнатона.

Грабители перерыли ящики, в которых лежали письменные принадлежности, – палетки, пенал для тростниковых перьев, гладилка для папируса, но их не унесли.

Семь статуэток Тутанхамона обнаружено в «сокровищнице».

В один из ящиков были уложены две одинаковые статуэтки царя в короне Нижнего Египта, стоящего на ладье, с копьем в правой руке и мотком веревки в левой.

Статуэтка (выс. 0, 751 м) изображает Тутанхамона в облике Гора и связана с мифом о боге Горе из Бехдета, который защищает своего отца Осириса во время его плавания по Небу от нападения гигантского крокодила или гиппопотама.

Фигура фараона, нос и корма ладьи – покрыты листовым золотом. Контуры инкрустированных глаз молодого царя, брови, урей на короне, веревка в руке – бронзовые.

Корпус маленькой мифической ладьи сложного зеленого цвета установлен на черной подставке.

Руке того же замечательного мастера принадлежит и статуэтка (высота 0,62 м), изображающая царя в короне Нижнего Египта с посохом и плетью в руках. В гробнице Тутанхамона находилась пара таких статуэток; на третьей голову владыки венчает корона Верхнего Египта.

В отдельном ящике хранились две деревянные покрытые листовым золотом статуэтки царя, стоящего на черной пантере (высота 0,856 м). Тутанхамон в высокой короне Верхнего Египта держит в правой руке плеть, а в левой посох. Золотом покрыты морда, уши и когти зверя. Постановка фигуры, движения рук и посох подобны композиционному решению статуи, изображающей Ка фараона Тутанхамона.

Все фигурки Тутанхамона очень утонченны. Имеют плавный силуэт, но различные композиционные особенности и детали усиливают устойчивость и конструктивную прочность.

Среди 32 статуэток богов, помещенных в «сокровищницу», находилась статуэтка (высота 0,529 м), изображающая бога Птаха – творца людей и отца богов, того, кто «сказал в сердце своем: смотри, да возникнут они». Птах – главное божество Мемфиса, покровитель искусств и ремесел.

Фигура вырезана из дерева и покрыта листовым золотом, головной убор из ярко-синей смальты; бронзовый жезл завершается знаками: «жизнь», «крепость», «сила». Одеяние бога трактовано как крылья и оперение птицы. На передней, скошенной плоскости пьедестала короткая иероглифическая надпись, в которой Тутанхамон называет себя правителем южного Илиополя (Ермонта), возлюбленным бога Птаха, господином Правды.

Среди ювелирных изделий и предметов из драгоценных металлов «сокровищницы» были найдены символы царской власти: массивный короткий посох с загнутой крючком верхней частью (хекет) и бич с тремя концами (нехеху). Эти символы ведут свое происхождение со времен неолита, когда основным видом хозяйства было скотоводство и вождь богатого скотоводческого племени становился вождем союза племен. Поэтому посох пастуха в египетской иероглифике означает также «правитель», «царь». Менее ясен второй атрибут. Его иногда считают инструментом для сбора ладана, бытующим у кочевых племен, но, вероятнее всего, он представляет собой сильно стилизованный, подобно посоху, бич пастуха.

Стержни жезла-посоха и бича изготовлены из бронзы, на них поочередно надевались ободки листового золота И темно-синей смальты. На нижней части посоха в картуше с уреями по бокам прочитывается имя Небхепрура. На биче начертаны два картуша, причем царское имя в них сохраняет еще первоначальную форму «Тутанхатон».

В «сокровищнице», на ящиках с ушебти, лежал небольшой антропоидный саркофаг, окрашенный блестящей смолисто-черной краской, с накладными полосами, на которых были выписаны обращения к хранителям и духам покойного. Гробик был перевязан лентами ткани и опечатан печатью царского некрополя. Черный саркофаг скрывал второй, снаружи и изнутри сплошь покрытый листовым золотом, с именем Тутанхамона, но без символов царской власти.

В детально проработанном втором саркофаге находились простой деревянный гробик и рядом с ним золотая статуэтка фараона Аменхотепа III (Небмаатра – «Владыка Истины – Ра»), завернутая в ткань. Небольшая массивная золотая статуэтка (высота 0,054 м) изображает фараона в парадном царском шлеме с символами царской власти – посохом и плетью в правой руке.

Аменхотеп III легко узнаваем. (Среди остатков храма Аменхотепа III были обнаружены два сфинкса этого фараона, перевезенные в 1832 году в Санкт-Петербург и установленные на берегу Невы у Академии художеств.)

К золотой статуэтке фараона Аменхотепа III прикреплена плотно сплетенная золотая цепочка. С лимонным золотом прекрасно гармонирует нитка разноцветных смальтовых бус, обвивающая шею владыки.

В третий гроб был вложен четвертый, также антропоидный, длиной 12,5 см, с титулами и именами царицы Тии; в нем лежала тщательно завернутая в ткань заплетенная прядь волос.

Вероятно, в маленькой модели саркофага хранились реликвии предков Тутанхамона – фараона Аменхотепа III и его супруги царицы Тии.

Находки из гробницы Тутанхамона в некоторой мере огорчили египтологов, так как среди них не оказалось ни одного папируса, отсутствовали какие-либо документы, способные пролить свет на сложный вопрос престолонаследия и отношения Тутанхамона к прямой линии царской семьи (в Египте право на престол передавалось по женской линии и фараон приобретал его путем брака с царевной-наследницей).

Р. Энгельбах считает, что такой супругой Аменхотепа III могла быть дочь царицы Иарет, жены Тутмоса IV, воспитателем которой был назначен военачальник Хоремхеб, один из виднейших и особо приближенных к царю вельмож. Сын Аменхотепа III и Тии (которая, вопреки всем обычаям, не будучи царской крови, носила титул главной официальной царицы), Аменхотеп IV – Эхнатон, был женат на Нефертити («Красивая Пришла») – явной наследнице, так как браки с ее дочерьми обеспечили престол преемникам Эхнатона Кормилицей Нефертити была Тии, жена Эйе, сменившего на престоле фараона Тутанхамона.

Царица Нефертити была одним из виднейших государственных деятелей Древнего Египта после женщины-фараона Хатшепсут (Макара). Гробница Нефертити не найдена. Дж. Пендльбюри упоминает об упорно повторяемом жителями Амарны рассказе, согласно которому в 90-х гг. прошлого века группа местных жителей спустилась с гор пустыни с золотым гробом, и вскоре после этого у торговцев древностями появились золотые предметы с именем Нефертити. Где и когда она умерла – неизвестно.

Нет сведений и о конце царствования Эхнатона; он умер внезапно и был погребен в Ахетатоне в приготовленной заранее большой скальной гробнице, в одном из помещений которой еще раньше была похоронена его вторая дочь, Макетатон.

В гробнице были найдены фрагменты саркофагов розового гранита, ушебти Эхнатона и т. п.

Пендльбюри указывает, Что Сейс в своих воспоминаниях упоминает о том, что, обследуя гробницу, он видел мумию, сожженную вскоре после бальзамирования.

О заупокойном храме и гробнице Сменхкара ничего не Известно. По словам Матье, мумия погребена в чужом саркофаге. «Эта гробница находится, как и другие гробницы царей Нового царства, в скалах фиванского некрополя и была обнаружена во время раскопок, производившихся под руководством археолога Э. Айртона на средства Т. Дэвиса. В гробнице был обнаружен деревянный, обитый золотом саркофаг с мумией Молодого мужчины лет 22–24. Вся обстановка в гробнице говорила о крайней спешности захоронения». Так как здесь Нашли поврежденный деревянный позолоченный балдахин, подаренный, судя По надписям, Эхнатоном для погребения его матери, Царицы Тии (причем фигура Эхнатона была уничтожена), была выдвинута гипотеза, что гробница принадлежала Тие. В надписях На саркофаге показатели женского рода были заменены показателями мужского рода. Сейчас вывод Энгельбаха о захоронении в этой гробнице Мумии фараона Сменхкара является общепризнанным.

В Надписи на статуе льва из храма в Солебе Тутанхамон называет Аменхотепа III своим отцом. (Но слово «отец» Могло означать и «предок» и «дед».) В Другой надписи он называет своим отцом Эйе – очевидно, употребляя это слово в переносном смысле.

Археологические раскопки захоронений властителей XVlI–XVIII династий дали интереснейшие обрацы военного снаряжения. Оружие египтян состояло из топоров, кинжалов, ножей, кхопешей, булав, копий, дротиков и луков. Найдены также бумеранги, пращи для метания камней, метательные палицы.

