Приключения : Исторические приключения : XII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




XII

На следующий день вечером, после свидания герцога Гиза с королевой-матерью, королева Маргарита сидела у себя совершенно одна, если не считать Нанси, которая озабоченно сновала по комнате. Вот уже целый час Нанси была у Маргариты, а наваррская королева не проронила ни единого слова, пребывая в глубокой и мрачной задумчивости. Долее Нанси не могла вынести подобную неопределенность и, желая вызвать королеву на объяснения, спросила:

– Разве вы не будете одеваться, ваше величество?

– Нет! – сухо ответила Маргарита.

– А ведь обыкновенно вы, ваше величество, по вечерам навещаете короля.

– Сегодня я не пойду.

– Ваше величество чувствуют себя нездоровой?

– Нет.

– Или обеспокоенной чем-нибудь?

– Да, – ответила королева, вздрогнув.

– Но чем же? – уже совсем без стеснения спросила Нанси.

– Как ты думаешь, любит ли меня муж? – ответила Маргарита вопросом на вопрос.

«Гм!.. Небесные хляби разверзлись, и гроза разражается!» – подумала Нанси, а вслух сказала:

– Но я не понимаю такого вопроса, ваше величество! Вы сами должны отлично знать, что король обожает вас!

Маргарита ничего не ответила на эту фразу и опять погрузилась в свою мрачную задумчивость. «Ничего, – подумала Нанси. – Раз уж она начала говорить, она до чего-нибудь обязательно договорится». Прошло несколько минут. Наконец Маргарита спросила:

– В каком часу ушел из дома король?

– Но я, право, не знаю, государыня… кажется, после ужина.

– Ага! – мрачно кинула Маргарита.

– Но ведь вы сами знаете, ваше величество, что у его величества, вашего супруга, болезненная страсть мешаться в политику.

Маргарита отошла от окна и уселась за рабочим столиком. Она помолчала несколько минут, а потом сказала:

– Уж очень поздно занимается политикой король!

– Поздно? – переспросила Нанси. – Ваше величество, вероятно, хотите сказать «слишком рано»? Ведь король так молод…

– Я хочу сказать, что он занимается политикой слишком поздно ночью.

– Ну так что же? Бывают дела, которые нельзя делать днем.

– Да знаешь ли ты, что вчера он вернулся под самое утро!.. Неужели?

– А потом… – Маргарита остановилась в нерешительности.

– Господи!.. – смеясь сказала Нанси. – Можно подумать, что вы ревнуете его величество!

– У меня для этого достаточно оснований. В последнее время он стал холоден, задумчив…

– Его величество с головой ушел в политику!

– Но мне не нравится, зачем он мешает в политику женщин, – сказала Маргарита, решив наконец выложить своей наперстнице всю правду.

– Женщин? – с негодованием повторила та.

– Да, женщин, которые дарят ему расшитые носовые платки, – и с этими словами Маргарита швырнула Нанси платочек, который до сих пор она нервно мяла в судорожно зажатой руке.

Нанси подхватила платок, тщательно осмотрела его со всех сторон и в заключение расхохоталась.

– Как, ты смеешься? – возмущенно крикнула королева. – О, я понимаю, что это нехорошо с моей стороны… Если, ваше величество, узнаете правду…

– Правду?

– Быть может, вы прогоните меня.

– Прогоню тебя?

– Конечно, я была не права… Я понимаю… Ведь это я дала его величеству этот платок.

Маргарита просто не верила своим ушам. Нанси казалась вконец переконфуженной; она смущенно потупилась и имела вид страшной грешницы.

– О, не принимайте этого во зло, ваше величество! – смущенно пробормотала она. – Ведь я готова отдать за вас всю свою кровь.

– Да скажешь ли ты толком наконец! – нетерпеливо крикнула Маргарита. – Это твой платок?

– Мой, государыня.

– И ты дала его королю?

– О, нет, я только одолжила его. Я слишком бедная девушка, чтобы дарить платки из тонкого батиста, доставшиеся мне по наследству от предков.

– Но как же это случилось, что ты одолжила королю платок?

– Если бы я была уверена заранее в прощении вашего величества, я все рассказала бы вам!

– Да я прощаю тебя, прощаю! Говори только, пожалуйста!

– Я ведь люблю посмеяться и похохотать… Ну так вот, вчера вечером я встретила его величество, вашего супруга, на маленькой лестнице, которая ведет к потерне. Я гуляла по берегу реки…

– С Раулем, конечно?

– Да, с ним… Ну вот, когда я возвращалась домой, было довольно темно, на лестнице стоял полный мрак. В то время как я поднималась наверх, оттуда кто-то спускался. Мое платье производило страшный шум, и спускавшийся вполголоса окликнул: «Кто идет?» Я не узнала голоса, подумала, что это господин Пибрак, и решила подшутить над ним. Когда он поравнялся со мной, я обняла его обеими руками за шею и измененным голосом шепнула: «Я – знатная дама, которая безумно влюблена в вас, но никогда не решалась признаться в этом». Тогда повстречавшийся мне человек громко расхохотался, и я, к своему ужасу, узнала, что это – король… Что мне делать? Я хотела бежать, но король схватил меня и сказал: «Так вы любите меня, прекрасная незнакомка? В таком случае скажите мне свое имя, чтобы я мог сообщить его королеве Маргарите!» Тогда я стала отчаянно отбиваться, и в конце концов мне удалось вырваться, но мой платок остался в руках его величества.

Маргарита смеялась словно сумасшедшая во время этого рассказа. Затем она сказала:

– Так вот как было дело? Ах ты проказница! А я-то… Представь себе, сегодня утром я нашла этот платок под подушкой Анри, и с этого момента хожу как потерянная!

– Если бы вы, ваше величество, соблаговолили рассказать мне о своем горе, все объяснилось бы раньше!

– Да, но не думай, что мои муки кончились!

– Ах, государыня, но ведь его величество искренне обожает вас!

– Да куда же он уходит по ночам?

– Уж это – дело политики, ваше величество. Наступило краткое молчанье. Затем Нанси вкрадчиво сказала:

– Может быть, вы позволите мне, ваше величество, пойти немного прогуляться?

– С Раулем, конечно!

– Ах, этот бедный мальчик! Я обещала выйти за него замуж, когда ему исполнится двадцать лет, и ему приходится ждать еще целых два года… Надо же мне заботиться, чтобы он не терял терпенья!

– Хорошо, ступай! – сказала королева, улыбаясь.

– Ах, вы так добры, ваше величество! – пролепетала Нанси, сейчас же убегая. Однако она отправилась не на прогулку, а побежала в прихожую апартаментов короля Карла, где дежурил Рауль. Тот кинулся ей навстречу.

– Идем скорее, ты нужен мне, – сказала она. Рауль попросил товарища-пажа побыть на его месте и отправился за Нанси.

Она провела его в свою комнату и, тщательно заперев дверь, сказала:

– Ах, друг мой!.. Если бы ты знал, какую грозу мне удалось отвести!

– Что вы говорите! – удивленно спросил Рауль. – Ну да! Королева Маргарита ревнует своего супруга, и далеко не без основания, потому что ты ведь помнишь, что я рассказывала тебе вчера о разговоре, подслушанном мною через замочную скважину?

– Между королем Генрихом и Ноэ? Помню.

– Но понимаешь ли, какой ужас? Ведь король пробыл у своей Сарры до утра!

– Ну, и королева…

– Королева нашла под подушкой платок, который дала Сарра своему венценосному обожателю!

– Ах, черт! – По счастью, на платке не оказалось никакой метки или значка, так что мне не трудно было придумать целую историю. Я сейчас расскажу тебе ее, а ты постарайся запомнить дословно! – Нанси рассказала Раулю то, что она перед тем налгала Маргарите, и затем продолжала: – Теперь вот что. Ты должен выйти на берег реки и ждать там, пока король не вернется. Обыкновенно он возвращается прибрежной потерной. Ты остановишь его и расскажешь ему все, что случилось. Скажи ему, чтобы он рассказал королеве всю эту басенку ранее того, как она начнет спрашивать. Я же буду на страже около королевы.

– Ну хорошо, – сказал Рауль. – Допустим, что на сегодня гроза отведена. Ну а завтра?

– Завтра… Ну, это другое дело. Никакого «завтра» даже и не будет. Я сегодня же вечером увижу наваррского короля и поговорю с ним с глазу на глаз. Ручаюсь тебе, что я заставлю его клятвенно обещать мне не бывать более у Сарры.

– Ну, едва ли…

– Полно! Я не очень-то неловка в таких делах, ты сам знаешь. Что же касается графа де Ноэ, то за то, что он разыскал красотку-еврейку, о которой наш король и думать забыл, я проучу его как следует!

– Ах, Нанси, дорогая моя Нанси! – сказал паж. – Вы такая женщина, каких больше нет!

– Дурачок! – ответила она, взяв Рауля за розовый подбородок. – Ну а теперь пойдем к реке. Мы погуляем там полчасика, а потом ты останешься на страже.

Они взялись за руки и направились на набережную. Погуляв там, Нанси простилась с Раулем и через ту же потерну направилась обратно во дворец. Но, когда она дошла до темной лестницы, ей не пришлось сделать и двух шагов, как ее обхватили две сильные руки, и не успела девушка издать крик, как на лицо ей легла глухая маска. Затем Нанси скрутили веревкой, подняли на руки и понесли куда-то…


Содержание:
 0  Похождения валета треф : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  1  II : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 2  III : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  3  IV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 4  V : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  5  VI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 6  VII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  7  VIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 8  IX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  9  Х : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 10  XI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  11  вы читаете: XII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 12  XIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  13  XIV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 14  XV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  15  XVI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 16  XVII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  17  XVIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 18  XIX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  19  XX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 20  XXI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  21  XXII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 22  XXIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  23  XXIV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 24  XXV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  25  XXVI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 26  XXVII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  27  XXVIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 28  XXIX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  29  XXX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 30  XXXI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  31  XXXII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 32  XXXIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль    



 




sitemap