Приключения : Исторические приключения : Глава первая ДОЛГОЕ МОЛЧАНИЕ НАРУШЕНО : Робер Гайар

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Глава первая

ДОЛГОЕ МОЛЧАНИЕ НАРУШЕНО

- Как я уже сказала вам, святой отец, - говорила мадам де Сент-Андре, - завтра мы покидаем Париж. Я в восторге. Я ждала этого больше года.

Отец дю Тертр покачал головой, будто отчаявшись когда-либо убедить ее. Тем не менее он продолжал приводить все новые доводы.

- Я отнюдь не собираюсь рассеивать все ваши иллюзии, мое дитя, сказал он, - но вы должны понимать, что, когда вы прибудете в Сен-Пьер, там для вас даже не найдется дома.

- Но в конце концов, - возразила Мария, - мой муж, главный интендант ле Шено де Сент-Андре, не останется ведь без крыши над головой? Как вы думаете, где нас устроят, хотя бы на время?

- Где? Полагаю, у губернатора. Его квартира находится в форте, и он, конечно же, выделит вам несколько комнат, пока у вас не появится собственный дом, если так можно будет назвать лачугу, в которой, как я предполагаю, вам придется ютиться на Мартинике.

Пропустив последнюю фразу священника мимо ушей, Мария воскликнула:

- У губернатора? - Ее сердце забилось быстро и тревожно. - А кто он? Вы его видели? Вы знаете его? Что это за человек?

Отец дю Тертр поджал губы, пожал плечами и несколько уклончиво ответил:

- Все зависит от того, мадам, с какой стороны посмотреть. Мне думается, что мнение маркиза де Белиля о губернаторе сильно отличается от моего собственного. Видите ли, президент Фуке ни ногой не ступал на Острова и не имеет ни малейшего понятия о тамошней жизни. А я своими глазами видел губернатора в работе, я ел с ним за одним столом, я помогал ему отбиваться от подлеца-англичанина, который под предлогом того, чтобы набрать в Рокслене пресной воды, попытался высадить на берег всю команду и аннексировать остров! Говорю вам, мадам, я никогда не встречал никого, кто так быстро достигал бы успеха, касается ли это владения шпагой или принятия решений. Или, если на то пошло, того, чтобы всадить пулю в пиратскую башку!

- Должно быть, он в самом деле необычный человек! Бога ради, скажите, как его зовут?

- Жак дю Парке, племянник Белена д'Энабюка. Голубая кровь!

- А вы, отец, - со звонким смехом воскликнула Мария, - только что утверждали, что на Островах меня не ждет ничего, кроме разочарований. И что же вы мне говорите? Что я буду жить под одной крышей с человеком, который, если я вас правильно поняла, не имеет себе равных в этой стране.

Театрально воздев руки к небу, отец дю Тертр ответил:

- Мадам, вы совершенно не представляете себе, как это на самом деле выглядит! У дю Парке неприветливый характер. Он даст вам пристанище лишь потому, что обязан это сделать. Вы можете встречать его десять раз на дню, и он ни разу не обратит на вас внимания, не поприветствует, будет обходиться с вами так, будто вас нет вообще. Часто он бывает просто груб; его постоянно сопровождает человек по имени Ле Форт, который в свое время едва не был повешен. Да и сам дю Парке, как говорят, отправился на Мартинику прямо из Бастилии, вместо того чтобы украсить собой виселицу.

Мария перестала улыбаться.

- Нет, - решительно сказала она. - Я когда-то знала этого человека. Его нельзя сравнивать с обычным преступником. Он убил человека на дуэли, в честном бою, защищая свою честь. Из-за этого его и отправили в Бастилию.

Укоризненно и не без коварства отец дю Тертр ответил:

- Мадам! Вы заставили меня рассказывать вам о человеке, которого знаете лучше меня.

- Когда-то я его знала. Но я не знала, каким он стал теперь. И кстати, разве вы не сказали сейчас, что вы и президент Фуке не сходитесь в оценке его характера?

- Этого я не знаю, но могу предположить, что глава концерна с такими широкими интересами, каким является Американская островная компания, непременно будет плохо информирован, особенно если он никогда не покидает Парижа. Этот человек, дю Парке, очень многое сделал для колонии. Но знают ли об этом здесь? Ценят ли его за это? Колонисты обожают его, и каждый прислушивается к его мнению. А управляет он настолько разумно, что остров, который всегда был одним из наших самых никудышных владений в Америке, теперь может гордиться семью сотнями человек, способных носить оружие! Никогда раньше не было такого притока переселенцев, как с момента назначения дю Парке. Он снизил налоги и практически отменил штрафы и смертную казнь. Форт Сен-Пьера вооружен захваченной у врага пушкой. А если бы они ждали, пока им доставят оружие из Франции, острова давным-давно перешли бы к англичанам, и совершенно бесплатно.

- Как вам показалось, губернатору нравится там жить?

- Не знаю, мадам. Он неразговорчив. Много работает и очень мало говорит.

- Но, я полагаю, как человек он достаточно приятен?

- Я уже говорил, что он раздражителен, как медведь, ненавидит женщин и обладает железной волей. Он упрямо делает все по-своему и ни во что не ставит приказы кого-то другого, будь то генерал-губернатор господин де Пуанси или Американская островная компания.

На мгновение Мария далеко унеслась в мечтах; память воскресила красивого молодого человека, который однажды вечером так пылко обсуждал с ней план побега. Теперь, прождав больше года, она наконец увидит его снова. Будет ли он выглядеть так же, как в первый раз, когда она его увидела в таверне отца в Дьеппе?

Мария взяла себя в руки и взглянула на часы. Она ожидала Франсуа Фуке, маркиза де Белиля, и очень хотела встретить его одна.

Ее движение не укрылось от священника, который приготовился откланяться. Она явно ждала посетителя: он слышал сплетни о хорошенькой супруге главного интенданта. Имя президента Фуке частенько упоминалось вкупе с ее именем. Фуке был свидетелем на ее свадьбе, и многие считали, что он стал бы гораздо лучшим мужем для молодой невесты, чем престарелый главный интендант, несостоятельность которого в этом отношении не однозначно следовала из его наружности. И правда, шептали, что он на самом деле не был мужем своей молодой жене.

Как только отец дю Тертр ушел, Мария позвала свою горничную Жюли, чтобы та помогла ей переодеться. Фуке должен был скоро появиться, а она знала, как восхищают президента ее плечи и блеск бриллиантов на жемчужной коже.

- Моя дорогая мадам, - воскликнул он, увидев ее, - поскольку вы уже собираетесь уезжать, как я предполагаю, я пришел попрощаться...

- Любезный маркиз, - мягко ответила она, - вы в самом деле так думаете? Маленькая птичка говорит мне, что вы пришли вовсе не прощаться... - Она замолчала и, меняя предмет разговора, произнесла: - От меня только что ушел отец дю Тертр. Вы знали, что он хотел отговорить меня от поездки на Мартинику?

- Почему в таком случае он не сделал этого раньше? Ах, Мария! Как я буду скучать по вас!

- Вы забудете обо мне почти сразу же, - засмеялась Мария. - Кроме того, хоть вы и утверждаете, что любите меня, я никогда не давала вам ни малейшей надежды на взаимность, и уверена, что именно поэтому Компания наконец-то дала господину де Сент-Андре это назначение.

- Какая неблагодарность! - со смехом вскричал Фуке. - Вы заставили меня потерять голову. Разве вы не помните? Вы предложили мне свое плечо вот это самое, - соблазнительное белое плечо, и в то время, как мои губы все еще прикасались к нему, вы неумолимо вручили мне перо... А если бы я не подписал этот контракт, вы не пообещали мне еще один поцелуй.

- И теперь вы пришли за ним?

- Ведь вы выполняете свои обещания?

- До настоящего времени я всегда отдавала долги.

Мария казалась настроенной к нему так благосклонно, дом казался таким тихим и заброшенным, что Фуке охватила неукротимая страсть. Его пылающее лицо и дрожащие руки выдали молодой женщине его возбуждение.

- Вы должны мне ваше плечо, - хрипло сказал он. - Дайте мне его!

Она кокетливо приспустила свое и без того весьма декольтированное платье, обнажив округлое плечо, и сказала:

- Не медлите, сударь. Я обещала всего один поцелуй.

Фуке наклонился и прикоснулся губами к жемчужной плоти. Поддавшись неожиданному порыву, он обнял ее за талию, и она со смехом притворно оттолкнула его. Она чувствовала у своего горла его жаркое дыхание, и его объятие, гораздо более ощутимое, чем объятия Сент-Андре, взволновало ее. Она тоже задрожала от страсти, но, все еще кокетливо смеясь, сказала:

- Я просила вас не медлить, сударь. Скоро вы сами будете у меня в долгу!

Он крепко сжал ее, и Мария поняла, что освободиться без унизительной борьбы она не сможет. К тому же сопротивляться объятиям такого любезного человека, как Фуке, было бы не только недостойно, но и неблагодарно, поскольку он выполнил-таки ее сокровенное желание.

- Мой дорогой маркиз, - ласково сказала она, - вы должны помнить, что меньше часа назад я в этой самой комнате имела в высшей степени серьезную беседу с отцом Тертром. Что подумал бы достойный отец, если бы сейчас нас увидел?

Фуке не ответил. Он покрывал поцелуями ее шею, подбородок, щеки, лоб. Затем попытался коснуться ее губ, чего она не позволила, хотя игриво и без осуждения.

- Ведите себя хорошо! - говорила она. - Умоляю вас, ведите себя хорошо! Вы помнете мне платье.

Она напряглась, как будто услышав снаружи какой-то шум, и Фуке тут же отпустил ее и начал взбивать свои кружевные манжеты, стараясь восстановить душевное равновесие.

- Я испугалась, - солгала она. - Мне нужно быть осторожной с Жюли. Я ничуть не удивлюсь, если Сент-Андре попросил ее следить за мной.

Он посмотрел на нее, и его взгляд в полной мере выразил его страсть.

- Это было бы вполне понятно, - сказал он, - потому что вы самое очаровательное создание, которое я когда-либо встречал.

- Вам не следует так говорить, - ответила она. - Вы скоро забудете меня: Париж полон женщин - таких же красивых и хороших, как я.

- Никогда! - вскричал Фуке. - Вы покорили всех, даже при дворе.

- Когда я думаю о том, что говорил этот иезуит, я невольно чувствую страх.

Подойдя ближе к Фуке, она посмотрела на него с тревожным выражением, которое выглядело весьма убедительно, и спросила:

- Это правда, что мне придется жить в какой-то лачуге? В... я забыла, как это называется... "ажупа"?

- Ну конечно, многие колонисты действительно живут в лачугах. Но поскольку вы будете с мужем, главным интендантом - а его возможности очень велики, - он вскоре сможет найти вам подходящее жилье. Построить, если нужно.

- А если, предположим, губернатор будет против?

- Ваш муж обладает такими же правами, что и он.

Мгновение Мария молчала, затем спросила:

- Губернатор Мартиники - это тот самый человек, которого посадили в Бастилию за убийство на дуэли виконта де Тюрло?

- В настоящий момент - да, мадам, но к тому времени, когда вы туда попадете, он будет освобожден от этого поста. Мария заметно вздрогнула.

- Освобожден! Но почему? Что он сделал? Он вернется во Францию?

- Он поступит так, как ему больше понравится - либо вернется во Францию, либо станет колонистом. Компания не может терпеть человека, который пренебрегает ее приказами и политикой. Я сделал ошибку, выбрав дю Парке.

Мария была так потрясена, что едва могла говорить.

- Но это невозможно! - пробормотала она сдавленныи голосом. - Я уверена, сударь, что у вас неверные сведения. Это была бы чудовищная несправедливость. Судя по тому, что рассказал мне отец дю Тертр, у него не было особой причины любить дю Парке, и тем не менее он описал его как самого лучшего из губернаторов! Он сказал, что всего за один год его правления Мартиника настолько улучшила свое положение, что на острове теперь есть семьсот человек, способных носить оружие. Дю Парке вооружил форт Сен-Пьера пушками, которые сам захватил у врага. Колонисты обожают его. Он снизил налоги и пошлины. За то время, что он там провел, преступность и воровство почти исчезли. И теперь вы собираетесь отозвать его! Наверное, вы позволили его врагам скомпрометировать его? Не можете же вы в самом деле иметь что-либо серьезное против губернатора!

- Что-либо серьезное! Вот послушайте! Один из членов правления отправил ему письмо с просьбой построить больницу на деньги, собранные посредством штрафов. Он - губернатор - ответил, что не взимает никаких штрафов и что у него нет средств, потому что он заковывает провинившихся в кандалы, вместо того чтобы заставить их платить - деньгами или натурой. Когда мы попытались послать на Мартинику судью, дю Парке сразу же отказался его признать на том основании, что у него под началом солдаты, а не гражданское население!

- Но это, конечно же, ответы честного человека?

- Я еще не все рассказал, Мария. Дю Парке крайне упрям. У меня в столе лежит письмо, в котором он пишет:"Компания задолжала мне шесть тысяч пистолей. Я буду весьма признателен, сударь, если вы обратите на это ваше особое внимание, поскольку я не считаю возможным посвящать свою жизнь, честь и состояние Компании безвозмездно". Так что вы видите, человек использует свои собственные деньги, но отказывается взимать штрафы! Это в самом деле уже слишком!

И кстати, он много говорит о городе, который им надо построить. Обнаружив, что они не в состоянии построить ни одного дома, он просит прислать каменотесов, каменщиков, резчиков по камню, столяров, плотников, кузнецов и слесарей на том основании, что в Сен-Пьере есть только один плотник, которому приходится обслуживать весь остров.

Есть и еще кое-что, чего вы не знаете, мадам, кое-что гораздо более серьезное. К тому времени, когда пришел его ответ, Компания уже отправила в Сен-Пьер судью и инспектора. Ну вот, когда они сошли на берег, дю Парке без лишних слов отослал инспектора обратно на корабль, приказав капитану отвезти его во Францию. А что касается судьи, губернатор сговорился с колонистами устроить ему такую жизнь, что несчастный, переполненный отвращения, вернулся на одном корабле с отцом дю Тертром. Я надеюсь на вашего мужа, мадам, чтобы проучить его, и знаю, что в лице господина де Сент-Андре Компания будет иметь в высшей степени честного и трудолюбивого главного интенданта.

Мария не ответила. Она подошла к окну. На реку и растущие вдоль ее берегов деревья опускалась темнота, было слышно пенье матросов. Час назад она преисполнилась радости от похвал Жаку и его администраторским качествам со стороны иезуита, похвал, которые полностью соответствовали ее первым впечатлениям о нем. Но теперь все ее мечты были разбиты вдребезги. Она надеялась в скором времени снова увидеть человека, которого никогда не переставала любить, человека, которому она отдавалась в душе, находясь в объятиях Сент-Андре или покоряясь ласкам Фуке, - а он теперь, по-видимому, вернется во Францию. Все это было слишком тяжело, и она лишь с огромным трудом сдержала слезы, которые жгли ей глаза. Не оборачиваясь, она резко сказала:

- Вы не отзовете дю Парке. Это невозможно.

- Буду признателен, мадам, если вы объясните свой неожиданный интерес к дю Парке. Ей-Богу, если бы я не знал, что вы встречались с ним только пару раз и всего лишь на несколько минут, я сказал бы, что вы влюблены в него! Я ревную, Мария.

- Как это вы можете ревновать к человеку, с которым я никогда не разговаривала и который находится дальше чем за тысячу лье?

- Есть кое-что, чего я не понимаю, Мария, и я намерен докопаться до сути. - Он мгновение помолчал. - Если бы я не видел, как вытянулось ваше лицо, когда вы услышали о возвращении дю Парке во Францию, я, быть может, и поверил, что вы видели его только раз в жизни, мельком, в тот вечер у мадам Бриго, когда он поссорился с виконтом. Но теперь я уверен, что вы знали его и раньше - и хорошо знали!

В волнении он подошел к ней и стиснул ее руку.

- Это правда, ведь так? Вы знали его!

Мария спокойно ответила:

- Глупо из-за этого сердиться и расстраиваться. Если меня когда-то и заинтересовал этот молодой человек, то лишь потому, что я представила себе, как это ужасно, что его могут казнить или на всю жизнь заключить в тюрьму только за то, что он защищал свою честь. Как вы знаете, дорогой маркиз, женщины не равнодушны к мужеству. А поведение дю Парке в тот вечер было поистине геройским.

- Вы понимаете, что я могу уничтожить его одним росчерком пера? Я мог бы дать Сент-Андре поручение заковать его в кандалы и отправить во Францию!

- Какое это было бы злодеяние! Вам он не причинил никакого вреда.

- Вы любите его. Этого достаточно!

Она пожала плечами и снова повернулась к окну. Берега Сены были окутаны вечерней мглой. Фуке мягко заставил ее посмотреть на него.

- Вы видите, я слишком влюблен в вас, Мария!

Она притворно засмеялась.

- Вы говорите, что влюблены в меня, и я готова вам верить. Но вы любите меня без надежды на взаимность. Я уезжаю. "Вера" отплывает из Дьеппа через неделю. Завтра в это время я буду очень далеко от вас! Как вы можете все еще тешить себя какими-то иллюзиями? Даже если бы я и была влюблена в дю Парке - чего на самом деле нет, - неужели у вас нашлись бы какие-то причины для ревности?

- Вы отказали бы мне в том, в чем не откажете ему.

- А разве я не принадлежу Сент-Андре?

- Ах да, Сент-Андре, - живо ответил он. - Бедный Сент-Андре... бедный обманутый глупец.

- А вы сами? - с не меньшей живостью возразила она. - Вспомните, чем вы занимались минуту назад!

Кусая губы, Фуке отошел в глубь комнаты, в то время как Мария осталась у окна, наблюдая за ним. Было уже почти совсем темно, и обычно в это время зажигали канделябры. Вдруг ей пришло в голову, что еще далеко не все потеряно: Фуке был так в нее влюблен, что не составило бы большого труда заставить его сделать то, чего она хотела.

Она грациозно подошла к нему и произнесла с величайшим смирением и мягкостью:

- Нельзя ссориться накануне разлуки, которая может затянуться на годы. Это оставит нам такие грустные воспоминания и так много сожалений...

- Это ваша вина, Мария! - сказал он. - Зачем вам понадобилось упоминать о дю Парке? Он не имеет никакого отношения ни к вам, ни ко мне.

- Имеет! Вы говорите, что любите меня. Но разве мужчина отказывает своей возлюбленной в просьбе?

- Если бы это была всего только прихоть, я выполнил бы ее с величайшим удовольствием. Но здесь больше, чем просто каприз. Я подозреваю, что сюда примешано ваше сердце.

- Признаю, что, защищая дю Парке, я говорю от чистого сердца.

Фуке заметно вздрогнул. Его ревность была так сильна, что он почти лишился рассудка. Мария, однако, продолжала говорить.

- Интересно знать, - мягко сказала она, - захотите ли вы выслушать признание?

Эти слова ранили его в самое сердце, и ему стоило огромного труда ответить:

- Разумеется! Разве я не доказал вам свою любовь?

- Конечно, доказали. Но есть такие вещи, в которых женщине бывает трудно признаться.

- Сейчас же скажите мне, Мария. Я мучаюсь неизвестностью. Как бы это ни оказалось для меня больно, я хочу знать, в чем дело.

- Я не собираюсь причинять вам боль, - сказала она по-прежнему мягко. - Но это приводит меня в замешательство - почти. Должна сказать, я со стыдом вспоминаю о прошлом. Я была тогда совершенно другой - бедной, жалкой, невежественной, наивной. Знаете ли вы, как я выбралась из этого положения? Знаете ли вы, кого я должна благодарить за это? Дю Парке!

- Но каким образом?

- Когда-то вы знали это. Не может быть, чтобы забыли. Это дю Парке дал моему отцу от имени Белена д'Энабюка важный заказ - построить корабль. Именно за выполнение этого поручения он был награжден королем, а я представлена ко двору, где меня увидел и полюбил Сент-Андре... За этим ровным счетом ничего не кроется, мой дорогой маркиз, но, вероятно, это поможет вам понять, что для меня вполне естественно испытывать некоторую благодарность к человеку, который, словно по волшебству, переменил мою жизнь.

Фуке испустил вздох облегчения. Он вдруг почувствовал себя весело и беззаботно.

- Не заходит ли ваша благодарность слишком далеко? - спросил он, но в его голосе не было скептицизма.

- Не думаю, - твердо ответила она. - Я полагаю, что благодарность почти святое чувство. Но я хотела бы сказать вам еще кое-что. Перед отъездом я хочу засвидетельствовать свое почтение господину Белену д'Энабюку, потому что это ему я прежде всего обязана возможностью попасть ко двору и, таким образом, встречей с моим мужем. Это Белен д'Энабюк открыл Мартинику, остров, где я собираюсь жить и где мне будут оказывать королевские почести. Если бы на свете не было Белена д'Энабюка, я бы до сих пор была простой служанкой в дьеппской таверне. Чем я и была два года назад.

- Я глубоко тронут вашими чувствами, Мария! - совершенно искренне сказал Фуке.

- Теперь вы поняли, почему я так заинтересована судьбой семьи, которой я так многим обязана? Вы все еще ревнуете меня к дю Парке? И разве вы считаете неправильным, что мне следует засвидетельствовать господину Белену д'Энабюку свое почтение?

- Непременно сделайте это! - весело воскликнул Фуке. - Ваше появление озарит его печальную темную комнату на улице Жюнер. Я отвезу вас туда. Моя карета ждет снаружи.

- Это очень любезно с вашей стороны, - сказала она, - но мне надо приготовиться к балу. Я заеду к господину Белену д'Энабюку по пути туда.

Фуке заходил взад и вперед по комнате, в которой было уже почти совсем темно. Долгое время оба молчали. Молчание было напряженным, и Фуке не сомневался, что Мария слышит, как громко бьется его сердце. Для него было невыносимо расставаться с ней, и все же ему приходилось признать, что все сказанное ей было правдой; она действительно никогда не давала ему ни малейшего повода надеяться, что ответит взаимностью на его любовь. Их интимные отношения никогда не продолжались долго - несколько поцелуев украдкой, одно-два ласковых движения - ровно столько, чтобы взволновать и раздразнить.

- Надеюсь, - неожиданно сказала Мария, - что вы не сделаете наше расставание еще мучительнее, отказывая мне в любезности, которую вы так легко можете оказать.

- Что вы имеете в виду?

- Дю Парке.

Фуке вздохнул.

- Я не в состоянии что-либо сделать, - сказал он, - во всяком случае, не очень много. Решения принимает Компания. Дю Парке вел себя вызывающе, оскорбительно, непримиримо.

Она поднялась и встала рядом с ним.

- Пожалуйста, не отзывайте его. Я умоляю вас... Я уверена, что если я не сделаю все, что в моей власти, чтобы спасти его - а я знаю, что у меня есть некоторая власть, - добавила она с очаровательной улыбкой, - это принесет мне несчастье.

- Вы совершенно правы, Мария, - произнес он сиплым от страсти голосом. - Ваша власть очень велика.

Он заключил ее в объятия, ища в темноте ее губы. Ее дыхание было быстрым и взволнованным.

- Я мог бы отложить его отзыв, - сказал он наконец. - Мы можем предоставить ему отсрочку в надежде, что он раскается, исправится и будет делать то, о чем его просят.

- Вы обещаете?

- Обещаю!

Она дала ему награду, на которую он надеялся, и их губы слились. Ее порыв был непритворным, когда она страстно обняла его. Его рука нежно провела по ее шее, затем скользнула вниз за корсаж, обнажив ее грудь, которую он покрыл страстными поцелуями.

Покорившись Фуке, Мария не только обеспечивала выполнение им своего обещания, но и получала острое тревожное удовольствие от его ласк. Он не сможет, размышляла она, забыть о своем обещании, если его воспоминания о ней будут достаточно приятными. Она полагала, что полностью отдалась ему, хотя в действительности отдавала лишь крохотную часть себя, ту часть, которую ей открыла неполная физическая близость с Сент-Андре.

Фуке был более опытен, чем Сент-Андре. Не разжимая объятий, он наклонил ее назад, так что ее округлые бедра тесно соприкоснулись с его. Но Мария неожиданно высвободилась, воскликнув:

- Ах! Вам надо уходить. Я слышу, что идет Жюли. Я напишу вам.

- Я буду все время о вас думать...

Фуке улыбнулся. Теперь она тоже дала обещание. Он поднял ее руку и благоговейно поцеловал.

- Я прослежу, чтобы вы провели на Мартинике как можно меньше времени. Сент-Андре скоро устанет от жизни на острове. Тогда мы отзовем его, и вы вернетесь ко мне.

- Прощайте, дорогой маркиз! Я буду скучать...


Содержание:
 0  Мария, Владычица островов : Робер Гайар  1  Глава первая ТАВЕРНА В ДЬЕППЕ : Робер Гайар
 2  Глава вторая СХВАТКА В ТЕМНОТЕ : Робер Гайар  3  Глава третья ИГРАЛЬНЫЙ ДОМ НА МЕДВЕЖЬЕЙ УЛИЦЕ : Робер Гайар
 4  Глава четвертая ВСТРЕЧАЕМСЯ НА РАССВЕТЕ : Робер Гайар  5  Глава пятая ПУСТЫЕ МЕЧТАНИЯ : Робер Гайар
 6  Глава шестая ДУЭЛЬ : Робер Гайар  7  Глава седьмая ИСТИННЫЙ ХАРАКТЕР ЖАКА ДЮ ПАРКЕ : Робер Гайар
 8  Глава восьмая ДЮ ПАРКЕ ПОСТИГАЕТ РАЗОЧАРОВАНИЕ : Робер Гайар  9  Глава девятая УЖИН У ФУКЕ : Робер Гайар
 10  Глава десятая "БЫСТРЫЙ" : Робер Гайар  11  Глава одиннадцатая ИВ ГРОБОВАЯ ДОСКА : Робер Гайар
 12  Глава двенадцатая КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЯ : Робер Гайар  13  ЧАСТЬ 2 ГОСПОЖА ДЕ СЕНТ-АНДРЕ : Робер Гайар
 14  Глава вторая МАРИЯ И БЕЛЕН Д'ЭНАБЮК : Робер Гайар  15  Глава третья НАДЕЖДЫ МАРИИ РУШАТСЯ : Робер Гайар
 16  Глава четвертая КВАРТИРА В ФОРТЕ : Робер Гайар  17  Глава пятая "МОНАХИНЯ, ГУСЬ И КУЗНЕЦ" : Робер Гайар
 18  Глава шестая ДЮ ПАРКЕ УЗНАЕТ НЕОБЫЧНЫЕ НОВОСТИ : Робер Гайар  19  Глава седьмая РАСТЕРЯННОСТЬ ГУБЕРНАТОРА : Робер Гайар
 20  Глава восьмая ДЮ ПАРКЕ НАВОДИТ СПРАВКИ ПРО МАДАМ ДЕ СЕНТ-АНДРЕ : Робер Гайар  21  Глава девятая НА БОРТУ НЕВОЛЬНИЧЬЕГО СУДНА : Робер Гайар
 22  Глава десятая ЖАК И МАРИЯ : Робер Гайар  23  Глава одиннадцатая ВОССТАНИЕ РАБОВ : Робер Гайар
 24  Глава двенадцатая НЕВОЛЬНИЧЬИ ТОРГИ : Робер Гайар  25  Глава тринадцатая МАДАМ ДЕ СЕНТ-АНДРЕ ССОРИТСЯ С МУЖЕМ : Робер Гайар
 26  Глава четырнадцатая СВЕДЕНИЕ СЧЕТОВ : Робер Гайар  27  вы читаете: Глава первая ДОЛГОЕ МОЛЧАНИЕ НАРУШЕНО : Робер Гайар
 28  Глава вторая МАРИЯ И БЕЛЕН Д'ЭНАБЮК : Робер Гайар  29  Глава третья НАДЕЖДЫ МАРИИ РУШАТСЯ : Робер Гайар
 30  Глава четвертая КВАРТИРА В ФОРТЕ : Робер Гайар  31  Глава пятая "МОНАХИНЯ, ГУСЬ И КУЗНЕЦ" : Робер Гайар
 32  Глава шестая ДЮ ПАРКЕ УЗНАЕТ НЕОБЫЧНЫЕ НОВОСТИ : Робер Гайар  33  Глава седьмая РАСТЕРЯННОСТЬ ГУБЕРНАТОРА : Робер Гайар
 34  Глава восьмая ДЮ ПАРКЕ НАВОДИТ СПРАВКИ ПРО МАДАМ ДЕ СЕНТ-АНДРЕ : Робер Гайар  35  Глава девятая НА БОРТУ НЕВОЛЬНИЧЬЕГО СУДНА : Робер Гайар
 36  Глава десятая ЖАК И МАРИЯ : Робер Гайар  37  Глава одиннадцатая ВОССТАНИЕ РАБОВ : Робер Гайар
 38  Глава двенадцатая НЕВОЛЬНИЧЬИ ТОРГИ : Робер Гайар  39  Глава тринадцатая МАДАМ ДЕ СЕНТ-АНДРЕ ССОРИТСЯ С МУЖЕМ : Робер Гайар
 40  Глава четырнадцатая СВЕДЕНИЕ СЧЕТОВ : Робер Гайар  41  Использовалась литература : Мария, Владычица островов



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.