Приключения : Исторические приключения : Черная тропа : Иван Головченко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Однотомник рассказов и повестей И. Головченко знакомит читателя с трудной, ответственной и почетной работой советских чекистов, охраняющих покой и мирную жизнь наших людей.

Повествуя о тайной войне империалистических разведок против СССР, автор широко использует богатый документальный материал.

Автор стремился показать своих героев такими, какими наблюдал их в жизни, а также знал по совместной работе в органах госбезопасности. Не прибегая ко всякого рода литературным ухищрениям, писатель правдиво и просто рассказывает о действительных событиях и фактах, жизненно достоверных, а потому и убедительных.

Книга И. Головченко учит бдительности, честности, отваге и мужеству в служении Родине.

Город спит. Уже недалеко до рассвета. В бойкой и шумной жизни его магистралей это, пожалуй, самый безмятежный час.

Алексею Петровичу Павленко кажется, что он проснулся от тишины. Он выходит на балкон покурить и долго стоит у перил, глядя на знакомые кварталы, теряющиеся в смутно мерцающей мгле.

Он хорошо знает этот город еще с предвоенной поры, любит мозаику его кварталов, простор новых улиц и площадей, стройные силуэты тополей вдоль проспекта, бессонные огни вокзала, дальнюю колоннаду заводских труб.

Завод… Когда-то Павленко сам привычно входил в механический цех, к своему продольно-строгальному станку, рассматривал чертежи заданных деталей и, включив станок, следил, как, подобно маленькому плугу, резец весело и быстро ведет по металлу сверкающую борозду.

В те годы завод был совсем маленький, такой, каким его построил заезжий бельгийский купчина. Позже, в тридцатых годах, рядом с приземистыми зданиями старых цехов торжественно встали железобетонные громадины, стеклянные вершины которых были видны издалека.

Быть может, странно, что и теперь, через много лет, прошедших с того времени, когда Павленко работал у станка, его по-прежнему привлекает сам облик завода, привлекает и смутно волнует, порождая чувство легкой, неизъяснимой грусти. Свет над заводскими корпусами, еле различимый отсюда вечером, к ночи становится ярким и манящим.

Есть что-то праздничное в этом ночном облике завода.

Возможно, что чувство, похожее на грусть, которое испытывает в эти минуты Павленко, коренится в первых, неповторимых радостях, пережитых давно, в начале его трудового пути. Сколько чудесных вещей могли бы изготовить его руки! Но у человека — одна жизнь, а время не возвращается. И Алексею Петровичу не приходится сожалеть об ушедших годах — они были заполнены кропотливым и сложным трудом.

В этот предутренний час улицы города пустынны. Не спит только ночная смена на заводе. Не спят машинисты паровозов, стрелочники, дежурные врачи, ночные сторожа… Павленко невольно сравнивает себя с ночным сторожем. Впрочем, это сравнение принадлежит не ему. Его сын, еще совсем маленький Юра, как-то спросил:

— Почему ты опять ночью не был дома? Ты ночной сторож, да, папа?

Гладя его кудрявую головку, Павленко отвечал:

— Да, сынок…

Юрий вырос и уже стал врачом. В письмах он зачастую спрашивал: «Не пора ли на пенсию, отец?» И Павленко не знал, что ему ответить: сын даже не догадывался, что это был обидный, намекающий на старость, вопрос.

«Так, ночной сторож… — говорил себе Павленко. — Чем же он плох, твой пост? Пусть спокойно спят дети в этих притихших домах, — ты охраняешь их сон. Пусть уверенно трудятся мастера, никто им не помешает». И Алексей Петрович ловил себя на мысли, что, даже любуясь родным городом, раскинувшимся в долине, он смотрит со своей профессиональной точки зрения. Что ж, и это в порядке вещей. Если бы здесь рядом стоял художник, его, пожалуй, увлекла бы игра светотеней на призмах и квадратах крыш. Архитектора заинтересовали бы пропорции зданий. Крановщик подумал бы о жаркой работе на высоте, над этими башнями и куполами. Строитель — о точном воплощении чертежей… А он, «ночной сторож» города, думал об охране его ясного покоя.

Только понятие ночи у него было свое. Ночь представлялась Павленко не такой, какой знает ее каждый с детских лет. Она невольно вызывала в нем представление о каком-то средоточии зла, тайных недобрых помыслов, ухищрений, жестокости и коварства.

И Алексей Петрович возвращается мысленно к последней почте, к самодельному треугольнику письма, отравленного злобой. Где, под какой из этих крыш живет человек, сочиняющий такие письма?

Спит город… Спят тысячи людей. Но где-то не спят, притаились ночные тени зла.

Нет, Павленко нисколько не жалеет об избранном пути. Правда, он многое мог бы сделать со времени своей юности и на заводе, множество прекрасных вещей. Но оберегать самую жизнь мастеров, их труд, кров и очаг, их счастье, не в этом ли гордость твоя, чекист, безвестный ночной страж Родины?

Он возвращается к письменному столу. Теперь уже не уснуть до рассвета. Но эта бессонница охраняет спокойный сон других, и если она сменится сознанием до конца исполненного долга, это и будет его наградой.

* * *

Вчера утром полковник Павленко разбирал почту. За три дня, которые он находился в отъезде, накопилось много писем, журналов, газет. В стопе официальных пакетов, меченных штампом и скрепленных сургучными печатями, его внимание привлек скромный самодельный треугольник без обратного адреса.

«Кажется, анонимка», — подумал Алексей Петрович и отложил треугольник в сторону. Он не терпел анонимок, за которыми, как правило, скрывались мелкие дрязги, сомнительные репутации, уязвленное самолюбие.

Звонок телефона заставил его на минуту оторваться от просмотра почты. Говорил секретарь обкома.

— Алексей Петрович, не могли бы вы приехать сейчас ко мне?

«Встречались недавно, — подумал Павленко, — что могло случиться?» Он вызвал машину.

Уже направляясь к выходу и мельком взглянув на стол, он снова обратил внимание на самодельный треугольник. Уж эти анонимщики! Каждый обязательно раскрывает какую-то тайну. А на поверку оказывается, что человек перессорился с соседями, недоволен начальством или стремится занять заманчивую должность: Какая же тайна в этом письме?…

Павленко развернул треугольник, пробежал глазами крупные печатные строки, усмехнулся и спрятал анонимку в карман. Было ощущение, словно он прикоснулся к чему-то грязному. «Впрочем, — решил Павленко,— на досуге нужно будет обдумать, кому и зачем могла понадобиться эта наивная клевета…»

Секретарь обкома Гаенко встретил полковника в своем кабинете, как обычно, приветливо.

— Хочу посоветоваться с вами, Алексей Петрович, в отношении одного очень навязчивого «корреспондента». Пишет мне чуть ли не ежедневно. Вот, прочитайте — свежее сочинение. Только что принесли.

Павленко разгладил на столе тетрадный листок.

— Пожалуйста, читайте вслух, — попросил секретарь.

— «Мною руководят самые чистые патриотические побуждения, — читал Павленко уже знакомые печатные строки, мысленно отмечая характер написания отдельных букв. — Именно эти побуждения и заставляют меня сигнализировать об опасности, которая нависла над большим государственным делом. В конструкторском бюро Зарубы — полнейший разлад. Инженеры перессорились между собой. Объединить их усилия уже невозможно. Сейчас, когда приближаются сроки испытания нового двигателя, могут произойти самые неожиданные и неприятные события. Желание скомпрометировать соперника иногда заводит очень далеко. Кто может поручиться, что эти мелкие страсти не отразятся на главном — на государственном интересе? Вы слишком надеетесь на конструктора Зарубу, но чем он заслужил ваше доверие? Из-за морального разложения и пьянок в кругу приближенных он не пользуется авторитетом среди подчиненных. Возможно, вы еще спохватитесь, но будет поздно. Поэтому я счел своим долгом дать этот сигнал. Доброжелатель».

— Ну, что вы скажете? — помолчав, спросил Гаенко. — Хорош «доброжелатель» нашелся! Пишет печатными буквами, к тому же с удивительным упорством. Вот, посмотрите — полная папка его писанины набралась. Завтра, уверен, поступит очередное письмо.

Он выдвинул ящик стола и подал Алексею Петровичу довольно объемистую папку. Но полковник, не раскрывая ее, положил на стол перед секретарем недавно полученный треугольник.

— Вот оно что! — удивился Гаенко. — Значит, чуть ли не под копирку?… Да, так и есть, слово в слово! Интересно, вы и раньше получали такие же «сигналы»?…

— Нет, — сказал Павленко. — Это — первый… Как видно, «корреспонденту» не терпится: пишет, а результатов нет. Чего же он добивается? Снятия Зарубы?…

Гаенко прошел из угла в угол по кабинету, в раздумье остановился у окна.

— Я знаю Зарубу давно, еще с гражданской… Вместе в рабочем Луганском отряде в 1918 году пробивались к Царицыну. Тогда Тимофей Павлович был токарем на паровозостроительном заводе Гартмана, а нынче он — знаменитый конструктор! Знают его и ценят и в Киеве, и в Москве… Моральное разложение… пьянки… Все это, конечно, клевета. Кому же она понадобилась, полковник, и зачем?

Павленко раскрыл папку и внимательно перечитал письма.

— Я, Иван Сергеевич, и не подозревал, что у вас такое количество «сигналов» накопилось! Все они, правда, весьма однотипны. Анонимщик стремится во что бы то ни стало скомпрометировать Зарубу. Не конструкторское бюро завода в целом, а именно Зарубу, только его…

— Пожалуй, — согласился Гаенко. — Но Заруба является автором нового замечательного проекта. Значит, скомпрометировать и дело, которым он занят?

— Вполне возможно. Зачастую именно так и действуют враги…

Гаенко присел к столу, отодвинул прочитанные полковником письма.

— Разберитесь, Алексей Петрович. Возможно, вся эта писанина не стоит выеденного яйца. Но ведь случается и другое… Признаться, я не хотел беспокоить вас по мелочам, складывал эти письма в папку и все обдумывал, какими чувствами продиктованы они? Бывает, что человек сообщает очень важный сигнал, требующий нашего немедленного вмешательства, но по каким-либо причинам предпочитает остаться в тени. Но тут другое дело… В конструкторском бюро завода все молодые инженеры. Опытом и знанием Заруба превосходит каждого из них. Вряд ли кто-нибудь из этих молодых инженеров осмелится помериться силами с таким конструктором. Нет оснований предполагать, что письма написаны из карьеристских побуждений… Возможно, это дело рук какого-нибудь обиженного Зарубой человека? Возможно, клевещет он с целью мести? Но и это мало вероятно. Нужно знать Зарубу — его мягкий и добрый характер, его отзывчивость к людям. Помню, когда Тимофея Павловича выдвигали кандидатом в депутаты Верховного Совета, именно об этих его душевных качествах говорили и рабочие, и руководители завода, и молодые специалисты. Трудно допустить, чтобы у такого открытого и сердечного человека были закоренелые, злобные враги…

Протерев очки и разложив перед собой письма в виде большого квадрата, Павленко внимательно всматривался в печатные буквы. Глядя на него, секретарь улыбнулся:

— Когда-то я читал Конан-Дойля…

— Понимаю.

— Конечно, его герой сейчас рассказал бы нам об авторе этих писем очень многое. Но сочинять, как видно, легче, чем разгадывать загадки, поставленные жизнью.

— Я тоже кое-что могу сказать… Автор, как видно, давненько изучал русскую грамматику. В слове «объединить» вместо твердого знака пишет апостроф. Между тем человек он грамотный: обороты речи правильные, грамматических ошибок нет… Далее: нажим руки мягкий. Вполне возможно, что писала эти строки женщина… Еще одна интересная деталь! Обратите внимание на букву «С» в слове «сигнал»… Автор, как видно, по привычке начал выводить эту букву, как латинское «S»… Потом спохватился и исправил оплошность. Деталь весьма многозначительная, если я не ошибся в ее анализе… Наконец, чего стоит словарь неизвестного адресата: «сервис», «забвение», «лавры», «деликатный», «покорнейше прошу»… Вот, например, фразочка, достойная дореволюционных канцелярий: «Еще раз покорнейше прошу вас обратить внимание на вопиющие беспорядки…» А вот уже другой стиль: «Окружив себя полным сервисом, Заруба почил на лаврах…» Или: «Возможно, вам выгодно предать этот деликатный вопрос забвению…» В общем, как говорится, «галантерейный стиль». Впрочем, в практике не редки случаи, когда авторы анонимок всячески засекречивают себя и нарочитыми грамматическими ошибками, и надуманной фразеологией. Речь в данном случае идет о человеке вполне грамотном, хитром и осторожном. Обратите внимание на последние буквы каждой фразы. Почти все они заканчиваются хвостиком. Специалисты-графологи считают это верным признаком осторожности.

