Приключения : Исторические приключения : XVII СЕЙЗЕРИАТСКИЕ ПЕЩЕРЫ : Александр Дюма

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу




XVII

СЕЙЗЕРИАТСКИЕ ПЕЩЕРЫ

Приехав в Париж, Диана испросила аудиенции у первого консула Бонапарта.

Это случилось через два или три дня после возвращения Ролана от Кадудаля. Мы знаем, что Ролан почти не обращал внимания на женщин. Он видел Порцию, но прошел мимо, даже не поинтересовавшись, кто она. Впрочем, возможно, приняв ее за шуана, он даже не понял, что перед ним женщина. Барраса она тоже не опасалась, так как он уже утратил свое былое влияние на консула.

В своем прошении Диана писала, что знает, как захватить Соратников Иегу, и расскажет все первому консулу при определенных условиях, которые она изложит ему лично.

Бонапарт терпеть не мог женщин, вмешивающихся в политику, и, решив, что имеет дело с авантюристкой, переслал письмо Дианы Фуше и поручил ему разузнать, кто такая эта м-ль де Фаргас.

— Вы когда-нибудь видели Фуше, мадемуазель? — прервал свой рассказ Гектор.

— Нет, сударь, — ответила Клер.

— Он в высшей степени уродлив. Оловянные глазки, смотрящие в разные стороны, редкие волосы цвета соломы, кожа пепельного цвета, приплюснутый нос, кривой рот с гнилыми зубами, скошенный подбородок и борода того рыжего оттенка, от которого лицо кажется грязным, — вот вам портрет Фуше.

Красивый человек испытывает естественное отвращение ко всему безобразному, и когда прекрасная Диана увидела полууниженную, полунаглую физиономию Фуше, за которой угадывался бывший семинарист, все чувства ее возмутились от негодования и физического отвращения.

Ей доложили о приходе министра полиции — это звание, открывавшее перед ним все двери, позволило ему войти и к Диане; но, увидев это гнусное создание, она инстинктивно вжалась в диван и забыла предложить гостю сесть.

Незваный гость сам взял кресло и уселся в нем развалясь; и поскольку Диана молча, не тая неприязни, разглядывала его, он заговорил первым:

— Итак, дамочка, у нас, значит, имеются кое-какие сведения, и мы хотим предложить полиции сделку?

Диана оглянулась с таким искренним изумлением, что видавший виды сыщик поверил в его неподдельность.

— Вы что-то ищете? — поинтересовался он.

— Я пыталась понять, с кем вы разговариваете, сударь.

— С вами, мадемуазель, с кем же еще, — нимало не смутившись, пояснил Фуше.

— Тогда, сударь, вы ошибаетесь. Я не дамочка, а знатная дама, дочь графа де Фаргаса, убитого при Авиньоне, и сестра виконта де Фаргаса, убитого в Бурге. И я не намерена ни предоставлять полиции каких-либо сведений, ни заключать с ней каких-либо сделок. Пусть этим занимаются те, кто имеет несчастье служить ей. Я искала правосудия, — добавила Диана, поднявшись с дивана, — но поскольку я подозреваю, что вы к этой целомудренной богине не имеете ни малейшего отношения, то буду вам весьма признательна, если вы соизволите понять, что, придя ко мне, ошиблись дверью.

Увидев, что Фуше, то ли от изумления, то ли от непоколебимой самоуверенности, не двинулся с места, она покинула гостиную и заперлась в своей спальне.

Через два часа Ролан де Монтревель прибыл к ней, чтобы пригласить к первому консулу.

Ролан проводил Диану в зал для приемов с предупредительностью и знаками внимания, которые следует оказывать женщине и которые стали частью его натуры благодаря утонченному воспитанию, данному ему под руководством матери. Затем он вышел, чтобы позвать первого консула. Бонапарт явился через несколько минут.

— Ах, — благожелательно кивнул он Диане в ответ на ее поклон, — кажется, этот грубиян Фуше, привыкший иметь дело со всяким отребьем, был весьма непочтителен с вами. Простите его, чего можно ждать от старого церковного служки?

— От него я не ждала ничего хорошего, гражданин первый консул, а вот от вас я ждала другого посланника.

— Вы правы, — согласился Бонапарт, — и, честное слово, вы разом проучили нас обоих. Теперь я перед вами, говорите, ведь вам есть, что сказать.

— Всем известно, что вы не умеете слушать, сидя на месте, а поскольку мне крайне важно, чтобы вы выслушали меня, может быть, нам пройтись?

— Пройдемся, — улыбнулся Бонапарт. — Признаюсь, именно это мне не нравится в женщинах: когда я даю им аудиенцию, они предпочитают торчать на одном месте.

— Понимаю. Но тот, кто два года служил адъютантом Кадудаля, привык к другому.

— Вы два года служили у Кадудаля?

— Да.

— Как же получилось, что мой адъютант Ролан не знает ни вашего имени, ни вашего лица?

— В Бретани все знали меня под именем Порции — это во-первых, а во-вторых, когда он был рядом с Кадудалем, я старалась не показываться ему на глаза.

— А, так это вы, чтобы вас приняли в ряды шуанов, рассекли себе руку?

— Да, и вот шрам, — Диана приподняла рукав платья.

Бонапарт бросил взгляд на ее великолепную руку, но, казалось, увидел только шрам.

— Интересная рана, — только и сказал первый консул.

— Кинжал, который нанес ее, еще более интересен. Вот он, — и Диана достала железный кинжал соратников Иегу.

Бонапарт взял кинжал в руки и внимательно изучил его форму, строгость которой сама по себе внушала невольный страх.

— Как он у вас оказался? — спросил Бонапарт.

— Я вынула его из груди моего брата, именно он поразил его сердце.

— Расскажите все, но побыстрее, мое время дорого.

— Не дороже времени женщины, которая два года ждет возмездия.

— Вы корсиканка?

— Нет, но я обращаюсь за помощью к корсиканцу: он поймет меня.

— Чего вы хотите?

— Жизни тех, кто отнял жизнь моего брата.

— Кто они?

— Я вам уже писала — Соратники Иегу.

— Вы также писали, что знаете, как их схватить.

— Я знаю их пароли, и у меня есть два письма к их главарю Моргану: одно от Кадудаля, другое от Костера Сен-Виктора.

— Вы уверены, что это поможет взять их?

— Уверена, если только мне дадут смелого и умного помощника, такого, как, например, господин Ролан де Монтревель, и достаточное количество солдат.

— И при каких условиях?

— Виновные не должны остаться в живых.

— Я не милую воров и убийц.

— И, кроме того, мне позволят полностью выполнить порученную мне миссию.

— Какую?

— Я получу деньги, тайну которых мне доверил Кадудаль.

— Так вы хотите забрать эти деньги себе?

— Ах, гражданин первый консул, — укоризненно вздохнула м-ль де Фаргас, — такими словами можно навсегда испортить воспоминание о нашей встрече.

— Черт побери, но что же вы хотите сделать с этими деньгами?

— Хочу, чтобы они были доставлены по назначению.

— Я не позволю вам переправить их тем, кто воюет против меня! Никогда!

— Тогда, генерал, позвольте откланяться, нам больше незачем тратить наше время.

— О, какой ум! — воскликнул Бонапарт.

— Скажите лучше, какое сердце, генерал.

— Почему?

— Потому что недостойные предложения мы отвергаем не умом, а сердцем.

— Но это же все равно что снабжать оружием своих врагов!

— Вы полностью доверяете господину Ролану де Монтревелю?

— Да.

— Вы знаете, что он не сделает ничего, что нанесло бы урон вашей чести или интересам Франции?

— Абсолютно.

— Хорошо! Поручите ему эту операцию. Я договорюсь с ним, каким образом провести ее и на каких условиях буду помогать ему.

— Будь по-вашему, — согласился Бонапарт.

Первый консул как всегда мгновенно принял решение и позвал Ролана, ждавшего за дверью.

— Ты получаешь все полномочия. Действуй заодно с мадемуазель и, чего бы то ни стоило, избавь меня от этих джентльменов с большой дороги, которые нападают на дилижансы, грабят их и при этом строят из себя благородных.

Затем он слегка поклонился Диане де Фаргас:

— Не забудьте: если вы добьетесь успеха, я буду рад видеть вас снова.

— А если я проиграю?

— Я знаюсь только с теми, кто побеждает.

И он оставил девушку и Ролана одних.

Несмотря на предубеждение против всяких операций, в которых замешаны женщины, Ролан сразу же отнесся к Диане де Фаргас как к хорошему и отважному другу, настолько она не походила на других представительниц ее пола. Это безыскусное отношение пришлось ей по душе точно так же, как не по душе пришлась бесцеремонность Фуше. Всего за час они обо всем договорились и условились, что тем же вечером оба по разным дорогам отправятся в их штаб-квартиру в Бург-ан-Брессе.

Вы прекрасно понимаете, что, зная все подходы и пароли, имея все необходимые сведения и письма Кадудаля и Костера де Сен-Виктора, Диана де Фаргас, которая снова переоделась в шуана и стала Порцией, беспрепятственно проникла в Сейонскую обитель, где находилась четверка главарей.

Ни у кого из них не возникло ни малейшего подозрения, что эта женщина, чей пол легко угадывался даже в мужской одежде, была Дианой де Фаргас, то есть сестрой того, кого они убили, чтобы наказать за предательство.

Поскольку в Сейонском аббатстве не нашлось ста тысяч франков, то есть всей суммы, которую просил Кадудаль, они назначили Диане встречу в полночь следующего дня в Сейзериатских пещерах, где должны были передать ей недостающие сорок тысяч.

Диана сообщила эти сведения Ролану, и он первым делом вызвал к себе капитана жандармерии и полковника городского гарнизона драгун. Когда все собрались, он предъявил им свои полномочия.

Драгунский полковник немедля заявил, что готов вместе с любым количеством людей поступить в его распоряжение. В отличие от него капитан жандармерии не выказал никакого рвения, хотя и не скрывал своей злобы на Соратников Иегу, которые вот уже три года, как он сам говорил, не дают ему спать спокойно.

Десятки раз он выслеживал их и начинал преследовать, но всегда благодаря то ли резвости лошадей, то ли хитрости, то ли ловкости, то ли расчету они ускользали из его рук. Старому жандарму оставалось только каждый раз признавать их превосходство.

Однажды он неожиданно напал на них в Сейонском лесу: они отважно приняли бой, убили трех его человек и отступили, унеся двух раненых.

Он уже отчаялся, что когда-нибудь одержит верх, и молил только об одном — чтобы начальство забыло о нем раз и навсегда. Он бездействовал, впав в вялое отчаяние. И тут явился Ролан и нарушил его покой.

Но как только Ролан сообщил, что его подруге назначили встречу в Сейзериатских пещерах, старый офицер на мгновение задумался, потом стащил с головы треуголку, как будто та мешала полету его мысли, бросил ее на стол и, прищурившись, сказал:

— Погодите, погодите! Пещеры, Сейзериатские пещеры… Разбойники у нас в руках.

И он водрузил треуголку на место.

— Они у него в руках! — радостно заулыбался драгунский полковник.

Ролан и Диана с сомнением переглянулись. Они не разделяли доверия полковника к старому жандарму.

— Объяснитесь, — потребовал Ролан.

— Когда горлопаны надумали разрушить церковь в Бру, — начал старый капитан, — у меня появилась одна идея…

— Надо же, — съязвил Ролан.

— Я хотел не только спасти нашу церковь, но и те славные могилы, что находятся в ней[65].

— И что вы сделали?

— Я занял ее под склад фуража для кавалерии.

— Понятно, — кивнул Ролан, — овес спас мрамор. Вы правы, мой друг, это, в самом деле, хорошая идея.

— Церковь отдали мне, и я захотел как следует осмотреть ее.

— Мы внимательно вас слушаем, капитан.

— Так вот, в конце крипта я обнаружил маленькую дверцу, которая ведет в подземный ход. Он тянется почти на четверть лье и заканчивается решетчатой дверью в Сейзериатских пещерах.

— Черт! — воскликнул Ролан. — Я начинаю понимать, к чему вы клоните.

— А я ничего не понимаю, — пожал плечами драгунский полковник.

— Но это же очень просто, — заговорила Диана.

— Объясните все полковнику, мадемуазель, — попросил Ролан, — и докажите ему, что вы не зря два года служили адъютантом у Кадудаля.

— Да, объясните мне, — полковник раздвинул колени, оперся на свою саблю и пошире раскрыл глаза, щурившиеся от яркого солнечного света.

— Хорошо, — согласилась Диана. — Капитан с десятью или пятнадцатью жандармами проходит через церковь и охраняет вход в подземелье. Мы атакуем пещеры снаружи с двадцатью драгунами. Соратники Иегу захотят отступить через подземный ход, который им наверняка известен, но там они столкнутся с капитаном и его людьми и окажутся меж двух огней.

— Все точно, честное слово! — воскликнул капитан жандармерии, восхитившись тому, что женщина разгадала его план.

— Какой же я болван! — драгунский полковник хлопнул себя по лбу.

Ролан слегка кивнул в знак согласия и обернулся к капитану:

— Только очень важно, капитан, чтобы вы пришли на место заблаговременно и через церковь. Соратники Иегу соберутся в пещерах к полуночи и, очевидно, проникнут в них с противоположной стороны. Мы с мадемуазель де Фаргас, переодетые в шуанов, войдем внутрь и заберем сорок тысяч франков. Затем я выйду наружу, назову пароль, подойду к часовым и убью их. Оставив деньги под охраной жандарма, мы начнем атаку. Застигнутые врасплох, Соратники Иегу захотят бежать, но перед решеткой столкнутся с капитаном, его жандармы отрежут им путь. Негодяи окажутся в западне, им всем до единого придется либо сдаться, либо погибнуть.

— Я буду на месте еще до рассвета, — сказал капитан. — Возьму еды на целый день, а вечером — в бой!

Он выхватил саблю, сделал выпад в сторону стены и вложил оружие обратно в ножны.

Ролан подождал, пока этот героический порыв немного поутихнет, и похлопал старого солдата по плечу:

— Главное, ничего не менять в нашем общем плане. В полночь мадемуазель де Фаргас и я войдем в пещеры, чтобы получить деньги, а через четверть часа, после первого же выстрела, как вы говорите, мой дорогой капитан, — в бой!

— В бой! — как эхо повторил драгунский полковник.

Ролан еще раз повторил все, о чем они условились, чтобы каждый хорошенько уяснил, что он должен делать, и расстался с капитаном — до встречи в пещере, и с полковником — до половины третьего ночи.

Сначала все шло по плану.

Переодетые в шуанов Диана де Фаргас, под именем Брюйер, и Ролан, под именем Бранш-д'Ор, вошли в Сейзериатскую пещеру, обменявшись паролем с двумя часовыми. Один часовой стоял под горой, другой — у входа в пещеру.

Но тут их постигло разочарование.

Морган отсутствовал. Монбар и два других главаря, д'Ассас и Адлер, командовали без него. Ничего не заподозрив, они передали сорок тысяч франков Диане и Ролану.

По тому, как Соратники Иегу расположились в пещере лагерем, было ясно, что они собираются здесь заночевать. Но главного разбойника не было. Даже если Диана и Ролан одержат победу, их успех будет неполным, так как Морган останется на свободе. Может быть, он явится среди ночи? Но когда именно?

Быстро обдумав ситуацию, они поняли, что лучше взять троих главарей, чем упустить всех четверых. К тому же, если только Морган не скроется за границу, его одного будет легче поймать, чем опять охотиться за всей шайкой. Очутившись в изоляции, Морган, возможно, подчинится властям и сдастся.

Только раз посмотрев друг другу в глаза, Ролан и Диана поняли, что их план остается в силе.

Ролан приблизился к часовому. С третьим словом пароля часовой пошатнулся и упал лицом вниз. Ролан убил его одним ударом кинжала. Второй часовой упал, как и первый, без единого звука.

Ролан подал условный сигнал, и драгуны появились из засады. Их полковник не блистал умом, но он был старый служака и отваги ему было не занимать. Он вытащил свою саблю и двинулся вперед. Ролан шел справа от него, Диана — слева.

Они не сделали и десяти шагов, как раздались два ружейных выстрела: один из грабителей дилижансов, посланный Монбаром в деревню Сейзериат, наткнулся на драгун.

Одна пуля пролетела мимо, другая попала кому-то в руку.

Затем раздался крик: «Тревога!»

Почти сразу же в свете факелов, которые освещали двадцать или тридцать небольших гротов, окружавших слева и справа главную галерею Сейзериатской пещеры, появился человек с еще дымившимся ружьем:

— Тревога! Тревога! Драгуны!

— Беру командование на себя! — вскричал Монбар. — Погасите огни и отступайте к церкви.

По тому, как мгновенно остальные выполнили приказ, можно было заключить, насколько они поняли серьезность положения.

Монбар, знавший все проходы и повороты, повел своих товарищей в глубь горы.

Внезапно впереди послышался шум: в сорока шагах тихо прозвучала команда, а затем раздалось лязганье курков.

— Стой! — поднял руку Монбар.

— Огонь! — прозвучал голос со стороны противника.

— Ложись! — крикнул Монбар.

Не успел он скомандовать, как подземелье огласилось оглушительным грохотом выстрелов. Все, кто успел подчиниться приказу Монбара, услышали свист пуль у себя над головой. Двое-трое из тех, кто замешкался, рухнули на землю.

Вспышка была короткой, но Монбар и его соратники разглядели жандармскую униформу.

— Огонь! — крикнул в свою очередь Монбар.

И тут же раздались двенадцать или тринадцать выстрелов.

Темные своды пещеры вновь осветились.

Трое Соратников Иегу лежали без движения.

— Путь к отступлению закрыт, — решил Монбар. — Разворачиваемся, если у нас есть шанс, то только со стороны леса.

И Монбар повернулся и повел своих назад.

Жандармы выстрелили снова; послышались два или три стона и шум падающих тел — новая атака прошла небезуспешно.

— Вперед, друзья, — призвал Монбар. — Они дорого заплатят за нашу жизнь!

— Вперед, — прозвучало в ответ.

Чем дальше они продвигались, тем явственнее ощущался запах дыма.

— Похоже, эти мерзавцы выкуривают нас, — предположил Монбар.

— Боюсь, что так, — согласился Адлер.

— Они думают, что охотятся на лис.

— По нашим когтям они поймут, что имеют дело со львами.

По мере того как они продвигались к выходу, дым становился все гуще, а свет — все ярче. Показался последний поворот.

В самом деле, в пятидесяти шагах от пещеры горел костер. Но разожгли его не ради дыма, а чтобы в темноте никому не удалось скрыться. И в свете пламени сверкали карабины и сабли драгун.

— А теперь умрем, но умрем с боем, — призвал Монбар.

И он первый устремился в освещенный круг и выстрелил из обоих стволов своего охотничьего ружья. Затем, бросив ружье, ставшее бесполезным, выхватил из-за пояса пистолеты и, пригнув голову, бросился на драгун.

Я не берусь поведать о том, что произошло затем: проклятия, брань, крики, вспышки и грохот выстрелов — все смешалось. Когда все пистолеты были разряжены, наступила очередь кинжалов.

Подбежавшие жандармы ворвались в ряды противников, сражавшихся в дыму и пламени. Слышалось яростное рычание, стоны раненых и последние вздохи умирающих.

Схватка продолжалась минут пятнадцать, может быть, двадцать, а когда все закончилось, у Сейзериатской пещеры лежало двадцать тел.

Тринадцать из них были драгунами и жандармами, девять — Соратниками-Иегу.

Пятеро Соратников Иегу были еще живы, но сила была на стороне их противников, и раны не позволяли им сопротивляться: их взяли в плен. М-ль де Фаргас смотрела на них взглядом античной Немезиды.

Оставшиеся на ногах драгуны и жандармы окружили пленников с саблями в руках.

У старого капитана была сломана рука, полковнику насквозь прострелили ногу. Ролан, покрытый кровью противников, не получил ни одной царапины.

Двоих пленников уложили на носилки, поскольку они не могли сделать ни шагу. Зажгли заранее заготовленные факелы и двинулись в город.

В тот момент, когда они выходили из леса на большую дорогу, раздался топот копыт. Ролан вышел на середину и приказал:

— Ступайте дальше, я останусь, чтобы выяснить, кто это.

— Кто идет? — крикнул Ролан, когда всадник приблизился к нему.

— Еще один пленник, сударь, — ответил незнакомец. — Я не смог принять участие в схватке, но не хочу пропустить эшафот! Где мои друзья?

— Здесь, сударь, — показал Ролан.

— Простите, господа, — обратился Морган, — а это был он, — к жандармам, — позвольте мне занять место среди моих друзей: виконта де Жайя, графа де Валансоля и маркиза де Рибье. И разрешите представиться — граф Шарль де Сент-Эрмин.

Трое пленников восхищенно вскрикнули, и к ним присоединился ликующий возглас Дианы. Добыча была в ее руках, никому из четырех главарей не удалось уйти.

Тем же вечером, выполняя обещание, данное Кадудалю, она отправила сто тысяч франков в Бретань.

Грабители оказались за решеткой, и на этом миссия Ролана заканчивалась. Он отправился к первому консулу, затем выехал в Бретань, провел с Кадудалем переговоры, но так и не смог убедить его перейти на сторону республики, вернулся в Париж, затем сопровождал Бонапарта в Итальянской кампании и погиб при Маренго.

Что до Дианы, то ее душа так сгорала от ненависти и так жаждала мести, что она не могла не насладиться ею до конца. Судебный процесс начался незамедлительно, и все говорило о том, что он не затянется и завершится казнью, которую она не собиралась пропустить.

Я был в Безансоне, когда мне стало известно об аресте моего брата, и я помчался в Бург-ан-Бресс, где проходили судебные заседания.

Началось следствие.

Всего заключенных было шестеро: пятерых взяли в плен в пещерах, шестой добровольно присоединился к пленным. Двое из них были так серьезно ранены, что умерли вскоре после ареста. Остальных должен был судить военный трибунал, который приговорил бы всех к расстрелу.

Но тут вышел новый закон о передаче политических дел гражданскому суду, а гражданские суды приговаривали к гильотине. Гильотина оскорбительна, тогда как расстрел не наносит урона чести. Перед лицом военного трибунала пленники признались бы во всем. В гражданском суде они все отрицали.

Задержанные под именами Ассаса, Адлера, Монбара и Моргана, они заявили, что не знают таких имен и представились как:

Луи-Андре де Жайя, родом из Баже-ле-Шателя, департамент Эн, двадцати семи лет;

Рауль-Фредерик-Огюст де Валансоль, родом из Сент-Коломбы, департамент Рона, двадцати девяти лет;

Пьер-Огюст де Рибье, родом из Боллены, департамент Воклюз, двадцати шести лет;

и Шарль де Сент-Эрмин, родом из Безансона, департамент Дуб, двадцати четырех лет.


Содержание:
 0  Шевалье де Сент-Эрмин. Том 1 Le Chevalier de Sainte-Hermine : Александр Дюма  1  ПОТЕРЯННОЕ ЗАВЕЩАНИЕ : Александр Дюма
 2  I ДОЛГИ ЖОЗЕФИНЫ : Александр Дюма  3  II КАК ВЫШЛО, ЧТО ДОЛГИ ЖОЗЕФИНЫ ОПЛАТИЛ ВОЛЬНЫЙ ГОРОД ГАМБУРГ : Александр Дюма
 4  III СОРАТНИКИ ИЕГУ : Александр Дюма  5  IV СЫН МЕЛЬНИКА ИЗ ЛЯ ГЁРШ : Александр Дюма
 6  V МЫШЕЛОВКА : Александр Дюма  7  VI БИТВА СТА : Александр Дюма
 8  VII БЕЛЫЕ И СИНИЕ : Александр Дюма  9  VIII ВСТРЕЧА : Александр Дюма
 10  IX ДВА БОЕВЫХ ТОВАРИЩА : Александр Дюма  11  X ДВЕ ЖЕНСКИЕ ГОЛОВКИ : Александр Дюма
 12  XI БАЛ У ГОСПОЖИ ДЕ ПЕРМОН : Александр Дюма  13  XII МЕНУЭТ КОРОЛЕВЫ : Александр Дюма
 14  XIII ТРОЕ ДЕ СЕНТ-ЭРМИН. ОТЕЦ : Александр Дюма  15  XIV ЛЕОН ДЕ СЕНТ-ЭРМИН : Александр Дюма
 16  XV ШАРЛЬ ДЕ СЕНТ-ЭРМИН (1) : Александр Дюма  17  XVI МАДЕМУАЗЕЛЬ ДЕ ФАРГАС : Александр Дюма
 18  вы читаете: XVII СЕЙЗЕРИАТСКИЕ ПЕЩЕРЫ : Александр Дюма  19  XVIII ШАРЛЬ ДЕ СЕНТ-ЭРМИН (2) : Александр Дюма
 20  XIX ОКОНЧАНИЕ РАССКАЗА ГЕКТОРА : Александр Дюма  21  XX ФУШЕ : Александр Дюма
 22  XXI ФУШЕ ДЕЙСТВУЕТ, ДАБЫ ОСТАТЬСЯ В МИНИСТЕРСТВЕ ПОЛИЦИИ, ИЗ КОТОРОГО ОН ЕЩЕ НЕ УШЕЛ : Александр Дюма  23  j23.html
 24  XXIII ПОДЖАРИВАТЕЛИ : Александр Дюма  25  XXIV НОВЫЙ ПРИКАЗ : Александр Дюма
 26  XXV ГЕРЦОГ ЭНГИЕНСКИЙ (1) : Александр Дюма  27  XXVI В ВЕРНОНСКОМ ЛЕСУ : Александр Дюма
 28  XXVII АДСКАЯ МАШИНА : Александр Дюма  29  XXVIII НАСТОЯЩИЕ ПРЕСТУПНИКИ : Александр Дюма
 30  XXIX КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ПАРМСКИЙ : Александр Дюма  31  XXX ЮПИТЕР НА ОЛИМПЕ : Александр Дюма
 32  XXXI ВОЙНА : Александр Дюма  33  XXXII АГЕНТУРА ГРАЖДАНИНА РЕНЬЕ И АГЕНТУРА ГРАЖДАНИНА ФУШЕ : Александр Дюма
 34  ΧΧΧIIΙ НАПРАСНАЯ ЗАСАДА : Александр Дюма  35  XXXIV ОТКРОВЕНИЯ САМОУБИЙЦЫ : Александр Дюма
 36  XXXV АРЕСТЫ : Александр Дюма  37  XXXVI ЖОРЖ : Александр Дюма
 38  XXXVII ГЕРЦОГ ЭНГИЕНСКИЙ (2) : Александр Дюма  39  XXXVIII ШАТОБРИАН : Александр Дюма
 40  XXXIX ПОСОЛЬСТВО В РИМЕ : Александр Дюма  41  XL РЕШЕНИЕ : Александр Дюма
 42  XLI СКОРБНЫЙ ПУТЬ : Александр Дюма  43  XLII САМОУБИЙСТВО : Александр Дюма
 44  ХLIII СУД : Александр Дюма  45  XLV ТРИБУНАЛ : Александр Дюма
 46  XLVI ПРИГОВОР : Александр Дюма  47  XLVII КАЗНЬ : Александр Дюма
 48  XLVIII ПОСЛЕ ТРЕХ ЛЕТ ТЮРЬМЫ : Александр Дюма  49  Использовалась литература : Шевалье де Сент-Эрмин. Том 1 Le Chevalier de Sainte-Hermine



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap