Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА VI. Каким образом Храбрец и его друг держали большой совет и что из этого вышло : Густав Эмар

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




ГЛАВА VI. Каким образом Храбрец и его друг держали большой совет и что из этого вышло

Эти три человека, столь различного происхождения и столь различных нравов — один из них даже не знал о существовании другого, — очутились связаны узами, которых не могла разорвать даже смерть, и это случилось скорее по внезапному порыву сердца, чем по клятве, так торжественно ими произнесенной.

Как случай бывает иногда странен, или, справедливее будет сказать, как таинственны и невероятны пути Провидения! Как громадна и непонятна сила, чье око, постоянно открытое, наблюдает равно с нежностью и с неутомимой бдительностью и над большими, и над малыми существами и, где бы они ни были, беспрерывно следит за ними своим благосклонным взглядом, чтобы поощрить их, помочь им и вести шаг за шагом по суровым стезям жизни!

Таковы были мысли, роившиеся в голове молодого француза в то время, как, подпирая рукой подбородок и опираясь локтем о колено, он рассеянно следил за Меткой Пулей, готовящим ужин, и за индейским вождем, задававшим корм лошадям.

В эту минуту канадец прервал его размышления.

— Стол накрыт, — сказал он, смеясь и указывая пальцем на большие листья, заменявшие тарелки, — сядем за стол.

Молодые люди сели на траве около великолепного куска лани, зажаренного по-буканьерски.

Прежде чем пойдем дальше, мы заметим читателю, чтобы предупредить упреки, которые он, быть может, будет считать себя вправе сделать нам, что почти все индейские племена в Канаде понимают и говорят по-французски. Может быть, это изменилось впоследствии, но в то время, когда происходит наша история, Канада была только что оставлена французами, и много католических миссионеров проповедовало Евангелие индейским племенам. Храбрец, один из главных вождей своего народа, очень бегло говорил на французском языке, который сделался для него легок по милости постоянных общений с канадцами, жившими в его селении. Впрочем, краснокожие имеют удивительную способность к иностранным языкам, и если почти всегда они выражаются на родном наречии, то просто из презрения к тем, с кем они имеют дело. Разговор троих приятелей, следовательно, происходил по-французски, тем более что Оливье, находившийся в Америке только два месяца, не понимал ни слова по-индейски.

Три собеседника ели с волчьим аппетитом лесных охотников — кусок лани был уничтожен до костей.

Ужин, приправленный несколькими глотками старой французской водки, был пересыпан остротами и шуточками, которые несколько раз заставляли молодых людей громко хохотать.

Краснокожие вообще прекрасные собеседники и даже весельчаки; они прекрасно понимают шутки и не хуже умеют смеяться, петь и рассказывать забавные анекдоты. Но при этом они должны чувствовать абсолютное доверие к собеседнику; с посторонними, особенное белыми, которых индейцы ненавидят, они серьезны, важны, даже угрюмы и, несмотря на все усилия развеселить их, никогда не улыбнутся, если не пьяны — но тогда эта веселость притворная, служащая маской белой горячке и помешательству.

Водка — это яд, употребляемый северными американцами для уничтожения краснокожих на своей земле. Не пройдет и столетия, как это им удастся.

По окончании ужина молодые люди стали курить и говорить о посторонних предметах. Ни Меткая Пуля, ни Оливье не позволили бы себе расспрашивать вождя, прежде чем тот сам не изъявит желание объясниться. Индейский этикет чрезвычайно строг в этом отношении; позволить себе задать вопрос вождю и даже простому воину, когда тот, по-видимому, решился молчать, значит серьезно нарушить закон племени.

Тем временем солнце уже давно исчезло с горизонта; ночь спустилась в прерии, совершенно покрыв своей черной пеленой окружающий пейзаж. Темно-синее небо было покрыто бесчисленным множеством звезд; луна показалась над деревьями, плавая в эфире и обильно проливая серебристые лучи, освещавшие равнину своим фантастическим светом; ночной ветерок таинственно дрожал в ветвях. Мрачные обитатели прерии, проснувшись на закате солнца, настороженно расхаживали в темноте, нарушая по временам тишину своим хриплым, отрывистым и глубоким ревом. Под каждой травинкой бесчисленный мир крошечных существ продолжал свое беспрерывное дело с тем таинственным шепотом, который не умолкает никогда.

Пустыня в этот час ночи являлась во всем своем диком и грандиозном величии.

Погода была холодная; наступило время больших осенних охот. Земля уже остыла от утренних морозов. Через несколько дней, может быть, температура упадет ниже нуля, реки замерзнут и снег своим белым покровом устелет поверхность прерии.

Охотники, подкинув в огонь несколько охапок хвороста, тщательно закутались в одеяла и устроились, как могли, под окружавшими их деревьями, продолжая молча курить, греясь и прислушиваясь к неясным звукам прерии.

— Настал час второго бдения, — сказал наконец Храбрец, вынимая из-за пояса трубку, которую индейские вожди курят во время совета. — Пилюк пропел два раза. Всюду вокруг тишина и покой. Хотят ли мои бледнолицые братья предаться сну или предпочитают услышать слова индейского вождя и друга?

— Сон хорош для женщин и для детей, — ответил Меткая Пуля, — мужчины не ложатся спать, когда друг желает говорить о вещах серьезных. Говорите, вождь, наши уши открыты.

— Мы слушаем, — прибавил Оливье, поклонившись.

— Я буду говорить, если мои братья согласны; но так как слова, которые я произнесу, очень серьезны и я жду совета от своих братьев, то это будет не простой разговор охотников, а большое совещание.

— Пусть будет так, — ответил Меткая Пуля. Храбрец встал, потом, произнеся несколько слов шепотом, поклонился на все четыре стороны. Исполнив эту формальность, вождь сел на корточки, набил свою трубку священным табаком, употребляемым только в больших церемониях, и бросил в огонь несколько щепоток табаку. Взяв тогда священную палочку, чтобы огонь не коснулся его руки, он положил ею горячий уголь в трубку.

Потом индейский вождь два или три раза затянулся дымом и, оставив в левой руке трубку, правой подал чубук Меткой Пуле. Охотник затянулся дымом в свою очередь, и трубка перешла к Оливье, после чего вернулась к вождю. Это продолжалось до тех пор, пока не сгорел весь табак, и за это время три друга не обменялись ни одним словом.

Когда в трубке остался один только пепел, Храбрец встал, снова поклонился на все четыре стороны, после чего вытряс пепел в огонь, бормоча:

— Ваконда! Повелитель Жизни! Ты видишь и знаешь все. Сними кожу с наших сердец и сделай так, чтобы слова, которые выйдут из моей груди, были внушены тобой.

По окончании последней формальности вождь заткнул трубку за пояс и сел перед огнем. Прошло еще несколько минут, во время которых он, по-видимому, собирался с мыслями; наконец он приподнял голову, которая до сих пор была опущена на грудь, и, любезно поклонившись своим слушателям, заговорил тихим и спокойным голосом.

— Восемь лун тому назад, — сказал он, — я вернулся из большой экспедиции против пиеганов. Представив совету вождей моего народа скальпы, снятые мною и моими молодыми воинами с черноногих, и получив поздравления вождей, я направился в свою хижину поклониться своему отцу, который остался дома, страдая от старых ран, когда, проходя по площади, увидел при последних лучах заходящего солнца молодую девушку, прислонившуюся к ковчегу первого человека. Этой девушке, имя которой я знаю, было четырнадцать лет; она была высока, стройна и прекрасна, как дева первой любви. Эту молодую девушку я любил уже давно, но уста мои никогда не открывали ей тайны, заключавшейся в моем сердце. Она, по-видимому, ждала меня и смотрела с грустным видом, как я подходил. Когда я поравнялся с ней, девушка протянула руку и сделала шаг ко мне. Я остановился и, поклонившись ей, ждал.

«Храбрец великий воин, — сказала она, робко потупив глаза, — скальпы, снятые им с врагов, покрывают стены его хижины. Он имеет очень много звериных шкур. Пуля его ружья никогда не уклонится от цели, которой он хочет достигнуть. Счастлива женщина, которая будет любима им».

Эти слова взволновали меня и, схватив руку, которую девушка позволила мне взять без сопротивления, я сказал, наклонившись к ее уху:

«Онура, прелестное дитя, у меня в сердце маленькая пташка поет и беспрерывно повторяет мне твое имя! Неужели эта очаровательная пташка поет также и в твоем сердце?»

Она улыбнулась и, бросив на меня долгий взгляд из-под своих полузакрытых век, прошептала:

«День и ночь она щебечет мне на ухо нежные слова и повторяет имя воина, любящего меня. Разве Храбрец не находит свою хижину пустой во время длинных зимних ночей, когда ветер глухо шумит сквозь деревья леса, а землю покрывает ослепительный свет?»

«Сердце мое порхнуло к тебе, Онура, — продолжал я с жаром. — С того самого дня, как я в первый раз увидел тебя среди твоих подруг. Ты любишь меня?»

«Буду любить вечно», — ответила она, краснея и потупив глаза.

«Хорошо, — сказал я ей, — я предприму новую экспедицию, чтобы достать свадебные подарки, потом сделаю предложение твоему отцу. Ты будешь ждать меня, Онура?»

«Я буду ждать тебя, Храбрец, я твоя раба на всю жизнь!»

Рука ее нежно пожала мою руку. Сняв вампум со своей шеи, я надел его на ее шею. Она поцеловала его с глазами, полными слез, и, сняв с большого пальца левой руки золотое кольцо, надела его мне на палец; улыбаясь я позволил ей сделать это.

«Ты меня любишь, — сказала она, — ничто не может нас разлучить».

Прежде чем я успел удержать ее, она прыгнула и убежала с быстротой антилопы, преследуемой охотниками. Я следил за ней глазами, пока мог; потом, когда она наконец исчезла, я задумчиво продолжил путь к хижине своего отца.

Индейский вождь остановился. Через минуту канадец, видя, что он не продолжает, слегка дотронулся до его руки. Молодой человек вздрогнул.

— Почему Храбрец не оказал доверия своему брату? — сказал тогда охотник с легким упреком.

— Что хочет сказать Меткая Пуля? — спросил вождь с замешательством, которое, несмотря на всю его власть над собой, он не успел полностью скрыть.

— Мой брат очень хорошо понимает то, что я хочу сказать, — с воодушевлением продолжал канадец. — Родившись почти в один день, мы были вместе воспитаны, вместе предпринимали первые экспедиции против сиу и пиеганов. Наши сердца давно слились в одно; никто из нас не может иметь тайн от другого. Я знаю, какую женщину любит мой брат. Зачем же, вместо того чтобы заставлять меня угадывать, он не сказал мне этого? Разве я потерял его уважение, разве я уже не друг ему?

— О, Меткая Пуля, не думай этого! — вскричал молодой человек с порывом и крепко пожал ему руку. — Ведь любовь любит тайну.

— Но она также любит поверять свои радости и горести сердцу друга. Вечером того самого дня, когда она имела свидание с вождем, Вечерняя Роса, вернувшись в свою хижину, во всем призналась брату. Сердце ее переполнилось радостью, она чувствовала потребность выговориться. Кто лучше меня мог ее понять?

— Итак, Вечерняя Роса призналась в своей любви Меткой Пуле?

— Разве я не брат ее и не лучший друг ваш, вождь?

— Это правда. Пусть мой брат простит меня. Я был неправ в том, что не оказал ему доверия. Не знаю почему, но я боялся, что он не одобрит этой любви.

— Я? Напротив, эта любовь удовлетворяет все мои желания, связывая нас еще теснее.

— Мой брат лучше меня. Его сердце великодушно, и он забудет слабость, в которой его друг оказался виновен.

— Да, — с улыбкой ответил охотник, — но с условием, что Храбрец не будет больше иметь тайн от своего друга.

— Клянусь!

— Хорошо. Теперь пусть мой брат продолжит свой рассказ.

Индейский вождь покачал головой.

— То, что мне остается рассказать, очень печально, но Друзья Храбреца должны знать все. Я продолжаю. Две луны прошло с тех пор, как мы с Вечерней Росой признались друг Другу в любви. До сих пор у меня не было возможности выполнить свои намерения. Однажды я снова встретился с Вечерней Росой у ковчега первого человека.

«Вождь забыл о своем обещании», — сказала она мне.

«Нет, — ответил я, — завтра, никак не позже, я это намерение исполню».

Обменявшись этими словами, мы расстались. На другой день я действительно принял меры к тому, чтобы сдержать слово, данное той, которую люблю. Я велел приготовить все, то есть расчистить место, где должны были совершиться гадательные обряды, при помощи которых можно было узнать позицию врага, с которым я хочу сразиться, — вы знаете эти обряды.

— Извините, вождь, — перебил Оливье. — Меткая Пуля, воспитанный среди вашего народа, без сомнения, знает их, но относительно себя я должен признаться вам, что не имею ни малейшего понятия об этих обрядах, и так как я намерен жить с вами, то для меня важно познакомиться и с вашими обрядами. Вы чрезвычайно меня обяжете — если только это не обеспокоит вас, — рассказав подробно, каким образом вы готовитесь к войне.

— Брат мой прав, — ответил вождь, кивнув головой, — я расскажу вам во всех подробностях все, что касается наших войн. Для того чтобы приготовить место, снимают траву на значительном пространстве в виде удлиненного четырехугольника, а затем растирают землю руками, для того чтобы сделать ее мягкой и рыхлой. Эта местность обносится изгородью из прутьев и ветвей, чтобы никто не мог войти туда. Когда меня известили, что все готово, я пришел и сел на краю, противоположном неприятельской земле. Когда мы пропели и помолились, я положил перед собой два небольших круглых камня. После этого я стал молиться и в продолжение получаса умолял Ваконду указал мне путь, по которому следует вести молодых воинов, а в это время из селения вышел глашатай и приблизился ко мне. Я отдал ему приказания и он, вернувшись на полдороги назад, стал вызывать по именам старших воинов и сказал им: «Идите курить!» — после чего те принялись внимательно рассматривать результаты расчистки; осмотр производился с помощью огня, потому что эти обряды совершаются по ночам. Камни, брошенные мною на вершину бугорка, покатились вниз, и по следам, обозначенным ими, надо было решать направление, по которому следовало двигаться нашему войску.

— И каково было следствие этого опыта? — спросил Меткая Пуля с любопытством.

— На этот раз Ваконда был милостив к своим возлюбленным детям. Нам была указана дорога к земле наших смертельных врагов — племени сиу на западе.

— Хорошо, — сказал охотник, потирая руки от удовольствия.

— Наш военный отряд состоял из ста пятидесяти воинов, выбранных из знаменитейших народных храбрецов, вооруженных ружьями. Каждый из нас запасся дарами для того, чтобы разбрасывать их по полю битвы или, при возможном случае, чтобы скрывать их в растерзанные внутренности врагов, павших в битве, благодаря чему можно заручиться победой.

— Это религиозный обычай, — заметил Меткая Пуля. Оливье взглянул на канадца, желая убедиться, говорил ли он в шутку или серьезно; но охотник произнес эти слова с таким убеждением, что сомневаться не приходилось: он вполне верил тому, что говорил.

— Через двое суток после этого наш отряд выступил в поход. Вскоре к нам присоединилось подкрепление под командой Занозы. Брат мой знаком с этим вождем — это натура беспокойная и честолюбивая; ему нестерпима была мысль, что не он, а другой командует отрядом в войне против сиу. Зная это, я хотел передать ему командование, но мои воины не согласились на такой шаг. Разлад не замедлил поселиться среди нас. Уже несколько дней шли мы по необъятной равнине; воды нигде не было; мы страдали от жестокой жажды, и Заноза, несмотря на мои возражения против дурного примера, первым нарушил военный закон. Я знал эти края и был убежден, что вода находится в нескольких милях от нас. Но большая часть старых воинов совершенно изнурились от жары и томительного перехода пешком. Заноза отправил своих всадников отыскивать воду. Были назначены призывные сигналы для сбора в случае открытия воды. Поиски продолжались несколько часов, пока не была найдена речка. Первые воины, достигшие речки, сделали несколько ружейных выстрелов; но прежде чем отряд и отставшие успели дойти до реки, страдания большинства воинов достигли крайней степени. У некоторых началась рвота кровью, другие впали в сильнейший бред. Поход потерпел неудачу. Да и что прикажете делать с воинами, потерявшими бодрость духа, изнуренными от страданий, лишений, способными испытывать только одно желание — как бы поскорее вернуться домой?! На другой же день начались побеги из отряда Занозы, да и он сам в числе первых обратился в бегство. Скоро около меня осталось не более двадцати пяти воинов. Они клялись, что всюду последуют за мной. Но что я мог сделать с такой горсткой людей? С отчаянием в душе я повернул в обратный путь к нашему селению. На полдороги наши разведчики дали нам знать о присутствии поблизости сильного неприятельского отряда. Отступление было отрезано; надо было идти вперед во что бы то ни стало. Я держал совет со своими воинами. Все мы сошлись в одном мнении. Не более чем через час времени у нас произошла схватка с воинами сиу. Их отряд, в шесть раз сильнее нашего, состоял — отчасти и к нашему счастью — из молодых воинов, в первый раз выступивших на поле битвы. У нас были приняты все меры, предписываемые благоразумием и мужеством. Мы дрались так упорно, что у неприятеля отпала охота нападать на нас. Лишившись надежды победить нас, он отказался от бесполезной и невыгодной для него борьбы с людьми, предпочитавшими смерть на поле битвы постыдному плену. Он повернул назад и вскоре скрылся за холмами. Мы вышли победителями, но из двадцати пяти воинов в живых остались только десять, да и те большей частью покрытые ранами. Мы продолжали путь. Наши страдания во время этого перехода были ужасны. Я и сам не мог бы объяснить, каким образом мы смогли достигнуть нашего селения. Там уже было известно все, что произошло в этом походе. Не упреками встретили меня — напротив, старейшины, после общих совещаний, воздали должную справедливость нашему мужеству и настойчивости и утешали меня, насколько это было возможно. Они говорили, что причина неудачи никак не должна пасть на меня, тем более, что я доставил им восемнадцать скальпов, снятых с черепов воинов сиу, убитых в бою, трупы которых при спешном отступлении мои воины не успели захватить с собой. Но если моя честь как вождя и воина была спасена, то счастье моей жизни было потеряно: Вечерней Росы уже не было в деревне.

— Что это значит? — воскликнул канадец. — Кто похитил мою сестру?!

— Никто, — ответил вождь печально, — моему брату ничего не известно об этом приключении, потому что он давно покинул свое племя. Вечерняя Роса не похищена; она добровольно оставила родной дом.

— Добровольно? — повторил канадец, ошеломленный.

— Во время отсутствия Меткой Пули и нашего похода в деревню прибыл бледнолицый. Я узнал, что он приходится родственником моему брату, но узнал от посторонних, потому что твой отец и дед отказались дать мне какое-либо объяснение по этому поводу, и с той поры хранят враждебное молчание, причину которого я не могу понять. Две недели бледнолицый провел в селении и однажды утром уехал. Отец моего брата провожал его; Вечерняя Роса была с ними. Покидая наше племя, она плакала, но не обнаружила ни малейшего сопротивления и добровольно — как казалось, по крайней мере, — повиновалась приказаниям отца. Три дня спустя вернулся отец, но он был один. Куда девалась Вечерняя Роса? Никто не мог или не хотел объяснить мне этого. Самые тщательные поиски, предпринятые мною, остались безуспешны. Только тогда, почти вне себя от отчаяния, не зная, на что решиться, я задумал отправить воина к моему брату с приглашением явиться на свидание… Я все сказал. Теперь прошу моего брата высказать свое мнение. Что я должен предпринять? Каков бы ни был твой совет, я последую ему.

— Вождь, необыкновенное известие, которое ты мне передал, ошеломило меня, и я должен признаться, что ничего не понимаю в этом деле и поистине не придумаю, что тут можно сделать.

— Не позволите ли вы мне высказать свое мнение по этому поводу? — вмешался тут Оливье. — В этом деле я не участник и потому могу хладнокровно обсудить его, чего никто из вас в вашем положении сделать не может.

— Пожалуйста, говорите! — воскликнули в один голос молодые охотники.

— По-моему, необходимо вернуться в селение, и как можно скорее, вот хотя бы завтра с восходом солнца. Мне до некоторой степени понятно, почему отец Меткой Пули отказал вождю в желаемом объяснении: в семейные дела, касающиеся лично членов семейства, никто не вправе вмешиваться; но эта причина, основательная в отношении вождя, теряет всякое значение в отношении Меткой Пули. Как родной брат он имеет полное право спросить, куда девалась его сестра и почему ее судьбой распорядились, не сказав ему ни слова. Я убежден, что Меткой Пуле не будет отказа, если он потребует этих объяснений с должной почтительностью, потому что отец не имеет причин скрывать от сына семейные дела. Итак, прежде всего нам надо вернуться в селение; получим ли мы это объяснение или услышим отказ, все равно, тогда мы уже увидим, на что нам следует решаться. Во всяком случае, прошу вас, любезные друзья мои, рассчитывать на мое содействие, чтобы вы ни предприняли.

— Что скажет на это вождь? — спросил Меткая Пуля.

— Храбрец благодарит Прыгающую Пантеру, — ответил молодой вождь с чувством,—сердце у него благородное и душа великая. Его совет мудр, и вождь думает, что ему надо последовать. С такими друзьями, как Меткая Пуля и Прыгающая Пантера, краснокожий воин не боится неудачи. С восходом солнца мы пустимся втроем в путь к Большим озерам…

Долго еще продолжался разговор об этом предмете неистощимого интереса для брата и жениха, когда они беседуют о дорогой для обоих женщине. Потом они подбросили несколько охапок хвороста в костер, и все трое, завернувшись в одеяла, растянулись на земле около огня.

Индейские охотники легли лицом к своей родной земле, следуя старому индейскому обычаю, предписывающему своим воинам непременно ложиться и всегда спать лицом к родной стране, хотя бы это положение было очень неудобно и каким бы сильным ни было их утомление.

Оливье же лег по-своему, ногами к огню.

При первом крике филина, прежде всех птиц возвещающего восход солнца, вождь разбудил товарищей, и через десять минут все они покинули свой ночлег.


Содержание:
 0  Миссурийские разбойники : Густав Эмар  1  ГЛАВА I. Читатель знакомится с героем этой истории : Густав Эмар
 2  ГЛАВА II. Как капитан Пьер Дюран расстался со своим другом : Густав Эмар  3  ГЛАВА III. Сэмюэль Диксон дает прекрасные советы своему брату : Густав Эмар
 4  ГЛАВА IV. О человеке, который макал сухари в воду и припеваючи ел сардинки : Густав Эмар  5  j5.html
 6  вы читаете: ГЛАВА VI. Каким образом Храбрец и его друг держали большой совет и что из этого вышло : Густав Эмар  7  ГЛАВА VII. Каким образом Сэмюэль Диксон застрелил оленя и что из этого вышло : Густав Эмар
 8  ГЛАВА VIII. Каким образом Джордж Диксон стал неожиданным хозяином Оленьей долины : Густав Эмар  9  j9.html
 10  j10.html  11  ГЛАВА XI. Что за человек тот раненый, которому Джордж Клинтон предложил убежище : Густав Эмар
 12  j12.html  13  j13.html
 14  ГЛАВА XIV. Капитан Том Митчелл высказывается : Густав Эмар  15  ГЛАВА XV. О чем шла речь у переселенца с братом и что из этого вышло : Густав Эмар
 16  ГЛАВА XVI. Неожиданное появление новых личностей : Густав Эмар  17  ГЛАВА XVII. Каким образом Том Митчелл стал заступником обиженных : Густав Эмар
 18  ГЛАВА XVIII. Один крайне скучный разговор между заслуженными мошенниками : Густав Эмар  19  ГЛАВА XIX. Том Митчелл является в необыкновенном виде : Густав Эмар
 20  ГЛАВА XX. Том Митчелл признает, что нет лучшей затеи, чем быть честным человеком : Густав Эмар  21  ГЛАВА XXI. Славная охота : Густав Эмар
 22  j22.html  23  ГЛАВА XXIII. Описание обрядов индейской свадьбы : Густав Эмар
 24  ГЛАВА XXIV. Каким образом Лагренэ принял неожиданных гостей и что из этого вышло : Густав Эмар  25  ГЛАВА XXV. Как вершится правосудие в прериях : Густав Эмар
 26  ГЛАВА XXVI. Последняя битва : Густав Эмар  27  Использовалась литература : Миссурийские разбойники



 




sitemap