Гаенко встал, тряхнул седой шевелюрой:

— Мне интересно знать, товарищ полковник, сможете ли вы поближе познакомиться с этим анонимом?

— Попытаемся, Иван Сергеевич…

— Что для этого нужно?

— Время…

— А как вы полагаете: враг это или просто злобствующий обыватель?

— Меня самого занимает именно этот вопрос, — сказал Павленко. — Позвольте, я сообщу вам о расследовании ровно через месяц?

— Вы даже указываете точный срок? — удивился Гаенко.

— Если говорить откровенно, я оставляю немного времени про запас…

— Ну что ж, запомним. Итак, сегодня 25 мая 1951 года…

Он перелистал настольный календарь и записал: «Встреча с полковником Павленко».

— Впрочем, Алексей Петрович, — заметил он мягко, видимо собираясь перейти к очередным делам, — если вся эта история пустяковая, право, не следует ради отчета мне тратить на нее большие усилия. Я думаю, в вашей практике иногда встречаются «загадочные» дела, которые на поверку не стоят хлопот.

— Вообще-то я избегаю этих слов — «загадочный», «таинственный», «необъяснимый»… — сказал Алексей Петрович. — Важно происхождение факта: если тщательно проследить всю цепь обстоятельств и поставить на место недостающие звенья, таинственность улетучится, как дым…

Гаенко задумчиво улыбнулся…

— И все же это понятие существует.

— Да, пока не объяснены факты…

— А если и нет возможности их объяснить?

— В это я не верю, — убежденно сказал Павленко. — Даже самое подготовленное, осмотрительно совершенное и тщательно замаскированное преступление всегда оставляет следы.

Гаенко отодвинул ящик стола и достал какую-то книгу.

Полковник успел заметить готический шрифт заголовка. Небрежно листая страницы, Гаенко спросил:

— Вы читаете по-немецки?

— Да, вполне свободно…

— В таком случае рекомендую вам ознакомиться с этой книжонкой. Издана совсем недавно в Западной Германии. Называется «Восточный фронт». Автор много раз подчеркивает, что происходит из рода потомственных немецких вояк. Впрочем, это неинтересно… Подобной макулатуры, полной сожалений о просчетах и ошибках Гитлера, в Западной Германии ныне печатается много. За тоскливым нытьем этих писак явно проглядывают реваншистские тенденции… Меня заинтересовали, конечно, не причитания битого гитлеровского офицера. Дело в том, что в этой книжонке цитируются некоторые документы, якобы захваченные гитлеровцами в районе Лохвица — Сенча, в урочище Шумейково, где части генерала Карпенко дали фашистам свой последний бой. Эта страница истории Великой Отечественной войны остается до сих пор еще не заполненной. Ее пытается заполнить какой-то гитлеровский враль. Однако суть вопроса не в его обобщениях. Суть в этих документах. Как они могли оказаться у немцев? Я знаю, что документы не имели копий и перед последним боем были сожжены…

— Очевидно, ваши сведения не точны, Иван Сергеевич, — заметил Павленко. — Возможно, документы не успели сжечь?

Гаенко покачал головой; две резкие линии очертили его губы:

— Ну, нет, извините! Это я знаю наверняка… Я находился в штабе генерала Карпенко и видел, как даже пепел этих документов был развеян по ветру. Вы говорите, Алексей Петрович, нет загадок? Это — одна из них… Правда, она отдалена временем. Однако лично для меня, участника тех трагических событий, эта загадка до сих пор остра.

Павленко взял книгу, перелистал, быстро нашел отмеченные вопросительными знаками страницы. Некий хвастливый Капке утверждал, будто даже последний приказ генерала Карпенко был перехвачен немецкой разведкой. Далее следовали славословия в адрес немецких военных разведчиков, их биографии. В конце главы цитировался приказ, помеченный 17 сентября 1941 года…

— Я знаю, Иван Сергеевич, — сказал Павленко, — что вы участвовали в обороне Киева и отходили с войсками на Борисполь, Пирятин, Лохвицу. Мне было бы очень интересно узнать подробности этого отхода и последнего боя.

— Ну, что ж, — согласился Гаенко, — как-нибудь встретимся в свободное время, я расскажу.

— Вы разрешите мне взять на время эту книжонку?

Сдерживая улыбку, Гаенко спросил:

— Неужели вы надеетесь разгадать загадку? Прошло немало времени, целых десять лет! Возможно, конечно, автору книжки действительно кое-что известно. Однако не будете же вы запрашивать его? — Обычно сдержанный, Гаенко заговорил увлеченно: — Да, время многое скрывает. Но иногда случается и другое: некоторые факты со временем приобретают более четкие очертания, становятся более понятными. — Секретарь протянул Алексею Петровичу руку: — Итак, через месяц вы расскажете мне об авторе анонимки?

— Сейчас я почти уверен, что это пустая клевета, почти уверен… — сказал Павленко. — Однако хотел бы ответить вам без этого «почти».

* * *

Областной центр, в котором работал Павленко, давно уже считался в органах госбезопасности спокойным, тихим городом. Созданные здесь добровольные отряды рабочей милиции пристально следили за общественным порядком. Газетная хроника лишь изредка сообщала о происшествиях, да и происшествия были мелкие: то неопытный шофер нарушил правила уличного движения, то какой-нибудь подвыпивший гуляка напросился на штраф или получил пятнадцать суток.

Иногда в беседах с сослуживцами Павленко не без удовольствия замечал:

— Самый высокий показатель нашей деятельности — чистая страница книга регистрации: «Никаких происшествий не было». Приятно читать эту запись! Не знаю, как другие, а что касается меня — я за то, чтобы побольше было таких страниц.

Майор Василий Бутенко, рослый, лысеющий брюнет, спрашивал со сдержанной улыбкой:

— Не пора ли нам, товарищ полковник, подумать о переквалификации?

У Бутенко была сугубо штатская внешность: китель на нем сидел как-то мешковато, явно стесняя движения; форменная фуражка и шинель не шли к добродушному, всегда улыбающемуся лицу. Майор выглядел веселым простаком, с которым занятно поболтать о пустяках, выслушать от него какую-нибудь забавную историю, неизбежно сопровождаемую располагающей усмешкой. Бутенко мог моментально, без малейшего признака навязчивости, знакомиться и сходиться с людьми — шутил, сочувствовал, удивлялся, давал и выслушивал советы. И все это было естественной чертой характера: он близко принимал к сердцу интересы и заботы людей.

Но за мягкой улыбкой и теплым взглядом карих глаз, за смешливыми морщинками по углам губ и беспечно-рассеянным видом в майоре Бутенко таилась настойчивая, сильная воля, внутренняя собранность и отвага. Павленко ценил в майоре эти черты характера и нередко поручал ему ответственные задания.

— В самом деле, — говорил с оттенком смущения Бутенко, — деньги от государства получаешь, а спроси самого себя: что ты сегодня сделал? Был в боевой готовности? Маловато… Сказать, что не было дела, — как-то невразумительно. А в общем, в нашей деятельности, товарищ полковник, все больше пауз…

Павленко смеялся:

— Значит, скучаете по происшествиям?

— Не скучаю! Мне тоже нравятся чистые страницы книги регистрации. Но все-таки…

— Да, все-таки рановато о переквалификации говорить! Верно: развитие советского общества неизбежно ведет к ликвидации преступности. А значит, и к сокращению следственных органов. Я верю, уже недалек тот день, когда преступник-рецидивист будет такой же редкостью, как, скажем, больной проказой…

Павленко уже привык, входя по утрам в свой кабинет, выслушивать спокойный доклад капитана Алексеева: «Важных происшествий не было…»

Но сегодня, возвратясь из обкома и вызвав Алексеева для доклада, он с первого взгляда заметил, что подтянутый, с нежным юношеским лицом капитан сдерживает волнение. Стараясь казаться спокойным, Алексеев доложил:

— На полигоне, где конструктор Заруба производит свои испытания, произошел взрыв… Трое рабочих легко ранены. Сейчас на полигоне находится капитан Петров.

«Не об этой ли опасности предупреждала анонимка?» — подумал Павленко и кивнул капитану.

— Дальше…

— Прошлой ночью, — четко докладывал Алексеев, — в доме вдовы Цветаевой убит студент индустриального института Зарицкий… Майор Бутенко выехал расследовать. Десять минут назад он сообщил по телефону, что возвратится через полчаса.

— Дальше, — снова кивнул Павленко, силясь вспомнить, где и когда он уже слышал эту фамилию — Зарицкий?

— В милицию поступило заявление от гражданки Спасовой, шестидесяти лет, домохозяйки, проживающей на дальней окраине города, в Кривом переулке… Бесследно исчезла ее дочь Галя, девятнадцати лет, из конструкторского бюро Зарубы…

— Кем она работала в бюро?

— Уборщицей. Образование — семилетка… Незамужняя. Трудовой стаж — три года.

— Как только возвратится майор Бутенко, пусть явится ко мне.

Осторожно прикрыв за собой дверь, капитан вышел.

— Вот тебе и «спокойный город»! — невольно проговорил Павленко вслух, по-прежнему стараясь припомнить, где слышал он фамилию Зарицкого. Федор Зарицкий… Федя… Феденька… Да, так называла стройного, белокурого парня дочь Зарубы — Лиза, тоже студентка. Теперь Павленко отчетливо вспомнил один из вечеров, проведенных в семье инженера Зарубы. Они сидели на ярко освещенной веранде, перед старинным, с «медалями», тульским самоваром… Окна были раскрыты в сад, и с клумбы доносился густой, прохладный аромат ночных фиалок… Лиза играла на пианино. Федор Зарицкий стоял рядом с нею, перекладывая нотные листы. Заруба с улыбкой поглядывал на дочь и на ее белокурого друга. Помнится, он заметил весело: «Ну чем не сценка из усадебного быта?… Веранда, сад, цветы, самовар…»

Лиза перестала играть.

«А мне нравится. Не обязательно должна быть складная металлическая мебель и электрический чайник вместо самовара. Из самовара и чай вкусней. А цветы… Цветок и через тысячу лет будут любить, как сейчас мы любим…»

Вскоре Заруба предложил партию в шахматы, а Лиза и Федор ушли в кино. Провожая их теплым взглядом, Заруба сказал: «Неужели и мы, Алексей Петрович, когда-то были такими?»

Во время игры Тимофей Павлович еще раз вспомнил своего молодого гостя. «Между прочим, признаюсь, — заметил он, — что этот самый Федя Зарицкий за шахматной доской кладет меня на обе лопатки… Даже неловко перед дочкой. Смышленый парень! И учится только на «пять»…»

— Жаль юношу, — сказал Павленко вслух, теперь уже отчетливо вспомнив его оживленное лицо, приветливую, чуточку смущенную улыбку, светлую прядь волос, упавшую на лоб.

«Кому же мог помешать этот юноша? Кто мог решиться на это подлое дело?…» Полковник вдруг подумал о том, что все события этого дня в какой-то степени касались инженера Зарубы. Во-первых, анонимка — весьма подозрительный сигнал какого-то «доброжелателя». Во-вторых, взрыв на полигоне… Далее, исчезновение уборщицы конструкторского бюро. Наконец, убийство вхожего в семью Зарубы студента.

«Вполне возможно, — подумал Павленко, — что эти факты нисколько не связаны между собой. Просто совпадение… Зарубу окружает множество людей, и нельзя, конечно, связывать непосредственно с ним любое событие, которое могло произойти в личной жизни кого-либо из его сотрудников… А что, если между этими разрозненными событиями существует определенная связь? — Полковник порывисто встал и широко зашагал по кабинету. — Если это так, то, быть может, анонимка явится первым звеном, за которым последуют и другие? Значит, необходимо обнаружить автора анонимки! Пожалуй, он находится в самом конструкторском бюро. Одновременно следует начать тщательное следствие по делу об убийстве студента и об исчезновении Гали Спасовой… Далее: специальная комиссия установит причины взрыва на полигоне. Этот факт, возможно, отпадет совсем. Но он может быть главным в цепи других событий. В таком случае очень важно быстрое и точное заключение экспертов. Техническая оплошность или чужая рука? Если второе — предстоит очень серьезная и напряженная работа. Но пока все это лишь разобщенные факты, и ни в коем случае не следует связывать их воедино».

Телефонный звонок прервал размышления полковника. Докладывал капитан Петров. Голос его звучал сдержанно и глухо:

— Взрыв опытного образца двигателя произошел из-за недосмотра. В рабочих чертежах оказалось заниженным сечение камеры сгорания. В подлинниках расчеты правильные, но в цех чертежи поступили с одной маленькой поправкой…

— Доставьте мне копию заключения экспертов, — сказал полковник и повесил трубку.

Дверь кабинета распахнулась: майор Бутенко неловко козырнул и замер у порога.

— Наконец-то! — облегченно вздохнул полковник. — Садитесь, докладывайте…

— Загадочное убийство, товарищ полковник, — сказал Бутенко, присаживаясь у стола. — Выстрел произведен через окно, когда студент готовился к зачетам. Пуля попала ему в лоб, прошла навылет и застряла в противоположной стене комнаты. На улице шел сильный дождь, и следы преступника не сохранились. Гильзу не нашли. Выстрел был произведен примерно в одиннадцать часов вечера.

— Почему «примерно»?

— Студент снимал комнату у одинокой старухи, некоей Цветаевой. В вечер убийства дома был один Зарицкий — хозяйка ушла к своей замужней дочери, живущей в центре города. Домой она вернулась в двенадцать часов ночи, когда прекратился дождь. Студент был уже убит, кровь на столе уже застыла.

— И никаких, даже косвенных, свидетелей? — напряженно спросил полковник.

— Кое-что есть… Правда, очень мало. Сосед Цветаевой, по фамилии Фоменко, вышел в это время на веранду. Его внимание привлек глухой звук, словно от удара в дно ведра, но он не придал этому значения. Потом Фоменко услышал гул мотора автомашины. Как раз напротив дома Фоменко на столбе висит электрический фонарь. В то время когда машина на большой скорости промелькнула мимо, Фоменко показалось, что кузов ее был железный, а задние колеса имели по одной покрышке вместо двух спаренных. Фоменко подумал, что шофер пьян и непростительно быстро ведет машину. Позже, услышав крик соседки и узнав, что убит Федор, он понял: эта машина могла иметь прямое отношение к убийству. Фоменко утверждает, что это было в половине двенадцатого ночи. Вот и все, товарищ полковник, что можно было выяснить на первых порах, — закончил майор, устало глядя на Павленко.

Некоторое время полковник молчал. Он внимательно всматривался в какую-то четвертушку бумаги, исписанную крупными печатными буквами.

«Кажется, начальник не особенно интересуется моим докладом», — с легкой обидой подумал Бутенко, но тут же понял, что это не так.

Полковник решительно встал из-за стола.

— Мало, майор, очень мало! Что дал осмотр комнаты убитого?

Бутенко посмотрел на него удивленно:

— Да ведь это дело ведут прокурор и милиция, товарищ полковник. Они, конечно, разберутся.

Полковник резко остановился у стола. Густые брови его нахмурились, у правого глаза задергался мускул. Майору был знаком этот признак нервного напряжения, которое у Павленко появлялось лишь в трудные минуты следствия.

— Вы удивлены, майор, что вам поручается расследование убийства студента? Зачем же, думаете, в таком случае милиция? Верно ведь?

— Нельзя сказать, чтобы в точности, однако… — простодушно улыбнулся майор.

— Вот-вот! А известно ли вам, что студент Федор Зарицкий, убитый прошлой ночью в доме Цветаевой, считался в семье главного конструктора Зарубы своим человеком?

— Нет, я не знал об этом, товарищ полковник, — ответил, поднимаясь, Бутенко.

— Это меня очень волнует. Неправда ли, странное совпадение? Много событий попадает в поле нашего зрения за последнее время, особенно за последние сутки, и некоторые из них так или иначе связаны с именем известного конструктора. Давайте вместе поразмыслим… Садитесь!

Полковник присел за приставной столик, напротив майора, взял лист чистой бумаги, цветной карандаш и уже мягче взглянул на несколько растерянного Бутенко.

— Первое… — Он вывел на листе бумаги римскую цифру. — Кто-то присылает анонимки явно клеветнического характера. На кого? На Тимофея Зарубу. Вот, познакомьтесь с образчиком кляузы. У секретаря обкома таких писулек накопилось уже немало.

Бутенко пробежал глазами анонимку.

— Грубая работа, — небрежно заметил он.

Полковник усмехнулся:

— Как знать!… По крайней мере, мы обязательно должны познакомиться с автором этих сочинений. Но перейдем ко второму, Второе — это взрыв опытного образца двигателя. Только что позвонил капитан Петров и сообщил, что в рабочих чертежах обнаружена неизвестно кем сделанная поправка. Занижено сечение камеры сгорания. Это и привело к взрыву.

— А каковы расчеты в подлинниках?

— В подлинниках эти расчеты правильны, а вот в копию чертежей, которые были направлены в цех, кто-то внес поправку.

— Возможно, просто ошибка, — заметил Бутенко. — Насколько мне известно, чертежами занимались инженер Якунин и начальник цеха Зубенко. Люди они на заводе известные, и сомнений в их честности быть не может.

Полковник, казалось, не слышал последних слов Бутенко.

— А если не просто ошибка, а ошибка умышленная? Попытка сорвать испытание опытного образца нового двигателя? Намерение физически уничтожить конструктора?

Слегка обрюзгшее, с несколько рассеянным выражением лицо Бутенко оживилось.

— А тут еще убийство человека, бывавшего в доме Зарубы! Очевидно, Зарицкий что-то знал, и его поспешили убрать… В таком случае… — Бутенко потер переносицу и вопросительно взглянул на полковника.

Павленко кивнул.

— Не будем делать поспешных выводов, майор! Поменьше предвзятости. Во всей этой истории нужно серьезно разобраться. Сегодня же займитесь тщательным изучением обстоятельств гибели студента. Капитан Петров продолжает расследование причин взрыва на испытательном стенде.

Майор Бутенко вышел из кабинета, почти столкнувшись в двери с дежурным по управлению КГБ. Тот доложил:

— К вам на прием Заруба, товарищ полковник.

— Тимофей Павлович?

— Нет, его дочь.

— А, Лиза! Пригласите ее ко мне.

Лиза вошла в кабинет и растерянно остановилась. Глаза ее, полные слез, выражали страх, губы судорожно дергались.

— Тяжело, девочка? — участливо спросил Павленко, подойдя к ней. — Ну что же, поплачь, не стесняйся, мы ведь люди свои… Сядь вот сюда и не обращай на меня никакого внимания. Поговорим потом, когда ты немного соберешься с силами. Может быть, завтра? Я ведь догадываюсь, что Федор был для тебя не просто знакомым.

— Нет, нет, я должна поговорить с вами сейчас, — возразила девушка, глотая слезы. — Я не такая слабовольная, как вы думаете, Алексей Петрович… Главное, что я виновата перед вами и перед Федором тоже виновата, и сознавать это особенно мучительно. Ну что мне стоило прийти к вам раньше или побеседовать, когда вы были у нас! Возможно, вы спасли бы Федю!

— Так, так, слушаю, Лиза, слушаю!…

Пересиливая спазму, сжавшую горло, она заговорила негромко, отрывисто:

— За два дня до того, как это случилось… как Федора убили, он не пришел в институт. На лекциях мы сидели всегда вместе. Такого никогда еще не бывало, чтобы он опоздал или вовсе не явился на занятия… Если даже заболеет и не может прийти, он обязательно позвонит мне по телефону домой. А тут ни звонка, ни записки… Никто не знал, почему не явился он в институт. Только вечером Федя пришел к нам домой. Я была одна, готовилась к зачетам. Увидела его — и испугалась: лицо бледное, глаза запавшие, одет небрежно. Я, конечно, разволновалась, начала расспрашивать, но он вдруг вскочил со стула, заявил, что ему некогда, у него очень важное и срочное дело и зашел он лишь для того, чтобы вернуть взятую у меня книгу. В общем, говорил как-то путано и сбивчиво и почему-то настойчиво советовал мне еще раз прочитать роман Вальтера Скотта «Квентин Дорвард», который он принес. Тогда, мол, я все пойму. Мне стало обидно, что он от меня что-то скрывает, и я попросила его поставить роман Вальтера Скотта на этажерку, так как мне сейчас не до него — ведь на носу зачеты.

«Ну, а я тоже готовлюсь сейчас к зачету. Может быть, самому страшному в моей жизни», — сказал он как-то глухо. Я не придала тогда значения его словам, не поняла их иносказательного смысла и посоветовала ему не пропускать лекций в институте, если он так боится провалиться.

«Боюсь?— переспросил меня Федя. — А, пожалуй, ты права, я действительно боюсь. Только я сумею преодолеть свой страх».

Он вдруг опять заторопился, начал прощаться. Я ни о чем его больше не расспрашивала. Мы молча вышли в коридор. Федя хотел меня поцеловать на прощанье, но я уклонилась. Тогда он вдруг так странно взглянул на меня и промолвил грустно:

«Ты права, я и не достоин твоего поцелуя…»

Девушка глубоко вздохнула, спазма снова стиснула ей горло.

— Это все, Лиза? — мягко спросил Павленко.

— Нет… У самой двери Федя остановился. Лицо его казалось еще бледнее. Он протянул ко мне руки, но я отступила. Мне почему-то вдруг стало страшно. А Федя зашептал торопливо, словно в бреду: «Лиза… Лиза… ты должна мне верить, Лиза!… Может быть, я трус, но… Да, да, только из трусости я…»

Вошла работница, и Федя выскочил на лестничную площадку. Я хотела броситься за ним, но Даша остановила меня каким-то вопросом. А потом догонять Федора было уже поздно: внизу хлопнула дверь… В последний раз.

— Он не говорил больше ни о чем? — спросил полковник. — Не помните, Лиза, назвал он какую-нибудь фамилию?

На этот вопрос Лиза не могла ответить. Пытаясь вспомнить подробности, она почти дословно повторила свой рассказ, и Павленко понял, что в этот день ничего больше от Лизы не сможет добиться.

— Вы рассказывали обо всем этом кому-нибудь?

— Папе, маме и больше никому.

— Обещайте мне, Лиза, что пока вы больше никому не будете об этом рассказывать.

Она доверчиво и твердо взглянула полковнику в глаза.

— Да. Обещаю…

* * *

Почти в течение трех суток майор Бутенко и лейтенант Горелов проверяли автопарк города. Назвавшись работниками автоинспекции, они обошли все гаражи и все учреждения, в которых имелись грузовые машины, и взяли на заметку свыше сорока полуторатонок и трехтонок с железными кузовами и одинарными скатами.

Выяснить, какие из них выезжали в ту ночь, когда было совершено преступление, особого труда не представляло. На подвозе строительных материалов к заводу ночью работало свыше двадцати машин. Круг поисков, таким образом, несколько сужался, однако найти машину, которая во время работы отлучалась со своего маршрута, до сих пор не удалось.

В числе водителей этих машин были самые различные люди — демобилизованные солдаты, бывшие трактористы, молодые выпускники шоферских курсов, комсомольцы и комсомолки. Просматривая их личные дела, Бутенко убеждался, что заподозрить кого-либо в совершении такого тяжкого преступления, как убийство, не было основания.

Как-то, усталые и раздосадованные, они присели отдохнуть в конторке заводского гаража, и Горелов начал строить свои предположения вслух.

— От маршрута вокзал — строительная площадка до места преступления не больше километра. Сколько времени мог занять у преступника этот крюк? Пожалуй, минут десять, не больше. Ясно, что, совершив убийство, он возвратился за грузом, и никто не заметил его отлучки. А преступник находился именно в этой смене…

— Возможно, что все происходило именно так, — с усмешкой заметил Бутенко. — Но в этой смене работали одни комсомольцы. Восемь девушек и четырнадцать парней. Нельзя поверить, чтобы среди этих ребят оказался матерый преступник. Не забудьте, он действовал быстро, но осторожно, — даже подобрал отстрелянную гильзу. Кроме того, в городе не один гараж. Наконец, машина могла быть и иногородней.

Лейтенант Горелов смущенно согласился:

— Да, это верно. Видно, иголку в стоге сена проще найти…

Анатолий Горелов лишь недавно прибыл в органы госбезопасности из заводской комсомольской организации. Активный общественник и хороший организатор, он успел проявить себя и в учебе, и на производстве. С первого дня знакомства майор заметил, что у парня есть хватка: страстное увлечение порученным делом, способность искать все новые пути следствия, внимание к подчас неуловимым мелочам.

Этот смуглый, ясноглазый юноша с отличной физической подготовкой, страстью к чтению и цепкой памятью, отличался той особой жадностью к жизни, которая свойственна сильным, деятельным натурам. В новой для него профессии Горелов стремился сразу же войти в курс дела, спотыкаясь, злился на самого себя, но веры в свои силы не терял.

