Приключения : Исторические приключения : XI НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ : Поль Феваль-сын

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56

вы читаете книгу

XI

НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ

Граф Анри, безусловно, не потерял времени даром. Поужинав в кафе «Прокоп», он сумел выведать, где поселились и под каким обличьем укрылись убийцы Невера. Для него не была такой уж неожиданностью, что подручные Гонзага, забыв о своем дворянском достоинстве, преобразились в бродячих шутов. Но если с Носе и Лаваладом все было ясно, то ухищрения остальных еще предстояло раскрыть. Они не могли явиться в Париж под собственным именем и в подобающих их званию костюмах, ибо всем им без исключения грозила Бастилия.

Самому Лагардеру их уловки были не страшны – зато мастерам фехтования грозила серьезная опасность. В предстоящем решающем сражении Кокардасу и Паспуалю предстояло играть значительную роль: граф готов был поставить на карту их жизни, равно как и свою – однако подставлять своих друзей под удары затаившихся врагов не собирался. Сегодня вечером гасконцу с нормандцем с трудом удалось избежать гибели, поскольку напали на них невесть откуда взявшиеся бродячие фокусники, от которых, разумеется, никто не мог ожидать подобного.

На секунду Лагардеру пришла в голову мысль также прибегнуть к маскараду. Но при любом переодевании Кокардас с Паспуалем лишились бы своих шпаг, что было бы в высшей степени неразумно.

– Оставим все как есть и будем уповать на помощь Господню! – промолвил он после долгих размышлений. – Этих двух молодцов голыми руками не возьмешь… они сумеют выпутаться из любой передряги. Если бы они узнали о моих намерениях оградить их от опасности, то разобиделись бы не на шутку. Все равно наша возьмет!

И, сделав это оптимистическое заключение, маленький студент вошел в мясную лавку, чтобы купить себе кусок вырезки.

– Ах, бедняга, – воскликнул торговец, который, очевидно, его знал, – так ты еще не ужинал? Тебе надо есть побольше, тогда на щеках появится румянец!

Лагардер, улыбнувшись, сунул сверток в карман камзола, и, не спеша, направился к маленькой улочке возле Нового моста, где находилось его жилище. Это была небольшая мансарда под самой крышей, и он имел собственный ключ. Заперев за собой дверь, граф швырнул в угол толстые фолианты и скинул камзол, представ в своем естественном обличье – иными словами, прямым и стройным, как тополь.

Вопреки предположениям мясника, он и не подумал заняться приготовлениями к ужину. Впрочем, в его маленькой мансарде пожарить мясо было бы просто не на чем, а сам Лагардер успел плотно поесть еще до визита в кафе «Прокоп», где ему предстояло играть роль тщедушного студента.

Но мясо было куплено не зря. У Лагардера имелся товарищ с очень хорошим аппетитом – не случайно для него был припасен такой огромный кусок. Сотрапезник этот был необычным, ибо Анри держал его в той самой котомке, о которой мы уже как-то упоминали. В настоящий момент холщовый мешок буквально ходил ходуном – очевидно, странное существо почуяло запах мяса. Но Лагардер не торопился удовлетворить законное желание своего спутника – прежде чем выпустить того из мешка, он тщательно проверил, надежно ли закрывает ключ замочную скважину. Поскольку наш герой проявляет такую заботу о сохранении тайны, то и мы пока воздержимся от объяснений. Единственное, что можно сказать читателю: час спустя граф спал крепким сном, равно как и его спутник – о чем неопровержимо свидетельствовала полная неподвижность холщовой котомки.

Однако в Неверском дворце Морфей появиться не спешил: Кокардас и Паспуаль, несмотря на все треволнения этого трудного дня, никак не могли заснуть. Лежа в постелях, они тщетно призывали милосердный сон снизойти к их усталости. Стоило одному смежить веки, как второй тут же изгонял легкую еще дрему громким восклицанием.

– Радость-то какая, лысенький! – раздавался вдруг голос Кокардаса. – Вернулся наш Лагардер…

– Черт возьми, мой благородный друг! Я уже засыпал…

– Да как же ты можешь спать? Подумай, ведь Маленький Парижанин уже мог бы быть здесь, и мадемуазель Аврора не мучилась бы. Наверное, тоже не спала бы, как и мы…

– Да разве сейчас она спит? Ах, дьявольщина, да ведь она наверняка льет горькие слезы в подушку…

– Неужели она так сокрушается?

– Ах, Кокардас, сразу видно, что ничего ты не понимаешь в любящем женском сердце…

В голосе чувствительного нормандца прозвучал горький укор. Оба мастера настолько живо представили себе плачущую Аврору, что от волнения сами едва не прослезились.

Брат Амабль тяжело вздохнул:

– Быть может, и Матюрина оплакивает меня в безмолвии ночи… Где же она, бедная моя Матюрина?

Хотя гасконец относился с величайшим презрением ко всем сердечным порывам, в данную минуту он не счел возможным взывать к разуму друга. Какое-то время оба молчали; по щеке нормандца уже поползла непрошеная слеза, когда Кокардас вдруг воскликнул:

– Черт побери! Мы нежимся здесь на мягких матрасах, а вот он где теперь, как ты думаешь?

– Откуда же мне знать…

– А следовало бы, лысенький! – сурово произнес гасконец, возмущенный легкомыслием влюбленного друга. – По улицам Парижа ходить небезопасно, и нам нужно было бы сопровождать его.

– Он сам приказал нам уйти… Если мы будем ходить за ним, его сразу же узнают…

Это логическое возражение не произвело никакого впечатления на пылкого южанина.

– Дьявол меня разрази! Ты всегда найдешь, что сказать, Амабль! Но я, по правде говоря, не понимаю, зачем он скрывается, когда мог бы ходить по Парижу с высоко поднятой головой, как и подобает дворянину… да еще такому, кто стоит сразу вслед за регентом.

– Ему лучше знать, что он делает, Кокардас.

Тот собирался возразить и на это замечание, но внезапно приподнялся на постели и стал прислушиваться.

– Что это с тобой? – спросил нормандец.

– Мне показалось, что за дверью послышался какой-то шорох.

– Да ты спишь наяву! Во дворце не найти никого, кто бы бодрствовал…

Тем не менее, и брат Паспуаль затаил дыхание, чтобы лучше слышать, но кругом было тихо. Разговор возобновился, однако теперь гасконец завел речь о другом.

– Дьявольщина, как меня тяготит эта тайна. Видеть печальную мадемуазель Аврору… и не сказать ей, что он совсем рядом, буквально в двух шагах от нее! Подумай, мой славный… одно слово, маленькое словечко – и она будет счастлива!

– Язык твой погубит тебя, Кокардас!

– Да уж не раньше, чем тебя бабы!

– Я не хотел тебя обидеть, мой благородный друг. Но приходится признать, что едва ты узнаешь какой-нибудь секрет, как у тебя немедленно возникает желание раструбить о нем по всему городу. Будь это тайна других людей, я бы и слова не сказал… но слово, данное нашему Лагардеру, свято!

– Но можем же мы хотя бы намекнуть несчастной девочке…

– Ни за что! Вспомни, что сказал граф: «Запрещаю говорить кому бы то ни было о том, что я здесь, – в особенности мадемуазель де Невер!» Пусть меня подвергнут самым зверским пыткам… пусть сожгут на моих глазах на медленном огне мою возлюбленную Матюрину, я все равно ничего не скажу… Кокардас, ты должен поклясться мне на…

– На чем же, лысенький? Сердце мое свободно…

Брат Амабль на секунду задумался.

– На Петронилье! – произнес он, наконец. – Поклянись на своей новой Петронилье, что будешь нем как рыба.

Лунный свет, пробиваясь сквозь стекло, оправленное в свинцовую раму, освещал постель Кокардаса, и нормандец увидел, как его друг, обнажив шпагу, простер над ней руку несколько театральным жестом.

– Слово Кокардаса-младшего! – произнес гасконец. – Клянусь Петронильей номер два, что скажу…

– Что же ты скажешь? – осведомился Паспуаль.

– Чего уж там, мой славный! Скажу, будто графа Анри нет в Париже…

Брат Амабль пожал плечами.

– Ах, мой бедный друг, – жалостливо промолвил он. – Так не пойдет! Повторяй за мной: клянусь…

– Клянусь…

– Никому не говорить, что видел графа де Лагардера в Париже, хранить эту тайну от всех, а в особенности от мадемуазель де Невер и тех, кто мог бы ей это рассказать, пока меня не освободят от данной мною клятвы.

Кокардас послушно повторил слова своего друга, а, закончив, удовлетворенно вздохнул. Хоть он и был неисправимым болтуном, но теперь язык его связывала клятва, поэтому можно было ничего не опасаться.

– Дьявол меня разрази, лысенький! Скорей бы уж день наступил… Мне не терпится повидаться с нашим Маленьким Парижанином.

– Мне тоже…

Придя, наконец, к согласию, мастера быстро заснули, и вскоре тишину ночи разорвал их дружный храп, по силе и звучности не уступающий аккордам органных труб.

А за дверью, в коридоре, к замочной скважине приникли две легкие белые тени. Когда на смену разговору пришли звуки, неопровержимо доказывающие, что Кокардас с Паспуалем удалились в страну снов, подслушивающие удалились, беззвучно ступая по паркету.

Кокардас вовсе не спал наяву, когда услышал шелест. Для двоих обитателей дворца их с Паспуалем тайна перестала быть секретом. Но кто же осмелился шпионить за фехтмейстерами в Неверском дворце, окруженном надежной стражей? Неужели удалось пробраться сюда кому-то из врагов? Разумеется, нет!

То были донья Крус и Хасинта.

Некоторое время назад последняя, захлопотавшись по хозяйству допоздна, отправилась наконец в свою комнату быстрым, но легким шагом горянки. Проходя мимо спальни, отведенной друзьям Лагардера, она вдруг замерла, услышав голоса. Это было инстинктивное движение: басконка удивилась, что не все еще спят во дворце в столь поздний час. Но слух у нее был тонкий, и первые же слова, произнесенные гасконцем, заставили ее забыть обо всем. Не требовалось больших усилий, чтобы понять суть дела. На какое-то мгновение Хасинта заколебалась. Первой ее мыслью было бежать за Авророй, дабы та могла собственными ушами услышать необыкновенные новости. Ибо басконка, благодарная по натуре, отнюдь не желала использовать счастливую возможность только для себя одной. Но, по зрелом размышлении, она решила, что для юной невесты испытание окажется слишком тяжким, а потому бросилась к комнате Флор.

Цыганка уже спала; Хасинта разбудила ее, тронув за руку, сделала знак подняться и, накинув подруге на плечи большое шелковое покрывало, повлекла за собой по коридору. Так они обе оказались у дверей комнаты, где бодрствовали мастера, и, затаив дыхание, выслушали их разговор, не засмеявшись даже тогда, когда Паспуаль воззвал к своей возлюбленной Матюрине, а Кокардас принес клятву над клинком новой Петронильи.

– Какие они славные люди, – сказала донья Крус, вновь очутившись в теплой постели и зябко кутаясь в одеяло.

– Золотые сердца! – кивнула Хасинта. – Что мы будем делать с их секретом?

– Хранить его! Эта тайна нам не принадлежит, и не мне тебя учить, как держать язык за зубами. Слава богу, мы знаем теперь, что Анри возвратился из Испании в Париж… что он следит за происками врагов и что готов нанести решающий удар.

– Скорей бы ему это удалось! Только тогда вы с мадемуазель Авророй будете счастливы…

– Бедная моя Аврора! Но я сумею вдохнуть в нее новые силы… пробудить надежду, что обе мы очень скоро встанем перед алтарем вместе с нашими любимыми… Признаюсь тебе, я уже начала отчаиваться, но благодаря тебе, дорогая Хасинта, вновь верю в наше грядущее торжество!

– Увы! Если бы я могла привести его самого…

– Он вернется к нам в ближайшие дни. Я это чувствую, я знаю!

Однако на глаза у нее вдруг навернулись слезы, и она низко опустила свою прекрасную черноволосую головку.

– Сколько опасностей ему предстоит преодолеть, – прошептала она с грустью. – Да поможет ему Небо! Господь не допустит, чтобы он погиб так близко от цели… К счастью, самые злейшие его враги находятся далеко отсюда. Но Гонзага пока не убит – иначе Анри уже был бы в Неверском дворце. У меня голова идет кругом, милая моя Хасинта! Молись за нас, за меня и за Аврору, за нас за всех… Развязка близится!

Перед уходом басконка задала еще один вопрос:

– Вы расскажете обо всем маркизу де Шаверни?

– Нет! Это тайна Анри, и мы не вправе ею распоряжаться… Обними меня, Хасинта, и иди спать… Тебе тоже нужно отдохнуть.

Сама же Флор тщетно пыталась заснуть. Всю ночь она строила самые фантастические планы, как помочь Анри, – и тут же отказывалась от них, понимая, что все ее проекты основаны на догадках и предположениях. В конце концов, она стала даже сожалеть о том, что подслушала разговор мастеров, ибо для нее, как и для Кокардаса, тайна оказалась невыносимо тяжелой. Едва дождавшись утра, донья Крус отправилась в комнату Авроры, чтобы самой разбудить подругу. Обвив руками ее точеную шею, она нежно поцеловала белокурые волосы.

– Что это значит? – спросила изумленная Аврора. – Ты встала вместе с солнцем? Обычно ты приходишь поцеловать меня гораздо позже. И какая ты радостная сегодня!

Это было правдой. Флор, возбужденная тем, что ей удалось узнать ночью, поднялась ни свет ни заря, тогда как прежде обе девушки, боясь огорчить друг друга, старались провести в одиночестве самые тяжкие утренние часы, когда восходящее светило напоминало им, что начинается новый день – такой же безрадостный и тусклый, как все остальные, ибо по-прежнему не было никаких вестей от человека, от которого целиком и полностью зависело их счастье.

Сегодня же донья Крус была необыкновенно оживлена, а глаза ее искрились весельем. С лучами солнца испарились, как дым, все тягостные и мрачные мысли, охватившие ее на исходе ночи. Полная радостных надежд, она спешила поделиться ими с подругой, которая ни о чем еще не догадывалась.

Мадемуазель де Невер пристально взглянула на цыганку.

– Флор, – сказала она с упреком, – ты от меня что-то скрываешь. Я вижу по тебе, что пришли хорошие вести… Что тебе удалось узнать?

– Ровным счетом ничего, мой котик… Просто сегодня утром я проснулась счастливой. Наверное, это доброе предзнаменование! Но никаких новостей у меня нет, разве что я снова начала надеяться и тебе того же желаю.

– Увы! – вздохнула Аврора. – Я пытаюсь изо всех сил, но тщетно… надежды мои ушли! Каждый день приносит мне муку… я изнемогаю в неведении, и силы мои тают. Где он? Что делает? И почему не возвращается?

– Он скоро придет…

– Кто тебе сказал? – вскричала Аврора, резко поднявшись на постели. – Флор! Ты все же что-то скрываешь от меня…

– А я тебе повторяю, что ничего не знаю! Надейся! И я уверена, что Господь пошлет тебе исполнение всех желаний…

– Я молилась денно и нощно, в часовне мраморные плиты отполированы моими коленями! Разве это помогло?

– Откуда ты знаешь? Возможно, это приблизило час его возвращения! Надейся и молись: тогда завтрашний день будет счастливее нынешнего… Но только не теряй мужества! У меня есть предчувствие, что очень скоро все изменится…

– Может быть, тебе приснился сон? – спросила Аврора. – Иногда твои сны сбывались… и я знаю, ты веришь им… Флор, дорогая моя, что тебе приснилось сегодня ночью?

Донья Крус ухватилась за этот вопрос, чтобы придать больший вес своим уверениям, не нарушая вместе с тем клятвы, данной самой себе. Пока ей удалось сохранить в полной неприкосновенности тайну Лагардера, однако теперь можно было чуть приоткрыть завесу, выдав услышанное ночью за приснившееся во сне.

– Да, это правда! – сказала она, нисколько не краснея, ибо то была ложь во спасение. – Мне приснился сон: вдруг раздались знакомые голоса и завели речь об Анри. Они говорили, что он уже здесь, недалеко от нас, и что вернется во дворец, после тога как преодолеет одно незначительное препятствие.

Аврора молитвенно сложив руки, не упускала ни единого слова Флор и молилась, чтобы сон этот стал явью. Вдруг сейчас донья Крус скажет: «Нет, дорогая, мне это не приснилось! Я просто не хотела излишне волновать тебя, а потому и придумала все это. На самом деле он уже здесь, за этой дверью, и сейчас войдет к тебе»!

Но Флор не добавила ничего к рассказу о своем сне, и бедная девочка печально склонила голову.

– Что же это были за голоса? – спросила она, с трудом сдерживая слезы.

– Это были голоса его верных друзей, Кокардаса и Паспуаля, Аврора безнадежно махнула рукой.

– Если бы они могли, то давно привели бы ко мне Анри, – прошептала она. – Скажи им, кстати, чтобы не отлучались из дворца: после обеда они проводят нас во дворец Сент-Эньян.

– Поверь мне, Аврора, лучше предоставить им сегодня полную свободу, даже если нам придется отказаться от визита. Тебе не придется в этом раскаиваться. Вдруг они вернутся вместе с Анри?

– Будь по-твоему, – ответила мадемуазель де Невер, – но я в это все равно не верю.

Донья Крус простилась с подругой, убежденная, что хорошо распорядилась нежданно доставшимся ей секретом.


Содержание:
 0  Кокардас и Паспуаль : Поль Феваль-сын  1  I САД КОКНАР : Поль Феваль-сын
 2  II В КЛОПОВНИКЕ : Поль Феваль-сын  3  III ГЛАВА С ХОРОШИМ НАЧАЛОМ, ПЛОХИМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ И СОВЕРШЕННО ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ КОНЦОМ : Поль Феваль-сын
 4  IV ХИТРАЯ МЕХАНИКА : Поль Феваль-сын  5  V ЖЕНСКАЯ ДРАКА : Поль Феваль-сын
 6  VI БЕРРИШОН МЕЧТАЕТ О ШПАГЕ : Поль Феваль-сын  7  VII СЛАДКИЙ МИНДАЛЬ : Поль Феваль-сын
 8  VIII ПОСЛЕ ПИРА : Поль Феваль-сын  9  IX НОЧНЫЕ РОЗЫСКИ : Поль Феваль-сын
 10  X У ПОДСТИЛКИ : Поль Феваль-сын  11  XI МАТЮРИНА : Поль Феваль-сын
 12  XII ЛОВУШКА : Поль Феваль-сын  13  XIII ТАЙНА МОНМАРТРСКОГО РВА : Поль Феваль-сын
 14  XIV ОТВАЖНАЯ ДЕВУШКА : Поль Феваль-сын  15  XV НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ : Поль Феваль-сын
 16  ЧАСТЬ ВТОРАЯ ПОВСЮДУ ГОРБУНЫ : Поль Феваль-сын  17  II МАСКАРАД : Поль Феваль-сын
 18  III НЕОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ : Поль Феваль-сын  19  IV ГДЕ КОКАРДАС РАЗВОДИТСЯ С ПЕТРОНИЛЬЕЙ : Поль Феваль-сын
 20  V ОСИНОЕ ГНЕЗДО : Поль Феваль-сын  21  VI ЗАМЫСЛЫ БЛАНКРОШЕ : Поль Феваль-сын
 22  VII БИТВА У МОНМАРТРСКИХ ВОРОТ : Поль Феваль-сын  23  VIII ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ : Поль Феваль-сын
 24  IX КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ У КРАСНОГО МОСТА : Поль Феваль-сын  25  X КАФЕ ПРОКОП : Поль Феваль-сын
 26  XI НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ : Поль Феваль-сын  27  XII НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА АВРОРЫ : Поль Феваль-сын
 28  I ДЕРЗКИЙ ПЛАН : Поль Феваль-сын  29  II МАСКАРАД : Поль Феваль-сын
 30  III НЕОБЫЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ : Поль Феваль-сын  31  IV ГДЕ КОКАРДАС РАЗВОДИТСЯ С ПЕТРОНИЛЬЕЙ : Поль Феваль-сын
 32  V ОСИНОЕ ГНЕЗДО : Поль Феваль-сын  33  VI ЗАМЫСЛЫ БЛАНКРОШЕ : Поль Феваль-сын
 34  VII БИТВА У МОНМАРТРСКИХ ВОРОТ : Поль Феваль-сын  35  VIII ТОТ, КОГО НЕ ЖДАЛИ : Поль Феваль-сын
 36  IX КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ У КРАСНОГО МОСТА : Поль Феваль-сын  37  X КАФЕ ПРОКОП : Поль Феваль-сын
 38  вы читаете: XI НЕОСТОРОЖНАЯ БОЛТОВНЯ : Поль Феваль-сын  39  XII НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА АВРОРЫ : Поль Феваль-сын
 40  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ КЛЯТВА ЛАГАРДЕРА : Поль Феваль-сын  41  II ЧЕРНЫЙ АЛМАЗ : Поль Феваль-сын
 42  III ПОСЛЕДНИЙ ВЫЗОВ : Поль Феваль-сын  43  IV ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ И ПРАЗДНИЧНОЕ УТРО : Поль Феваль-сын
 44  V КОРОЛЕВСКИЙ СУД : Поль Феваль-сын  45  VI СВАДЕБНЫЙ КОРТЕЖ : Поль Феваль-сын
 46  VII РАЗВЯЗКА ЦЕРЕМОНИИ : Поль Феваль-сын  47  VIII ВСЛЕД ЗА СЛУГАМИ – ГОСПОДИН! : Поль Феваль-сын
 48  I НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА : Поль Феваль-сын  49  II ЧЕРНЫЙ АЛМАЗ : Поль Феваль-сын
 50  III ПОСЛЕДНИЙ ВЫЗОВ : Поль Феваль-сын  51  IV ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ И ПРАЗДНИЧНОЕ УТРО : Поль Феваль-сын
 52  V КОРОЛЕВСКИЙ СУД : Поль Феваль-сын  53  VI СВАДЕБНЫЙ КОРТЕЖ : Поль Феваль-сын
 54  VII РАЗВЯЗКА ЦЕРЕМОНИИ : Поль Феваль-сын  55  VIII ВСЛЕД ЗА СЛУГАМИ – ГОСПОДИН! : Поль Феваль-сын
 56  Использовалась литература : Кокардас и Паспуаль    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap