Приключения : Исторические приключения : Поиски красавицы Нанси : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу

I

Король Карл IX в великолепнейшем настроении возвращался в Лувр из Сен-Жермена, где ему удалось затравить десятирогого оленя.

Королева Екатерина ехала рядом с ним, окруженная придворными. Король сиял, королева-мать улыбалась с довольным видом.

Для того чтобы король был в таком счастливом настроении, требовалось удачное сочетание трех обстоятельств. Во-первых, король должен был провести спокойную ночь без приступов мучившей его сердечной болезни. Во-вторых, нужен был такой удачный охотничий день, во время которого собаки ни разу не сбились со следа. И в-третьих (что было труднее всего), королева-мать должна была забыть излюбленные рассуждения о политике и религиозных разногласиях.

На этот раз все эти обстоятельства счастливо сочетались, а благодаря этому Карл IX из угрюмого, сумасбродного государя превратился в любезного, готового к всепрощению и снисхождению человека.

В тот момент, когда королевский кортеж подъезжал к дворцу, королева-мать склонилась к Карлу IX и сказала:

– Благоугодно ли будет вашему величеству принять меня сегодня вечером?

– С восторгом, ваше величество.

– В таком случае я буду в вашем рабочем кабинете между восемью и девятью часами. Мне придется сделать вашему величеству важное сообщение.

Карл IX нахмурился и произнес:

– Уж не собираетесь ли вы снова говорить со мной о политике?

– Нет, ваше величество.

– Ну так приходите, – сказал король, облегченно переводя дух, – мы поиграем в ломбр.

– С удовольствием!

– Жалко только, что этот бедняга Коарасс находится в печальном состоянии…

– Что такое? – спросила королева вздрагивая.

Рене был в Лувре этим утром, но по особым причинам не счел нужным рассказывать королеве о встрече с герцогом Гизом и проистекших из нее последствиях.

– Сир де Коарасс играл очень хорошо в ломбр! – продолжал король.

– «Играл»? Но разве он умер?

– Нет, хотя ему и немногим лучше этого. Вчера он поссорился с кем-то в кабачке и получил удар шпагой в грудь!

– Вот как? – сказала королева, глаза которой загорелись мрачной радостью.

– Мне так жалко этого беднягу! – продолжал король. – Я очень любил его. Он был выдающимся охотником, отличным игроком и крайне приятным собеседником!

– Вот именно о нем-то я и хотела поговорить с вашим величеством.

– Неужели? Ах да, мне что-то говорили, что он занимался колдовством и даже сделал вашему величеству ряд удачных предсказаний. Это правда?

– Сегодня вечером я подробно остановлюсь на этом! Сказав это, королева-мать соскочила с седла и быстро поднялась в свои апартаменты, тогда как король с трудом удерживал улыбку, словно напроказивший паж.

Принцесса Маргарита уже поджидала его в кабинете.

– Ну что? – спросил Карл IX.

– Дело сделано! – ответила Маргарита.

– Он тут, рядом?

– Да.

– Как он выдержал перевозку?

– Отлично.

– Мирон видел его?

– Мирон ручается, что через несколько дней сир будет здоров.

– Великолепно!

– И если вы, ваше величество, и впредь не откажете ему в своем покровительстве…

– О Господи! – сказал король. – Это будет не так просто. – Маргарита вздрогнула. – И мне придется иметь дело с нашей доброй матушкой. Она улыбалась мне весь день, ну а ты знаешь, когда она улыбается…

– В воздухе пахнет кинжалами и ядом! – договорила принцесса.

– Не волнуйся, милочка, мы будем сильными и хитрыми! Карл IX поцеловал сестру и направился к дверце, которая вела в маленькую комнатку, примыкавшую к его рабочему кабинету. В этой комнате лежал сир де Коарасс, у изголовья которого сидели Мирон и Ноэ.

– Здравствуйте, дорогой сир! – сказал король, приветливо кивая головой Генриху, а затем, присаживаясь около постели, продолжал: – Ну-с, господин де Коарасс, как вы себя чувствуете?

– Ваше величество так милостиво относится ко мне, что мне кажется, будто я никогда не чувствовал себя так хорошо, как теперь! – ответил принц.

– Вы льстец, господин де Коарасс, – сказал король улыбаясь. – Ну а ты, Мирон, что думаешь о ране господина де Коарасса?

– На палец выше или ниже, левее или правее, ваше величество, – ответил врач, – и сир де Коарасс был бы мертвец! Но ему повезло, и теперь рана зарубцуется через несколько дней.

– Значит, вы получите возможность опять играть в ломбр?

– О, конечно, ваше величество!

– Вот что, Мирон, – сказал король, – пройди-ка вместе с господином Ноэ ко мне в кабинет. Там вы найдете принцессу и можете поболтать с нею, а я должен поговорить с сиром де Коарассом по секрету.

Мирон и Ноэ поклонились и вышли.

Король встал, прикрыл дверь и уселся около изголовья Генриха, после чего произнес:

– Господин де Коарасс, я в очень затруднительном положении.

– Неужели, ваше величество?

– Я похож на скалу, которой приходится выдерживать напор двух противоположных течений. Одно из этих течений – королева – мать, другое – принцесса Маргарита!

Лицо принца слегка зарумянилось. Но он притворился удивленным и сказал:

– Неужели, ваше величество, королева-мать и принцесса не состоят друг с другом в добром согласии?

– Нет, по крайней мере с тех пор, как вы встали между ними!

– Но… ваше величество…

– Марго взяла вас под свое покровительство, а так как я очень люблю сестру и немного люблю и вас, то я сделал все, о чем она просила меня, но… – На этом «но?] Карл IX остановился. Генрих ждал с некоторым волнением. Король продолжал: – Но я не знал еще сегодня утром, что вы так обидели королеву Екатерину!

– Я, ваше величество?

– И обидели до такой степени, что она пришла в бешенство и, наверное, будет просить меня подвергнуть вас строгому наказанию. Вообще не желал бы я быть в вашей шкуре, сир де Коарасс!

– В таком случае, ваше величество, как только я хоть немного оправлюсь…

– Вы уедете обратно в Наварру? Но… Постойте, сначала вы должны ответить мне совершенно искренне на мой вопрос. Я знаю причину ненависти королевы-матери, но не знаю причины той симпатии, которой так воспылала к вам принцесса!

– Принцесса очень добра! – с наивным видом ответил Генрих.

– О да, – насмешливо согласился Карл IX, – она так добра, что бросается ночью в кабачок Маликана… А знаете ли, господин де Коарасс, ведь это было довольно-таки дерзко с вашей стороны! Все-таки Марго – принцесса крови!

– Ваше величество, – покорно сказал Генрих, – если я заслуживаю наказания то смиренно подвергнусь ему!

– Если бы я был принцем Наваррским, – с улыбкой сказал Карл IX, – я послал бы вас на Гревскую площадь, но французский король в такие дела не мешается.

Теперь улыбнулся уже Генрих.

Король продолжал:

– Но нам приходится считаться с предстоящим супружеством принцессы Маргариты, хотя вам, быть может, этот план и не по вкусу… В очень скором времени наваррская королева Жанна д'Альбрэ приедет сюда вместе со своим сыном, и мне кажется, что к этому времени, если только ваша рана достаточно затянется, вам следует отправиться куда-нибудь… Можете проехаться в Наварру или в Лотарингию… Я думаю, что герцог Гиз примет вас с распростертыми объятиями. А?

– Я вижу, что вашему величеству все известно!

– Господи! Марго была сегодня в очень повышенном настроении и покаялась мне во всем. Таким образом, я действительно все знаю!

– А я ручаюсь, что вашему величеству не все еще известно!

– Что же именно неизвестно мне?

– Нечто, касающееся наваррского принца!

– И вы хотите сообщить мне это? Интересно!

– Но разрешите мне, ваше величество, предварительно рассказать вам нашу наваррскую легенду.

– А, так у вас в Наварре водятся легенды?

– Еще бы, ваше величество, и та, которую я хочу рассказать вам, имеет прямое отношение к принцу Наваррскому.

– Послушаем вашу легенду! – сказал король, усаживаясь поудобнее и закрывая глаза.

– В наших горах, по их испанскому скату, жил-был когда-то пастух по имени Антонио. Он был молод, решителен и достаточно красив, чтобы его можно было любить бескорыстно!

– Ну, что вы мне рассказываете, – перебил Генриха король, – разве пастуха можно любить иначе как только совершенно бескорыстно?

– Ах, ваше величество, Антонио был относительно богат, и девушки его села уже давно подсчитали количество голов в его стаде и количество экю, которые припрятывала его старуха-мать в чулке.

– О, честолюбие! – воскликнул король смеясь.

– Уж так устроен свет, ваше величество! Так вот, однажды старуха-мать сказала ему:» Сын мой, тебе наступил двадцатый год, и следует подумать о женитьбе!» Я и то подумываю!« – ответил Антонио.» Среди нашей родни я нашла тебе в Наварре очень красивую девушку. Это – твоя двоюродная сестра, и зовут ее Маргаритой!«

– А, так ее звали… Маргаритой? – спросил король.

– Да, ваше величество, именно Маргаритой.» Так вот, – продолжала мать Антонио, – отправляйся в Наварру и погости у твоих кузенов!» Ладно! – ответил Антонио. – Если она понравится мне, то я сделаю ее вашей снохой!» Но мало того, чтобы полюбить женщину, надо заставить ее полюбить себя!« – продолжала старуха, которая была хитра и богата жизненным опытом.

– Это очень умное замечание! – заметил король.

– Хитрая старуха посоветовала сыну отправиться в Наварру и попросить у родственников гостеприимства, не выдавая своего родства и намерений. Антонио так и сделал. Он прибыл на ферму двоюродных братьев, попросился переночевать, и так как у нас в Наварре люди отличаются широким гостеприимством, то его сейчас же впустили, накормили и обласкали. Так ему пришлось увидать Маргариту…

– Она была красива? – спросил король.

– Ослепительно, государь!

– И Антонио полюбил ее?

– С первого взгляда!

– Ну, а… она?

– Вот тут-то и начинается моя история, государь! Брак Маргариты с Антонио был решен еще много лет тому назад родителями молодых людей, так что Маргарита выросла с сознанием быть женой Антонио.

– Значит, она заранее любила его?

– Нет, ваше величество, наоборот!

– Но почему?

– Да потому, государь, что ей наговорили, будто Антонио неотесанный мужлан, живущий в самой дикой, самой мрачной и самой бесплодной лощине испанской Наварры.

– Достаточная причина, нечего сказать!

– Была еще причина посерьезнее. У Маргариты был еще двоюродный братец, которого она… любила.

– Почему же она не вышла за него замуж?

– Да потому, что отец и братья уже дали слово матери Антонио, кроме того, тут было очень много причин, о которых слишком долго распространяться.

– А как звали этого второго кузена?

– Генрихом… и он жил во Франции.

– Вот как? – сказал король, приоткрывая один глаз. – Узнав, что Антонио вскоре прибудет на смотрины, братья Маргариты поспешили выпроводить Генриха французского, угрожая ему смертью, если он еще раз появится на ферме. В тот день, когда Антонио явился просить приюта, Маргарита была очень грустна и заплаканна: только накануне уехал ее возлюбленный Генрих! Антонио назвался испанцем и сказал Маргарите, что очень хорошо знает того, за кого ей придется выйти замуж. Любопытство отодвинуло скорбь, и Маргарита стала расспрашивать путника о своем нареченном. Антонио принялся чернить самого себя как только мог.» Красавица! – сказал он. – Антонио – урод, Антонио зол, Антонио глуп, Антонио – неотесанный мужлан!«Маргарите было приятно, что путник чернит и ругает того, к кому она сама питала дурные чувства, и так случилось, что беседа путника стала нравиться ей все больше и больше, пока, наконец, она не разглядела, что он молод, красив и неглуп…

При последних словах Карл IX открыл второй глаз и сказал, протягивая Генриху руку:

– Видно, что Антонио был очень умен, братец! Но скажите, догадывается ли Маргарита, что сир де Коарасс может иметь другое имя?

– Отнюдь нет!

– В таком случае я советую вам оставаться как можно дольше сиром де Коарассом, потому что Марго девушка капризная и может разлюбить вас в тот день, когда узнает истину!

– Но ведь я не могу скрывать свое настоящее имя очень долго, потому что через две недели прибудет моя матушка!

– Так погодите с этим еще две недели!

– Но возможно, что королева Екатерина и Рене заставят сира де Коарасса снять маску!

– В этом вы правы, братец! Но погодите, мы что-нибудь придумаем!

Не успел король договорить эти слова, как в дверь тихонько постучались, и Мирон сказал:

– Ваше величество! Ее величество королева идет сюда!

– Ах, черт! – сказал король и отпер дверь.

В кабинете был паж Рауль, явившийся от королевы с просьбой принять ее немедленно. Король велел сказать матери, что ждет ее, и жестом указал Ноэ на комнату, где лежал Генрих. Ноэ прошел к раненому, а следом за ним туда вошла и Маргарита.

– Вовсе не нужно, чтобы королева застала меня здесь! – сказала она брату-королю, после чего заперла дверь.

Вскоре в соседней комнате послышались шаги королевы-матери.

– Она будет требовать моей головы! – сказал Генрих улыбаясь.

– Ну что же, – сказала Маргарита, прикладывая сначала глаз, а потом ухо к замочной скважине, – всякий, кто живет в Лувре, подслушивает у дверей. Будем делать, как делают все!


Содержание:
 0  вы читаете: Поиски красавицы Нанси : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  1  II : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 2  III : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  3  IV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 4  V : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  5  VI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 6  VII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  7  VIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 8  IX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  9  Х : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 10  XI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  11  XII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 12  XIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  13  XIV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 14  XV : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  15  XVI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 16  XVII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  17  XVIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 18  XIX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  19  XX : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 20  XXI : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль  21  XXII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль
 22  XXIII : Понсон Пьер Алексис Дю Террайль    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap