Приключения : Исторические приключения : 15 Волк и лисица : Густав Эмар

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




15

Волк и лисица

Завтрак был очень скромный и состоял всего из куска жареной козлятины и нескольких бананов, запитых бутылкой водки. Розенда Сумера только прислуживала неграм, а потом скрылась в хижину, без сомнения, для того, чтобы позавтракать там с детьми.

Когда аппетит Марселена, сильно разыгравшийся от продолжительной прогулки и особенно от ночной пляски, был, наконец, удовлетворен, Флореаль-Аполлон, все время исподлобья наблюдавший за ним и сам почти ничего не евший, предложил распить бутылку рома.

— Теперь, — проговорил Воду, наливая полный стакан этого крепкого напитка, — не худо и выпить!

— Ничего не может быть приятнее, — весело отвечал юноша. — Я умираю от жажды!

— За твое здоровье, брат! — сказал Воду, чокаясь с ним стаканом.

— И за ваше, папа Воду! — отвечал Марселен, залпом опрокидывая стакан и щелкая языком от удовольствия.

— Как ты находишь это?

— Превосходно! Если не ошибаюсь, это превосходный ямайский ром!

— Да, и притом такой, какой дважды сделал путешествие вокруг света!

— О, да этот ром путешествовал больше, чем я!

— Правда? Но разве ты путешествовал?

— Я? О, нет! — с добродушным видом отвечал юноша,

— А я думал, что ты родился на твердой земле, — заметил. Флореаль-Аполлон, наливая ему второй стакан,

— Прежде всего позвольте узнать, что вы называете твердой землей?

— Черт возьми! Ну, Америка, Техас, вообще все, что нельзя назвать островом!

Марселен насмешливо улыбнулся.

— Постойте, приятель, вы не договорили. Куда же девать Африку? Разве это не твердая земля тоже?

— Черт возьми, правда! Но ведь ты не африканец!

Юноша молча прыснул от смеха и протянул свой стакан, который Флореаль-Аполлон поспешил наполнить до самых краев.

— За ваше здоровье, приятель! Гм, славная вещь ром! Дьявол побери всякого, кто будет утверждать обратное!

С этими словами он опустошил и этот стакан.

Крепкий напиток начал уже оказывать на него действие: язык стал заплетаться, глаза засверкали, как раскаленные угли.

— Не хочешь ли еще? — спросил его Флореаль-Аполлон, который сам пил очень мало и все время наблюдал за тем действием, которое ром оказывал на юношу,

— Отчего же?! — весело отвечал Марселен.

Стакан был снова наполнен и выпит, Флореаль-Аполлон отбросил пустую бутылку в сторону и открыл другую.

— Итак, ты из Африки?

Юноша не отвечал. Прошло несколько минут молчания, во время которых негры внимательно следили друг за другом.

— Умеешь ли ты читать? — спросил, наконец, Марселен насмешливым тоном.

— Черт возьми, надеюсь!

— Тогда прочтите вот это! — и, отвернув правый рукав рубашки, юноша показал свою руку, на которой было вытатуировано какое-то изображение.

Заметив его, Флореаль-Аполлон вздрогнул от удивления и, с живостью схватив руку юноши, с глубоким вниманием стал вглядываться в нее.

— Возможно ли! — вскричал он, наконец, в крайнем изумлении.

— Ну, — важно проговорил юноша, — поняли вы теперь, что это означает?

— Да, да, это знак Пурра.

— Вы угадали!

— Я все разобрал! — ответил Воду. — Ты не только сын Ардра, но ты имеешь отличительный знак главных оби — Пурра. И такой молодой! — прибавил он, задумчиво опуская на грудь свою голову.

Марселен опустил рукав рубашки и с важностью взглянул на своего собеседника.

— Что за важность, возраст, — заметил он коротко и презрительно. — Разве ты не знаешь, король Воду, что Пурра самые могущественные среди детей жгучей Африки и что оби, вожди поклонников змеи, с самого рождения посвящаются божеству и наследуют это звание по прямой линии?

— Ты прав. Я совершенно забыл об этом. Взгляни, — с живостью добавил он, протягивая свою левую руку, на которой был изображен такой же знак. — Я тоже, оби!

— Я это знал, — ответил Марселен, — иначе я не открылся бы тебе?

— Да, мы теперь братья! Но скажи, пожалуйста, зачем тебе вместо того, чтобы сразу открыться, было подвергаться испытанию?

— Да потому что в глазах других я не хотел открываться,

Флореаль-Аполлон молча склонил голову.

— Пить! — сказал юноша, протягивая стакан.

Воду поспешил наполнить его ромом.

— Что, ты все еще подозреваешь меня в измене?

— Прости брат, я не знал тебя! Твое положение у наших врагов возбуждало у меня подозрение в твоей искренности!

— У всякого своя слабость, — поучительно ответил Марселен. — Однако, ты должен знать, что там, где не применима сила, пускается в ход хитрость.

— Я был неправ, сознаюсь в этом, но всякий на моем месте поступил бы также. Однако, ты не можешь отрицать, что я представил тебе доказательство высшего доверия, приведя тебя сюда.

— Может быть, папа Воду! Но кто знает, для чего вы привели меня сюда и что случилось бы со мною, если бы я не открылся вам!

— Ты, вероятно, не вышел бы отсюда живым.

— Благодарю за откровенность, ну, а теперь?

— Теперь у меня нет секретов от тебя; ты будешь знать все!

— Ты что-то хотел узнать от меня?

— Да, вот за этим я и привел тебя сюда! Впрочем, зачем мне больше таиться от тебя? Скажу прямо, моим намерением было привести тебя сюда и заставить говорить.

— Напоивши меня пьяным, — сказал юноша. — И когда я рассказал тебе?..

— Убить тебя, брат, если бы я увидел на твоем лице след какого-нибудь колебания!

— Послушай, — заметил Марселен, поставив на землю пустой стакан. — Я хочу кое-что сообщить тебе. Ты слишком быстро действуешь и потому твое мщение бывает не совсем полное: из двух твоих жертв только одна умерла.

— Которая? — с живостью спросил Воду

— Марта Колет, супруга Дювошеля

Улыбка удовольствия появилась на губах Флореаля-Аполлона, взгляд засверкал, но вскоре лицо его опять приняло свое обычное угрюмое выражение.

— Яд, данный тобой Люсьену Дорнесу, действовал не так быстро, как ты предполагал.

— Он что-нибудь говорил?

— Нет, — холодно сказал Марселен, — Когда он упал в озеро и был вытащен Колетом, я первый оказал ему помощь…

— И?..

— Он не пришел в сознание, так как под предлогом оказать ему помощь, я натер ему ноздри ядом liche de pola.

— Ты сделал это, брат?

— Да!

— Благодарю, ты спас нас. Дорнес знал наши секреты.

— Я чувствовал это, но теперь все ваши секреты остались с ним. Ты теперь один знаешь их!

— Пока, брат, я один! Но я хочу разделить эти секреты с тобой! — вскричал король Воду с взрывом внезапной откровенности, которую трудно было предполагать в нем.

— Как тебе угодно, — небрежно отвечал юноша. — Я не спрашиваю у тебя ни о чем. Я только исполняю свой долг по отношению к священной змее, а остальное меня не касается.

— Брат, мы с тобой — единственные оби на Гаити! Мне одному тяжело хранить этот секрет, я хочу разделить его с тобой, так нужно!

— Выслушай, я еще не закончил,

— Говори!

— Дювошель, мой господин, поклялся отомстить тебе!

Флореаль-Аполлон презрительно улыбнулся.

— Я не боюсь его! — сказал он.

— Но он склонил на свою сторону президента Жефрара.

— У президента, как бы он ни был могущественен, будет скоро столько собственных проблем, — отвечал вождь Воду с мрачным смехом, — что ему некогда будет и подумать о делах своих друзей.

— Я не понимаю тебя.

— Скоро поймешь!

— Солдаты расставлены по всем деревням и окружают Артибанитский лес!..

— Сколько бы их ни было, брат, знай, что мы всегда невредимо проскользнем через них! Когда Воду свистнет, власть цветных людей исчезнет! Воду все может. Я уже вчера знал то, что ты мне говоришь!

— И ты принял предосторожности?

— Все дети змеи ждут только сигнала. Когда настанет час, то по сигналу, данному с пика Куридас, Воду поднимутся массами, хлынут со всех сторон острова и сделают с цветными людьми то, что никогда не делали их отцы с белыми европейцами. Тогда, — прибавил он, — Гаити будет действительно свободной страной и будет всецело принадлежать неграм.

Кровь в жилах Марселена застыла.

— Мечты прекрасны, — сказал он. — К несчастью успех…

— Обеспечен! — с живостью перебил его Воду. — Понимаешь ли брат, наши сторонники окружат самого президента. На нашей стороне не только высшие офицеры, но и гражданские чиновники.

— Тайна, известная стольким, уже не тайна!

— Ты был бы прав, если бы это было так, как ты предполагаешь. Но все эти сторонники представляют из себя только руки, которые действуют, а не головы, которые рассуждают. Они не знают настоящей цели заговора и все воображают, что действуют в пользу императора Сулука.

— А ведь правда! Сулук показал себя преданным сыном священной змеи!

— Сулук! — с презрением вскричал Флореаль-Аполлон. — Что такое он представляет из себя? Это просто животное, человек без воли и разума! Он будет служить нам только ширмой!

— Однако, и у Сулука много друзей, брат.

— Было много, когда он был в силе, а теперь он остался один. И то, чего не осмеливался он сделать для Воду, на этот раз последний сам сделает. Разве он не король?

При этом откровенном признании Марселен взглянул на негра с поддельным изумлением, обманувшим Флореаля-Аполлона.

— Понимаю, — проговорил юноша, — священная змея сама будет царствовать.

Воду широко улыбнулся.

— Повторяю, — продолжал Марселен, — это прекрасная мечта, но пробуждение может быть ужасным. Вспомни, что и в самых тонко продуманных проектах остается мало места для удачи.

— Случая?

— Да, случая, этого спутника судьбы, который разрушает иногда самые хитро сплетенные планы. Человеческое предвидение, какое бы оно ни было далекое, все-таки имеет свои пределы, а измена является под самыми различными формами. Часто бывает, что самый преданный друг изменяет скорее всего. Вспомни брат, что говорят христиане: Христос был предан одним из своих близких учеников!

Воду нахмурил брови.

— Успокойся, брат, я не имею собратьев, которые могли бы изменить мне, — сказал он, — и я один владею своей тайной!

— Если это так, я от души поздравляю тебя! Но поверь мне, брат, крепче храни тайну в своем сердце! — сказал Марселен. — Что касается меня, то я больше ничего не хочу знать!

— Однако…

— Нет, — решительно проговорил юноша. — Я только простой солдат «священной змеи» и не хочу быть никем иным. Но, когда настанет время действовать, ты всегда найдешь меня около себя. А до тех пор я ничего не буду слушать! Впрочем, еще одно слово…

— Какое?

— Постарайся, чтобы час освобождения сынов священной змеи наступил скорее. У Жефрара опытные ищейки.

— Какое сегодня число? — спросил Флореаль-Аполлон.

— К чему этот вопрос?

— Отвечай!

— Хорошо, 20 декабря.

— Так радуйся, брат, на Рождество у Воду будет великий праздник! Я обещаю тебе!

— И поэтому поводу ночью будут принесены жертвы?

— Да! Таков обычай, разве ты не знаешь этого?

— Конечно, знаю.

— Так зачем спрашиваешь меня?

— Затем, что я хочу воспользоваться правом оби и занять место первого жреца. Разве я тебе не говорил, что также жажду мщения?

— Твое мщение там! — сказал Флореаль-Аполлон, указывая на хижину. — Я удовлетворю твою просьбу, но только при двух условиях!

— Каких?

— Ты передашь письмо полковнику Бразье!

— Это первому адъютанту президента?

— Да, я не знаю, кому другому доверить его!

— Гм-м-м! Я боюсь, что ты взваливаешь на меня тяжелое поручение,

— Это письмо не компрометирует тебя.

Марселен продолжал колебаться.

— Ты отказываешься? Ты, оби!

— Ну, хорошо, — сказал Марселен, — но ты обещаешь мне, что я не подвергнусь никакой опасности?

— Никакой! Клянусь тебе!

— Хорошо. Второе условие,

— Ты передашь Анжеле Колет, что я хочу сегодня вечером видеть ее.

— Ну, насчет этого будь спокоен — она не придет!

— Ошибаешься, брат, придет! Ты проводишь ее!

— Но, послушай, она никогда не доверится тебе!

— Ей не будет угрожать никакая опасность, клянусь тебе в этом священной змеей! Но повторяю, мне нужно ее видеть! Когда она переговорит со мной, она может свободно возвращаться домой.

— Хорошо, только я не отвечаю за успех этого дела.

— Это тебя не касается.

— Что я должен передать ей?

— Ты передашь… — Воду задумался. — Нет, лучше я напишу ей письмо! Подожди меня.

— Вот так-то лучше, — проговорил юноша. — По крайней мере, с меня слагается всякая ответственность.

Но Воду, ничего не ответив, уже скрылся в хижине. Через четверть часа он вышел, держа в руке письмо.

— Прекрасно! — сказал юноша. — Но сдержишь ли ты свое слово?

— Клянусь тебе в этом!

— Тогда, папа Воду, еще один стакан рому — и до свиданья!

— Не хватит ли, ведь ты и так пьян.

— Знаю, но стаканом больше, стаканом меньше — какая беда! Ром уж очень хорош у тебя! Да ты не бойся, брат, поручение твое будет исполнено.

Флореаль-Аполлон, пожав плечами, молча налил стакан.

— Ох, уж эти черные! — с презрением пробормотал он, глядя на юношу, — при помощи рома и тафии с ними можно делать все, что угодно.

— Баста, — сказал Марселен, — теперь в путь!

— Следуй за мной!

Воду прошел позади хижины и надавил на утес. Огромная скала повернулась на своих невидимых петлях и открыла проход.

— Гм, — сказал юноша, — А спуск не очень-то удобен, — добавил он, глядя себе под ноги на скалы, возвышавшиеся внизу.

Он споткнулся и инстинктивно оперся о гранитную скалу. Флореаль-Аполлон некоторое время внимательно разглядывал его.

— Ты слишком пьян, — сказал он, — ты переломаешь себе все кости. Садись лучше ко мне на спину.

— Ты думаешь?

— Делай, что тебе говорят. Ведь ты едва держишься на ногах.

Марселен безмолвно забрался на спину Воду.

Действительно, спуск был очень труден. Даже Флореаль-Аполлон, несмотря на свою геркулесову силу и знание местности, несколько раз спотыкался. Больших усилий стоило ему удержаться со своей ношей на ногах и не слететь в пропасть. Наконец, они благополучно достигли равнины.

— Пришли, — сказал Флореаль-Аполлон.

Марселен не отвечал, он преспокойно заснул на спине негра. Флореаль-Аполлон положил его около дерева, юноша пробормотал несколько бессвязных слов, но не проснулся,

— Эти дети даже пить не умеют, — проговорил Флореаль-Аполлон, пренебрежительно глядя на спящего у его ног юношу. — Впрочем, тем лучше. Через два часа он все забудет, что с ним было и дорогу в убежище тоже.

С этими словами Воду поднялся наверх, и оттуда еще раз взглянул вниз. Юноша крепко спал.

— Крепкого сна! — крикнул со смехом Флореаль-Аполлон и задвинул за собой подвижную скалу.

Но едва он исчез из виду, как Марселен с живостью вскочил на ноги.

— Эти дети даже пить не умеют! — с усмешкой передразнил он Воду — Будь спокоен, демон, теперь я знаю где твое убежище!

Опьянение с него как рукой сняло и твердой, уверенной походкой трезвого человека он направился в лес по дороге к Леогану.


Содержание:
 0  Поклонники змей : Густав Эмар  1  2 Харчевня : Густав Эмар
 2  3 Во время урагана : Густав Эмар  3  4 Флореаль-Аполлон : Густав Эмар
 4  5 Выстрел : Густав Эмар  5  6 Драма : Густав Эмар
 6  7 Уличенный злодей : Густав Эмар  7  8 Люсьен Дорнес : Густав Эмар
 8  9 Секта Воду : Густав Эмар  9  10 План кампании : Густав Эмар
 10  11 Новообращенный : Густав Эмар  11  12 Поклонники змеи : Густав Эмар
 12  13 Встреча : Густав Эмар  13  14 Кто сильнее : Густав Эмар
 14  вы читаете: 15 Волк и лисица : Густав Эмар  15  16 Талисман : Густав Эмар
 16  17 Грот : Густав Эмар  17  18 Мена : Густав Эмар
 18  19 У президента Гаитской республики : Густав Эмар  19  20 Свидание : Густав Эмар
 20  21 Неожиданный заступник : Густав Эмар  21  22 Перед атакой : Густав Эмар
 22  23 Бегство Флореаля-Аполлона : Густав Эмар  23  24 Человеческое жертвоприношение : Густав Эмар
 24  Использовалась литература : Поклонники змей    



 




sitemap