Приключения : Исторические приключения : Х. Пиковый туз : Густав Эмар

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Х. Пиковый туз

Дон Фернандо некоторое время оставался неподвижен.

— Он не явится, — прошептал он, — меня обманули, нет, это невозможно.

Потом, бросив последний взгляд вокруг, он пришпорил было лошадь, но вдруг так резко удержал ее, что бедняжка встала на дыбы от боли. Дон Фернандо приметил двух всадников, направлявшихся к нему. Один ехал от поселка, другой по той самой дороге, где он сам проехал несколько минут назад.

— Все идет хорошо. Вот дон Торрибио Квирога, а кто этот другой всадник? — прошептал он, обернувшись к человеку, ехавшему от президио.

Лицо его посуровело, он как будто колебался минуту, но потом выпрямился, улыбнулся иронично и, сказав себе:

«Лучше так», стал поперек дороги, преградив путь всадникам.

Прибывшие всадники, зорко следившие за ним, обратили внимание на его вызывающий жест. Но их это не тревожило, и они продолжали ехать навстречу друг другу так же тихо, как и прежде. Всадник, выехавший из поселка, подъехал к дону Фернандо первым.

Мексиканцам, независимо от их положения в обществе и полученного воспитания, присуща врожденная вспыльчивость, которая не подводит.

Как только незнакомец подъехал к дону Фернандо, тот слегка изменил положение лошади, снял шляпу и, низко поклонившись, сказал:

— Сеньор кабальеро, позвольте мне задать вам вопрос

— Кабальеро, — ответил незнакомец также вежливо. — Вы оказываете мне большую честь.

— Меня зовут дон Фернандо Карриль.

— А меня — дон Эстебан Диас.

Всадники снова поклонились и надели шляпы.

— Сеньор дон Эстебан, я очень рад познакомиться с вами. Угодно вам уделить мне десять минут?

— Сеньор дон Фернандо, хотя я и тороплюсь, но готов задержаться, чтобы побыть в вашем приятном обществе.

— Вы очень добры, кабальеро, благодарю вас. Если быть кратким, то речь идет о том, что направляющийся сюда кабальеро сеньор…

— Дон Торрибио Квирога. Я его знаю, — перебил Эстебан.

— Когда так, тем лучше. Этот человек, очень почтенный, впрочем, по какой-то странной случайности мой враг.

— Как жаль!

— Не правда ли? Что же делать? Он так враждебно настроен ко мне, что уже четыре раза пытался меня убить, подговорив разбойников.

— Попытки его оказались тщетными, сеньор дон Фернандо.

— Я тоже так считаю, поскольку хочется покончить с этим, я решился предложить ему выход из этого затруднительного для него положения.

— Это будет поступком истинного кабальеро.

— Я понимаю, как он должен беспокоиться. Я был бы рад, если бы вы согласились быть свидетелем сделки, которую я намерен ему предложить.

— С удовольствием, кабальеро.

— Очень вам благодарен и буду рад отплатить вам тем же. Но вот и тот, о ком мы говорили.

Действительно, дон Торрибио Квирога был уже совсем близко.

— О, я не ошибаюсь! — воскликнул он с напускной веселостью. — Я имею удовольствие встретиться с моим любезным приятелем доном Фернандо Каррилем.

— Это я самый, любезный друг, и так же, как вы, рад этой случайной встрече, — ответил дон Фернандо, поклонившись.

— Если уж я вас встретил, то не отпущу, мы вместе доедем до президио.

— Я этого желал бы, дон Торрибио, но прежде, если позволите, я скажу вам несколько слов, которые, может быть, воспрепятствуют исполнению вашего желания.

— Говорите, говорите, любезный сеньор. Вы можете сказать лишь то, что мне очень приятно будет выслушать в присутствии приятеля Эстебана.

— Дон Фернандо действительно просил меня остаться, чтобы присутствовать при вашем разговоре, — ответил молодой человек.

— Прекрасно. Говорите же, любезный сеньор.

— Не сойти ли нам с лошадей, сеньоры? — сказал дон Эстебан. — Кажется, разговор предстоит продолжительный.

— Совершенно верно, кабальеро, — ответил дон Фернандо. — Здесь неподалеку грот, где нам будет очень удобно разговаривать.

— Пойдемте туда как можно скорее, — с улыбкой изъявил свою готовность дон Торрибио.

Три всадника сошли с дороги и, повернув вправо, направились к небольшому лесочку. Если бы кто-нибудь увидел их, идущими рядом, улыбающихся и весело беседующих между собой, непременно принял бы их за давних приятелей. Между тем в действительности, как скоро увидит читатель, все было совсем не так.

Вскоре они достигли леса и сразу же увидели грот, о котором говорил дон Фернандо. Грот этот походил на невысокий холм и был довольно узкий. Покрытый зеленью снаружи и внутри, он представлял собой идеальное место отдохновения во время дневного зноя.

Всадники сошли с лошадей, сняли с них узду и вошли в грот, наслаждаясь царившей здесь прохладой, чему способствовала также тонкая струя воды, сбегавшая по стенке грота с меланхоличным журчанием. Они бросили одеяла на землю и, спокойно растянувшись на них, закурили.

Первым заговорил Торрибио:

— Как я вам признателен, дон Фернандо, что вы вспомнили об этом восхитительном убежище. Теперь, если вам угодно объясниться, я выслушаю вас с чрезвычайным удовольствием.

— Сеньор дон Торрибио Квирога, — заговорил дон Фернандо. — Меня, право, смущает ваша любезность, и если бы я не был самым неумолимым вашим врагом, Бог мне свидетель, я был бы самым искренним вашим другом.

— Ах, судьба рассудила иначе! — со вздохом изрек дон Торрибио.

— Знаю, любезный сеньор, и искренне сожалею.

— Не более меня, клянусь вам.

— Наконец, если уж на то пошло, мы оба должны покориться судьбе

— Ах! Я стараюсь, любезный сеньор.

— Я это знаю и потому ради ваших интересов, равно как и моих, я решил положить этому конец.

— Я не вижу, каким образом этого можно достигнуть, если только один из нас не согласится умереть.

— Эта ненависть должна была уже обойтись вам в кругленькую сумму.

— Четыреста пиастров, которые украли у меня плуты, потому что вы до сих пор живы, и, не считая двухсот других, которые я намерен предложить сегодня одному пикаро, поклявшемуся, что непременно убьет вас

— Весьма сожалею. Если так будет продолжаться, вы в конце концов разоритесь.

Дон Торрибио ничего не ответил и только вздохнул Дон Фернандо между тем продолжал, бросая потухшую пахитоску и готовясь закурить другую:

— В свою очередь, любезный сеньор, я вам признаюсь, что несмотря на редкостную неспособность людей, нанимаемых вами, мне начинает надоедать служить им мишенью именно тогда, когда я менее всего об этом думаю.

— Я понимаю. Это действительно очень неприятно.

— Не правда ли? Итак, желая удовлетворить наши общие интересы и покончить с этим раз и навсегда, я, кажется, изыскал способ решить вопрос к взаимному удовольствию.

— А! Интересно, какой же. Я знаю, дон Фернандо, что вы человек изобретательный и наверняка придумали что-нибудь замысловатое.

— Нет, напротив Вы иногда играете в карты?

— Так редко, что правильнее сказать не играю.

— Точно так же, как и я. Вот какое предложение я сделаю вам, учитывая, что убить меня вам не удастся.

— Вы думаете, любезный сеньор? — сказал дон Торрибио, по-прежнему улыбаясь.

— Я уверен в этом, иначе вы давно бы достигли вашей цели.

— Я согласен с этим, следовательно, что же вы предлагаете?

— А вот что. мы возьмем колоду карт Тот, кому попадет пиковый туз, будет считаться выигравшим и станет обладателем жизни своего противника, который будет вынужден тут же прострелить себе голову.

— Да, этот способ действительно замысловат.

— Итак, вы согласны, сеньор Торрибио?

— Почему же не согласиться, любезный сеньор? Это равносильно любой партии, только в данном случае отыграться нельзя. Возьмем же карты.

Оказалось, что у каждого из этих трех благородных кабальеро, которые никогда не играли, в кармане была колода карт. Они выложили их с такой поспешностью, что не могли удержаться от громкого хохота.

Мы уже не раз упоминали в наших прежних сочинениях, что страсть к карточной игре в Мексике граничит с безумством. Поэтому читателя не должна удивлять легкость, с какою дон Торрибио принял предложенные его врагом условия. Для совершенно непредсказуемых мексиканцев все необычное обладает какой-то фантастически притягательной силой.

— Позвольте, сеньоры, — вступил в разговор дон Эстебан, до той поры только слушавший, но не принимавший участия в разговоре. — Может быть, есть какой-то другой способ решения конфликта.

— Какой? — вскричали дон Фернандо и дон Торрибио в один голос, обернувшись к дону Эстебану.

— Неужели ваша ненависть так сильна, что она может удовлетвориться только смертью одного из вас?

— Да! — глухо проговорил дон Торрибио.

Дон Фернандо выразил согласие кивком головы.

— Когда так, — продолжал дон Эстебан, — почему бы, вместо того чтобы полагаться на слепой случай, вам не прибегнуть к дуэли?

Оба с презрением отвергли предложение дона Эстебана

— Чтобы мы стали драться подобно презренным леперам, подвергаться опасности обезобразить себя или сделаться калекой. Я с этим не соглашусь Лучше смерть!

— Я тоже так считаю.

— Как вам угодно, кабальеро, — сказал дон Эстебан. — Действуйте по своему разумению.

— А кто будет сдавать? — поинтересовался Торрибио.

— Ах, черт побери! В самом деле! — воскликнул дон Фернандо. — А я и не подумал об этом.

— Я, если вы согласны, — сказал дон Эстебан. — Тем более что я могу быть совершенно беспристрастен, ибо одинаково дружелюбен к вам обоим, сеньоры.

— Это правда, но для того чтобы избегнуть каких-либо недоразумений, вы должны выбрать наудачу колоду, которую будете сдавать, — заметил дон Торрибио.

— Хорошо, положим все три колоды под шляпу, и я возьму наугад первую, какая попадется.

— Хорошо. Как жаль, что вы раньше не подумали об этой партии, дон Фернандо!

— Ничего не поделаешь, любезный сеньор. Раньше мне это в голову не приходило.

Дон Эстебан вышел из грота, чтобы не видеть, как противники будут класть карты под шляпу. Чрез минуту они позвали молодого человека.

— Итак, вы решили сыграть эту партию? — спросил он.

— Да, — ответили они.

— Вы клянетесь исполнить строгий приговор судьбы?

— Клянемся, дон Эстебан.

— Хорошо, сеньоры, — продолжал он, сунув руку под шляпу и взяв колоду карт. — Теперь вручите ваши души Богу, потому что через несколько минут один из вас предстанет пред Ним.

Дон Фернандо и дон Торрибио истово перекрестились и с тревогой устремили глаза на роковую колоду. Дон Эстебан тщательно стасовал карты, потом дал снять обоим противникам.

— Будьте внимательны, сеньоры, я начинаю. Небрежно опершись на локоть, они курили пахитосы с нарочитой беззаботностью, которую, однако, опровергал настороженный блеск глаз.

Между тем карты быстро сыпались одна за другой, у дона Эстебана оставалось в руке не более пятнадцати. Он вдруг остановился.

— Кабальеро, — сказал он, — подумайте еще раз.

— Сдавайте! Сдавайте! — лихорадочно вскричал дон Фернандо. — Теперь последнюю карту мне.

— Вот она! — ответил дон Эстебан, открывая ее.

— О! — воскликнул дон Фернандо, бросая пахитоску. — Пиковый туз. Видите, дон Торрибио, как это странно, ей-богу! Вы не можете никого винить, сама судьба обрекла вас на смерть.

Дон Торрибио сделал нервное движение, но тотчас же взял себя в руки и вежливым тоном, которым беседовал прежде, сказал:

— Это правда. Должен признаться, дон Фернандо, что мне не везет с вами ни в чем.

— Я полон сочувствия, любезный дон Торрибио.

— Партия была превосходна. Я никогда в жизни не испытывал таких сильных ощущений.

— И я тоже. К несчастью, отыграться нельзя.

— Вы правы, теперь мне предстоит заплатить по счету. Дон Фернандо молча поклонился.

— Будьте спокойны, любезный сеньор, я не заставлю вас долго ждать. Если бы я предвидел случившееся, я захватил бы пистолет.

— У меня есть, я могу предоставить его в ваше распоряжение.

— Будьте добры, дайте мне один. Дон Фернандо поднялся, вынул пистолет из луки седла и подал его дону Торрибио, сказав при этом:

— Он заряжен. Курок слегка туговат.

— Какой вы редкостный человек, дон Фернандо! Все предусмотрели, все до мелочей.

— Привычка к путешествиям, дон Торрибио, и больше ничего.

Дон Торрибио взял пистолет и взвел курок.

— Сеньор, — сказал он, — я прошу вас только не бросать мое тело хищным зверям. Я был бы в отчаянии, если бы знал, что послужу им пищею после моей смерти.

— Успокойтесь, любезный сеньор. Мы доставим вас к вашему дому на вашей собственной лошади. Мы тоже были бы в отчаянии, если бы тело такого совершеннейшего человека, как вы, подверглось осквернению.

— Вот и все, о чем я хотел вас просить, сеньоры. Теперь позвольте поблагодарить вас и прощайте!

Бросив последний взгляд по сторонам, он хладнокровно приставил пистолет к правому виску. Дон Фернандо поспешно остановил его руку.

— Я вот о чем подумал, — сказал он.

— Пора, — сказал дон Торрибио, все так же бесстрастно. — Еще несколько секунд и было бы поздно, но послушаем, о чем же вы подумали.

— Вы честно проиграли мне вашу жизнь, не так ли?

— Как нельзя честнее, дон Фернандо.

— Итак, она принадлежит мне. Вы умерли, я имею право распоряжаться вами, как мне заблагорассудится.

— Я этого не отрицаю. Вы видите, что я готов заплатить свой долг, как подобает кабальеро.

— Я отдаю вам должное, любезный сеньор. А если я позволю вам остаться в живых, обязуетесь ли вы убить себя по моему первому требованию и подчинить жизнь, которую я вам дарую, только моим интересам. Подумайте, прежде чем ответите.

— Итак, — сказал дон Торрибио, — вы мне предлагаете условие?

— Да, вы употребили именно то самое слово. Я действительно ставлю условие.

— Гм! — задумался дон Торрибио. — Это серьезно. Что сделали бы вы, дон Эстебан, на моем месте?

— Я? Я согласился бы, не колеблясь. Жизнь — штука хорошая и гораздо лучше наслаждаться ею как можно дольше.

— В том, что вы говорите, есть доля правды, но подумайте, при этом я становлюсь невольником дона Фернандо, потому что могу располагать жизнью до тех пор, пока это будет ему угодно, и по первому его требованию обязан убить себя.

— Это правда, но дон Фернандо истинный кабальеро и потребует от вас этой жертвы только в случае самой крайней необходимости.

— Я пойду даже на уступку, — сказал дон Фернандо. — Я ограничиваю срок действия моего условия десятью годами. Если до той поры дон Торрибио не умрет, он снова обретет все свои права и будет свободен располагать своею жизнью.

— А! Вот это мне приятно! Вы действительно настоящий кабальеро, любезный сеньор, и я принимаю жизнь, которую вы возвращаете мне так любезно. Тысячу раз благодарю вас, — продолжал повторять он, разряжая пистолет. — Это оружие мне теперь ни к чему.

— Только, любезный дон Торрибио, поскольку никто не может предвидеть будущего, вы не откажетесь дать письменное обязательство?

— Конечно, но где достать бумагу?

— Кажется, в моих альфорхасах есть все необходимое для письма.

— Я ведь уже говорил вам, что вы человек редкостный и предусмотрительный.

Дон Фернандо сходил за своими альфорхасами. Это нечто вроде двойных карманов, подвешиваемых к седлу, куда кладут вещи, необходимые в дороге. В Мексике да и во всей испанской Америке альфорхасы заменяют чемоданы. Дон Фернандо достал бумагу, перья и чернила и разложил все это пред доном Торрибио.

— Теперь, — сказал он, — напишите, что я вам продиктую.

— Диктуйте, любезный сеньор, я готов.

— Я, нижеподписавшийся, — начал дон Фернандо, — дон Торрибио Квирога, свидетельствую, что я честно проиграл мою жизнь дону Фернандо Каррилю. Я признаю, что моя жизнь принадлежит отныне дону Фернандо Каррилю, который будет властен располагать ею по своему усмотрению, а я обязан безоговорочно повиноваться его приказаниям, и если он сочтет необходимым, лишить меня жизни у него на глазах или погибнуть в опасной экспедиции, ибо речь идет о жизни, которую я проиграл и которую он даровал мне по своей воле. Я свидетельствую, кроме того, что всякое чувство ненависти к вышеупомянутому дону Фернандо Каррилю угасло в моем сердце и что я никогда не буду ему вредить прямо или косвенно. Настоящее обязательство я принимаю на десять лет, считая со дня подписания этого акта, после чего я вступаю в обладание всех моих прав и могу располагать своей жизнью по своему усмотрению, а дон Фернандо утрачивает права на мою жизнь. Составлено и подписано мною 17-го марта 18… года. Ниже следует подпись свидетеля дона Эстебана Диаса. Теперь, — добавил дон Фернандо, — подпишите, попросите подписать дона Эстебана и отдайте эту бумагу мне.

Дон Торрибио любезно исполнил формальность, великолепным росчерком запечатлел свою подпись и передал перо дону Эстебану, который также без малейшего возражения подписал эту странную бумагу.

Затем дон Торрибио посыпал бумагу пылью, чтобы высушить чернила, аккуратно сложил ее вчетверо и отдал дону Фернандо, который, прочтя внимательно, спрятал на груди.

— Сделка совершена, — сказал дон Торрибио. — Теперь, любезный сеньор, если вам не угодно что-нибудь мне приказать, я попрошу позволения уйти.

— Мне было бы очень неприятно удерживать вас долее, кабальеро, ступайте, желаю вам успеха.

— Благодарю за это пожелание, но боюсь, что оно не исполнится. С некоторых пор мне явно не везет.

Поклонившись в последний раз обоим, он взнуздал свою лошадь, вскочил в седло и ускакал.

— Неужели вы действительно потребуете исполнения этого условия? — спросил дон Эстебан, когда остался наедине с доном Фернандо.

— Конечно, — ответил тот. — Вы забываете, что этот человек — мой смертельный враг. Но я должен покинуть вас, дон Эстебан. Я хочу попасть сегодня в Лас-Нориас, а теперь уже становится поздно.

— Вы отправляетесь в асиенду дона Педро де Луна?

— Собственно, не в асиенду, а в окрестности ее.

— Если так, нам по пути, потому что и я тоже еду в ту сторону.

— Вы? — спросил дон Фернандо, бросив на него вопросительный взгляд.

— Я мажордом асиенды, — просто ответил Эстебан Диас.

Они вместе вышли из грота и сели на лошадей. Дон Фернандо Карриль ехал задумчиво рядом со своим спутником, односложно отвечая на вопросы последнего.


Содержание:
 0  Охотники за пчелами : Густав Эмар  1  II. В лесу : Густав Эмар
 2  III. Теокали : Густав Эмар  3  IV. Поверхностные сведения : Густав Эмар
 4  V. Откровенный разговор : Густав Эмар  5  VI. Путешествие : Густав Эмар
 6  VII. Стычка : Густав Эмар  7  VIII. Крепость : Густав Эмар
 8  IX. Донна Гермоза : Густав Эмар  9  вы читаете: Х. Пиковый туз : Густав Эмар
 10  XI. Ранчо : Густав Эмар  11  XII. Краснокожие : Густав Эмар
 12  XIII. Ночное свидание : Густав Эмар  13  XIV. Дон Эстебан Диас : Густав Эмар
 14  XVI. Почтовая станция в пампасах : Густав Эмар  15  XVII. Федеральная любезность : Густав Эмар
 16  XVIII. Измена : Густав Эмар  17  XIX. Конец рассказа : Густав Эмар
 18  Использовалась литература : Охотники за пчелами    



 




sitemap