Боевые топоры различались трех форм. Тонкий и плоский топор с закругленным клинком, насаженным с помощью стержня под прямым углом на деревянную рукоять, был обнаружен в саркофаге царицы Аххотпу (супруги царя Камоса XVII династии).

Мчащиеся «летящим галопом» звери на кинжале Яхмоса I, несомненно, связаны с искусством Крита, а совсем не египетский грифон на его боевом топоре по ряду признаков восходит с кирийским образцам, отразившимся и на критских памятниках. Позднее фантастические золотые грифоны засверкают в золоте Скифии.

Титулатура фараона на обоих предметах, декарировка рукояти кинжала головами богини Хатор, изображения бога Нила и покровительниц Северного и Южного Египта на топоре определяет египетское происхождение памятников.

Джануни, автор наиболее замечательных летописей XXVIII династии – анналов Тутмоса III, а также, видимо, и летописей Аменхотепа II в сохранившейся надписи на стенах гробницы вспоминает: «Я следовал за благим богом, владыкой правды, царем Верхнего и Нижнего Египта Тутмосом III. Я видел победы царя, одержанные им во всех странах, когда он брал в плен князей финикийских и уводил их в Египет, когда он грабил все их города и срезал их деревья, и никакая страна не могла устоять против него. Я увековечил в письме победы, одержанные им во всех странах».

После победы несокрушимого полководца Тутмоса III (Джехутимес III) в битве под Мегиддо (в 21 день 1-го месяца зноя), оцепеневшие от ужаса перед лавиной египетского колесничного войска князья соседних малоазиатских городов-государств направили победителю миссию со множеством дорогих подарков. Правитель Ретена прислал принцессу, золотой топор, выложенный лазуритом, десять украшенных золотом боевых колесниц, огромное стадо быков, коз и пр.

Египетская знать славилась умением стрелять из лука с колесницы на скаку, обмотав вожжи вокруг пояса. При этом большие колчаны привешивались с правой внешней стороны колесницы.

Есть изображения (рельефы храма в Карнаке), показывающие военные учения – стрельбы колесничих по щитам-мишеням. Известно, что Аменхотеп II пробивал стрелами медные тарелочки, как связки папирусов. В его гробнице был найден огромный лук.

В рельефе времен XX династии запечатлен эпизод перед битвой – Сети I поднимается на колесницу.

Многочисленные древнеегипетские рельефы и росписи изображают пеших лучников с колчанами, висящими за спиной.

В гробнице Тутанхамона – в передней комнате и в кладовой – среди предметов, перенесенных из царской сокровищницы, обнаружены пращи и луки со стрелами. Среди них были простые луки, изготовленные из многочисленных роговых деревянных пластин, склеенных и покрытых по всей длине корой.

Некоторые из них являются скорее парадными, церемониальными, нежели боевыми. Всю поверхность такого лука покрывают мелкие геометрические и растительные орнаменты, изображения животных. В аппликациях применяется множество различных материалов.

В погребальной камере гробницы между четвертым внешним балдахином и каменным саркофагом обнаружено также опахало с остатками страусовых перьев, по овалу деревянного щитка обложенное толстыми золотыми пластинами. На золотом рельефе лицевой стороны опахала изображен царь на колеснице в сопровождении собаки, стреляющий из лука в двух страусов. На обратной стороне – сцена возвращения с охоты. Двух убитых страусов несут слуги, а перья их – охотничий трофей – везет сам Тутанхамон. Иероглифы в нижней части массивной золотой рукоятки рассказывают о том, что для опахал взяты перья страусов, добытые его величеством во время охоты в пустыне к востоку от Илиополя.

Чтобы предохранить левую руку от удара, который наносит спущенная тетива, лучники носили плоские обручи или браслеты. Уже люди эпохи шлифованного камня употребляли для этого привязывавшиеся к руке полуцилиндрические пластинки.

Золотой, очень тонкой ювелирной работы, отделанный синей финифтью и кусочками лазурита обруч фараона Амоса I (XXVII династия), находится в Лувре.

В саркофаге фараона Тутанхамона найдено множество великолепных браслетов, которые защищали и украшали руки царственного юноши. Среди них были и парные, одевавшиеся одновременно на обе руки. Интересны браслеты с изображением знаков солнца – «правый глаз», и луны – «левый глаз».

Детский браслет со скарабеем был найден в «сокровищнице» в деревянной шкатулке с надписью: «Золотые украшения для шествия…». Крупный вырезанный из ярко-синего лазурита скарабей сидит на верхней части браслета, цепляясь золотыми лапками за лимонно-желтый корпус. Горизонтальные края обрамляет инкрустация из золотых, лазуритовых, сердоликовых и бирюзовых бус. У застежки-шарнира скомпонованы изображения плодов мандрагоры из кварцита и сердолика.

В одном из ларцов оказалось много различных бумерангов и метательных палиц, изготовленных из твердого дерева, частично украшенных росписью. Вместе с ними находились и бумеранги ритуального назначения.

На бумеранге из слоновой кости с золотым наконечником виднелась иероглифическая надпись: «Благой бог, владыка обеих земель Небхепрура, возлюбленной Птахом, южной его стены». Бог Птах был богом Мемфиса, и одним из почитаемых его образом был бог «южной стены» города.

Отдельно были сложены восемь щитов: четыре из них боевые, обтянутые шкурами гепарда и антилопы, а другие четыре – церемониальные, необычной формы, украшенные сквозной резьбой и позолотой. На двух из них фараон в образе льва и воина поражает врагов.

Эти щиты, а также складной стул из черного дерева с узорами из слоновой кости, имитирующими шкуру леопарда, табуреты, ложе и кресла с головами львов у подлокотников встретились исследователям еще раз. Несомые на руках, они застыли в длинной процессии, подносящей дары к трону Тутанхамона от народов стран Вават (Северная Нубия) и Куш (Суданская Нубия), в росписях стен гробницы наместника Нубии Аменхотпе-Хеви.

В погребальной камере между внешними ящиками (балдахинами) саркофагов были заботливо сложены, частью завернутые в ткани, многочисленные булавы, жезлы и луки. Обращают на себя внимание две трости, золотая и серебряная, с навершиями в виде небольших статуэток, выполненных мастером, создавшим золотую статуэтку Аменхотепа III, и изображающих молодого Тутанхамона в шлеме.

Голубой (или Синий) шлем являлся непременной частью царского боевого доспеха. Отсутствие среди археологических находок корон властителей Египта позволяет предположить, что они передавались по наследству.

Корон насчитывалось множество: Двойная корона объединенной страны, Красная корона Нижнего Египта, Белая корона Верхнего Египта, Пышная корона Атеф и другие. Короны считались божествами; при дворе имелись жрецы, отправляющие их культ, причем найдены даже тексты связанных с этим культом песнопений.

Особенно интересны египетские кинжалы, чья острота в Древнем Египте сравнивалась с лучом солнца. П.П. фон Винклер указывал, что в Булакском музее хранится крупный кинжал с клинком черной бронзы, найденный в саркофаге царицы Аххотпу. Его форма в целом не типична для Египта, хотя конструктивно сходна с очертаниями другого уникального кинжала, принадлежавшего царице Аххотпу. Массивная рукоятка кинжала расширяется в виде павлиньего хвоста, образуя диск с двумя сквозными отверстиями. Диск упирался в ладонь, а в отверстия проходили указательный и средний пальцы. Кинжал можно было держать по-другому – вытянув пальцы вдоль клинка, в верхней части которого выкованы небольшие выемки. Описанная форма рукоятки не получила широкого развития в последующие эпохи, хотя является очень лаконичной и завершенной.

Кинжал из коллекции Лувра проще. Его листообразный клинок наиболее характерен по силуэту для этого вида оружия египтян. Аналогичная форма прослеживается во многих находках, в том числе и двух кинжалах из гробницы Тутанхамона, вынутых из золотого гроба при изучении царской мумии.

На мумии царя Картер насчитал больше сотни украшений (на каждый палец покойника был надет золотой футляр). Кинжал с золотым клинком был заткнут за пояс, другой – с железным клинком – находился у правого бедра фараона. Такие кинжалы появились в Египте в начале XVIII династии. Рукоятка золотого кинжала украшена рядами золотой зерни и тончайшим узором из камней и смальты, выполненым в технике перегородчатой эмали. На навершии рукоятки – золотая пластина-накладка с именем фараона. По оси лезвия подымаются продольные желобки, заканчивающиеся пальметкой и орнаментальным гравированным пояском над ней.

Золотой кинжал был вложен в легкие изящные ножньГ. По полю их тыльной стороны бегут в «летящем» галопе дикие животные, на которых нападают охотничьи собаки. В верхней части ножен над петлями для прикрепления к поясу и спиральным орнаментом – иероглифическая надпись: «Благой бог, владыка силы, Небхепрура, которому дана жизнь». Говард Картер видел в стиле исполнения кинжала влияние искусства стран Средиземноморья, но считал его изделием египетского мастера.

Существует мнение, что кинжал с железным клинком и золотой рукояткой, увенчанной горным хрусталем, – не египетской работы. О подарках фараонам железных кинжалов с золотыми рукоятками, украшенными драгоценными камнями, рассказывают письма митаннийского царя Тушраты из Эль-Амарнского архива.

В Древнем Египте железо называли небесным металлом (метеоритное железо) и все оружие и орудия труда изготавливали из бронзы. Хотя железо («кость Тифона») было известно египтянам, употребление его, по мнению Винклера, возбранялось религиозными постановлениями. Подобные запреты существовали у этрусков, римлян, вавилонян и ассирийцев, хотя в Ниневии находили железо, а иногда встречались и болванки из стали очень высокого качества.

Под головой мумии Тутанхамона был уложен небольшой амулет в форме подголовника (урес) из чистого железа.

В гробнице Тутанхамона оказалось много других шедевров художественного ремесла, характеризующих высокий уровень обработки материалов. Например, уникальный светильник в форме кубка, состоящий из двух плотно вставленных одна в другую чаш из тонкого полупрозрачного алебастра; когда зажигалась плававшая в масле светильня, сквозь стенки начинали просвечиваться цветные изображения, нарисованные в тонких углублениях наружной поверхности внутреннего кубка: фигуры царя и царицы, гирлянды цветов.

Специалисты отмечают статуэтку Тутанхамона-мальчика из пурпурно-синеватого матового стекла, высотой в 5,9 см, изготовленную, по их мнению, в технике утраченного воска.

Великолепны кожаные сандалии, украшенные золотыми лотосами со вставками из лазурита, сердолика, амазонита и ромашками из желтого и червонного золота.

В кладовой гробницы оказалась интересная алебастровая ваза в виде льва, стоящего на задних лапах. Там же находился и сосуд для благовоний в виде фигурки лежащей козочки.

Несколько высокохудожественных игральных досок с десятью фигурками из слоновой кости и двумя игральными костями («альчиками») каждая, позволяют представить себе развлечения фараонов и вельмож.

Все предметы из гробницы Тутанхамона были перевезены в Каирский музей, и большинство их выставлено в двух галереях и одной изолированной комнате. В «Долине царей» остались каменный саркофаг и деревянный, оббитый листовым золотом, антропоидный гроб с мумией фараона.

…В мрачном и уединенном ущелье – «Долине царей», где над грядой отрешенных скал возвышается священная «Вершина Запада» – место обитания «любящей молчание» богини смерти Меритсегер, гробницы всесильных земных владык не были в безопасности. В смутные времена междуцарствий погребения подвергались варварским разграблениям. Нередко ограбления совершались и при сильной власти фараона. А когда Эхнатон перенес резиденцию в Ахетатон, ограбления стали совершаться еще чаще. Именно в этот период была разграблена гробница Тутмоса IV, которую Хоремхеб приказал восстановить и пополнить.

Около 1070 г. до н. э., когда верховные жрецы правили «Государством бога Амона» (юг Египта, в Нижнем Египте в это время правила XXI, Танисская династия), началась история так называемых странствующих мумий. Чтобы спасти от преступников мумии усопших владык, их уносили из захоронений и прятали в труднодоступных местах, сторонясь даже нелюдимых горных троп.

Так «В 14 году, третьего месяца второго времени года, на шестой день был принесен Осирис, царь Усермара (Рамсес II) для нового его погребения в гробнице Осириса, царя Менмара (Сети I), что совершил верховный жрец Амона Пинутем».

Спустя одно или два царствования мумии обоих властителей были перенесены в шахтное погребение царицы Инхапи. «И …царь Менпехтира (Рамсес I) вынесен из могилы царя Менмара (Сети I), чтобы похоронить его в могиле Инхапи, лежащей на великом месте, где покоится царь Аменхотеп».

