Приключения : Исторические приключения : Рука судьбы : Сесил Форестер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу
перевод с английского: Александр Яковлев

перевод с английского: Александр Яковлев


Лейтенант Хорнблауэр вышел на палубу, находясь под легким впечатлением от своего нового мундира. Еще вчера он звался «мистер мичман Хорнблауэр», и носил на воротнике белые лычки – «знак зверя», – обозначающие его ранг. Теперь же, бросая украдкой взгляд, Хорнблауэр ловил краем глаза отблеск эполета; ему было двадцать лет, и он стал настоящим лейтенантом, и получил королевский патент вместо какого-то там уоррент-офицерского приказа, и был официально признан достаточно компетентным – это особо его заботило, – чтобы нести вахту и управлять любым кораблем флота Его Величества.

Откозыряв квартердеку, он поспешил к своему дивизиону. Все были слишком заняты, чтобы обращать внимание на его новый мундир, ибо весь экипаж спешил занять места по расписанию. Капитан фрегата Его Величества «Маргерита» Кортни имел привычку пороть того, кто окажется последним, выполняя приказ, а в данный момент был приказ гласил: «Всем строиться смотреть наказание». Имея под рукой боцманских помощников с плетками-девятихвостками наготове, капитан Кортни мог отдать приказ о порке еще с большей легкостью, чем обычно, поэтому матросы просто пылали от рвения. Кортни подошел к краю юта и наблюдал за копошащейся массой с сардонической усмешкой. Глядя на него, Хорнблауэр готов был поклясться, что капитан буквально облизывается в предвкушении жестокого зрелища. Кортни принадлежал к тем безрассудным тиранам, которым ни в коем случае нельзя вверять самодержавную капитанскую власть: он испытывал наслаждение от боли и страданий. Хорнблауэр проклинал судьбу, поставившую его под власть Кортни вместо справедливого и человечного сэра Эдварда Пеллью. Вакансии, возникшие на борту «Маргериты» были результатом военного трибунала над двумя доведенными до отчаяния придирками Кортни лейтенантами, и теперь Хорнблауэр гадал, когда же ему, в свою очередь, предстоит открыть новую вакансию.

Все заняли свои места, выстроившись вдоль шкафута и переходных мостиков, лицом к середине корабля, и застыв навытяжку, ждали в мертвой тишине, когда начнется жестокий спектакль. Им предстояло быть свидетелями человеческого жертвоприношения, словно среди диких племен, каких-нибудь ацтеков или ашанти, и никто не мог поручиться, что именно он не станет следующей жертвой кровожадной страсти капитана Кортни, которую не способны были удовлетворить даже пятнадцать порок, намеченных на этот день. Весь корабль замер, застыл в неестественном напряжении.

Капитан Кортни был наготове, держа в руке Свод законов военного времени – документ, наделявший его властью, которую он собирался вот-вот применить. Когда выведут провинившихся, головы обнажатся, застучат барабаны, и капитан зачитает вслух те статьи Свода, которые относятся к случаю каждого из тех пятнадцати, кому суждено пострадать. Кортни был занят тем, что подбирал нужные куски, лихорадочно перелистывая страницы. Мастер-оружейник что-то тянул с выводом приговоренных; ему стоит поторопиться, если он не желает поменяться с ними местами.

На форкастле появилась небольшая группа людей, выбравшихся из носового люка. Они сосредоточенно и безмолвно принялись что-то делать, будто исполняли некое ответственное поручение. Хорнблауэр глядел на них с недоумением: чем, черт побери, можно заниматься в такой момент? Кортни был слишком погружен в Свод, чтобы заметить происходящее, и никто не желал брать на себя смелость отвлечь его. Тут на главную палубу выскочил человек. Весь взъерошенный, растрепанный, он дико озирался вокруг. Это был один из корабельных капралов – помощник мастера-оружейника – посланный за осужденными вниз. Капрал пригладил ладонью волосы, и тут взгляд его упал на группу на баке. Он дико закричал. Все, застыв до того по стойке «смирно», оживились. Кортни оторвал от книги свирепый взгляд.

– Сэр! – вопил капрал, отчаянно жестикулируя. – Сэр!

Маленькая группа на форкастле работа слаженно. Они разнайтовили мощную восемнадцатифунтовую карронаду и развернули ее так, чтобы она смотрела в сторону кормы. Один из матросов только что закончил забивать в дуло заряд, другой – в нем Хорнблауэр узнал Гартона – командира орудийного расчета из своего дивизиона, и одного из тех, кто подлежал сегодня порке – с помощью регулировочного винта опустил ствол, нацелив его на палубу.

Испуг капрала и присутствие на форкастле Гартона подсказали Хорнблауэру разгадку. Пятнадцать заключенных в трюме преступников сумели за ночь освободиться от оков, и захватили предназначенный препроводить их наверх конвой. Теперь они занимали выгодную позицию: у шестерых Хорнблауэр увидел в руках мушкеты, видимо отобранные у конвойных морских пехотинцев, и пока один из них стерег матросов на баке, а другой – крышку люка, четверо остальных помогали пушкарям занимать оборону. Двое застыли у орудия, еще шестеро возились, стараясь установить вторую карронаду рядом с первой. Всего это будет четырнадцать – Хорнблауэр пересчитал еще раз, во избежание ошибки, и терялся в догадках: где же пятнадцатый?

– Какого черта все это значит? – взревел с юта капитан Кортни.

Капрал залепетал что-то, пытаясь объяснить; очевидно, ему удалось освободиться от пут, которыми связали его и остальных конвойных мятежники. Но голос Гартона с форкастля перебил его:

– Не выйдет, сэр! Мы здесь, и уходить не собираемся!

У парня в руке был горящий пальник, которым он угрожающе махал над запалом.

– Брось эту штуковину и не валяй дурака! – закричал в ответ Кортни.

– Ну уж нет, сэр. Разве что вы дадите мне обещание. Обещайте не наказывать нас ни за что ни про что. Обещайте вообще никого не наказывать целую неделю, и мы опять подчинимся, сэр.

– К черту обещания, – прорычал Кортни и повернулся к офицерам. – Эй, мистер Кафф, Робертс, Питерсон: отправляйтесь и сметите оттуда эту свору! Мой бог, бунт на моем корабле!

Гартон, видимо, понял, о чем говорит капитан, хотя слышать его не мог.

– Стойте! – воскликнул он. – В эту пушку поверх картечи забита шрапнель.


Эффект такого выстрела по плотному строю на главной палубе был бы просто ужасающим; шеренги матросов заколебались, потом снова замерли. Кафф, Робертс и Питерсон растерянно глядели на капитана. Хорнблауэр ощущал настроение стоявших вокруг людей: не будь связывающих их уз дисциплины, они были бы всей душой заодно с мятежниками. Очень непросто будет повести их в решительную атаку на форкастль.

– Питерсон, – почти не раскрывая рта, промолвил капитан. – Отправляйтесь вниз. Соберите всех, кого сможете и пробирайтесь на бак по орлоп-деку. Когда мы начнем атаку отсюда, ударьте по ним снизу.

– Ни с места! – прокричал Гартон. Ему несложно было разгадать план капитана – весьма очевидный на самом деле, – Другое орудие заряжено ядром. Мы снесем мачты, сэр, а берег-то у нас под ветром!

Он показал на видневшиеся в отдалении горы Испании, и все поежились от серьезности угрозы. С такого расстояния потребуется всего несколько выстрелов, чтобы лишить корабль мачт. Даже если мятежники при этом не подожгут корабль, что было вполне возможно, фрегат окажется беспомощным, и устойчивый ветер выбросит его на скалы прежде, чем команда успеет овладеть ситуацией. По строю пробежал шепоток.


Хорнблауэр почувствовал расположение к Гартону. Пусть он мятежник, и очень опасный, зато человек, наделенный умом и отвагой.

– Проклятье! – взревел Кортни, и со всей силы двинул кулаком по поручню. – Болтаться тебе за это на рее, проклятый бунтовщик! Тебе и всем твоим сообщникам, черт вас побери! Ну-ка спускайтесь вниз, или я…

Пригрозить на самом деле было нечем, поэтому тирада Кортни завершилась клекотом в его гортани.

– Пусть уж нас лучше повесят, чем засекут, капитан, и все тут, – рассудительно ответил Гартон.

Капитан Кортни оказался перед очень неприятной дилеммой: ему оставалось или подчиниться или подвергнуть риску свой корабль. Хорнблауэр смотрел на него с немалой долей любопытства, гадая, что же тот выберет. Выбор вдруг подсказал Робертс, светловолосый второй лейтенант, при виде мятежа явно потерявший голову.

– А ну, снесем им башку! – завопил он внезапно и бросился вперед, призывая своих матросов следовать за ним, будто возглавляя абордажную партию. Но никто почти и не шелохнулся. Один или два штурманских помощника дернулись было, но так и остались стоять, видя, что никто их не поддерживает. Робертс окинул своих людей взглядом и остановился, стиснув от отчаяния кулаки. Команда молчала, только из глубины строя раздался громкий голос, обращенный к мятежникам:

– Ребята, не стреляйте, мы не пойдем.

Хорнблауэр вдруг осознал с тревогой, какое ничтожное расстояние сейчас отделяет команду от скрытого неповиновения до открытого, до настоящей вспышки мятежа и насилия, которое закончиться только тогда, когда перережут глотку последнему офицеру. Даже Кортни, кусавший в ярости ногти на квартердеке, наконец здраво оценил ситуацию.

– Ну так чего же вы хотите? – крикнул он.

– Пошлите к нам офицера, – ответил Гартон. – Пошлите мистера Хорнблауэра, ему мы доверяем.

Кортни посмотрел вниз, на застывшего в ожидании Хорнблауэра.

– Необыкновенная честь, мистер Хорнблауэр, – съязвил капитан.

Хорнблауэр проглотил намек, не подав вида, как и предписывали требования службы.

– Какие будут указания, сэр? – спросил он.

– Ах, отправляйтесь туда и разберитесь с ними. Я не такой дурак, чтобы и дальше болтать с ними.

– Так вы предоставляете мне все полномочия, сэр? – с тревогой спросил Хорнблауэр.

– Черт! Да, парень, – раздраженно отрезал Кортни. – Идите и уладьте дело. Или мои офицеры тоже намерены обсуждать приказы капитана?

Вот так, совсем не с легким сердцем, Хорнблауэр стал подниматься по ступенькам трапа наверх, где стояли мятежники. Гартон передал пальник стоявшему рядом сообщнику и в сопровождении еще двоих, державшихся у него за плечами, встретил Хорнблауэра.

– Скверное ты дело затеял, Гартон, – сказал Хорнблауэр.

– Так, сэр. Только с вашего позволения, затеяли это не мы, сэр. Вы пробыли на корабле неделю, и видели, что тут творится. А мы-то уже полгода здесь.

– Ладно. Чего же вы требуете?

– Не шибко много, сэр. Вот чтоб капитан перестал нас пороть. Мы будем исполнять свой долг. Честно будем, сэр. Нас не нужно пороть.

– Не верю я этому Кортни! – вмешался один из бунтовщиков. – Если не за это, так он все равно найдет, за что высечь.

Хорнблауэр подумал, что так, скорее всего и будет, но ничего не сказал.

– Пусть даст обещание, что не будет сечь никого из нас вообще, – сказал третий член комитета. Гартон в ответ только покосился.

– Как он может это обещать? Что станет с дисциплиной, если нас нельзя будет высечь?

Было несколько неожиданно присутствовать при обсуждении вопроса дисциплины среди мятежников, но они не хуже Хорнблауэра понимали сложность ситуации. Если часть экипажа полностью освободить от наказаний, не потребуется много времени, чтобы от порядка на корабле не осталось и следа.

– Скажите ему вот что, сэр, – решил Гартон. – То, что я с самого начала говорил: пусть он не наказывает никого из нас пятнадцати всю неделю, сэр. Как такой расклад?


Это были немудреные парни, и хотя смотрели на вещи трезво, имели ограниченный кругозор. Они держали в своих руках весь корабль и могли потребовать чего угодно. Учитывая силу их позиции, требования мятежников звучали до смешного скромно.

– Так будет лучше всего, ребята, – сказал Хорнблауэр. – Капитан прощает вас и обещает не наказывать в течение недели.

– Вы можете поклясться в этом, сэр? – спросил второй из делегации.

– Вот еще, – вскинулся Хорнблауэр. – Капитан Кортни дал мне слово, и этого должно быть достаточно.

Несмотря на серьезность положения, Хорнблауэр едва не вышел из себя, когда с него потребовали принести клятву мятежникам – его тщательно лелеемая гордыня такого не перенесла бы.

– Слово мистера Хорнблауэра – все равно что клятва, – заявил Гартон. – Так, ребята, давайте вернем на место орудия и принайтовим их. – Он повернулся к Хорнблауэру. – Разрешите спуститься в трюм, сэр? Флетчер ждет в крюйт-камере с кресалом и огнивом. Ему поручено взорвать корабль, если у нас ничего не выйдет, и я боюсь, кроме меня он никого не послушает.

– Живо! – скомандовал лейтенант. – Бегом туда!

Флетчер числился среди корабельных придурков – система насильственной вербовки поставляла на корабли значительный процент подобных рекрутов – и ему ничего не стоило взорвать фрегат. Всю дорогу от бака до юта воображением Хорнблауэра владела картинка Флетчера, замершего в крюйт-камере с кресалом и огнивом в руках.

– Ну, мистер Хорнблауэр? – встретил его капитан.

– Я обещал им прощение содеянного, сэр, и мораторий на наказания в течение недели.

Хорнблауэр старался говорить нарочито формальным тоном – ему не стоило объяснять, какой опасности он сейчас подвергается.

– Что вы обещали им? – взревел Кортни. – Повторите-ка, сэр.

Хорнблауэр повторил.

– Да сохранит господь мою душу! Прощение и неприкосновенность для бунтовщиков! Мистер Хорнблауэр, я отказываюсь вас понимать!

– Я дал слово, сэр, – с жаром возразил Хорнблауэр. – А соответственно, и ваше. На кону моя честь, сэр, и стоит ли вам объяснять, что это для меня значит.

– Неужели, мистер Хорнблауэр? Неужели? – прищурив глаза, капитан цедил слова сквозь зубы. – Не стоит мне объяснять, что я должен думать об офицере, вверяющем свою честь мятежникам. Надеюсь, что это будет первый и последний случай. Впрочем, сомневаюсь – вы всегда славились своей симпатией к преступникам.


Неделя перемирия стала для Хорнблауэра настоящей пыткой. Он прекрасно знал, чем ответит команда на действия, которые сочтет нарушением договора. Если Кортни не выполнит свои обязательства, не предаст прошлое забвению, а напротив, жестоко накажет эти полтора десятка мятежников, последствия будут ужасными.

Хорнблауэр допускал возможность всеобщего бунта и резни, как это случилось на «Гермионе», когда команда убила капитана Пиггота и офицеров и сдала корабль испанцам. Кортни был из того же теста, что и Пиггот – скотина и подлец. Стоит ли удивляться: из двухсот тысяч человек, призванных войной на службу, всегда найдется несколько негодяев, сумевших пробиться наверх.

Хорнблауэр горько сетовал на обстоятельства, делавшие для адмиралтейства практически невозможными выявление и замену такой вот скотины за сотни миль от берега; на судьбу, отдавшую его самого на милость подобного типа; и еще его снедало чувство сожаления, когда он смотрел, как способные стать образцом фрегат и команда обречены влачить столь жалкое существование.


Это случилось в ночь с шестого на седьмой день. «Маргерита» рассекала волны Бискайского залива, озаренные полной луной, когда впередсмотрящий заметил темный силуэт, едва различимый на фоне моря. Какой-то корабль пытался прорвать блокаду Ферроля, которую неустанно осуществлял фрегат. Кортни вызвали на палубу, и он стал вглядываться в темноту через свою ночную подзорную трубу.

– Это «Кастилия», – заявил он. – Она уже шесть недель как готова к выходу в море. Восемнадцать орудий с каждого борта, как сообщил голландский «купец». Свистать всех наверх, бить тревогу.

Расхаживая по палубе, Кортни потирал руки от удовольствия. У скотов есть шансы сделать карьеру в Королевском флоте, зато у трусов – никаких. Перспектива сразиться с кораблем, значительно превосходящим их силой, горячила ему кровь. Хорнблауэр находился рядом с ним на квартердеке – ему выпало нести утреннюю вахту – и наблюдал, как радует капитана предстоящая схватка.

– Мы нападем на них на рассвете, – объявил Кортни. – И к восьми склянкам он будет наш. А потом наши друзья Гартон, Флетчер и остальная компания получат то, что ждало их уже целую неделю. Утро обещает быть замечательным! Поосторожнее на руле, чертов ублюдок!

Последнее относилось к стоявшему у штурвала квартирмейстеру – Хорнблауэр подозревал, что внимание того оказалось отвлечено подслушанной репликой капитана насчет расправы с мятежниками.

Небольшая оранжевая вспышка разорвала предрассветный мрак в подветренной стороне: «Кастилия» начала пристрелку.

– Ну, как и все даго! – воскликнул Кортни. – Не знают, что такое выдержка.

Тут Хорнблауэр не мог с ним не согласиться. Сближаясь с противником, «Маргерита» хранила невозмутимое молчание, хотя выстрелами с «Кастилии» было срезано несколько снастей, а в парусах появилась пара-другая дыр. Раз открыв огонь, даже хорошо вышколенная команда не сможет вот так просто остановиться. Первый залп, наведенный с должной тщательностью, стоит пяти последующих, так что тактически очень важно выждать до того момента, когда эффект этого залпа окажется наиболее сокрушительным. Ядра свистели над палубой, два из них врезались в корпус, и команда хирурга потащила вниз первых своих подопечных, но Кортни не разрешал открывать огня, пока сумрак не сменился рассветом, а рассвет, в свою очередь, превратился в день, и пока «Маргерита» не сблизилась с «Кастилией».

Их теперь разделяла дистанция в половину пушечного выстрела; можно было невооруженным глазом различить мелькание золота на квартердеке «Кастилии» – собравшиеся на нем офицеры в свою очередь разглядывали «Маргериту». Над их головами полоскалось красно-желтое знамя Испании.

– Они приводятся к ветру, – произнес Кортни. – Лево руля!

«Кастилия» начала поворот навстречу противнику, видимо, ее капитан рассчитывал подвергнуть подходящую «Маргериту» продольному огню, но у него не было шансов против вышколенной команды «англичанина».

– Залп правым бортом! Мистер Кафф, мы возьмем их на абордаж под прикрытием дыма!

«Маргерита» с треском ударилась о борт противника – от столкновения рухнула фор-брам-стеньга – и в тот же миг оба корабля вздрогнули от почти одновременно произведенных бортовых залпов. Плотное облако порохового дыма окутало фрегаты. Абордажная партия собралась на переходном мостике, но вести ее было некому: мистер Кафф пал, сраженный шальным выстрелом. Наступило замешательство; нужно было действовать, пока испанцы не успели перезарядить и пока не пропал первый запал атаки. Хорнблауэр ощущал, что нужно заполнить возникшую брешь.

– Вперед! – закричал он. У него не было иных мыслей – только осознание необходимости немедленно что-то предпринять. Лейтенант стоял на планшире, размахивая шляпой – ему даже не пришло в голову выхватить оружие.

– Абордажная партия, вперед! – снова прокричал он и спрыгнул на палубу «Кастилии», заваленную убитыми и ранеными. Остатки команды «испанца», не оправившись после бортового залпа, стояли, словно остолбенев. Абордажники с криками «ура» повалили следом за Хорнблауэром.

– Вперед! Вперед! – кричали унтер-офицеры, абордажники, размахивая оружием, затопили палубу «Кастилии», горланя как сумасшедшие.


Кое-где их встречали очаги сопротивления. Кто-то выстрелил в Хорнблауэра почти в упор; пуля чудом прошла мимо, но левая рука Горацио еще долго саднила от впившихся в кожу зерен пороха. Большинство испанцев – зеленые рекруты без понятия о дисциплине – побросали оружие и кинулись искать спасения внизу. Только расположившиеся на высоком юте офицеры попытались организовать сопротивление, но Хорнблауэр, чей мозг в минуты опасности работал молниеносно, сосредоточил своих людей на шкафуте и навалился на испанцев как раз в тот миг, когда Кортни во главе другого отряда ударил им во фланг с квартердека «Маргериты». «Кастилия» была захвачена, и Хорнблауэр встретил Кортни на ее юте. Хорнблауэр был без шляпы, покрытое потом и копотью лицо блестело на солнце. Кортни сжимал в руке шпагу, темляк которой был обмотан у него вокруг кисти.

– Похвально, мистер Хорнблауэр, – произнес Кортни. – Весьма похвально.

Хорнблауэр понял, что в устах капитана это наивысшая похвала.

– Спасибо, сэр, – ответил он.

Снизу доносился треск пистолетных выстрелов: некоторые отчаянные испанские офицеры пытались обороняться в своих каютах. Англичане ломали двери. Мозг Хорнблауэра продолжал работать: он сразу ухватил, какой вдохновляющий эффект может оказать эта победа на дух команды – перед Кортни открывается шанс предать прошлое забвению и превратить массу забитых, разрозненных людей в спаянный коллектив, как у Пеллью на «Индефатигебле». Кроме того, сейчас как раз тот момент, когда Хорнблауэр может обратиться к нему с просьбой. Он утер пот со лба и заговорил:

– С вашего позволения, сэр, – начал он. – Не соизволите ли вы набрать призовую команду для «Кастилии» из тех моряков, которых вы наметили к наказанию на прошлой неделе? Это очень удобный способ избавить корабль от их дурного влияния.

Кортни уставился на своего взъерошенного лейтенанта; после некоторой паузы он обвел его взглядом с ног до головы с выражением, заставившим Хорнблауэра устыдиться своей боевой расхристанности в одежде.

– Вот как? Неужели вы вообразили себе, что именно вы являетесь капитаном «Маргериты»? Ах, понял: вы намекаете, что именно вас следует назначить командиром призовой команды, чтобы вы могли легко ускользнуть от меня вместе со своими дружками-мятежниками?

До такого Хорнблауэр не додумался, но будучи озвученной, эта мысль показалась ему слишком прекрасной, чтобы рассчитывать на ее воплощение.

– Мистер Хорнблауэр, – начал Кортни. – Вы порождаете во мне глубочайшие сомнения. Глубочайшие. Даже не знаю, как с вами быть.

Хорнблауэр в отчаянии огляделся вокруг. Под ногами хлопнул еще один пистолетный выстрел. Лейтенант думал о «Маргерите» и ее угрюмой команде, думал обо всем, включая опасность, угрожающую его собственной карьере.

– Вы хотите сказать, сэр, что…

– Что я хочу сказать, я скажу, – оборвал его капитан.


На квартердеке «Маргериты» лежал раненый Флетчер. За исключением рулевого у штурвала, на квартердеке фрегата оставались только убитые и тяжело раненые. Порыв ветра свел кормы обоих кораблей друг с другом; Флетчер сжимал в руке пистолет и наводил его в направлении двух офицеров – в направлении Кортни. Месяцы жестокого обращения лишили Флетчера последних остатков разума. Инстинкт подсказывал Хорнблауэру выбросить вперед руку и оттащить Кортни с линии огня. Между этой мыслью и действием произошла крошечная заминка; заминка, в течение которой лейтенант еще раз подумал о том, как ужасно будет для «Маргериты» если капитан продолжит действовать в том же ключе, что и раньше. Затем рука его дернулась к плечу Кортни; в этот миг Флетчер выстрелил, и капитан упал на палубу с раздробленным коленом.

Вмешательство хирурга поставило окончательную точку в части несовместимости раны Кортни с дальнейшей службой. Вот так случилось, что Хорнблауэр был назначен на высокую должность первого лейтенанта «Маргериты». Его потом не раз мучила совесть из-за этого повышения; но заботы по наведению порядка и воспитанию на «Маргерите» настоящего боевого духа требовали от него таких усилий, что ему, как правило, удавалось противостоять этим угрызениям. В конечном счете, этот случай определенно послужил на благо делу. И даже поступок Флетчера не нанес урона дисциплине – никто не видел, что стрелял он, звук же выстрела слился с пальбой, доносившейся из кают «Кастилии». Этого не видел никто, за исключением Хорнблауэра, а тот никому ничего не сказал.


Содержание:
 0  вы читаете: Рука судьбы : Сесил Форестер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap