Приключения : Исторические приключения : XII : Ле Галле

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  59  60  61  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу




XII

Среди этого веселого общества один только Бен-Жоэль оставался молчаливым и угрюмым, всецело поглощенный одной мыслью — как бы скорее и незаметнее распрощаться со своими спутниками. Необходимо было еще раз присоединиться к графу Роланду и уже сообща постараться отомстить ненавистному Сирано.

Цыган надеялся, что, несмотря на позорное поражение, Роланд примет его благосклонно. Граф ведь нуждался в таких молодцах, как он. Ринальдо уже не мог продолжать свое дело, и Бен-Жоэль смело мог заменить погибшего товарища. Огромное расстояние отделяло еще Сирано от тюрьмы Мануэля.

При известной ловкости и умении пользоваться временем еще можно было расстроить планы поэта и отплатить ему поражением за поражение.

«Да, необходимо во что бы то ни стало вернуть драгоценную свободу!» — думал цыган, двигаясь вперед рядом с Сюльписом.

Узнав о намерении Сирано заехать в Колиньяк, он решил там же попытаться освободиться, а пока старался усыпить бдительность своих охранников.

Кастильян, успокоенный мирным поведением цыгана, и притом слишком уж заинтересованный присутствием Марот, менее сурово следил за своим узником, и при въезде в местечко, глядя на дружно въезжающих всадников, невозможно было предположить, что Кастильян и Бен-Жоэль не близкие приятели, а ненавидящие друг друга враги.

Савиньян остановился в замке, где был принят с распростертыми объятиями.

С приближением «колдуна» все местечко всполошилось: крепколобые граждане Колиньяка моментально собрались в таверне Ляндрио для обсуждения этого многозначительного факта. А бедный судья, страшась мести Сирано, забаррикадировал дверь своего дома, запасся достаточным количеством провизии и принялся ждать нападения Бержерака.

Но все эти приготовления оказались напрасны, так как Сирано был отвлечен в это время совершенно иным.

Миновав таверну и тюрьму, вид которой не возбудил в нем жажды мести, Сирано въехал в замок и сейчас же поручил Бен-Жоеля охране замковой прислуги. Напомнив им о виселице, которая неминуемо ждет каждого, кто позволит цыгану выйти на свободу, поэт вошел затем в дом своего гостеприимного друга.

Кастильян, освобожденный от тяжелой обязанности охранять узника, мог воспользоваться гостеприимством графа и, как равноправный гость, уселся рядом с Марот за графским столом. Веселый нрав цыганки сразу завоевал симпатию хозяина, и оба они с Сирано, совсем забыв о далеко не аристократическом происхождении цыганки, беззаботно болтая, принялись за трапезу.

Бен-Жоэль же был помещен в маленькой комнатке, вход в которую вел через кухню, всегда переполненную народом. Но так как голодная смерть цыгана совсем не была желательна Сирано, то он велел подать ему обильный ужин, в котором приняли участие и слуги графа, охранявшие порученного им узника.

В конце ужина, когда головы слуг были уже немного разгорячены довольно обильными порциями вина, Бен-Жоэль, завоевавший всеобщую симпатию, принялся, чем мог, развлекать своих слушателей. Были пущены в ход всевозможные фокусы, веселые рассказы и куплеты, совершенно невинные шуточки и забавы. Почтенная публика буквально млела от восторга. Конечно, однообразие замковой жизни извиняло слишком беспечное веселье слуг. И, от души отдаваясь забаве, веселая компания решила, что «господин Бен-Жоэль не может быть скверным человеком».

— Да, вы правы, и я даже недоумеваю, почему господин Бержерак не доверяет мне! Видите ли, мы теперь едем в Париж, я хочу ему оказать там некую маленькую услугу, а он думает, что я убегу от него, благо, когда-то я был с ним не в ладах! — пояснил цыган с видом оскорбленной невинности.

— Но, конечно, вы и не помышляли даже об этом? — спросил дворецкий.

— Ни малейших поползновений не было! Мало того, я считал бы это величайшей глупостью с моей стороны. Мне дали хорошую лошадь, кормят меня отлично, чего же больше? А уж если бежать, то скорее когда мы прибудем в Париж. А раньше ни за что! Меня и силой не оттащишь теперь от господина Бержерака!

— Что правда, то правда! — согласился дворецкий.

— Итак, господа, будьте покойны, из-за меня не станут вас вешать! — добродушно улыбаясь, добавил Бен-Жоэль.

— Ну, друзья, довольно, все имеет свой конец, и как нам ни приятно общество господина Бен-Жоеля, а пора расстаться, так как господин Бержерак завтра рано утром пускается в дальнейший путь, и потому нашему другу нужен отдых, не будем же его больше беспокоить! — произнес дворецкий.

— Я буду ночевать здесь? — скромно спросил цыган.

— Ну нет, мы гостеприимнее, чем вы думаете. Вы будете спать у меня, рядом с моей спальней. Надеюсь, вы будете благоразумны и не захотите меня оскандалить?

— О, клянусь вам честью, я не совершу подобной гадости!

— Идемте же.

Цыган последовал за своим провожатым и вошел во флигель, в котором находилось жилище дворецкого. Оно состояло из трех комнат: передней, спальни и, наконец, кабинета. В последней комнате дворецкий и поместил своего гостя, постлав ему на полу удобный матрац.

— Ну, кое-как проспите эту ночь. Спокойной ночи, друг мой! — проговорил старик, выходя из комнаты и защелкивая за собой замок.

Эта предосторожность не особенно понравилась цыгану, и он не лег в кровать, а уселся в выжидательной позе.

Скоро раздался могучий храп заснувшего дворецкого. Взяв со стола лампу, Бен-Жоэль приблизился тогда к дверям и вскоре убедился, что его дела были недурны. Под аккомпанемент храпа и свиста дворецкого он с помощью ножа отвинтил замок. Но прежде чем раскрыть дверь, цыган еще раз прислушался, однако кроме храпа не слышно было ни одного звука. Тогда, осторожно раскрыв дверь, Бен-Жоэль, неслышно ступая, прошел через «комнату и очутился перед дверями передней. К счастью для него, она была заперта лишь на крючок; ключ же был с противоположной стороны. Войдя в переднюю, цыган предусмотрительно запер за собой дверь, а ключ взял с собой и вышел на замковый двор. Кругом возвышалась высокая стена, окруженная рвом с водой. Далее тянулся сад, обнесенный такой же стеной. Сюда и направился Бен-Жоэль, надеясь там найти какой-нибудь выход. Перед ним раскинулась деревня, дальше плескались волны небольшой речки. Перегнувшись через стену и заглянув в ров, цыган заметил невдалеке небольшой шлюз, разделяющий ров во всю его ширину и примыкавший к стене.

Лишь бы только достичь первого камня шлюза, а дальше, с его кошачьей ловкостью, он в один миг очутится на противоположном берегу рва.

Но главная задача была в том, чтобы добраться до этого камня. Не было ни одной выбоины или щели в стене, ни одного дерева поблизости.

Бен-Жоэль смерил взглядом расстояние, отделявшее его от шлюза. Оно было по меньшей мере футов в двадцать пять, и цыган вполне благоразумно рассудил, что подобный прыжок вниз, даже приняв во внимание его критическое положение, был бы слишком уж рискован, и потому снова вернулся в сад; нетерпение и беспокойство возбуждали его энергию; он быстро обежал все уголки сада в поисках какой-нибудь помощи. Наконец, в одном углу сада ему удалось наткнуться на свежесрубленную сосну. Это довольно длинное бревно, приготовленное для надобностей замка, было по длине расколото на несколько частей. Но каждая из них слишком коротка была для цели Бен-Жоеля.

— О, миллион чертей! Да отсюда не скоро выберешься! — с досадой пробормотал цыган; тем не менее, взяв одну жердь и положив ее посередине аллеи, отправился за другой, желая хоть искусственным образом создать то, что ему было нужно. Но опять повод к досаде: ни веревки, ни гвоздей! Наконец, нашлась где-то в углу довольно крепкая лиана. Удовольствовавшись этим материалом, Бен-Жоэль принялся за работу. Нарезав молодых древесных побегов и свив из них канат, он с помощью толстых крепких ветвей лианы и своих импровизированных веревок связал обе жерди и таким образом получил одну, по его мнению, достаточной длины. Эта кропотливая работа отняла у него добрых два часа.

Немного отдохнув и испробовав крепость своей работы, цыган перетащил импровизированную лестницу к стене, к тому месту, где виднелись камни шлюза. Спустив оттуда ее вниз и уперев одним концом в стену садовой ограды, а другим в топкую землю у шлюза, Бен-Жоэль с ловкостью кошки взобрался на стену и, схватившись за жердь, быстро переменяя руки, соскользнул вниз.

Шлюз был построен из толстых дубовых досок и в ширину имел не более шести дюймов. Но цыган для спасения своей жизни готов был пройти даже по лезвию шпаги. Он быстро вбежал на этот узенький мостик и, слегка покачиваясь и широко расставив руки, словно акробат, прошел на другую сторону рва. На этот раз он был свободен!

Хотя в кармане у него не было ни одного су, цыган не унывал, надеясь на свою ловкость, изворотливость, а отчасти и на случай, который должен выручить его из беды и помочь скорее вернуться в Париж.

Между тем взошедшее солнце разбудило гостей графа. Савиньян быстро вскочил с кровати и постучался к Кастильяну:

— Довольно нежиться! Вставай, лентяй, буди Бен-Жоеля! Сейчас едем.

Молодой человек, имевший весьма смутное представление о том, где в настоящую минуту находится цыган, расспросил сонных слуг и направился в комнаты дворецкого. Уже издали его поразили какие-то крики.

— Ах ты, висельник проклятый, изменник, душегуб, бродяга! — кричал дворецкий, мечась по своей запертой цыганом квартире.

— Отворите! — крикнул секретарь Сирано, останавливаясь перед запертой дверью.

— Хорошо говорить — отворите! Я заперт! Выпустите меня! — кипятился слуга.

Подобрав ключ, Кастильян выпустил узника, но не цыгана, а раздосадованного дворецкого.

— Где же Бен-Жоэль? — спросил он с удивлением.

— Убежал! Сквозь землю провалился, проклятый! И что мне теперь делать, несчастному? Не сносить уж мне головы! — причитал слуга Колиньяка.

Ярость Сирано при вести о побеге арестанта не поддавалась описанию. В одну минуту все слуги замка были разосланы для поимки ловкого цыгана. Но, конечно, тот предвидел эту охоту и, отойдя версты на две от замка, скрылся в густых камышовых зарослях, а час спустя с улыбкой проводил глазами проскакавших мимо Сюльписа, с Марот, Сирано, графа и его многочисленных слуг. Все они ехали с весьма невеселым выражением раздосадованных лиц.

Цыган ликовал. Он был совершенно незаметен среди густого леса камышей, и вместе с тем сам мог следить за преследователями.

— Поезжайте, милые, хоть к самому дьяволу! — злорадно проговорил он вслед погоне.

Несмотря на мучивший его голод и неприятную сырость болота, он долго еще сидел, спрятавшись в густых камышах. Наконец, несколько часов спустя печальная кавалькада снова показалась на дороге. Но на этот раз ни Сирано, ни Сюльписа с Марот уже не было.

— Ага, понимаю, те поскакали в Париж, а этот не солоно хлебавши возвращается восвояси! — заметил Бен-Жоэль. — Ну так и мы можем продолжать свой путь.

С этими словами цыган вышел на дорогу и, выжав промокшую одежду, быстро зашагал вслед за Сирано и Кастильяном с Марот. Ходьба утомляла его, притом это был слишком медленный способ передвижения, поэтому он решил как можно скорее обзавестись лошадью и необходимыми деньгами.

Наступил вечер; изнемогший от ходьбы, Бен-Жоэль зашел в первую попавшуюся избушку попросить кусок хлеба и несколько глотков вина. При выходе оттуда ему встретился случайно барышник с тремя парами прекрасных лошадей.

— Приятная встреча! Сам черт помогает мне, как видно, — проговорил цыган. — Эй, приятель, погоди!

— Чего вам? — спросил барышник.

— Нельзя ли полюбопытствовать, куда вы держите путь?

— Что ж, это не тайна, в Париж еду.

— В Париж? Вот это мне как раз кстати. Можно мне ехать вместе с вами?

— Дело ваше, дорога не моя!

— Да, но лошади — ваши. Славные кони!

— Да, ничего себе. Они, сказать к слову, заказаны для королевской конюшни, — проговорил самодовольно барышник.

— А в ожидании, пока король или придворные вельможи будут на них разъезжать, нельзя ли мне, бедному смертному, попользоваться ими немного и подъехать до Парижа? Умоляю вас, окажите мне эту милость. Я страшно устал, ни копейки в кармане… Войдите в мое положение. Притом я мог бы вам кое в чем помочь в дороге… — проговорил цыган.

— Чего же лучше? Я сам очень рад! Дело в том, что мой работник в дороге захворал, ну вот я и остался один. Я еще вознагражу вас хорошенько, когда приедем в Париж! — отвечал обрадованный барышник.

Бен-Жоэль не заставил себя долго просить и в одну минуту вскочил на лошадь. Барышник сразу увидел, что лошади попали в умелые руки.

Таким-то способом брат Зиллы прибыл в Париж. Почти в то же время и Сирано въезжал в город в сопровождении Кастильяна и Марот.


Содержание:
 0  Капитан Сатана или приключения Сирано де Бержерака : Ле Галле  1  Часть первая Роковой документ : Ле Галле
 3  III : Ле Галле  6  VI : Ле Галле
 9  IX : Ле Галле  12  XII : Ле Галле
 15  XV : Ле Галле  18  XVIII : Ле Галле
 21  XXI : Ле Галле  24  XXIV : Ле Галле
 27  III : Ле Галле  30  VI : Ле Галле
 33  IX : Ле Галле  36  XII : Ле Галле
 39  XV : Ле Галле  42  XVIII : Ле Галле
 45  XXI : Ле Галле  48  XXIV : Ле Галле
 51  III : Ле Галле  54  VI : Ле Галле
 57  IX : Ле Галле  59  XI : Ле Галле
 60  вы читаете: XII : Ле Галле  61  XIII : Ле Галле
 63  XV : Ле Галле  66  XVIII : Ле Галле
 69  XXI : Ле Галле  72  XXV : Ле Галле
 75  III : Ле Галле  78  VI : Ле Галле
 81  IX : Ле Галле  84  XII : Ле Галле
 87  XV : Ле Галле  90  XVIII : Ле Галле
 93  XXI : Ле Галле  96  XXIV : Ле Галле
 98  Послесловие : Ле Галле  99  Использовалась литература : Капитан Сатана или приключения Сирано де Бержерака



 




sitemap