В средние века склепы фиванского некрополя стали прибежищем многочисленной семьи Расулов. Своенравные обитатели «Долины царей» ружейными выстрелами встретили отряд наполеоновских солдат, сопровождавших группу ученых. Вивиан Денон дважды попадал под обстрел, но все-таки осмотрел часть памятников и сделал наброски во время поспешных раскопок.

5 июля 1881 г. археолог Эмиль Бругш вместе с Мохаммедом Расулом взобрался на скалы, высившиеся между «Долиной царей» и Дель-эль-Бахри. Мохаммед отодвинул обломки скалы, преграждавие вход, и швырнул вниз длинный канат. Опустившись в кромешной тьме на дно шахты, они зажгли факел и стали пробираться по коридору, в котором стояли три больших саркофага; судя по надписи, в одном из них находилась мумия Сети I, фараона XIX династии. Рядом с саркофагом были небрежно свалены погребальные приношения, сосуды с внутренностями, вазы, ящики со статуэтками.

Чадный факел осветил вход в настоящую погребальную камеру – помещение огромного размера. Здесь мумии громоздились между взломанными и запечатанными саркофагами, бронзовыми жертвенными сосудами и разбитыми шкатулками для париков. Кругом стояли ящики с законсервированным мясом и фруктами, канопы – высокие сосуды с крышками в форме голов четырех сыновей бога Гора, в углу находился балдахин царицы Исисем-Хебт, а на одном из гробов рядом с останками газели лежала набальзамированная голова теленка.

Бругш приступил к предварительному осмотру. Среди многочисленных саркофагов и погребального инвентаря менее известных властителей он нашел мумию Яхмоса I. Когда ученый увидел тела Тутмоса III и Рамсеса II, он был настолько потрясен, что несколько минут в полном изнемождении просидел на земле, вглядываясь при последних отблесках тлеющего факела в призрачный интерьер захоронения, словно во внезапно открывшийся колодец.

Несколько дней спустя Бругш посетил Дауд-пашу, чтобы получить разрешение немедленно обеспечить сохранность сорока мумий царей и цариц, принцев, принцесс и жрецов. Дауд-паша выделил ученому военный отряд, 300 феллахов и значительные средства для доставки бесценных памятников в музей.

16 человек вытащили саркофаг с мумией Аменхотепа I. Тело фараона обвивали гирлянды голубых, желтых, красных цветов; в чашечке одного цветка застыла оса, полностью сохранившаяся и не утратившая своей окраски.

В деревянном инкрустированном слоновой костью ларце лежала мумифицированная печень царицы Хатшепсут. Рядом с Мааткара, царицей XXI династии, был найден гроб ее дочери Монтемхат, умершей при рождении. Украшения с мумии фараона XX династии Рамсеса IV были украдены еще в древности. Останки царя сложили на деревянный стол, а затем снова перенесли в тайник. Усыпальница царицы Меритамон, жены Аменхотепа II, также оказалась разграбленной, но ее мумия сохранилась в полном царском убранстве.

При археологических раскопках гробницы Аменхотепа II в 1898 г. было обнаружено тринадцать царских мумий.

Прапрадед Али Расула помогал Бельцони при его раскопках. Расчистив у входа в гробницу Рамсеса I каменные завалы, Бельцони приказал своим людям копать именно в этом месте. На глубине 6 метров они натолкнулись на замурованный вход в усыпальницу фараона. Расул вместе с итальянцем спустился в гробницу, вырубленную в скале на глубину сотни метров. Кроме мерцавшего золотом пустого алебастрового саркофага здесь не нашлось ничего – гробницу разграбили еще в древности. Мумию Сети I обнаружили в 1871 г. в «царском тайнике» усыпальницы царицы Инхапи.

В письменном сообщении прадеда Расула говорится об отчаянной попытке Бельцони разобрать замыкающую стену погребальной камеры, чтобы пробиться дальше. Али Расул пересказывал: «Мой прадед наблюдал за Бельцони и видел, что шахта на всю ширину заложена камнями. Снова и снова говорил он Бельцони, работавшему в шахте тридцатью метрами ниже, что тут ничего не найти». Затем Али Расул добавил: «Мой прадед сказал моему деду: „Там, именно там клад Сети. Я знаю точно, я обманул Бельцони, чтобы он не копал дальше“. Эту тайну поведал мне отец перед смертью».

В 1821 г. Бельцони открыл в Лондоне выставку египетских древностей.

Крупнейшие строительные работы Египта при Тутанхамоне, Эйе и Харамхебе связаны с именем зодчего Майи. Сын судьи Иуи и его жены Урет, Майа при Тутанхамоне был начальником работ в некрополе, начальником сокровищницы, царским писцом. Майа достиг высокого положения благодаря своему таланту зодчего, разносторонней образованности, глубокому и цепкому уму. Он пережил нескольких фараонов и при всех был «великим из великих, сером во главе вельмож, царя, искусным речью».

В гробнице Тутанхамона найдены две высокохудожественные скульптурки из дерева, которые Майа поднес в дар в гробницу властителя, – заупокойная статуэтка (ушебти) и уникальное скульптурное изображение Тутанхамона на погребальном ложе. В посвятительных надписях Майа указывает свои звания и подчеркивает свое исключительное положение и близость к фараону, называя себя «слугой, который делает добро его величеству, который ищет то, что хорошо, и находит то, что прекрасно… возлюбленным своего господина, творящим то, что он скажет».

Майа восстанавливал погребение Тутмоса IV, строил заупокойный храм Тутанхамона-Эйе-Хоремхеба и усыпальницы этих фараонов. Но делом жизни великого зодчего стали планировка и первый этап строительства грандиозного гипостиля храма Амона в Карнаке.

Для строительства было извлечено из каменоломен не менее 50000 т камня. В длину новый гипостиль занимал 103 м, в ширину – 52 м. 134 колонны образовали 33 нефа. Колонны центрального нефа с капителиями в виде расцветших папирусов достигали в высоту 19,26 м. Стены и колонны покрывали цветные рельефы общей площадью в 24282 кв. м. Местами сверкало листовое золото.

Норов восхищался залом с его «необъятным множеством столпов, которых созданье превышает силы народа самого могущественного… Все виденные вами досель здания, хотя бы вы обтекли весь земной шар, игрушки перед этим столпотворением! Этот лес колонн, величины невообразимой, и где же? – внутри здания, повергает вас в глубокую задумчивость о зодчих».

Шампольон, увидев Карнак, писал своему брату: «Я не буду ничего описывать, потому что или мои выражения не стоили бы и тысячной доли того, что следует сказать, говоря о таких вещах, или же, если бы я набросал слабый эскиз, даже весьма бесцветный, меня приняли бы за энтузиаста, может быть, даже за безумца».

Храм являлся замечательным шедевром синтеза монументальной архитектуры, скульптуры, живописи.

Размах работ требовал присутствия зодчего Майя и в каменоломнях в Сальсилэ, где он построил высеченный целиком в скале пещерный храм Хоремхеба.

Известна гробница зодчего Майи в Саккаре. Он и его жена изображены на трех скульптурах Лейденского музея. Трактовка же образа зодчего Майи в «Золотом фараоне» является творческим вымыслом.

…Сохранился документ времен XX династии, поведавший о суде над восемью грабителями. В тексте указаны имена пяти из них. После допроса камнерез, ремесленник, крестьянин, водонос и раб-нуб, иец полностью признали свою вину и показали:

«Мы проникли во все помещения… Мы нашли божественную мумию царя… На шее его было великое множество амулетов и украшений из золота. Голова его была покрыта золотой маской. Священная мумия была вся украшена золотом. Покровы ее были вышиты серебром и золотом изнутри и снаружи и украшены всевозможными драгоценными камнями. Мы сорвали золото, которое нашли на священной мумии этого бога, все его амулеты и украшения, висевшие у него на шее, а также покровы, в которых он покоился.

Мы нашли и жену фараона. И сорвали с нее также все… Мы унесли их утварь, которую нашли при них. Там были сосуды из золота, серебра и бронзы. Все золото, найденное на мумиях этих двух богов, их амулеты, украшения и покровы мы поделили на восемь равных частей».

Осквернители гробницы были признаны виновными и переведены в тюрьму в ожидании наказания, которое должен был определить сам фараон.

Вспоминая нахлынувшие на него впечатления, Говард Картер писал о людях, наводивших торопливый порядок в гробнице Тутанхамона: «Непонятно, зачем они вообще трудились». Содержимое только одного ларчика приблизительно соответствовало описи (17 синих сосудиков). Части разодранного в клочья великолепного золотого парадного панциря валялись повсюду. (Кусок был в наосе для статуи бога.) Драгоценности переселились из одних ларцов в другие. Сандалии были расшвыряны по разным углам. Одежда из тончайших тканей – запихнута в ларцы и комод. Но люди, проникшие в гробницу по горячим следам грабителей, ничего не украли. Вероятно высокомерные жрецы Амона, имевшие свое представление о ценностях, произнеся молитвы потревожили «дом» Осириса, царя Небхепура. Заново опечатав входы, они сохранили тайну гробницы. Возможно, зная, что погребальная камера почти не тронута, они распространили слух об ограблении, отваживая любителей кощунственной наживы. Сами же они всегда умели молчать.


Ольга Триколенко

Художник-монументалист, египтолог.


Содержание:
 0  Золотой фараон : Карл Брукнер  1  АРМИЯ НАПОЛЕОНА ИДЕТ ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ : Карл Брукнер
 2  ГРЕНАДЕР АНДРЕ СИМОН НАХОДИТ ЧЕРНЫЙ КАМЕНЬ : Карл Брукнер  4  БЕЛЬЦОНИ ИСКАТЕЛЬ ПРИКЛЮЧЕНИЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ И ГРАБИТЕЛЬ МОГИЛ : Карл Брукнер
 6  ГРАБИТЕЛИ И УЧЕНЫЕ СОПЕРНИЧАЮТ В ПОИСКАХ НОВЫХ ГРОБНИЦ ФАРАОНОВ : Карл Брукнер  8  АРМИЯ НАПОЛЕОНА ИДЕТ ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ : Карл Брукнер
 10  ЖАН-ФРАНСУА ШАМПОЛЬОН РАСШИФРОВЫВАЕТ ИЕРОГЛИФЫ : Карл Брукнер  12  ЛЕПСИУС РЕКОНСТРУИРУЕТ ПРОШЛОЕ : Карл Брукнер
 14  КЕМ БЫЛ ТУТАНХАМОН? : Карл Брукнер  16  ПЕРВАЯ НАХОДКА : Карл Брукнер
 18  СОН АХМЕДА : Карл Брукнер  20  АБДЕЛАД ХОЧЕТ СТАТЬ МОШЕННИКОМ : Карл Брукнер
 22  ТАЙНИК В ЗЕМЛЕ : Карл Брукнер  24  ПОТОМКИ СТРОИТЕЛЕЙ ПИРАМИД БУНТУЮТ : Карл Брукнер
 26  ДОРОГА В ЗАГРОБНЫЙ МИР : Карл Брукнер  28  СТО ОСЛОВ, ГРУЖЕННЫХ ЗОЛОТОМ : Карл Брукнер
 30  ГРАБИТЕЛИ В ЦАРСКОЙ ГРОБНИЦЕ! : Карл Брукнер  32  ФАНТАСТИЧЕСКИЕ СЛУХИ : Карл Брукнер
 34  НЕПРИЯТНОСТИ : Карл Брукнер  36  ТАЙНА МЕНАФТА : Карл Брукнер
 38  ЛОРД КАРНАРВОН ОШЕЛОМЛЕН : Карл Брукнер  40  СТРАННЫЕ КАМНИ : Карл Брукнер
 42  РАСКОПКИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ : Карл Брукнер  44  СТРАННОЕ ЖЕЛАНИЕ ЛЕДИ КАРНАРВОН : Карл Брукнер
 46  РЕШЕНИЕ ПРИНИМАЕТСЯ В АНГЛИИ : Карл Брукнер  48  ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ ПРИНИМАЕТ РЕШИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ : Карл Брукнер
 50  ПЕЧАТЬ ГОРОДА МЕРТВЫХ : Карл Брукнер  52  ЛЕДИ КАРНАРВОН НЕ ХОЧЕТ ЖДАТЬ : Карл Брукнер
 54  ВОРОТА К ТАЙНЕ ВСЕХ ТАЙН : Карл Брукнер  56  ЗОЛОТАЯ СТЕНА : Карл Брукнер
 58  ОСИРИС-ТУТАНХАМОН : Карл Брукнер  59  ТАЙНА МЕНАФТА : Карл Брукнер
 60  вы читаете: ПОСЛЕСЛОВИЕ : Карл Брукнер  61  j61.html
 62  Использовалась литература : Золотой фараон    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение