Приключения : Исторические приключения : VIII ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ : Поль Феваль-сын

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56

вы читаете книгу

VIII

ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ

– Секундочку, секундочку, господа, – раздался вдруг писклявый голос, и на середину круга заковылял крошечный сморщенный человечек в лохмотьях.

Трудно было встретить более жалкое создание, чем этот карлик в драном костюме пиренейского горца. Сандалии его были забрызганы грязью, а на сгорбленной спине висела котомка, в которой, видимо, пряталось какое-то живое существо, потому что дерюга шевелилась и подрагивала.

Хотя этот странный персонаж и не был по-настоящему «вспученным» – иными словами, горбатым, согласно народному присловью, но он недалеко ушел от своих более несчастных собратьев, ибо отличался таким же уродливым сложением и должен бы вызывать отвращение у чувствительных дам.

– Пшел отсюда, образина! – сказал Бланкроше, резко толкнув маленького человечка плечом.

Все ожидали, что карлик покатится кубарем после этого удара. Велико же было изумление зрителей, когда бандит вдруг скривился от боли и схватился за ключицу, пострадавшую при столкновении. Напротив, необыкновенный уродец на кривых ножках не сдвинулся с места ни на сантиметр. Настоящая скала! Подождав, пока Бланкроше придет в себя, он стянул с головы берет, и отвесил своему противнику издевательский поклон со словами:

– Лучше быть образиной, чем покойником, приятель! Вид у вас молодцеватый, только сдается мне, что спеси вашей надолго не хватит… Собственно, об этом я и хотел с вами побеседовать, когда вы меня так невежливо прервали…

– Только у меня и дел, что с тобой лясы точить! – в бешенстве произнес бандит. – Убирайся! Нечего здесь каркать… Или хочешь познакомиться с моей шпагой?

В ответ карлик лишь расхохотался. Разумеется, он имел некоторые основания для насмешки после первой неудачи Бланкроше, – но все-таки это была неслыханная наглость, особенно со стороны подобного пигмея. Никто не смел смеяться над вожаком в присутствии его подручных.

Побелев от ярости, Бланкроше ринулся на маленького человечка, но на сей раз столкнулся с пустотой. Карлик, подобно обезьяне, успел вскарабкаться на плечи Кокардаса, который, изрыгая проклятия, кружился на месте, пытаясь сбросить нежданного седока.

Поединок маленького уродца с мощными рубаками выглядел настолько комичным, что на лицах всех зрителей расцвели улыбки. Толпа разразилась рукоплесканиями, приветствуя доблестного малыша. Тому, впрочем, угрожала нешуточная опасность, ибо избранный им насест оказался более чем шатким. Гасконец, отряхиваясь на манер промокшего до костей пса, кричал:

– Дьявольщина! Слезай, кому говорят, червяк!

Ему очень не нравилась навязанная карликом роль святого Христофора; впрочем, об этой легенде он не имел никакого понятия.

Кокардас напоминал своими движениями вздымающийся на волнах корабль, сотрясаемый одновременно и бортовой, и килевой качкой. И вдруг, словно по волшебству, ярость достойного мастера утихла; вздрогнув всем телом, он застыл неподвижно. Для этого необыкновенного превращения хватило всего лишь двух слов «я здесь», сказанных ему на ухо маленьким человечком.

– Чего уж там! – воскликнул гасконец, рассмеявшись в лицо Бланкроше. – Если малявочке удобно сидеть у меня на плечах, так оно и к лучшему. Я ему мешать не стану… хочется посмотреть, что он задумал…

– Что я задумал? – откликнулся карлик. – Да всего лишь поговорить с этими господами, чтобы они все смогли меня услышать… Не беспокойтесь, я буду краток и надолго вас не задержу!

Приподнявшись над плечами Кокардаса и опираясь на его шляпу, словно на пюпитр импровизированной трибуны, он поклонился публике, а затем обратился к бретерам нравоучительным тоном:

– Так вот, господа, сражаться следует только за правое дело… А за что же бьетесь вы? Наверное, никто из присутствующих этого не знает. Хотите, я скажу им?

– Куда ты лезешь, козявка? – злобно произнес Бланкроше.

– Полегче, милейший! Маленькая мошка порой так сильно впивается в ухо осла, что тот начинает брыкаться, но справиться с козявкой не может… Прошу вас, добрые люди, помолчите, ибо сейчас вы услышите нечто весьма интересное…

– Что? Что такое! Дайте же ему сказать! – раздавались восклицания в толпе зевак, которых чрезвычайно забавляли как манеры, так и слова маленького человечка.

– Значит, вы хотите это узнать? Вы совершенно правы… Итак, я хотел сообщить вам, что в этом поединке честные мастера сражаются с бандитами… Ну-ка, дамы и господа, попытайтесь угадать, кто из участников сражения продал свою шпагу? Я дам вам полновесный золотой экю, если мне укажут этих мерзавцев без совести и чести!

Высоко подняв над своей головой монету, он обвел взглядом зрителей.

– Никто не хочет выиграть золотой? Я помогу вам, дамы и господа. Бандиты нападают исподтишка и всегда имеют численное преимущество… Если одна банда терпит неудачу, на помощь всегда спешат другие головорезы… Все еще не можете угадать?

Карлик пронзительно расхохотался, и все свидетели этой сценки невольно содрогнулись, ощутив, как холодок ползет по спине при звуках угрожающего зловещего смеха.

– Вы не знаете? Я помогу вам еще раз. Вам станет ясно, кто они, очень скоро… Ибо Господь, справедливость которого хулят глупцы и невежды, всегда поддерживает правое дело: его соизволением честные клинки сорвут продажные маски! Знайте, что все бандиты встретят свой смертный час на этой площади… За жизнь их я не дам теперь ни гроша… ни даже акции господина Лоу! Они погибнут, погибнут все до единого!

– Пусть себе болтает, – благодушно отозвался бретер. – Раз мэтру Кокардасу нравится носить на своих плечах уродливую обезьяну, то не будем лишать его этого невинного удовольствия. Бедняге ведь осталось жить совсем немного!

Гасконец промолчал, получив довольно чувствительный удар пяткой от своего седока. А маленький человечек воскликнул, обращаясь к Бланкроше:

– Минуту терпения, приятель! Скоро мы увидим развязку… у тех, кто продал свою шпагу, карманы набиты золотом… это цена совести, которой у них нет, однако за нее им все-таки заплатили! А, так ты тоже умеешь гримасничать? Кто же из нас двоих больше похож на обезьяну?

В толпе послышался смех, но странный карлик взмахом руки восстановил тишину.

– Не стоит веселиться, друзья! Я говорю совершенно серьезно, и все вы в этом сейчас убедитесь. Бандитам не понадобится больше золото, которым они набили свои карманы!

– Почему? – раздался чей-то голос.

– Почему? Разве я не сказал вам? Потому что через пять минут, самое большее – через десять они отправятся в мир иной, где деньги не нужны!

– Довольно! – закричал Бланкроше.

– Пора с этим кончать! – поддержал сообщника и Готье Жандри, которому стало настолько не по себе, что он не мог унять невольную дрожь.

– Пусть он говорит! Пусть говорит! – заревела толпа. – Выкладывай, что знаешь, малявка!

На лице карлика появилась сардоническая усмешка. Сняв с головы Кокардаса украшенную перьями шляпу, он с поклоном протянул ее Бланкроше и прочим бандитам:

– Выворачивайте карманы, любезные! Пусть ваше окровавленное золото достанется беднякам! Отдайте неправедные деньги, и в аду к вам проявят снисхождение… Ну же, господа головорезы, грабители и убийцы! Подайте милостыню хоть раз в жизни… да поторопитесь! Вы не хотите? Тем хуже для вас… Я продырявлю ваши карманы шпагой, и золото потечет рекой! А вместе с ним потечет и кровь… она зальет ваши луидоры и экю!

Зеваки, словно завороженные, внимали словам необычного уродца, предчувствуя близость развязки.

Бланкроше и Жандри переглянулись, а шестеро сообщников, стоявших у них за спиной, слегка подались вперед, ожидая только сигнала к нападению.

Кокардас-младший взглянул на них с презрением. Только ему и Паспуалю было известно, кто нежданно явился на поле боя, – и вместе с этим человеком они безбоязненно вышли бы и против двадцати врагов. Достаточно было лишь произнести его имя, чтобы задрожали и побледнели самоуверенные бандиты, – однако мастера понимали, что еще не пришло время выложить карты на стол.

Что касается Берришона, то он, опьяненный своей первой победой, ничего не замечал. На его глазах испустил дух Ив де Жюган, и Жан-Мари жаждал продолжения: присматриваясь к бретерам, он выбирал себе новую жертву.

А маленький человечек, по-прежнему сидя на плечах у Кокардаса, завершил свою речь словами, которые прозвучали столь же зловеще и неумолимо, как если бы, это был приговор суда:

– Подлые прислужники негодяя, очередь которого настанет раньше, чем он думает! У вас осталось лишь несколько секунд, чтобы покаяться в преступлениях, совершенных вами… Впереди у вас вечность… приготовьтесь же в долгий путь!

Одним прыжком оказавшись на земле, карлик подхватил рапиру Добри и встал в позицию.

– Нас четверо, – вскричал он, – вас вдвое больше! Пусть каждый из моих людей выберет себе по противнику, а остальными займусь я!

Гул изумления прокатился по площади на какое-то сверхъестественное существо.

Впрочем, наемные убийцы вовсе не были трусами. Инстинктивно чувствуя в загадочном карлике опасного врага, они ощущали смутную тревогу, но отнюдь не страх. Готье Жандри гнал от себя мысль, что придется иметь дело с Лагардером, хотя дерзкое поведение мастеров фехтования можно было объяснить лишь уверенностью, что на их стороне вступит в бой лучший клинок королевства. Боясь потерять самообладание, бретер старался убедить себя, что в присутствии своего хозяина Кокардас с Паспуалем держались бы как-то иначе. Бывают в жизни обстоятельства, когда человеку приходится обманывать себя.

Что касается Бланкроше и его приспешников, то им никогда еще не доводилось встречаться с графом и мастерами в деле – они знали об этих прославленных фехтовальщиках лишь понаслышке и, считая их репутацию чрезмерно преувеличенной, без особого трепета готовились вступить с ними в схватку. Более того: насмешки уродца казались им комичными и одновременно оскорбительными – поэтому им не терпелось разделаться с наглецом.

Итак, дуэлянты заняли свои места, а в толпе воцарилось глубокое молчание. В третий раз скрестились со звоном шпаги; но одна из них превосходила в молниеносной меткости все остальные: за движениями ее нельзя было уследить – только вспыхивали стальные блики, опасные, словно молнии, ибо вскоре один из бандитов безмолвно рухнул на землю. Во лбу его зияла кровавая рана. Это был подручный Бланкроше, выступивший вместе с Жандри и еще одним сообщником против таинственного горбуна. А тот вскоре сходным манером уложил следующего противника. Бланкроше и Жандри, побледнев, переглянулись, а тем временем нанес смертельный удар своему врагу Кокардас. Вскоре и неторопливый Паспуаль насквозь пронзил четвертого из нападавших.

Ни одного слова еще не было произнесено. Все происходившее напоминало уже не трагикомическую драму, участники которой громогласно обсуждали удачи и промахи друг друга, а жуткую пантомиму, где с каждым выпадом редели ряды актеров.

Площадь, усеянная трупами, походила на поле битвы. Никогда зевакам не доводилось видеть такой прекрасной схватки у Монмартрских ворот, и они, возможно, попросту прибили бы полицейскую стражу, если бы той вздумалось вмешаться. К счастью для нее самой, полиция благоразумно держалась в стороне от развлечений подобного рода.

Завсегдатаи кабачка «Лопни-Брюхо», привыкнув резать и грабить мирных буржуа, чувствовали себя явно не в своей тарелке – им казалось, что каждый удар направлен прямо им в лоб. К тому же численное преимущество испарилось, как дым, – их осталось четверо против четверых, и нервы кое у кого начали сдавать.

Один из бандитов, которому противники внушали больший страх, нежели известный своим крутым нравом Бланкроше, не щадивший трусов и отступников, внезапно бросился бежать. Однако толпа окружила площадь плотной стеной, и пробиться сквозь нее было невозможно. Тщетно бедняга тыкался туда и сюда – его не только не пропустили, но и вытолкнули на арену. На голову беглеца обрушились насмешки и оскорбления. Зрители отнюдь не пресытились четырьмя убийствами и жаждали крови.

Именно этого бандита выбрал себе заранее Берришон и теперь был полон решимости не упустить свою вторую жертву.

– Эй! – закричал он, бросаясь в погоню. – Мне нужна пара трупов, иначе домой стыдно возвращаться! Ты забыл, что по счетам надо платить? Так я тебе напомню. Иди-ка ко мне, дружище, поболтаем немного!

Ответа не было. Бандит, не слушая Жана-Мари, с рычанием кружил по площади, всюду натыкаясь на неумолимую людскую стену и готовясь уже пустить в ход рапиру, лишь бы пробить себе дорогу – пусть даже по трупам женщин и детей.

Между тем Жан-Мари, настигнув, наконец, свою жертву, вполне угадал намерения убийцы.

– Меня учили никогда не нападать сзади, – сказал он, приставив острие шпаги к пояснице беглеца, – но если ты тронешь хоть пальцем одного из этих славных людей, то моя рапира выйдет у тебя из живота.

Бандит, обернувшись, затравленно взглянул на Берришона. На площади никто уже не смеялся, ибо на бледном, конвульсивно подергивающемся лице появилось то ужасное выражение безнадежного отчаяния, какое бывает только у приговоренных к смерти, когда они идут к месту казни. Обведя блуждающим взором враждебную толпу, несчастный понял, что спасения нет. Тогда с налитыми кровью глазами и с пеной, выступившей на губах, он ринулся на Берришона, словно кабан, окруженный охотниками.

Началась отчаянная схватка.

Кокардас, скрестив руки на груди, с одобрением взирал на своего ученика, подбадривая его время от времени возгласами:

– Отлично, малыш! Тесни его! Он в твоих руках… но будь осторожнее, не напорись на удар! Карамба! Посмотри, лысенький, плуту пришел конец!

В самом деле, бандит, испустив ужасный крик, повалился навзничь, раскинув руки. Петронилья пробила ему грудь.

Зеваки, не упуская из виду остальные поединки, с неотрывным вниманием следили за маленьким уродцем, который на их глазах вдруг превратился в героя. Из четверых его противников двое уже были убиты, а сейчас он играючи отбивал атаки Бланкроше и Жандри.

Молчание сменилось кликами и рукоплесканиями. Карлика превозносили до небес, а врагов его осыпали насмешками. Все видели, к каким подлым трюкам и предательским ударам прибегали оба бандита, – но каждый раз молниеносный удар шпаги пресекал все их уловки.

Паспуаль к этому времени уложил и второго из своих противников. Из одиннадцати человек, замысливших убить двух мастеров фехтования, осталось только двое – хозяин кабачка «Лопни-Брюхо» и бывший капрал королевской гвардии. Карлик играл с ними, будто кошка с мышью, явно забавляясь их тщетны ми потугами. Холодный пот проступил на лбу у наемных убийц.

Кокардас с Паспуалем и Берришон не вмешивались в ход поединка, зная, что помощь здесь не требуется.

– Чего уж там, малыш, – говорил гасконец Жану-Мари, любовно обтирая свою шпагу, – я тобой доволен. Но тебе сегодня вдвойне повезло… смотри и учись! Такое не каждый день увидишь!

– Истинная правда, черт возьми! – подтвердил брат Паспуаль. – К тому же и два негодяя очень недурно фехтуют, особенно Бланкроше.

– Обоим бандитам не раз приходилось ставить на карту жизнь, и всегда они выходили из передряги целыми и невредимыми – разве что получив какую-нибудь царапину. Теперь же сама смерть стояла за их плечами – ежесекундно им угрожал роковой выпад в лицо, после которого они рухнут на землю с кровавой раной во лбу, между глаз.

– Дьявольщина! – произнес, задыхаясь, Готье Жандри. – Либо этот недоносок – один из демонов ада, либо…

– Вот моя подпись и печать! – воскликнул горбун, и Жандри безмолвно упал, раскинув руки.

– Удар Невера! – прошептал Бланкроше, и его смугло-бронзовое лицо покрылось смертельной бледностью, ибо он, наконец, понял, чье имя застряло в горле сообщника.

– Дьявол меня разрази! – насмешливо бросил Кокардас. – У рва со сточной водой плут вопил, словно пастушок: «Волки, волки!» Вот и доигрался, впору звать на помощь, только кто же придет?

Сознавая неминуемую гибель, хозяин кабачка «Лопни-Брюхо» решил дорого продать свою жизнь, надеясь, что дуэль закончится не только его собственной смертью, но окажется последним сражением и для проклятого карлика. Тщетные надежды! Шпаги скрестились вновь, но исход оказался прежним: прославленный Бланкроше, считавший себя лучшим клинком Парижа, повалился, словно сноп, на уже остывший труп своего подручного Жандри.

Багрово-красное солнце уходило за горизонт, и его последний луч на мгновение осветил лицо бретера и кровавую рану во лбу… Шпага маленького человечка разила без промаха.


Содержание:
 0  Кокардас и Паспуаль : Поль Феваль-сын  1  I САД КОКНАР : Поль Феваль-сын
 2  II В КЛОПОВНИКЕ : Поль Феваль-сын  3  III ГЛАВА С ХОРОШИМ НАЧАЛОМ, ПЛОХИМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ И СОВЕРШЕННО ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ КОНЦОМ : Поль Феваль-сын
 4  IV ХИТРАЯ МЕХАНИКА : Поль Феваль-сын  5  V ЖЕНСКАЯ ДРАКА : Поль Феваль-сын
 6  VI БЕРРИШОН МЕЧТАЕТ О ШПАГЕ : Поль Феваль-сын  7  VII СЛАДКИЙ МИНДАЛЬ : Поль Феваль-сын
 8  VIII ПОСЛЕ ПИРА : Поль Феваль-сын  9  IX НОЧНЫЕ РОЗЫСКИ : Поль Феваль-сын
 10  X У ПОДСТИЛКИ : Поль Феваль-сын  11  XI МАТЮРИНА : Поль Феваль-сын
 12  XII ЛОВУШКА : Поль Феваль-сын  13  XIII ТАЙНА МОНМАРТРСКОГО РВА : Поль Феваль-сын
 14  XIV ОТВАЖНАЯ ДЕВУШКА : Поль Феваль-сын  15  XV НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ : Поль Феваль-сын
 16  ЧАСТЬ ВТОРАЯ ПОВСЮДУ ГОРБУНЫ : Поль Феваль-сын  17  II МАСКАРАД : Поль Феваль-сын
 18  III НЕОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ : Поль Феваль-сын  19  IV ГДЕ КОКАРДАС РАЗВОДИТСЯ С ПЕТРОНИЛЬЕЙ : Поль Феваль-сын
 20  V ОСИНОЕ ГНЕЗДО : Поль Феваль-сын  21  VI ЗАМЫСЛЫ БЛАНКРОШЕ : Поль Феваль-сын
 22  VII БИТВА У МОНМАРТРСКИХ ВОРОТ : Поль Феваль-сын  23  VIII ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ : Поль Феваль-сын
 24  IX КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ У КРАСНОГО МОСТА : Поль Феваль-сын  25  X КАФЕ ПРОКОП : Поль Феваль-сын
 26  XI НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ : Поль Феваль-сын  27  XII НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА АВРОРЫ : Поль Феваль-сын
 28  I ДЕРЗКИЙ ПЛАН : Поль Феваль-сын  29  II МАСКАРАД : Поль Феваль-сын
 30  III НЕОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ : Поль Феваль-сын  31  IV ГДЕ КОКАРДАС РАЗВОДИТСЯ С ПЕТРОНИЛЬЕЙ : Поль Феваль-сын
 32  V ОСИНОЕ ГНЕЗДО : Поль Феваль-сын  33  VI ЗАМЫСЛЫ БЛАНКРОШЕ : Поль Феваль-сын
 34  VII БИТВА У МОНМАРТРСКИХ ВОРОТ : Поль Феваль-сын  35  вы читаете: VIII ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ : Поль Феваль-сын
 36  IX КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ У КРАСНОГО МОСТА : Поль Феваль-сын  37  X КАФЕ ПРОКОП : Поль Феваль-сын
 38  XI НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ : Поль Феваль-сын  39  XII НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА АВРОРЫ : Поль Феваль-сын
 40  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ КЛЯТВА ЛАГАРДЕРА : Поль Феваль-сын  41  II ЧЕРНЫЙ АЛМАЗ : Поль Феваль-сын
 42  III ПОСЛЕДНИЙ ВЫЗОВ : Поль Феваль-сын  43  IV ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ И ПРАЗДНИЧНОЕ УТРО : Поль Феваль-сын
 44  V КОРОЛЕВСКИЙ СУД : Поль Феваль-сын  45  VI СВАДЕБНЫЙ КОРТЕЖ : Поль Феваль-сын
 46  VII РАЗВЯЗКА ЦЕРЕМОНИИ : Поль Феваль-сын  47  VIII ВСЛЕД ЗА СЛУГАМИ – ГОСПОДИН! : Поль Феваль-сын
 48  I НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА : Поль Феваль-сын  49  II ЧЕРНЫЙ АЛМАЗ : Поль Феваль-сын
 50  III ПОСЛЕДНИЙ ВЫЗОВ : Поль Феваль-сын  51  IV ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ И ПРАЗДНИЧНОЕ УТРО : Поль Феваль-сын
 52  V КОРОЛЕВСКИЙ СУД : Поль Феваль-сын  53  VI СВАДЕБНЫЙ КОРТЕЖ : Поль Феваль-сын
 54  VII РАЗВЯЗКА ЦЕРЕМОНИИ : Поль Феваль-сын  55  VIII ВСЛЕД ЗА СЛУГАМИ – ГОСПОДИН! : Поль Феваль-сын
 56  Использовалась литература : Кокардас и Паспуаль    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap