Приключения : Исторические приключения : XVIII : Ле Галле

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  41  42  43  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу




XVIII

— Ну, сколько? — коротко спросил Сирано при виде Кастильяна.

— Тысячу двести пистолей!

— Ого, порядочный жид. Двести пистолей сверх ожидания!

— Он сказал, что если вы захотите продать этот перстень, так он добавит вам еще четвертую часть этой суммы.

— Понимаю, вероятно, он стоит раза в три больше. Но дело не в этом. Сколько у тебя осталось денег?

— За лошадь я заплатил двести пистолей, экипировка обошлась мне в пятьдесят пистолей, осталось девятьсот пятьдесят.

— Двести возьми с собой, остальное положи туда, в ящик.

Разделив деньги, слуга спрятал свою часть в карман.

— Теперь, сын мой, обрати свой слух и внимание на мои слова. Не будь у меня этой проклятой раны, я и не беспокоил бы тебя этим поручением, а завтра же сам бы поскакал в Перигор. Но сам знаешь, мне нужно самое малое неделю оставаться в абсолютном покое. Между тем ожидать выздоровления значило бы настолько же продлить страдания бедного Мануэля. Поэтому я решил послать тебя.

— Что же я должен сделать?

— Отвези это письмо Жаку, знаешь, тому, о котором я так много говорил тебе!

— Я счастлив, что наконец увижу его!

— Он славный малый, по отнесется к тебе, вероятно, сначала с недоверием, так как я предупредил его остерегаться всяких подлогов и хитростей. Когда же он хорошенько вникнет в мое письмо, тогда сомнения его исчезнут и он поедет вместе с тобой и привезет сюда это драгоценное письмо, содержание которого ни тебе, ни ему не известно.

— Разве нельзя мне самому привезти это письмо?

— Послушай, ты ведь знаешь, я не труслив; но не забывай, дитя мое, что осторожность — мать всех добродетелей. И уж раз я прошу Жака сопровождать тебя, то, значит, так надо.

Кастильян молча поклонился.

— Дело, которое я тебе поручаю, не совсем безопасно. Роланд де Лембра будет стараться всеми силами достать это письмо. Он не задумается окружить нас шпионами. Возможно, что нельзя будет избежать стычек, а мне было бы очень не па руку быть побежденным.

— Хорошо. Приказания ваши будут в точности исполнены.

— Чтобы убедить тебя в серьезности этой задачи, я прибавлю, что, лишь только рана моя позволит мне сесть «а лошадь, я сейчас же последую за тобой!

— Вы поедете нам навстречу?

— Да, я поеду к Колиньяку и буду там ждать вас. Теперь все сказано. Давай твою руку, и завтра на рассвете ты отправишься в путь. Иди приготавливайся к дороге и оставь меня одного: мне что-то чертовски хочется спать!

Пожав протянутую руку, Кастильян поклонился и тихо вышел из комнаты, затем отправился к Сусанне с просьбой зашить ему господское письмо. Служанка с (готовностью исполнила его просьбу, отпорола подкладку кафтана и тщательно зашила под нее письмо Сирано к Жаку Лонгепе. Смело расцеловав ее в обе щеки за оказанную любезность, Кастильян отправился к себе. По дороге он зашел еще в коридор и, кликнув хозяина, приказал ему поставить лошадь в конюшню, а сам, не раздеваясь, бросился на свою кровать. Как раз в это время ближайшие часы пробили девять.

Час спустя из замка Фавентин вышел граф Роланд в сопровождении слуг, вооруженных кнутами, шпагами и фонарями, необходимыми в этот поздний час, когда улицы Парижа наполнялись различными бродягами, выползавшими из мрачных кварталов города. Вернувшись домой, граф хотел уже ложиться спать, как вдруг в дверь осторожно постучали.

— Кто там? Это ты, Блезоа?

— Да, граф!

— Чего тебе?

— Там вас спрашивает какой-то незнакомец.

— В одиннадцатом часу ночи? Что за дерзость?

— Он говорит, что пришел по весьма спешному делу. Какие-то известия относительно господина Сирано де Бержерака.

— Хорошо, впусти его и зажги свечу, но если ты беспокоишь меня из-за какой-нибудь глупости, то смотри, поплатишься за это!

Слуга раскрыл дверь и вошел в комнату с зажженным канделябром в руке.

За ним, униженно кланяясь, вошел знакомый нам старик-поэт, подражатель и почитатель Бержерака, иначе говоря, таинственный слушатель интимных бесед Сирано — Матурин Леско.

Вся его фигура была так жалка и вместе с тем комична, он так приниженно, суетливо кланялся, дрожа всем своим старческим телом, одетым в старый камзол и коротенькие брюки, что граф, несмотря на свое скверное настроение, невольно рассмеялся при виде этого забавного старикашки.

— Добро пожаловать, надеюсь, что вы принесли хорошее известие Что скажете?

Но старик молчал, весь дрожа от страха.

— Ну, говорите же! Что вам угодно? Чего вы боитесь?

Старик молча указал глазами на слугу.

— То, что я имею сообщить, должны услышать только вы! — робко ответил он.

Граф приказал слуге выйти. Едва тот успел выполнить это приказание, как старик вдруг весело проговорил:

— Вероятно, я действительно неузнаваем, раз вы не признали меня, граф?

— Ринальдо? Ты? — удивился граф.

— Да, я. Вы дали мне отпуск па один день, и я не тратил зря времени! — ответил итальянец весело.

— Так неужели это ты действительно? — спросил граф, продолжая сомневаться. — Да, ты очень способный малый и тебя совершенно не узнать!

— Вы находите? Ну так выслушайте, как я действовал в этой роли!

— Ну-ну, рассказывай скорее!

— Во-первых, у меня уже в руках нитка от клубочка! — начал он свой рассказ и потом подробно рассказал о всех событиях, только что рассказанных нами. Когда же наконец он сообщил об отъезде Кастильяна в Пери-гор, граф невольно перебил его:

— Так вот где рукопись отца!

— Да, и находится у друга Бержерака!

— Как его фамилия?

— Не знаю, его прямо называли Жаком.

— Жак… Жак!.. — бормотал Роланд, тщетно стараясь сообразить, кто бы мог быть этот Жак, о существовании которого он совершенно не знал.

— Не беспокойтесь, вам нечего ломать голову! — заметил Ринальдо, — я сказал уже, что у меня есть в руке нитка от этого клубка. К этому Жаку есть письмо!

— У кого оно?

— У Кастильяна, он должен доставить его этому Жаку и… вы понимаете?

— Вполне! Теперь только раздобыть письмо и…

— И мы достанем его! Из адреса мы узнаем, куда едет Кастильян и где находится рукопись покойного графа!

— Нет ли в этом письме чего-нибудь намекающего на содержание этой рукописи? — спросил граф с беспокойством.

— Бержерак очень ясно упомянул о том, что содержимое этой рукописи должно быть тайной и для лица, охраняющего документ, и для Кастильяна.

— Прекрасно! Достать письмо — дело легкое: Кастильян такой слабосильный, что справиться с ним — дело одной минуты.

— Пускай только попробует сопротивляться! Косточек не соберет!

— Когда он едет?

— Завтра на рассвете.

— А ты?

— Я сам последую за ним или поручу это кому-нибудь другому. Ведь вы, граф, вполне предоставили мне это дело?

— Да!

— Так уж позвольте мне действовать по собственному усмотрению. Я достану вам письмо и рукопись, хотя бы для этого пришлось поднять на ноги всех бродяг и жуликов Нового Моста. Но… извините, мне бы маленькое подкрепление в виде звонкого металла!

— На, бери сколько хочешь, в деньгах не будет стеснения, — проговорил граф, открывая ящик комода.

Ринальдо поспешно запустил обе руки в золото, весело блестевшее от свечей.

— Через несколько дней, быть может, завтра же, все благополучно кончится. Вы, граф, получите столь дорогую вам рукопись и избавитесь от своих врагов!

— Но помни, первое дело — осторожность: ни одной неразумно пролитой капли крови!

— Будьте покойны. Если мы укокошим Бержерака, то только тогда, когда он уж будет нам совершенно не нужен. Что же касается Кастильяна…

— Ну, этого вполне предоставляю тебе!

— Это — мелкая птица. До скорого свидания, граф! Ждите добрых вестей!

— До свидания, Ринальдо, я не забуду твоей преданности и сумею отблагодарить за нее!

Была уже глухая полночь, когда достойный слуга вошел в людскую, где была его комнатка. Переодевшись и спрятав часть денег у себя в укромном углу, он снова вышел на улицу.

Ночь была совершенно темна, но Ринальдо, привыкший к подобным таинственным ночным похождениям, уверенно шагал в ночном мраке. Его кошачьи глаза зорко всматривались в каждый подозрительный уголок, откуда можно было ждать появления ночного бродяги, метившего на кошелек запоздавшего прохожего. Спокойно, без всяких неприятных встреч миновав Сену, Ринальдо направился к «Дому Циклопа», мрачно рисовавшемуся на темном фоне неба.

Очевидно, жизнь еще не совсем замерла в этом таинственном доме, так как на стук Ринальдо за дверями скоро послышались шаги.

— Это ты, Ринальдо? — послышался хриплый голос Бен-Жоеля.

— А то кто же? Какой дьявол потащится к тебе в эту пору? Или, может быть, ты ждешь к себе его величество Людовика XIV?

— Ты сегодня весел, стало быть, дело идет?

— Ты не ошибся, ангел мой! Свети же, черт тебя дери!

При свете тусклой лампы Бен-Жоэль и Ринальдо, осторожно пробравшись между спящими на полу фигурами, тихо вошли по грязной липкой лестнице в комнату цыгана.

— Ну-с, товарищ, меньше слов — больше дела. Мне надо к утру, то есть сейчас же, так как ночь близится к концу, какого-нибудь удальца, отпетую голову, одним словом, человека, хорошо умеющего владеть оружием.

— Кого, рыцаря шпаги или ножа?

— Уж лучше шпаги, а головорезы нам еще пригодятся потом. Но только помни: делай дело тише и скорее!

— Хорошо, жди! — проговорил Бен-Жоэль, выходя из комнаты.

Минуты две спустя он возвратился в сопровождении какого-то странного субьекта.

Он был худ до невероятности, хотя это была нервная, сильная худоба. В нем сразу можно было угадать чрезвычайно сильного человека; его костлявые ноги словно приросли к полу, а худой, мускулистый корпус с выпяченной могучей грудью был задрапирован в потертый старый плащ, обшитый истрепанными тесьмами и позументами. Огромная тяжелая рапира поднимала обтрепанную полу плаща, из-под которой виднелись зеленоватые бархатные засаленные дырявые штаны, заткнутые в высокие огромные сапоги с порванными подошвами. Голова его имела птичью форму. Лицо же было буквально безобразно: представьте себе огромный искривленный нос, старательно напомаженные рыжие усы, глубоко сидящие острые глаза, огненно-красные волосы, покатый морщинистый лоб, испещренный рубцами. Зато странный незнакомец имел прекрасные аристократические манеры, которые как-то не вязались с покрывавшими его лохмотьями.

— Позвольте вам представить сеньора Эстабана Пояструка, отпрыска старинного дворянского рода! — проговорил торжественно-иронически Бен-Жоэль. — Людская несправедливость, превратности судьбы и прочие неблагоприятные обстоятельства заставили его искать защиты и покоя под нашим кровом. Я уже вкратце рассказал о нашем деле. Теперь соблаговоли дать подробные объяснения.

Сеньор Эстабан, весь изогнувшись в вопросительной позе, ждал объяснений Ринальдо.

— Бен-Жоэль уже рассказал суть дела, так что мне нечего повторять вам это! — начал Ринальдо без церемоний. — Теперь же, любезный, скажите, можете ли вы найти повод к какой-нибудь ссоре с одним молокососом и затем спровадить его куда следует, конечно, без всякой огласки?

— Во-первых, я для вас не «любезный», а господин Эстабан Пояструк! — хрипло проговорил «отпрыск древнего дворянского рода».

— Будь по-вашему, — уступчиво произнес Ринальдо, в душе смеясь над щепетильностью рыцаря в лохмотьях, — итак, господин Эстабан, позвольте узнать, способны ли вы, за приличный гонорар конечно, избавить нас как можно скорее от одного субъекта…

— Если он может защищаться, согласен, в противном случае — нет, я — не разбойник и не нападаю из-за угла, я нападаю и убиваю только по правилам военного искусства! — грубо прервал его Эстабан.

— Мне это безразлично, лишь бы дело было сделано!

— Где он? — спросил дворянин, хватаясь за рукоятку своей огромной рапиры.

— Не так порывисто, вы его завтра увидите!

— Деньги! — отрывисто проговорил Эстабан, протягивая свою жилистую, волосатую, словно у гориллы, руку.

— Еще! — крикнул он, беря десять золотых, поданных ему слугой.

— О, черт возьми, вы уж больно дорожитесь! — проговорил Ринальдо с досадой, добавляя еще пять золотых монет.

— Хорошо, пока довольно, потом добавите еще три раза столько. Ни одного су меньше, как вам угодно! — проговорил дворянин, видя ошеломленное выражение лица Ринальдо.

— Мне некогда торговаться, только уж сделайте все как следует!

Эстабан молча взглянул на Ринальдо, но этот взгляд был такой пронизывающий, невозмутимый и жестокий, что Ринальдо невольно вздрогнул и потупился.

— Да, я вижу, за что плачу деньги.

— Вы не сообщили еще имени моего противника!

— Имени? Какое вам дело до него? Ну, его зовут Кастильян. Мое дело приготовить вам эту встречу, а вам затеять ссору.

— Смело можете вычеркнуть его из числа живых!

— Прекрасно! Но нам нужны еще лошади и костюмы, погодите, через час все будет готово.

Ринальдо энергично принялся за приготовления. И пока Кастильян будил хозяина гостиницы и приказывал ему седлать лошадь, трое авантюристов были уже готовы следовать за ним, чтобы осуществить свои коварные замыслы.


Содержание:
 0  Капитан Сатана или приключения Сирано де Бержерака : Ле Галле  1  Часть первая Роковой документ : Ле Галле
 3  III : Ле Галле  6  VI : Ле Галле
 9  IX : Ле Галле  12  XII : Ле Галле
 15  XV : Ле Галле  18  XVIII : Ле Галле
 21  XXI : Ле Галле  24  XXIV : Ле Галле
 27  III : Ле Галле  30  VI : Ле Галле
 33  IX : Ле Галле  36  XII : Ле Галле
 39  XV : Ле Галле  41  XVII : Ле Галле
 42  вы читаете: XVIII : Ле Галле  43  XIX : Ле Галле
 45  XXI : Ле Галле  48  XXIV : Ле Галле
 51  III : Ле Галле  54  VI : Ле Галле
 57  IX : Ле Галле  60  XII : Ле Галле
 63  XV : Ле Галле  66  XVIII : Ле Галле
 69  XXI : Ле Галле  72  XXV : Ле Галле
 75  III : Ле Галле  78  VI : Ле Галле
 81  IX : Ле Галле  84  XII : Ле Галле
 87  XV : Ле Галле  90  XVIII : Ле Галле
 93  XXI : Ле Галле  96  XXIV : Ле Галле
 98  Послесловие : Ле Галле  99  Использовалась литература : Капитан Сатана или приключения Сирано де Бержерака



 




sitemap