Приключения : Исторические приключения : Глава 13 : Сесил Форестер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу




Глава 13

Хорнблауэр со стоном повернулся на койке; усилие, которое ему пришлось приложить, отозвалось страшной болью в висках, несмотря на то, что он старался двигаться очень осторожно. Нужно было быть полным дураком, чтобы столько выпить — такой жуткой головной боли он не испытывал уже добрых шесть лет. Но избежать этого было трудно — так же трудно, как и всего остального; он ничего не мог поделать — обстоятельства цепко держали его за глотку. Хорнблауэр попытался позвать Брауна — дикая боль снова расколола голову, и вместо крика раздалось какое-то хриплое карканье. Он услышал, как часовой за дверью передает его приказание и, приложив невероятное усилие, сел на койке, свесив ноги — ни за что на свете Браун не увидит его лежащим в состоянии прострации.

— Принеси мне кофе, — приказал Хорнблауэр, когда Браун вошел.

— Есть, сэр!

Хорнблауэр все еще сидел на краешке койки. Из светового люка над головой до него доносился хриплый голос Харста, который, по-видимому, распекал нерадивого мичмана:

— Ну что вы за неряха, — с воодушевлением восклицал Харст, — посмотрите на эту медяшку! И вы говорите, что она надраена? Где ваши глаза? Чем целый час занимался ваш дивизион? Боже, куда катится флот, если нашивки дают молодым соплякам, которые не даже способны самостоятельно вытереть себе нос! И вы — вы! — еще смеете называть себя королевским офицером? Да вы скорее похожи на зимний день — короткий, темный и грязный!

Хорнблауэр взял чашечку кофе, принесенную Брауном.

— Мои приветствия мистеру Харсту, — проскрипел он, — и попросите его, не будет ли он так любезен не шуметь у меня над головой.

— Есть, сэр!

Первым удовольствием начинающегося дня было услышать, как Харст вдруг прервал свою тираду на полуслове. Хорнблауэр потянул обжигающий кофе с чувством некоторого удовлетворения. Неудивительно, что Харст сегодня не в духе, — вчера у него был беспокойный вечер. Хорнблауэр вспомнил, как Харст и Маунд волокли в карету бесчувственного Броуна, от которого разило спиртом. Харст был абсолютно трезв, но, очевидно, напряжение от того, что ему пришлось охранять тайного убийцу в царском дворце, было слишком велико для его нервов. Вновь появившийся Браун помог Хорнблауэру стянуть через голову ночную рубашку и вышел, прихватив протянутую ему чашку, чтобы наполнить ее еще раз. Что-то вдруг привлекло внимание Хорнблауэра. Так и есть — из рукава ночной рубашки, лежащей на койке, выпрыгнула блоха. Вот иллюстрация, красноречиво показывающая, чем императорский дворец невыгодно отличается от линейного корабля Его Величества. Он с отвращением оглядел себя: кожа на груди и на округлившемся животе была покрыта следами блошиных укусов. Когда Браун вернулся со второй чашкой кофе, Хорнблауэр все еще проклинал имперскую нечистоплотность и вытекающую из нее досадную перспективу начала долгой борьбы с паразитами, вызывавшими у него особую брезгливость.

— И убери свою дурацкую ухмылку! — резко бросил ему Хорнблауэр, — не то я отправлю тебя на гретинг и посмотрим, как ты поухмыляешься там!

Браун не улыбался; все выражение его лица было абсолютно далеко от какого бы то ни было намека на улыбку. Хорнблауэра особенно раздражало именно сознание того, что Браун по-прежнему сохранял все преимущества благодушного превосходства человека, не страдающего головной болью, в обществе другого, у которого голова просто раскалывается.

Купание под палубной помпой несколько поправило Хорнблауэру настроение; переодевшись и приказав Брауну продезинфицировать платье, он вышел на палубу. Первым, кто попался навстречу, был Уичвуд, с глазами, мутными от головной боли, очевидно, гораздо более сильной, чем у Хорнблауэра. Однако прохладный воздух русского утра освежал и возвращал к жизни, а вид обычных утренних корабельных работ — ряды моряков, драивших палубу, радующий ухо плеск воды, льющейся на доски обшивки, — также оказывали свое целительное действие.

— Подходит шлюпка, сэр! — доложил мичман вахтенному офицеру.

Это была та же пинасса, которая вчера доставила их на берег. На сей раз на ней прибыл морской офицер с письмом, написанным по-французски:

Его Превосходительство министр Императорского флота шлет свои приветствия коммодору сэру Хорнблауэру. Его Превосходительством отданы приказы, в соответствии с которыми судно-водовоз подойдет к борту «Несравненного» сегодня в одиннадцать часов дня. Важный сановник, мсье le Comte du Nord — граф Северный — выразил желание осмотреть корабли Его Британского Величества. Его Превосходительство надеется, что не злоупотребит гостеприимством сэра Хорнблауэра, если вместе с графом Северным посетит «Несравненный» в десять часов утра.

Хорнблауэр показал письмо Уичвуду, который подтвердил его подозрения.

— Это сам Александр, — сказал гвардеец, — он путешествовал под именем «графа Северного» еще когда был наследником престола. Но он хочет посетить нас инкогнито, а значит — нет необходимости отдавать ему королевские почести.

— Да, — согласился Хорнблауэр раздраженно, несколько уязвленный тем, что этот сухопутный офицер пытается давать советы, которых у него никто не спрашивает, — тем не менее, морского министра следует принимать как Первого лорда Адмиралтейства. Это означает девятнадцатипушечный салют и прочее. Вахтенный мичман! Мои приветствия капитану и я был бы ему очень обязан, если бы он соблаговолил подняться на палубу.

Выслушав новости, Буш тихо присвистнул и тут же завертелся по сторонам, бросая взгляды то на такелаж, то на палубу, озабоченный тем, чтобы его корабль в был в совершенстве подготовлен к визиту императора.

— Как мы будем принимать воду, — озабоченно спросил Буш, — и одновременно встречать царя, сэр? Что он о нас подумает? Лучше, наверное, чтобы сначала водой запаслась эскадра.

— Царь — разумный человек, — фыркнул Хорнблауэр, — покажите ему, как команда работает. Он не отличит бизань-штага от утлегаря, но распознает хорошо выполненную работу, если мы сможем ее ему показать. Начнете принимать, воду даже если он к этому времени еще будет на борту.

— А еда, сэр? — продолжал Буш, — мы должны будем угостить его чем-нибудь, сэр.

Хорнблауэр улыбнулся, глядя на его озабоченность.

— Конечно, мы угостим его чем-нибудь.

Для противоречивого темперамента Хорнблауэра было типично, что, чем больше трудностей предвидели другие, тем бодрее он себя чувствовал; единственным человеком, который был в состоянии вогнать Хорнблауэра в депрессию, был сам Хорнблауэр. Его головная боль совершенно прошла, и теперь он только улыбался при мысли о предстоящих утром хлопотах. Он с аппетитом позавтракал, снова надел полный парадный мундир и вышел на палубу, где нашел Буша все еще рыскающим по кораблю, всю команду — принарядившейся в чистые белые рубахи и полотняные штаны, парадный трап — снаряженным, с леерами, белыми как снег, морских пехотинцев — в свежевыбеленных портупеях, а койки — туго скатанные и уложенные с прямо-таки математической точностью. И только когда вахтенный мичман доложил о приближающемся катере, Хорнблауэр и сам вдруг ощутил легкое волнение; у него внезапно перехватило дыхание при мысли, что несколько следующих часов могут определить историю мира на многие годы вперед.

По кораблю разнеслась резкая трель дудок боцманских помощников, команда построилась по дивизионам, с офицерами — при шпагах и эполетах — в первом ряду. Хорнблауэр, стоя у релинга на шканцах, взглянул на открывавшуюся внизу картину. Пусть точностью движений и аккуратностью формы британские моряки в парадном строю и не могли соперничать с прусскими гвардейцами — муштровать их подобным образом означало бы просто лишить их тех качеств, благодаря которым они и стали бесценными, — зато глядя на ряды этих сообразительных, уверенных лиц, любой мыслящий человек не мог не ощутить прилива воодушевления.

— Команде по реям! — приказал Буш.

Новый сигнал боцманских дудок и марсовые стремительным, но организованным потоком бросились к мачтам. Они не снижали темпа даже вися спиной вниз, когда перебирались на ванты с русленей и поднимались по выбленкам дальше, один за другим — до самых брам-стеньг, как настоящие гимнасты, каковыми они и были на самом деле, разбегаясь по реям, как канатоходцы и, достигнув своего места, замирали, упираясь ногами в перты.

Смешанные чувства теснились в груди смотревшего на них Хорнблауэра. На мгновение он ощутил горечь, оттого что таких парней — сливки британского флота! — разгоняют по местам как дрессированных медведей, для развлечения восточного владыки. Но когда команда была исполнена, когда каждый матрос занял свое место, словно какой-то волшебный ветер подхватил увядшие листья и они замерли в воздухе, застыв удивительно симметрично — его раздражение сменилось чувством удовлетворения художника при виде совершенной картины. Он надеялся, что, наблюдая ее, Александру хватит здравого смысла понять: британские моряки смогут повторить этот трюк в любых условиях, даже темной ночью в штормовом море, когда кажется, что бушприт упирается в невидимое небо, а реи почти черпают невидимые волны.

Боцман, искоса поглядывая за релинги правого борта, почти незаметно кивнул. Небольшая группка офицеров приближалась к парадному трапу. Боцманские помощники поднесли дудки к губам. Сержант-барабанщик морской пехоты умудрился, стоя по стойке «смирно», отбить такт пальцами по шву своих панталон и шесть барабанов разом ударили бодрую дробь.

— На кра-а…ул! — взревел капитан Норман и пятьдесят мушкетов с примкнутыми штыками, разом сорвавшись с покрытых алыми мундирами плеч пятидесяти морских пехотинцев, замерли вертикально напротив пятидесяти рядов надраенных до блеска пуговиц, а шпаги трех офицеров морской пехоты описали в воздухе грациозные дуги военного приветствия.

Александр, сопровождаемый двумя адъютантами, медленно шел плечом к плечу рядом с морским министром, которому номинально и предназначалась эта церемония. Он приложил руку к краю своей шляпы. Трубы умолкли, пронзительно взвизгнув. Барабаны пробили дробь в четвертый раз, прогремел грохот первого салютного выстрела, а флейты и барабаны морских пехотинцев затянули «Из сердца дуба…» Хорнблауэр выступил вперед и отдал честь.

— Доброе утро, коммодор Хорнблауэр, — поздоровался морской министр. Разрешите представить Вас графу Северному.

Хорнблауэр вновь отдал честь, стараясь сохранить при этом, насколько возможно, бесстрастное выражение лица и борясь с невольной улыбкой при виде странной попытки Александра сохранить видимость инкогнито.

— Доброе утро, коммодор, — в свою очередь поздоровался Александр. С глубоким удивлением Хорнблауэр понял, что царь обращается к нему на неплохом английском, — надеюсь, наш короткий визит не доставил вам слишком больших неудобств?

— Это ничто по сравнению с высокой честью, оказанной кораблю, сэр, — ответил Хорнблауэр, размышляя при этом, правильно ли обращение «сэр» по отношению к царю, желающему сохранить инкогнито. Очевидно, да.

— Можете представить своих офицеров, — продолжал Александр.

Хорнблауэр представил их одного за другим, а они отдавали честь и кланялись несколько скованно, как того можно было ожидать от младших офицеров в присутствии царя всея Руси, хоть и инкогнито.

— Думаю, теперь вы можете начать прием воды на корабль, капитан, — сказал Хорнблауэр Бушу и снова повернулся к Александру:

— Вы хотели бы еще осмотреть корабль, сэр?

— Да, конечно, — ответил Александр.

Он поднялся на шканцы, чтобы наблюдать за началом приготовлений. Марсовые начали спускаться; Александр щурился на солнце, с восхищением глядя, как с полдюжины матросов соскользнули по бизань-бакштагам и бизань-фалам и выстроились на шканцах перед ним. Подгоняемые офицерами, матросы сновали тут и там, выполняя порученные им задачи — всё вместе это напоминало растревоженный муравейник, но было гораздо более упорядоченным и осмысленным. Крышки люков были отдраены, помпы приготовлены, тали заведены на ноки реев, кранцы вывалены по левому борту. Александр удивленно смотрел на полуроту морских пехотинцев, выбиравших конец, которые даже при этом умудрялись маршировать своим гусиным шагом.

— Солдаты и матросы заодно, — пояснил Хорнблауэр, указывая дорогу по трапу вниз.

Александр был очень высок — на один-два дюйма выше Хорнблауэра; спустившись под палубу он согнулся почти вдвое, чтобы не удариться о бимсы и оглядывался по сторонам щуря близорукие глаза. Хорнблауэр повел его дальше, на нижнюю пушечную палубу, где расстояние до подволока не превышало пяти футов шести дюймов, он показал царю мичманскую каюту и кают-компанию уоррент-офицеров — все подробности жизни моряка. Хорнблауэр подозвал несколько моряков, приказал им раскатать и натянуть свои гамаки, а после — улечься в них, так что Александр смог на воочию убедиться, что на самом деле значит, когда на человека приходится всего двадцать два дюйма и получить представление, что представляет собой нижняя палуба, набитая гамаками, раскачивающимися в шторм, когда все люди спрессовываются в одну плотную массу. Ухмылки моряков, участвующих в этом маленьком спектакле, послужили для Александра достаточным доказательством не только того, что Хорнблауэр рассказывает чистую правду, но и высокого духа матросов, выгодно отличающихся от терпеливых безграмотных крестьян, которых он привык видеть в рядах своей армии.

Они смотрели вниз сквозь люк на группу моряков, работающих в трюме — те открывали бочонки для пресной воды и готовили рукава для их наполнения — их обоняния то и дело достигали волны зловония, в которых причудливо смешивались ароматы трюмной воды, сыра и человеческих испарений.

— Полагаю, коммодор, вы служите достаточно долго? — спросил Александр.

— Девятнадцать лет, сэр, — ответил Хорнблауэр.

— А сколько времени за этот срок вы провели в море?

— Шестнадцать лет, сэр. Девять месяцев я был в плену у испанцев и полгода во Франции.

— Я наслышан о вашем бегстве из Франции. Вы прошли через многие опасности, чтобы вновь вернуться к этой жизни.

Высокий лоб Александра сморщился от удивления — царь не мог понять, как человек мог провести шестнадцать лет в подобных условиях и при этом сохранить здоровье и здравую память.

— Как долго вы служите в вашем теперешнем звании?

— В качестве коммодора, сэр, всего два месяца, но у меня девять лет капитанского стажа.

— А до того?

— Я был шесть лет лейтенантом и четыре года мичманом.

— Четыре года? И вы четыре года жили в мичманской каюте, подобной той, которую вы мне показывали?

— Не в такой комфортабельной, сэр. Я почти все время прослужил на фрегате, под командованием сэра Эдварда Пеллью. Линейный корабль не так переполнен людьми, как фрегат, сэр.

Наблюдая за Александром, Хорнблауэр понял, что его рассказ произвел на царя сильное впечатление и теперь мог попытаться проследить ход мыслей царя. Александра не столько поразили ужасные условия существования на борту корабля — если он хоть сколько-нибудь догадывался об условиях жизни своих подданных, то наверняка знал, что большая часть из них живут гораздо хуже, — сколько фактом, что подобные условия способствовали формированию способных офицеров.

— Да, полагаю, что это необходимо, — наконец подытожил Александр, проявляя на мгновение гуманную и эмоциональную черты своего характера, которые обычно тщательно скрывал.

К тому времени, как они снова вышли на палубу, судно-водовоз уже стояло у борта. Несколько моряков «Несравненного» перебрались на него и смешались с русскими, помогая им в работе. Рабочие партии бодро налегали на рукоятки помп и длинные змеевидные парусиновые рукава пульсировали при каждом ударе. На баке поднимали вязанки дров; моряки напевали, выбирая ходовые концы талей.

— Благодаря вашей щедрости, сэр, — сказал Хорнблауэр, — мы, при необходимости, сможем продержаться в море четыре месяца без захода в порт.

Ланч в каюте Хорнблауэра был накрыт на восьмерых: Хорнблауэр, Буш, два старших лейтенанта и четверо русских. Буш потел от волнения, глядя на не слишком гостеприимный стол; в последний миг от отвел Хорнблауэра в сторону в бесплодной попытке умолить коммодора, чтобы тот изменил своё решение и в дополнение к обычным корабельным припасам приказал подать что-либо из оставшихся в кают-компании деликатесов. Буш никак не мог отказаться от своей навязчивой идеи о том, что царя необходимо хорошо накормить; любой младший офицер может навсегда распрощаться с мыслью о продвижении по службе, если, принимая адмирала, рискнет поставить на стол обычную говядину из матросского рациона, а Буш мог мыслить только категориями приема адмиралов.

Царь с любопытством посматривал на помятую оловянную супницу, которую Браун поставил перед Хорнблауэром.

— Гороховый суп, сэр, — пояснил Хорнблауэр, — один из величайших деликатесов корабельной жизни.

Кэрлин, в силу многолетней привычки, начал постукивать сухарем по столу, затем прервал это свое занятие, когда вдруг понял, что делает и — вновь застучал, с виноватым видом. Он вспомнил приказы, отданные Хорнблауэром, чтобы каждый вел себя так, словно за столом не присутствовало изысканное общество; коммодор подкрепил свои слова прямой угрозой наказания, в случае невыполнения приказов, а Кэрлин знал, что Хорнблауэр никогда не пугает, если не намерен на самом деле привести свои угрозы в исполнение. Александр взглянул на Кэрлина, а затем, вопросительно, — на Буша, сидящего рядом с ним.

— Мистер Кэрлин выгоняет червей, сэр, — пояснил Буш, близкий к потере сознания от смущения, — если легонько постучать, они вылезут сами, вот так, видите, сэр?

— Очень интересно, — заметил Александр, но сухарей есть не стал; один из его адъютантов попробовал повторить эксперимент, взглянул на появившихся толстых, белых червяков с черными головками и разразился длиннейшей тирадой, очевидно, русских ругательств, — это были практически первые его слова с момента прихода на корабль.

После столь неприятного начала, гости осторожно попробовали суп. Но гороховый суп, как справедливо заметил Хорнблауэр, действительно был наиболее вкусным блюдом в британском флоте; адъютант, который выругался при виде червей, попробовав его издал удивленно-одобрительное восклицание, быстро съел первую тарелку и наполнил ее снова. На следующую перемену было подано всего три блюда: отварные соленые говяжьи ребрышки, вареный говяжий соленый язык и вареная соленая свинина. Гарниром к мясу служила квашеная капуста. Александр внимательно присмотрелся ко всем трем блюдам и вполне разумно остановился на языке; морской министр и адъютанты, по рекомендации Хорнблауэра, получили по тарелке разных видов мяса, нарезанного для них Хорнблауэром, Бушем и Харстом. Молчаливый вначале, а теперь столь разговорившийся адъютант, набросился на еду с истинно русским аппетитом и увяз в тяжелой борьбе с соленой говядиной.

Буш разливал ром.

— Жизненный сок флота, сэр, — сказал Хорнблауэр, пока Александр изучал свой стакан, — могу ли я предложить джентльменам тост, который мы все сможем выпить с самым сердечным удовольствием? За императора всероссийского! Да здравствует император!

Все, кроме Александра встали, чтобы выпить этот тост. Едва они успели сесть, как Александр поднялся с ответным тостом:

— Здоровье короля Великобритании!

Адъютант снова, теперь уже на французском, пытался объяснить, насколько глубокое впечатление на него произвел флотский ром при первом знакомстве. Наверное, самым лучшим доказательством высокой оценки стало то, что он залпом осушил стакан и снова протянул его Брауну. Когда стол был убран, Александр поднялся с очередным тостом:

— За коммодора сэра Горацио Хорнблауэра и за Британский Королевский флот!

Когда присутствующие осушили стаканы, Хорнблауэр, оглядевшись, понял, что от него ждут ответного тоста.

— За флот, — произнес он, — за защитника всех свобод мира. Верного для друзей и неумолимого к врагам. Когда тиран Европы смотрит на мир, пытаясь силой или хитростью расширить свое господство, один лишь флот встает у него на пути. Именно флот медленно, но верно душит тирана. Именно флот мешает ему везде, куда бы он не направил свои усилия, вытягивает последние жизненные соки из его хваленой империи и приведет к приведет ее к окончательному краху. Тиран может хвастать непрестанными победами на суше, но ему приходится смириться с вечными поражениями на море. Только благодаря усилиям флота каждая новая на суше делает тирана лишь слабее и слабее, превращая в Сизифа, обреченного снова и снова катить камень к недостижимой вершине. Когда-нибудь этот камень раздавит его и случится это скорее раньше, нежели позже.

Хорнблауэр закончил свой тост под одобрительный гул, поднявшийся за столом. Он снова был в несколько экзальтированном настроении; неожиданно появившаяся возможность произнести маленькую речь застала его несколько врасплох, хотя как только как он узнал о предстоящем царском визите, у него возникла мысль каким-то образом в течение дня еще раз обратить внимание Александра на помощь, которую ему может оказать Англия. Александр молод и впечатлителен. Нужно обращаться к его чувствам и интеллекту. Хорнблауэр украдкой взглянул на царя, чтобы определить, насколько он своей цели. Александр задумчиво сидел, глядя на стол прямо перед собой. Он поднял глаза и с улыбкой встретил взгляд Хорнблауэра, которого вдруг затопила волна ликования, чувство полной уверенности в том, что его план удался. Он приказал подать за ланчем простую корабельную пищу, чтобы наглядно показать Александру, как живет, спит и работает Королевский флот. Царь не мог пренебречь славой британского флота, и интуиция говорила Хорнблауэру, что примеры суровой жизни моряков тонко воздействовали на чувства царя; непросто было бы объяснить, в чем именно выражалось это воздействие, но Хорнблауэр был уверен, что оно имело место. С одной стороны, Александр был расположен, чтобы помочь людям, завоевавшим славу такой ценой, с другой — хотел бы иметь таких испытанных бойцов на своей стороне.

Александр направился к выходу. Адъютант поспешно осушил пятый стакан рому, действие которого, вкупе с предшествующими, привело к тому, что по пути на шканцы русский обнял Буша за плечи и от всей души похлопывал английского капитана по спине, а ордена и медали на его груди между тем звенели и позвякивали, как молоточки лудильщиков, чинящих горшки и чайники. Буш, уверенный, что взгляды всей команды устремлены именно на него, попытался освободиться от этих объятий, но безуспешно. С раскрасневшимся лицом он на прощание снова послал матросов по реям и, наконец, вздохнул с явным облегчением, когда Александр спустился по парадному трапу, что заставило адъютанта последовать за ним.


Содержание:
 0  Коммодор : Сесил Форестер  1  Глава 2 : Сесил Форестер
 2  Глава 3 : Сесил Форестер  3  Глава 4 : Сесил Форестер
 4  Глава 5 : Сесил Форестер  5  Глава 6 : Сесил Форестер
 6  Глава 7 : Сесил Форестер  7  Глава 8 : Сесил Форестер
 8  Глава 9 : Сесил Форестер  9  Глава 10 : Сесил Форестер
 10  Глава 11 : Сесил Форестер  11  Глава 12 : Сесил Форестер
 12  вы читаете: Глава 13 : Сесил Форестер  13  Глава 14 : Сесил Форестер
 14  Глава 15 : Сесил Форестер  15  Глава 16 : Сесил Форестер
 16  Глава 17 : Сесил Форестер  17  Глава 18 : Сесил Форестер
 18  Глава 19 : Сесил Форестер  19  Глава 20 : Сесил Форестер
 20  Глава 21 : Сесил Форестер  21  Глава 22 : Сесил Форестер
 22  Глава 23 : Сесил Форестер  23  Глава 24 : Сесил Форестер



 




sitemap