Угадывая его постоянную внутреннюю напряженность, Бутенко иногда с одобрением отмечал убедительность логических суждений Горелова, а иногда без труда опровергал их. В такие минуты лейтенант как-то виновато улыбался и выглядел совсем мальчиком. Впрочем, особой робости Бутенко в нем не замечал. Когда они оставались наедине, юноша нарочно высказывал свои мысли вслух, с чуткой готовностью ожидал поправок или опровержений со стороны майора. Бутенко ценил в нем эту черту. Вот и сейчас он уверенно сказал:

— Найдем, лейтенант. Сотни тропинок есть, многие из них уводят от цели, но где-то же есть и верная тропа. Мы должны ее заметить…

Звякнула щеколда, и порог конторки неторопливо переступил заведующий гаражом, пожилой солидный усач в замасленной спецовке. Четверть часа назад Бутенко беседовал с ним и не мог не заметить в глазах усача сдержанную, хитрую усмешку.

— Отдыхаем, товарищ инспектор? — спросил он сочувственно и, разглаживая пачку измятых путевок, присел за столик напротив Бутенко. — Да, нелегкая у вас работенка! Какой-нибудь шалопай натворит беды, а вам разбирайся…

— К вашему автохозяйству у меня претензий нет,— заметил Бутенко, закуривая. — Постановка дела у вас, как вижу, образцовая…

Усач улыбнулся, явно польщенный:

— Двадцать лет как один годик на этом деле стою! Любой марки машину разберу и соберу до винтика. Знаете, сколько я шоферов обучил? Может, не поверите? Четыреста… У меня, касательно специальности, от молодых секретов нет. Смело могу весь гараж лучшим своим парням доверить.

— И доверяете? — без особого интереса, лишь бы поддержать разговор, спросил Бутенко.

Усач удивился:

— А как же? Дело вполне законное. Ночью у меня ребята по очереди дежурят. Правда, не все, только самые проверенные. Это приказом по заводу разрешено.

— Правильно, конечно, — согласился Бутенко. — Если водитель опытный, на механика растет, ему это полезная практика. Кто, к примеру, дежурил у вас в прошлую ночь?

Завгар порылся в карманах, достал записную книжку, надел очки:

— Семен Петренко… Славный паренек. Недавно из армии прибыл, танкист.

— А двадцать четвертого числа? Тоже из молодых?…

Завгар перелистал страницы книжки:

— Морев… Этого я вне очереди назначил. У парня стряслась неприятность, я и решил: пусть в гараже побудет, чем в рейс ехать. Я, между прочим, из практики знаю, что, если у человека беда какая-нибудь случится, он за баранкой рассеянность может допустить.

— А что у него случилось?

Усач спрятал книжку и принялся протирать очки.

— В чужие дела я не вмешиваюсь, не имею привычки. Другое дело, если технический вопрос… Слышал краем уха, что крепко расстроен малый. Вроде бы невеста сбежала от него.

— Ну, невеста найдется, — засмеялся майор. — От хорошего жениха не убегают.

Горелов украдкой удивленно взглянул на майора: ему было непонятно, какой интерес находит Бутенко в этом беспредметном разговоре.

Но Бутенко весело продолжал:

— Не думаю, чтобы эта история была для вас безразлична. Наверное, Морев и вас приглашал на свадьбу?

Завгар внимательно посмотрел на Бутенко, и снова майор заметил в его глазах сдержанную, лукавую усмешку.

— Я не любитель гулянок. Даже свою собственную свадьбу без всякого шума отмечал. Правда, со мной такого не случалось, чтобы невеста исчезла…

— Ну, так уж и исчезла! — возразил майор. — Просто уехала куда-нибудь к родственникам.

Усач, как видно, не любил, чтобы его слова брали под сомнение.

— В том-то и дело, что исчезла, — твердо повторил он. — Да, ни слуху, ни духу. Ежели бы уехала, на заводе, я думаю, предупредила бы.

— А, на заводе, — проговорил Бутенко. — Разве и на заводе не знают, где она?

Занятый мыслями о неуловимом грузовике с железным кузовом, Горелов досадливо поморщился: «Ну, что за дело майору до исчезнувшей невесты какого-то шофера?»

Усач, однако, не нашел этот вопрос неожиданным. Он безразлично пожал плечами:

— Пожалуй, на заводе имеются дела поважнее. Не вышла на работу уборщица — ну и ладно. Не бегать же разыскивать ее! — Он усмехнулся и тронул Бутенко за локоть: — Впрочем, все это для вас неинтересно, товарищ автоинспектор! Я знаю, чего вы допытываетесь. Хотите, скажу?

— Ну-ну, угадайте…

Ловким движением усач вскинул на нос очки и взглянул на Бутенко хитроватым, проницательным взором.

— Вас интересует, товарищ инспектор, один деликатный вопрос: кто прошлой ночью сбил на главной улице города газетный киоск? Ведь правда, я не ошибаюсь?

Бутенко сделал изумленное лицо.

— Вы удивительный человек! Прямо-таки волшебник.

Завгар, заметно польщенный, шире расправил плечи и сказал не без самодовольства:

— Практика! У меня в городе каждый водитель — дружок. Вся информация от шоферов тут вот, — он постучал согнутым пальцем по записной книжке, — в этой памятке собирается… Итак, могу открыть вам секрет: киоск был свален трехтонкой, которая прибыла из Харькова и уже умчалась обратно. Номер машины, к вашему сведению, у меня тоже записан. Я сам не терплю, товарищ инспектор, автолихачей…

Бутенко подробно расспросил завгара об этом случае, задавая все новые вопросы. Горелов не переставал удивляться тому, насколько майор вошел в роль автоинспектора. Все же эта беседа с добродушным, чуточку лукавым усачом показалась Горелову утомительной и длинной. Только в сумерки они ушли из гаража. Шагая через лужи длинным глухим переулком, тускло освещенным фонарем, лейтенант спросил:

— Неужели и этот материал, товарищ майор, вы приобщите к делу?

Бутенко взглянул на него с улыбкой:

— Как, разве вы ничего не поняли?

— Признаюсь, меня нисколько не интересовали ни киоск, ни харьковская автомашина.

— А шофер Морев, у которого исчезла невеста?

— К нашему делу это как будто не относится.

Бутенко мягко положил руку на плечо Горелову.

— Древнее изречение, лейтенант, гласит: «Пути господни неисповедимы». Это значит, что невозможно заранее разгадать пути человеческой судьбы. Я вспомнил это изречение не случайно. Дело в том, что в доме, который мы сейчас посетим, насколько мне известно, евангельское слово в большом почете. Короче: мы идем на квартиру к невесте шофера Морева, которая, как вы слышали, бесследно исчезла.

— Кажется, начинаю понимать, — смущенно пробормотал Горелов. — Вот только обидно, что зря потратили столько времени. По-моему, проще было сразу сказать завгару о цели нашего визита. По всему видно, он человек порядочный.

Бутенко громко рассмеялся.

— Его честность и у меня не вызывает сомнений. А другие качества? Не кажется ли вам, что он человек несколько самовлюбленный? Такие люди обычно любят покрасоваться, намекнуть, что им-де известна некая важная тайна. Для преступника же одного такого намека будет вполне достаточно… Однако вернемся к исчезнувшей девушке. Что, по вашему мнению, мы сможем узнать у хозяйки дома?

— Если вы подозреваете Морева… — сосредоточенно морща лоб, заговорил Горелов.

— Нет, нет! — прервал его майор. — У меня еще нет оснований для таких подозрений.

— В таком случае, — заключил Анатолий, — мы идем по второстепенной линии. Может быть, даже по линии, которая нисколько не касается убийства.

Бутенко, казалось, не расслышал этого замечания. Придерживая Горелова за локоть, он негромко рассуждал:

— Единственное, что удалось узнать сегодня, — это один, быть может, многозначительный факт. Двадцать четвертого ночью Морев дежурил в гараже. Он знал, конечно, что все машины, занятые на стройке, возвратятся только утром. Без всякого риска быть замеченным, он мог взять одну из машин и прокатиться куда ему было угодно. Заметим, это очень смелый, пожалуй, рискованный вывод. Но такое сочетание фактов возможно. Морев беспокоился о своей исчезнувшей невесте и мог поехать на квартиру ее матери ночью.

Далее: мать невесты, конечно, знает жениха. Не вредно будет, выясняя обстоятельства исчезновения девушки, собрать сведения и о Мореве. Очень важно установить, не приезжал ли он к этому дому ночью двадцать четвертого числа? Мы помним, что именно двадцать четвертого ночью убит студент…

— Вы, товарищ майор, — заметил после молчания Горелов, — как будто соединяете воедино два факта: исчезновение девушки и убийство. Однако насколько я понимаю, эти события изолированы одно от другого.

— Посмотрим, — в раздумье проговорил Бутенко. — Запомните: вы — представитель заводского комитета и пришли узнать, что слышно о Гале Спасовой… — Он вынул блокнот и взглянул на мелко исписанную страницу. — Да, Галя Спасова.

Кривой переулок не случайно носил свое название. Высокие дощатые заборы, старенькие подслеповатые домишки, заросли бурьяна и кучи мусора на узенькой тропе. На взгорке и на склоне оврага переулок дважды круто изгибался, и глубокие черные рытвины кое-где пересекали его от забора к забору. Домик, в котором жила Спасова, выглядел в сравнении с другими чистеньким и аккуратным.

В окошке светился огонек, и майор, привстав на носки, заглянул в комнату. У стола, при свете керосиновой лампы, сухонькая, седая старушка склонилась над большой раскрытой книгой.

Бутенко негромко постучал в дверь, и старческий голос откликнулся взволнованно:

— Галя… Ты?

— Нет, это с завода, — сказал майор.

Женщина открыла дверь, и они вошли в невысокую светлую горницу, сняли фуражки, осмотрелись. Старушка кинулась к табурету, но тут же остановилась, не в силах справиться с волнением.

— Что слышно о Галеньке?

— Мы хотим у вас спросить, мамаша, — сказал Бутенко, — как это могло случиться, что Галя вдруг не явилась домой?

Мельком заглянул он в книгу и успел прочитать замасленный подзаголовок: «От Матфея».

«Старушка религиозная», — отметил майор.

Спасова набожно перекрестилась:

— Вот уже четвертый день, как ее нету… Совсем я, люди добрые, от тоски извелась. А вчера я такое узнала, что сердце и совсем упало. — И, помолчав немного, доверительно сообщила: — Дочь моя, оказывается, была в несогласии с отцом Даниилом, и он ей божьей карой пригрозил… В молитвенном доме говорили.

— Простите, мамаша, — мягко прервал ее майор, — разве Галя посещала молитвенный дом?

— А как же, сыночек, посещала! Я еще сызмальства ее к молитвам приучила. Все хотелось как лучше, чтобы чистая, светлая она была душой.

— А какой вы веры, мамаша? — спросил Бутенко.

— Христианской, сынок, православной.

— Значит, ваша дочь была послушницей в церкви?

Старушка вскинула голову и строго поджала губы.

— Нет, милый, мы истинную веру исповедуем.

— Значит, истинно православной церкви? Так я вас понял?

— Правильно, милый, истинно православной.

— И дочь ваша была послушницей проповедника, странника?

— Верно говоришь, сынок.

— И моления проводили тайно, так?

— Власти нам не чинили препон, однако отец Даниил говорил, что лучше, если власть не знает о наших исповедях, и мы молились по ночам. А проповедник у нас святой человек.

— А давно вы знаете этого проповедника?

— С тех пор как прислан он к нам всевышним. Около года уже…

— И ваша дочь сразу же стала послушницей святого?

— На третьем молении ей вышло посвящение в послушницы.

— Сколько же лет вашей дочери?

— А вы и не знаете? У вас же все в заводской конторе записано. Ей девятнадцатый годок.

— Просто я не помню, — сказал Бутенко, — народа на заводе много. Но интересно, мамаша, почему этот святой отец таких молодых девушек в послушницы берет?

— Такова его воля.

— Значит, подозрительна она, эта «воля», бабушка, — откровенно высказался Горелов. — Молились бы уж сами, а зачем же девушку в это грязное дело втягивать?

Женщина испуганно замахала руками, морщинистое лицо ее перекосилось.

— Грех вам так говорить. Не было у меня в думках ничего плохого. Я слову проповедника всегда верила, как этой книге, может, и сейчас, грешная, скверно мыслю о нем? Только мысли мои, сынок, окончательно с толку сбились, а тут еще убийство в нашем переулке произошло… Я целыми ночами молюсь, а страх под окошками так и бродит.

— Какое убийство, мамаша? — удивленно спросил Бутенко.

— Да разве не слышали? Студента недавно убили. Федора… Тут неподалеку, по соседству он жил. Будто нечистый мне все время подсказывает: а может, и с Галей недоброе случилось?

— Этот Федор знал Галю? — спросил майор.

— Конечно, знал. К нам он, правда, не приходил, потому что я таких не уважаю… Но с Галей встречался и книжки ей разные давал.

— А почему, бабушка, вы таких не уважаете? — заметил Горелов.

Старушка перекрестилась дрожащей рукой.

— В бога не веровал. И Галю отговаривал, чтобы на моления не ходила. Может, оттого и пошла она против отца Даниила.

— Значит, Федор знал и шофера Морева, жениха Гали?

— А как же! Они часто вместе бывали. Только Федор все время книжками занят был, и я не замечала, чтобы он гулял с Моревым. По-моему, из-за этих книжек они и дружили. Федор в нашем переулке вроде учителя был: и малым и взрослым книжки читал, и даже дарил, случалось.

— Жаль Морева! — сказал майор. — Видно, крепко переживает?

Старушка вздохнула.

— Еще бы, сыночек… Он хоть и старше Гали на целых десять лет, а всегда, бывало, у нее совета спрашивал. Когда узнал, что Галя вечером не вернулась, он уже на зорьке в окошко стучался, спрашивал: не пришла ли Галя?… А когда студента убили, еще пуще встревожился и на скамеечке дежурил…

— Подождите, мамаша, — удивился Бутенко, — а ведь той ночью и утром, насколько мне помнится, шел сильный дождь?

— Верно, сыночек, да только он, бедняжка, и дождя не замечал…

— Вы видели, что он сидел на скамеечке у калитки?

— Нет, я из дому не выходила. Он сам говорил, что на скамеечке дежурил.

— И сколько раз он стучался в окно?

— Да на зорьке, и потом, когда уже совсем рассвело. Два раза.

Все эти вопросы, казалось, настораживали старушку: она не понимала, какое отношение мог иметь Морев к исчезновению Гали. Заметив это, майор сказал:

— Не удивляйтесь, мамаша, что мы подробно расспрашиваем вас обо всем. Будем разыскивать вашу дочь, и потому нам важно знать, с кем она в последнее время встречалась. Как думаете, могла она проведать отца Даниила? Где он находится, ваш молитвенный дом?

Старушка заметно колебалась: сказать или не говорить? Бутенко перехватил ее взгляд, и она опустила голову.

— Вы, конечно, понимаете, мамаша, — мягко сказал майор, — что моления отца Даниила нас не интересуют. Нам будет легче разыскать Галю, если мы узнаем, где и у кого она бывала.

— Вы извините, милые, только об этом грех мне говорить, — ответила женщина, разглядывая свои узловатые пальцы.

— Но ведь власти знают этот адрес, — говорил Горелов. — На Крутой улице… Что же тут скрывать, бабушка?

Женщина глубоко вздохнула:

— Знаете, а переспрашиваете… У монашки Евфросинии, на Крутой…

Вставая из-за стола и беря фуражку, Бутенко сказал:

— Как видно, придется наводить справки у отца Даниила. Интересно, застанем мы его в это время?

Старушка опять засеменила по комнате, сетуя, что ничем не угостила добрых людей, и в третий раз принялась было рассказывать о страхах, которые не дают ей покоя.

Прощаясь, лейтенант сказал шутливо:

— Не беспокойтесь, бабушка, я слышал, что отец Даниил человек гостеприимный. Уж он-то наверняка чайком нас угостит!

— Да ведь его нету теперь, отца Даниила! — словно вспомнив, воскликнула старушка. — Он, милые, все время поговаривал, что хочет удалиться от сует. Теперь-то он и удалился.

— Давно ли?

— Пожалуй, уже неделя будет.

— Значит, Галя не могла к нему пойти?

Женщина беспомощно развела руками:

— Господь ее знает, где она…

Они простились с набожной старушкой и вышли на заросший бурьяном двор. После спертого воздуха ее каморки так приятно было вздохнуть полной грудью, улавливая в легком ветерке донесенный откуда-то запах мяты. В июльском небе, промытом дождями и уже очистившемся от туч, спокойно горели крупные звезды. Где-то за Кривым переулком, за оврагом, негромко, задумчиво пела гармонь, и ее звонкие голоса, подхваченные басами, то жаловались, то смеялись.

— А ночь хороша, — прислушиваясь к песне гармошки и словно продолжая свою мысль, проговорил Бутенко. — Жить бы, радоваться, если бы не бродили призраки по нашей земле…

— Призраки? — удивился лейтенант.

— А кто же он такой, хотя бы этот отец Даниил? Кто тот человек, что оборвал жизнь Федора? Призраки прошлого… Они бредут звериными тропами, обманывают, убивают. — Он мгновение помолчал, потом тихо сказал: — Морев подозрителен… Завтра же проверьте данные его биографии.

— Удивительная случайность… Да, какая-то случайность, и мы наскочили на Морева! — увлеченно прошептал лейтенант.

Бутенко похлопал его по плечу и молвил с еле уловимым упреком:

— Нет, не случайность… Далеко не случайность… Круг людей, близких студенту Федору, мы должны изучить. Однако еще рано, Горелов, делать какие-либо выводы.

* * *

В цехе специальных изделий большого машиностроительного завода угадывались скрытая напряженность и тревога. Капитан Петров хорошо знал этот цех. Несколько лет назад он работал здесь токарем. Если бы не служба в пограничных войсках, он, пожалуй, уже стал бы мастером. Но после увольнения из войск в обкоме ему предложили пойти на работу в органы госбезопасности. Петров согласился. Он был дисциплинированным коммунистом. Служба на заставе расширила его кругозор. Увлекающийся и немного мечтательный, он встретил окончание войны как переломный момент в истории всего человечества. Ему казалось, что теперь уж навсегда покончено с войнами, — ведь весь мир убедился не только в нашей мощи, но и в преимуществах нашей системы. Конечно же, даже заядлые наши враги, думал он, постараются жить теперь с нами в полном согласии и дружбе!

Поимка первых нарушителей государственной границы, матерых шпионов и диверсантов, которые направлялись к нам со взрывчаткой и ядом из лагеря наших недавних союзников, развеяли эти иллюзии. Петров понял, что скрывается за их миролюбивыми заявлениями. И он как будто еще немного повзрослел. Изменился даже внешне. Широкий, чуть выпуклый лоб прорезали две морщинки, черты лица стали более жесткими, во взгляде появилась спокойная сосредоточенность. Лишь озорные искорки, иногда загоравшиеся в его серых глазах, напоминали о прежнем Васе Петрове, весельчаке и балагуре, бесхитростном заводском парне.

Назначенный на работу в органы госбезопасности, Василий считал себя солдатом, призванным оберегать спокойствие и счастье своей Родины. И сюда, в его родной город, могли протянуться черные тропы врага. Теперь он твердо знал: надо всегда быть начеку, чтобы обеспечить мирный труд народа. И все же временами его по-прежнему тянуло в знакомый цех. Последние дни Петров частенько приходил сюда. Одетый в форму инспектора пожарной охраны, строгий ко всем установленным на предприятии правилам обращения с огнем, он мог беспрепятственно в любое время появляться в любом цехе и отделе завода. Здесь многие хорошо знали Петрова, а старый мастер Бойко обычно встречал его с шутливой укоризной:

— Вижу, скучно тебе, пожарник, на каланче дежурить? Опять приглядываешься к станку?…

— Что же, кому-то и пожарником надо быть, — оправдывался Петров, — необходимо беречь народное богатство от огня.

— Стал бы ты, Василий, на прежнее свое место, к фрезерному, — серьезно советовал мастер, — дело знакомое, проверенное, и беспокойства меньше.

Петров с увлечением принимался разъяснять старику всю важность пожарной службы, и мастер снова убеждался, что один из его лучших учеников окончательно привязался к другой профессии.

Появившись в цехе вскоре после взрыва, капитан не мог не заметить настроения подавленности и тревоги. Мастер сам заговорил с ним об аварии на полигоне.

— Слышал про наши новости, Василий? — хмуро спросил он, предлагая Петрову папиросу. — Ну, по глазам вижу, слышал… Я понимаю: дело-то наше новое и разные неприятности могут при опытах случаться, а все-таки жалко труда большого. Истинно сказано в народе: семь раз отмерь — один раз отрежь!

— Вы думаете, Дмитрий Сергеевич, что конструкторы неверно отмерили?

Мастер нахмурил колючие брови, встопорщил жесткие усы:

— Как же иначе прикажешь понимать? Если камера сгорания не выдержала давления газов, значит, расчет неправильный. Еще хорошо, что обошлось без жертв. А ведь могло случиться и плохое! Тут, братец, не только в израсходованном металле дело и не только в потерянных нами рабочих часах… Тут жизни человеческой грозила опасность.

— Однако прежде всего она грозила самому конструктору, — заметил Петров. — Ведь он, а не кто-то другой проводил испытания…

— Суть факта от этого не меняется, — строго сказал мастер.

— Но кому, если не конструктору, знать о возможной опасности?

Мастер досадливо тряхнул головой.

— Разве товарищ Заруба один работает? Сколько у него там помощников в конструкторском бюро! Попробуй усмотри за всеми, точно ли каждая малость расчетов записана! Другой, может, и не подозревает, что за самую малую его ошибку конструктор при испытании жизнью отвечает. Цех мой, конечно, тут ни при чем: задана деталь — мы ее делаем. Но когда такое несчастье случилось, авария, мы не можем сказать, что наша хата, мол, с краю. Общее это дело, общий интерес, и, стало быть, всю цепочку надобно прощупать, найти неисправное звено…

Проходя однажды по коридору конструкторского бюро, Петров услышал разговор в полуоткрытом кабинете. Он сразу узнал голос инженера Зубенко.

— Это даже не ошибка! — запальчиво говорил Зубенко, словно пытаясь кого-то перекричать. — Это… какая-то чертовщина! Я помню размеры камеры сгорания до последнего микрона. Но обратите внимание: здесь стоит другая цифра. Эта является причиной аварии.

Петров остановился у доски объявлений и прислушался.

— Объем камеры сгорания уменьшен, — послышался резкий голос старшего инженера Якунина. — Ясно, что в связи с этим давление значительно увеличилось к максимально допустимому и последовал взрыв… Но ведь я сам проверял чертеж. Все было правильно. Спрашивается: кто же поставил другие цифры? И странно, они вписаны нашими чернилами.

Послышались торопливые шаги. Звонко стуча каблуками, по коридору прошла какая-то женщина, на Петрова пахнуло пряным ароматом духов. Не оборачиваясь, капитан вчитывался в объявление о созыве профсоюзного собрания.

С тех пор как Петров занялся розыском автора клеветнических писем, он обращал внимание на любой рукописный текст. И сейчас, всматриваясь в строки объявления, он невольно изучал каждую букву — нет ли здесь сходства с почерком автора анонимок.

Вот «с» — робкое, написанное словно с усилием… Вот характерное «р». Сердце Петрова учащенно забилось. Неужели след анонимщика? Вряд ли. Больше нет никакого сходства.

Петров перевел взгляд на стенгазету «Изобретатель», висевшую рядом с объявлением. Невольно бросалось в глаза ее оформление: заголовок, отпечатанные на машинке заметки, подписи под рисунками. Внизу большими буквами было напечатано: «РЕДКОЛЛЕГИЯ: Лысенко, Захаров, Вакуленко».

«Машинистка Вакуленко? — подумал Петров. — Надо все-таки добыть что-нибудь, написанное ее рукой».

Два дня назад, просматривая в отделе кадров личные дела работников конструкторского бюро, Петров обратил внимание на почерк Вакуленко в анкете. Он был мелкий и ничем не напоминал почерка анонимок. Вот только буква «з» в одном месте была написана как-то по-своему: верхняя линия ее вышла не полукруглая, а почти прямая, примерно так, как в тексте анонимки.

Сходство, конечно, небольшое. Эксперты, которым капитан передал анкету Вакуленко, к определенному мнению не пришли и попросили дать еще что-либо, написанное машинисткой конструкторского бюро. Но тут оказалось, что Вакуленко писала все только на машинке. Ни клочка бумаги, где был бы почерк Вакуленко, Петров до сих пор не нашел.

Рассматривая объявление о созыве профсоюзного собрания и стенгазету, капитан вдруг подумал: а не попросить ли машинистку написать объявление, скажем, о проведении учения по линии пожарной охраны?

Дверь кабинета скрипнула, и Петров обернулся. Перед ним стоял Якунин.

— А, товарищ Якунин! — улыбнулся капитан. — У меня к вам маленькая просьба…

Инженер молчал, недовольно хмурясь и жуя мундштук погасшей папиросы.

— Совсем маленькая, товарищ инженер… — продолжал Петров. — Мы все вспоминаем о важности пожарной охраны, когда загорается наш дом. Давайте отступим от этого правила. Мы решили провести занятие по вопросам пожарной охраны.

— Вы, инспектор, слышали наш разговор? — внезапно спросил Якунин, внимательно глядя на капитана. Петров удивленно посмотрел на инженера.

— Вот сейчас, в кабинете.

— А-а, — улыбнулся пожарник. — Серьезный, видать, был разговор, громкий. О чем это?

— Мало ли о чем! — отмахнулся Якунин. — Я это к тому, что нашим конструкторам сейчас не до таких пустяков, как противопожарные занятия.

— Дело, конечно, малое, но польза от него большая, — серьезно возразил инспектор. — Да и касается оно не только конструкторов. А к вам я по другому поводу: надо написать объявление.

Инженер досадливо махнул рукой и указал на соседнюю дверь.

— Договоритесь с машинисткой. Скажите, я велел.

Петров приоткрыл указанную дверь и вошел в комнату. Она была крайней в пристройке, где размещалось конструкторское бюро. Через широкое окно в боковой стене виднелась большая часть цеха. Близко, у самого окна, смутно поблескивали металлом замысловатые конструкции станка. Где-то в глубине цеха трепетно вспыхивал голубоватый огонь электросварки.

Машинистка конструкторского бюро Лена Вакуленко сидела за своим столиком, просматривая какие-то бумаги. У нее, по-видимому, было отличное настроение: с припухлых, слегка подкрашенных помадой губ не сходила улыбка, на еще молодом лице мягко обозначался румянец. Рассеянно просматривая тусклый печатный лист, Лена вполголоса напевала какую-то мелодию и время от времени поглядывала через окно в цех. Оттуда доносился размеренный гул станков, лязг цепей подъемных кранов, звон металла и шипение автогена. Не удивительно, что Лена не расслышала тихого скрипа двери.

— Извините, товарищ Вакуленко, — мягко сказал Петров, — я к вам с разрешения инженера Якунина.

Вакуленко еле заметно вздрогнула от неожиданности и выпрямилась. И тотчас же на ее лице появилась вежливая, несколько равнодушная улыбка: Вакуленко уже не раз видела пожарного инспектора и в цехе, и в бюро.

— Кажется, в пожарном отношении у меня все обстоит благополучно, — сказала она весело. — Возможно, инженер Якунин ошибся?…

Изображая крайнюю смущенность, Петров изложил свою просьбу.

Вакуленко слушала, улыбаясь, бесцеремонно разглядывая его с ног до головы. По-видимому, ее забавлял этот симпатичный, но неловкий парень, так заметно робевший перед женщиной. Лишь на мгновение взгляды их встретились, и Петрову показалось, будто за ее улыбкой, за внешней веселостью и умеренным кокетством кроется напряженное ожидание чего-то — какого-то слова, не досказанного им.

Петров по опыту знал, что впечатление первых минут знакомства зачастую бывает безошибочным, поэтому он пожалел, что их разговор неожиданно прервался. В комнату вбежала девушка, яркая, красивая блондинка, вбежала и растерянно остановилась, глядя то на Лену, то на Петрова.

Вакуленко засмеялась:

— Что же ты робеешь, Зиночка? У нас с товарищем пожарным инспектором секретов нет.

Зина небрежно кивнула Петрову, извинилась и, наклонясь над столом, торопливо заговорила:

— Значит, встречаемся у театра в семь тридцать? Надевай голубенькую кофточку. Она тебе идет… Говорят, концерт будет очень интересный. Только не опаздывай. Нет ничего хуже, как ждать у театра одной…

Лена вздохнула и поправила на блузке подруги брошь.

— Ой, Зиночка, к сожалению, я не смогу пойти в театр.

— Почему же ты не сказала раньше?

— Разве я знала, что такое случится?

— Будешь работать вечером? Это новости… Но как же твой билет? Партер… Хорошее место.

— Я свой билет продала. Какой-то юноша взял. У тебя будет интересный сосед.

Они заговорили о чем-то совсем тихо, и Петров отошел в сторону, делая вид, что рассматривает географическую карту на стене.

— Послушайте, товарищ инспектор… — окликнула его Лена. — Вы можете оставить свое объявление у меня и прийти через часок? Что? Оно у вас не написано? Вот, возьмите бумагу и напишите. Ровно через час будет готово.

Петров присел к столу и быстро набросал текст объявления о предстоящих противопожарных учениях. Подавая исписанную страницу Вакуленко, он заметил в ее глазах усмешку.

— Извините, если наделал ошибок, — смущенно сказал он.

— Случается, за ошибки бьют, — заметила она строго и тут же обернулась к подруге, давая Петрову понять, что разговор с ним окончен.

У стола капитан уронил оставшийся у него листок бумаги, наклонился, поднял его и вышел в коридор. С этим листком поднял и другую бумажку, валявшуюся у ножки стола. По-видимому, Вакуленко выронила ее из сумки и не заметила. Это был билет на концерт: партер, ряд седьмой, место двенадцатое…

Ожидая, пока будет написано объявление, Петров раздумывал об этом билете. Почему Вакуленко сказала Зине, будто продала билет? Она же могла отдать его Зине, и та пригласила бы на концерт кого-нибудь из своих знакомых. Но машинистка, видно, не хотела этого. Возможно, она хочет с кем-то познакомить Зину? А может, это совсем не тот билет? Тогда почему же Лена ничего не сказала о нем подруге?

«Однако к чему мне строить эти догадки? — вдруг спросил он самого себя. — Подумаешь, великое дело, какие-то женские шашни! Неужели полковник Павленко так заразил меня этой привычкой анализировать каждый факт, что я стал придавать значение даже заведомым пустякам? Рассказать полковнику об этом случае, и он, пожалуй, посмеется…»

Капитан сунул билет в карман и, чтобы незаметнее прошло время, вышел на заводской двор. У входа в цех его окликнул токарь из механического — Майстренко.

— Рассказывай, гроза пожаров, как живешь? — весело спросил Майстренко.

Так как Петров не нашел, что именно ему рассказать, токарь сам принялся рассказывать какую-то длинную историю о неудавшейся рыбной ловле. Капитан все чаще поглядывал на часы. Стрелка уже подошла к шести, а Майстренко все говорил захлебываясь о своих незадачливых приключениях.

— Извини меня, приятель, за отлучку, — наконец не вытерпел Петров. — Пока ты забросишь сеть и вытащишь ее в десятый раз, я успею сбегать в бюро и взять объявление…

— Нет, сказано — не рыбак, — разочарованно заключил Майстренко, — а ведь я до самого интересного не дошел!

В коридоре Петров встретил Зину. Она спросила с упреком:

— Куда же вы исчезли, товарищ инспектор? Объявление готово. Возьмите на столе.

— Я задержал Вакуленко? Придется извиниться.

— Лена уже ушла…

Они вошли в комнату, и Зина подала ему лист, исписанный крупными четкими буквами. С первого же взгляда капитан понял: писала не Вакуленко.

— Извините, что так получилось, — сказал Петров. — Не думал я, что и вас придется затруднить.

— Ладно уж! — улыбнулась Зина. — Труд не велик, а Леночка была занята. Бедняжка даже в театр не сможет пойти.

Замечание Зины напомнило Петрову о билете. Лена, конечно, спохватится, будет его искать. Возможно, даже возвратится в эту комнату. Если предполагаемое знакомство Зины с каким-то юношей имеет для нее, Вакуленко, значение, она обязательно возвратится. Делая вид, будто внимательно перечитывает текст объявления. Петров склонился над столом и незаметно оставил скомканный билет.

Выходя вслед за Зиной из комнаты, он подумал: «Что-то хитрит Вакуленко. Объявление попросила написать подружку. «События начинают приобретать неожиданный оборот!» — вспомнил шуточную фразу полковника. — Но эта хитрая дамочка должна возвратиться. Она возвратится или… Или я ничего не понимаю в ее затеях!»

Швейцар помог ему разыскать несколько кнопок, и Петров вывесил свое объявление на самом видном месте. Теперь нужно было выиграть время, подождать и убедиться, что Вакуленко возвратилась. Как же сделать, чтобы она его не заметила?

К счастью, Майстренко еще не ушел. Окруженный группой рабочих, он стоял на том же месте, неподалеку от входа в цех, и громко продолжал свой бесконечный рассказ о рыбалке. Василий присоединился к слушателям. Теперь он охотно поддерживал красноречивого рыболова.

Когда на крыльце конструкторского бюро мелькнула женская фигура, Петров еще раз почувствовал, как взлетает и падает его сердце. Через три-четыре минуты Вакуленко снова появилась на крыльце. Она спешила… Василий не сомневался в том, что она была рада, так как потерянный билет нашелся. И он тоже был рад. Отныне какая-то ниточка была в его руках, кончик ниточки, быть может, очень ненадежный. «Впрочем, — сказал он себе, — если тянуть эту ниточку осторожно, она, пожалуй, может привести к неразмотанному клубку».

* * *

Занятый в течение всего дня событиями, внезапно всколыхнувшими тихий город, Павленко не раз ловил себя на том, что мысленно он снова и снова возвращался к тем строчкам книги «Восточный фронт», которые так озадачили секретаря обкома. Иногда Алексей Петрович злился на самого себя: до этой ли книжонки ему сейчас, когда на полигоне произошла столь подозрительная авария (а ведь она могла быть более разрушительной и повлечь человеческие жертвы), когда в городе открыто проявили себя какие-то темные силы? Но — странное дело — хвастливая откровенность какого-то Капке, с которой он рассказывал о захвате секретных штабных документов в урочище Шумейково в сентябре 1941 года, все более занимала внимание Павленко, и он уже строил одну за другой различные версии, объясняющие этот факт.

Вечером, запершись в своем домашнем кабинете, Алексей Петрович с нетерпением раскрыл сочинение Капке.

Вступление показалось ему длинным и скучным. Подобно многим своим коллегам, Капке сокрушался по поводу того, что в один печальный день «интуиция» вдруг изменила его незадачливому фюреру. Зато он восхищался изощренной «деятельностью» двух главных гитлеровских шпионов — фон Папена и Канариса, учеником которых считал себя. Видимо, стараясь оправдать и собственное прошлое, Капке витиевато рассуждал о неизбежности жестоких мер при подавлении сил противника, ссылался при этом на исторические примеры. Кровавые расправы правителей Древнего Рима, зверства кондотьеров пятнадцатого века, методы массового уничтожения политических противников, применявшиеся в средневековье, являлись, по мнению Капке, примерами «древней традиции борьбы». Впрочем, он признавал, что Гитлер и его подручные затмили своих кровавых предшественников.

Даже неискушенный читатель легко мог бы понять, что все эти рассуждения понадобились агенту-мемуаристу лишь для того, чтобы оправдать преступления сотен таких же, как сам он, Капке, головорезов, из которых гестапо сделало людей-автоматов, наемных убийц и профессиональных палачей. Но в писаниях этого гестаповца было и другое: он пытался окружить себя и подобных себе подонков ореолом жертвенности и мужества. Листая страницы «мемуаров», Алексей Петрович испытывал все более неотступное желание поскорее вымыть руки. Вот каким «героем», оказывается, был этот Капке: он проповедовал законы «Феме» — жестокого средневекового суда, восстановленного гитлеровцами и опирающегося на многочисленную армию тайных убийц, Шпион признавался, что, опасаясь быть разоблаченным, он должен был «убрать с дороги», согласно законам «Феме», любого свидетеля, даже если бы это были женщины и дети. «Должен был» или убирал? Впрочем, гадать об этом не приходилось. Не случайно он с похвалой отзывался о неких Данке, фрау Кларенс и Моринсе, которые ревностно исполняли этот суд «Феме» на оккупированной территории Украины в 1941—1943 годах.

Фамилия или кличка Моринс дважды мелькала на страницах книжки. Этот самый Моринс, по свидетельству Капке, и доставил гитлеровским генералам совершенно секретные штабные документы из урочища Шумейково — приказ об отходе на новые рубежи и план контрнаступления наших войск.

Павленко задумался. Моринс… Моринс… Где, когда он слышал эту фамилию? Неужели память обманывала?

Он взглянул на часы: половина первого ночи. Рука сама потянулась к трубке телефона. Однако удобно ли беспокоить секретаря обкома в столь поздний час? Он колебался минуту, потом снял трубку и набрал номер. Знакомый голос откликнулся почти тотчас: Павленко понял, что секретарь еще не ложился.

— Ну, что вы, право, какое тут беспокойство? — с чуточку уловимой улыбкой ответил секретарь. — Ведь вы беспокоите не только меня, но и себя!

— Я очень заинтересовался одной подробностью, — сказал Павленко. — Не можете ли вы вспомнить, кто именно сжег штабные документы в урочище Шумейково и кто присутствовал при этом?

— А, понимаю! — заговорил Гаенко оживленно. — Значит, вы прочитали книжицу этого Капке? Вполне понятно, что у вас возник такой вопрос… Между прочим, он возникал и у меня, и я старался восстановить в памяти каждую подробность тех трагических минут. Думаю, мне удалось это. Да все эти подробности и не забывались. В жизни бывают минуты, которых нельзя забыть… Могу вам сказать совершенно точно: при сожжении документов присутствовали: генерал Карпенко, начальник штаба Седой, его помощник Михеев, шофер генерала, я и еще какой-то младший сержант, раненный и подобранный нами в дороге… Все эти люди погибли в последнем бою.

— Вы уверены, — спросил Павленко, — что шофер генерала тоже погиб?

— Еще бы! Он умер у меня на руках, раненный в живот разрывной пулей… Тогда за рулем автомобиля его сменил этот младший сержант. Он оказался хорошим водителем и сумел прорваться через цепь наступавших эсэсовцев.

— Какова его дальнейшая судьба?

— Не думаю, чтобы он мог уцелеть. В том последнем бою уцелела лишь горстка воинов. Гитлеровцы заплатили за жизнь каждого нашего солдата и офицера десятками жизней своих вояк. Они стремились во что бы то ни стало захватить генерала Карпенко живым. Им это не удалось. Ну, а я, как вам известно, спасся благодаря контузии. Меня сочли убитым… Что касается младшего сержанта, то, насколько я помню, он не выходил из машины. Документы были сложены кипой во дворе правления колхоза, облиты бензином и подожжены… Одну минутку! Да, младший сержант выходил из машины. Он помогал шоферу накачать из бака бензин.

— Он приближался к горевшим документам?…

— Нет… Помнится, у костра стояли Михеев и генерал Карпенко.

— Очень хотелось бы знать, — сказал Павленко, — остался ли этот младший сержант в живых?

Помолчав, Гаенко сказал в раздумье:

— Прочтя книжонку Капке, я строил такие же предположения. Потом отбросил их. Возможно ли, чтобы посторонний человек мог безошибочно взять из кипы документов самый важный? Невероятно, чтобы он посмел это сделать, но еще более невероятна такая безошибочность. И, наконец, последнее: я не думаю, что этот человек мог остаться в живых. В самый разгар боя я видел его в маленьком отряде Михеева. Со связками гранат солдаты встречали вражеские танки. Были такие, что бросались под гусеницы. И я отчетливо помню, что в последний раз видел этого человека на взгорке со связкой гранат на груди…

Павленко еще раз извинился за поздний звонок. Он не мог не согласиться, что секретарь рассуждает логично.

Прощаясь, Иван Сергеевич заметил в шутливом тоне:

— Надеюсь, вы вскоре убедитесь, что есть тайны, не поддающиеся разгадке?…

Осторожно положив трубку на рычаг, Павленко долго сидел у стола, чертя на листке бумаги замысловатые геометрические фигуры. Вот и снова не уснуть до самого утра. Утром холодный душ, стакан крепкого чая — и опять придет то состояние внутренней собранности и сдержанного беспокойства, какое он всегда испытывал перед завесой неразрешенной, быть может, неразрешимой загадки.

Раскрытая книга лежала перед ним, и, механически перечитывая только что подчеркнутый абзац, он повторял чужие имена, за которыми скрывались какие-то темные люди, да, люди, знавшие тайну похищенных документов… Фрау Кларенс, Данке, Моринс… В «воспоминаниях» гестаповца мелькало много и других фамилий, и все они наверняка были вымышленными, так как вряд ли Капке стал бы разоблачать своих друзей. Разоблачать?…

Павленко вскочил из-за стола и зашагал по кабинету из угла в угол.

Разоблачать военных преступников — долг каждого честного человека. Но разве пресловутый Шпейдель, или воинственный крикун Штраус, или боннский министр по делам перемещенных лиц Оберлендер, этот палач Львова и других городов Украины, не разоблачены? Разве разоблачение помешало им занять при канцлере Аденауэре высшие государственные посты? А разве для тех же Капке, Моринса, фрау Кларенс, Данке печатное подтверждение их «подвигов» в период войны не является в Западной Германии «путевкой в жизнь», опорой для продвижения по служебной лестнице в среде немецких реваншистов? Да, Капке мог сохранить настоящие имена и фамилии своих однокашников. Он мог это сделать даже в порядке услуги им…

Павленко снял телефонную трубку и приказал дежурному по управлению немедленно запросить в соответствующих архивах, где, в каких городах подвизались в период оккупации Украины гестаповцы Данке, Кларенс и Моринс…

— Нас интересуют и фамилий, сходные с этими, — сказал Алексей Петрович. — И важно узнать, какие дела творили эти голубчики…

Теперь он испытывал такое чувство, будто напал на след. Впрочем, Павленко знал, что это чувство зачастую бывает обманчивым. «Что из того, — мысленно сказал он себе, — если я отыщу ту потайную тропинку, по которой агент Моринс доставил секретные документы? Ведь это дела давно минувших дней…» И все же он был убежден, что уже не оставит этого дела, не сможет оставить — по сердцу, по характеру своему, по принципу чекиста. Искать — и найти ответ. Да, только так. Другого решения он и не мог принять.

За стеклами окон уже синел рассвет, когда Павленко выключил настольную лампу.

* * *

В семь часов вечера капитан Петров вышел на театральную площадь. Ему не давал покоя один вопрос, который минутами казался очень важным, а минутами — совсем пустяковым. Кому передала или передаст Вакуленко свой билет? И в чем тут дело? Может, сообщить полковнику и спросить у него совета? А вдруг Павленко назовет всю эту историю сплошной чепухой? Наконец, может случиться и такое, что Вакуленко просто разыгрывает подругу, готовит ей сюрприз, и сама появится в седьмом ряду партера… Хорош он будет тогда в глазах полковника! Нет, нужно идти намеченным путем самостоятельно и добиться результата.

Предъявив служебное удостоверение городского пожарного инспектора, капитан прошел в театр. До начала концерта оставалось тридцать минут, и он успел осмотреть краны-гидранты, запасные выходы, заглянул за кулисы. Не заметив ничего такого, что нарушало бы противопожарные правила, он сказал помощнику администратора, который с унылым терпением плелся сзади, что еще остается осмотреть осветительное устройство на третьем ярусе. Помощник администратора глубоко вздохнул, но Петров облегчил его настроение, сказав, что на ярус поднимется один. Он поблагодарил помощника и застучал каблуками по каменным ступеням лестницы.

В ложе, у осветительного устройства, он увидел высокую худую блондинку с черными, накрашенными бровями, неторопливо менявшую в фонарях цветные стекла. Расслышав стук дверей и шаги, она укоризненно взглянула на капитана.

Петров представился ей с добродушной улыбкой:

— Инспектор пожарной охраны.

Она насмешливо скривила губы:

— А у меня не горит…

— Ежели совсем не горит — плохо, — сказал Петров. — Света не будет. А ежели чересчур — это для других опасно… Вот я и пришел познакомиться…

Блондинка жеманно передернула плечами.

— Пришел познакомиться с аппаратурой.

Она придвинула ногой стул:

— Тогда садитесь.

Блондинка засмеялась и снова передернула плечами. Впрочем, Петров уже не обращал на нее внимания; он шарил глазами по освещенным лицам публики, заполнившей партер, быстро отыскал седьмой ряд и увидел Зину. Место рядом с нею оставалось незанятым.

Театр был наполнен ровным жужжанием, как большой улей. Опоздавшие торопливо занимали места. Женщина в белом переднике бойко продавала мороженое. Кто-то уже хлопал в ладоши, требуя начинать концерт. На сцене, по-видимому, шли последние приготовления — тяжелый плюшевый занавес вздрагивал и колебался.

Склонившись на барьер, обитый красным бархатом, капитан мысленно анализировал известные ему факты.

«Неужели все мои подозрения безосновательны? — спрашивал он себя. — Место рядом с Зиной по-прежнему пустует… Значит, Вакуленко никому не передала своего билета? Просто не пожелала идти в театр? Почему же она обещала Зине «интересного соседа»? Почему проявила такую озабоченность потерей билета и вернулась за ним в конструкторский отдел? А этот настороженный и проницательный взгляд Вакуленко? Нет, в действиях Лены крылась какая-то хитрость. Но какая именно? Зачем? Возможно, все это лишь маленький, безобидный роман?»

Свет в театре стал медленно гаснуть, и алый занавес торжественно двинулся вверх. Постепенно откатываясь к задним рядам, в зале смолк шум и сдержанный говор.

В чуть дымящемся голубоватом потоке света, сверкая лаком туфель, из глубины сцены к рампе стремительной походкой вышел одетый в традиционный черный фрак, в белоснежной манишке, с пышным бантом на шее стройный седой конферансье.

Публика встретила его аплодисментами. Он стоял улыбаясь, слегка протянув руки, будто сожалея, что не может обнять каждого из этих дорогих ему людей.

Петров лишь мельком взглянул на артиста. Его внимание привлек другой человек, осторожно пробиравшийся между рядами. Очевидно, опоздавший разыскивал свое место: он пробрался вдоль седьмого ряда, еще раз посмотрел на свой билет и решительно сел.

Петров облегченно вздохнул. Нет, Вакуленко не обманула подругу: рядом с Зиной уселся, поправляя галстук и приглаживая волосы, обещанный ей Леной «интересный сосед».

Конферансье рассказывал какую-то забавную историю, партер, амфитеатр, ложи, балконы то совершенно затихали, то откликались всплесками смеха и аплодисментов, а капитан Петров тем временем, напрягая зрение, старался рассмотреть лицо соседа Зины. Но видел он только смутные очертания профиля, широкие, крепкие плечи да длинную прядь волос, падавшую на лоб. Поправляя прическу, незнакомец встряхивал головой, и Петров запомнил эту молодцеватую манеру. Вскоре он заметил, что незнакомец все чаще стал поворачиваться к Зине, очевидно, о чем-то разговаривая с ней.

Немного раздосадованный неудачно занятой позицией, хотя другую он и не смог бы занять, капитан осмотрел, для видимости, проекционный фонарь, электропровода, выключатель, пожелал блондинке успеха и вышел в коридор. Он был уверен, что во время антракта Зина выйдет в фойе не одна. Иначе, зачем бы понадобилось Вакуленко устраивать это знакомство? Теперь Петрову следовало подыскать для наблюдения укромное местечко, чтобы среди празднично одетой публики его скромная фигура пожарного инспектора не привлекала внимания.

Он окинул взглядом просторное, ярко освещенное фойе с белоснежными стенами, с натертым до блеска паркетом. Нет, стоять здесь и глазеть на публику было бы нелепо. А вот буфет в глубине фойе — прилавок во всю стену, — это, пожалуй, подходящее место.

Едва раздается звонок — Петров у буфетной стойки. Два бутерброда, бутылка воды, и деловитый скромный пожарник занимает крайний столик у самой стены. К прилавку устремляются зрители. Петров оглядывает мельком фойе. Почти все столики заняты; за каждым — веселая компания молодежи.

К нему тоже подсаживаются двое веселых парней: у одного усики, будто выведенные тушью, у другого — прическа Тарзана, а через плечо переброшен узенький ремешок фотоаппарата. Капитан узнает юношу — это фотокорреспондент городской газеты, заядлый болельщик футбола, объект постоянных шуток местного футбольного радиокомментатора. Недавно Петров помог ему во время пожара сделать несколько хороших фотоснимков к очерку «Победители огня». Но сейчас, увлеченный разговором о какой-то рыженькой Тосе, «Тарзан» не узнавал, вернее, не замечал пожарного инспектора.

Слушая болтовню двух молодых людей, Петров украдкой наблюдает за публикой. Он замечает Зину и ее нового знакомого, смуглого парня с выправкой спортсмена. Они медленно идут среди других пар, и во взглядах, в улыбке Зины угадывается смущение от неожиданного знакомства. Этого нельзя сказать о ее собеседнике: тот самоуверен, и взгляд его нагловат.

Петров запоминает черты его лица: тонкие губы, черные быстрые глаза, ровный, чуть-чуть с горбинкой нос, несколько выдвинутый подбородок. Капитану необходимо лишь несколько секунд, чтобы запомнить все это. Завтра, если понадобится, он может составить словесный портрет незнакомца. Однако у Петрова возникает идея: он ведь может иметь фотографию «интересного соседа» Зины.

Обстоятельства благоприятствуют ему.

Заметив свою рыженькую Тосю, юноша с усиками срывается со стула и спешит к пей. «Тарзан» сокрушенно вздыхает. И тут капитан легонько прикасается к его руке.

— Нехорошо, нехорошо, молодой человек, не узнавать друзей…

— О! — изумленно восклицает юноша и горячо трясет руку Петрову. — Быть вам богатым, товарищ инспектор… И как это я вас не узнал?

— Ничего, вина не так уж велика.

— Нет, я добрых дел не забываю. Я в долгу перед вами. Позвольте угостить вас пивом, товарищ инспектор?

— Спасибо, я уже выпил. А ты даже в театре с фотоаппаратом?

— Думаю во втором отделении несколько снимков сделать. Когда цветы певице будут подносить… Ну, если не пивом — разрешите пирожным вас угостить?

— Девица я тебе, что ли? — улыбается Петров, и по выражению его лица «Тарзан» догадывается, что у пожарного инспектора возникает вдруг какая-то интересная идея.

— Если уж хочешь, Володя, что-то для меня сделать… Пожалуй… Только не знаю, сможешь ли ты… Речь о фотографии идет.

Володя широко улыбается:

— Для вас всю катушку пленки не пожалею.

— А сможешь ты сфотографировать человека так, чтобы он этого не заметил? Только не расспрашивай, тут дело деликатное, сердечное. Словом, речь идет о девушке.

— Укажите мне ее и завтра получите портрет…

— А если она заметит?

— Ни за что в жизни. Я своим аппаратом могу целиться в одну сторону, а фотографировать другую…

— Портрета мне не нужно, Володя. Только негатив. Ты, верно, знаешь, я сам фотографией балуюсь… Но одно условие: никому ни звука…

— Слово…

— Уважаю за деловитость!

— Не подведу.

Петров указал ему глазами на Зину. Девушка стояла возле самого буфета; знакомый, смеясь и слегка кланяясь, подносил ей цветную корзиночку, полную конфет.

— Засечено, — твердо сказал Володя.

Петров улыбнулся и нетерпеливо потер руки:

— Вот удивлю ее, особенно если с этим самым парнем заснимешь…

— Можете считать, что фотография у вас в кармане!

Прозвенел звонок, и они простились, условившись встретиться утром на заводе, где у фотографа были какие-то дела.

Второе отделение концерта Петров слушал из ложи администрации, куда его любезно пригласил помощник администратора. Скромно устроившись на заднем стуле, в уголке, он по-прежнему наблюдал за интересовавшей его парой.

Когда после концерта Зина шла об руку с новым знакомым пустынной улицей города, направляясь к себе домой, она не могла, конечно, знать, что человек в скромной форме пожарника незаметно следует позади и почему-то тревожится за нее.

* * *

Секретарь заводского отдела кадров — полная, властная на вид женщина — встретила лейтенанта Горелова с едкой любезностью. Узнав, что молодой человек является работником паспортного стола, она распахнула перед ним дверцу огромного шкафа и, указав на груды папок, молвила с усмешкой:

— Можете быть уверены, наши все прописаны. Мне уже пришлось заплатить за рассеянность штраф. Вторично платить не собираюсь…

— Признаюсь, — сказал Горелов, — я никогда еще не оштрафовал ни одного человека. Просто мне нужно уточнить сведения о некоторых работниках из механического, литейного и гаража.

— Все они перед вами, — сказала секретарша, усаживаясь за стол. — Все, и даже с превышением: здесь и котельный, и деревообделочный, и модельный.

Горелов ругнулся в душе и вытащил с полки наугад толстую кипу папок. Это были личные дела работников заводского коммутатора. Он сунул папки обратно на полку и взял следующую кипу. После анкет работников бухгалтерии, клуба, ремонтных бригад замелькали дела электриков, токарей, экскаваторщиков, бульдозеристов…

— Послушайте… Что вы делаете? — испуганно воскликнула секретарша. — Так вы мне перепутаете все дела!

— Ну, что ж, — улыбнулся Горелов. — Тогда у вас будет работы больше, чем у меня.

— Нет уж, давайте лучше я сама. — И она стала нехотя выкладывать на стол личные дела рабочих механического, литейного и гаража. Папок было много, и лейтенант с тоской наблюдал, как груда на столе все растет.

— Достаточно? — наконец спросила секретарша.

— Да, пожалуй, на целую неделю! — весело отозвался Горелов.

Пристроившись у свободного краешка стола, он принялся листать бесчисленные анкеты, среди которых его интересовала лишь одна. Вот, наконец, и она. Морев Степан Фаддеевич… С малого квадрата фотографии на Горелова глянули чуточку прищуренные, равнодушные глаза.

Данные у Морева были образцовые: рабочий, участник Великой Отечественной войны, был ранен, награжден орденом Красной Звезды и медалями, закончил механический техникум в Ростове, судимостей не имел…

К делу были приложены два отзыва организаций, в которых ранее работал Морев. Директор сочинской автобазы, по-видимому, не чаял в нем души, а начальник бакинского СМУ-2 свидетельствовал, что Морев был трижды премирован как отличный водитель самосвала.

Отзывы были тщательно оформлены, штампы и гербовые печати отчетливы, даты, регистрационные номера, подписи начальников — все, как и должно быть. И все же он решил взять фотографию Морева с тем, чтобы, пересняв ее, на следующий день возвратить.

С обиженной кем-то из паспортистов секретаршей Горелов простился почти дружески. Он сказал, что на сегодня достаточно наглотался пыли ее архива, а следующую порцию согласен принять завтра.

Через полчаса, возвратившись в управление, лейтенант Горелов вызвал междугороднюю и заказал разговор с Сочи и Баку. Его заверили, что данные о службе Степана Морева будут присланы с ближайшей авиапочтой.

В управлении на своем письменном столе Горелов нашел записку майора Бутенко: «К четырем часам постарайтесь прийти на Крутую, 17».

Улица Крутая находилась на окраине, и Горелов встревожился: успеет ли он к четырем?

Ему посчастливилось остановить на ближайшем перекрестке такси, которое он отпустил в двух кварталах от Крутой. Окраина города была пустынной — одна из тех редких в нашей стране окраин, на внешнем виде которых время почти не отразилось: ни новых строений, ни тротуаров, ни мостовой. Эта часть города с подслеповатыми бревенчатыми особняками доживала свои последние дни: по плану расширения города здесь намечалось разбить парк культуры.

Улица Крутая, изогнутая между оврагов и пустырей, пользовалась неважной славой: работникам районного отделения милиции нередко приходилось наведываться сюда и беспокоить в частных особняках то самогонщиков, то рыночных дельцов, то граждан без прописки и без определенных занятий.

По-видимому, не случайно именно здесь, на Крутой, в полуразрушенном доме свил себе гнездо и «святой» проповедник — личность весьма загадочная. Верующие старушки в самом деле считали его святым, способным творить чудеса. «Отец Даниил» даже в заморозки ходил босиком, спал, говорили, на голых досках… Впрочем, здоровьем он отличался исключительным, а одно из его главных «чудес» заключалось, пожалуй, в том, что он с поразительной ловкостью избегал встреч с милицией.

Горелов уже немало слышал о «святом» и хотел быстрее познакомиться с ним поближе. Теперь, когда исчезла Галя Спасова, а цепочка следов вела к «отцу Даниилу», это знакомство стало неизбежным. Все же, помня постоянные сдерживающие замечания Павленко, его критические вопросы в ходе следствия, лейтенант не спешил с выводами. «Важно обстоятельно и бесстрастно разобраться во всем этом деле», — говорил он себе. Однако само это слово «бесстрастно» казалось ему до обидного неуместным. Разве можно идти без страсти по горячему следу врага? Нет, очевидно, нужно подчинить себе страсть, обратить ее в силу, в логику, научиться терпеливо развязывать самые сложные житейские узлы…

На углу Крутой, у ее начала, Горелов заметил мужчину в серой кепке и легком темном пальто. Он не сразу узнал майора, которого больше привык видеть в военной форме.

— Есть признаки, что птичка улетела, — сказал Бутенко, оборачиваясь и раскрывая пачку «Беломора». — Я заходил здесь в два дома, чтобы снять угол. В одном посмеялись над этим «святым», а в другом ждут «чуда». Оказывается, трое суток назад он ночевал у богомольной хозяйки и сказал, что уходит «искать истину»…

— А какое же «чудо» он запланировал?

— Толком хозяйка и сама не поняла, да это и простительно — ей восемьдесят лет!… Однако мне хотелось бы знать: ушел он из города или просто спрятался? Если ушел, найти его по приметам — дело несложное, а если спрятался, искать будет сложней.

Они остановились у дома № 17. Это был последний в ряду, старенький домишко над оврагом. Узенькая тропинка вела в глубь двора, к ветхой дощатой веранде. Вдоль высокого прогнившего забора и у полуразрушенного сарая с покосившимися дверьми буйно разросся бурьян. Дальше, по склону оврага, виднелся запущенный, заросший травой сад.

Бутенко первый поднялся по скрипучим ступенькам на веранду и постучал в дверь. Ему не ответили. Подождав с минуту, он постучал снова. За дверью послышалось старческое покашливание и неторопливое шарканье ног.

— Кого там бог несет в такую позднюю пору? — спросил болезненно слабый женский голос. — Ежели ты, Феодора, то отца Даниила нету…

Звякнул отброшенный крючок, проскрипел засов, и дверь приоткрылась. Пожилая женщина с грустным восковым лицом удивленно взглянула на незнакомца.

— Да ведь еще только пятый час, мамаша, — вежливо сказал Бутенко, приподнимая кепку. — Извините за беспокойство, но мы ненадолго…

— Что ж, заходите, — робко молвила Евфросиния, сторонясь от порога и пропуская гостей. — Мне, больной, что вечер, что ночь, что утро…

В квартире было сумрачно, почти темно; ставни здесь, по-видимому, никогда не открывались; в сыром, затхлом воздухе стоял запах ладана и топленого воска. На стенах смутно поблескивало серебро икон; в углу еле мерцал синеватый огонек лампады. В этой первой комнатке, служившей и кухней, жила хозяйка, а остальные, как видно, пустовали.

Чтобы сразу же поддержать и продолжить разговор, Бутенко спросил участливо:

— Как же так, мамаша, вы — больная, и никто из соседей не вызовет врача?

Женщина туже затянула у подбородка узел черного монашеского платка, смахнула какой-то ветошью пыль с грубей, топорной работы скамейки и предложила гостям присесть.

— Люди у нас, дай бог здоровья, добрые. Вызывали они доктора, да только к чему? Все от воли божьей зависит, и у каждого свой крест. В молитве мое исцеление и в святой воде, которой кроплюсь каждую субботу. А вы, добрые люди, не доктора ли?

— Нет, мы заводские, — сказал Бутенко. — Нашей работницей Галенькой Спасовой интересуемся. Кажется, она бывала у вас?

Старушка перекрестилась на образ, вздыхая, присела на табурет.

— Как же, бывала, милая. Скромная такая, ласковая. Отец Даниил горлицей ее называл, а только горлица не удостоилась… — Евфросиния внезапно смолкла, видимо решила, что рассказывает лишнее этим незнакомым людям, но Бутенко быстро спросил:

— Чего не удостоилась? Стать послушницей?… Ну, какие тут секреты, мамаша, если речь о жизни человека идет?…

Хозяйка снова вздохнула и передернула плечами; глаза ее неотрывно смотрели на икону.

— Я разве все знаю? Мне и не положено все знать. Я в комнату к ним не заходила.

— В эту? В соседнюю? — спросил майор.

— Да, в эту…

— Здесь жил отец Даниил?

— Здесь он жил и молился.

— А почему он с Галей оставался наедине?

— Он со всеми истинно верующими наедине беседовал.

— Но вот вы сказали, что Галя не удостоилась… Откуда вам это известью?

Евфросиния перевела на Бутенко смиренно-равнодушный взгляд.

— Отец Даниил поведал. Галя хотя и добрая, и ласковая была, а в душе ее бес гордыни таился. Потому она и отвернулась от Христа…

Бутенко растерянно развел руками.

— Не понимаю, хозяюшка. Так она и сказала, — мол, отрекаюсь?…

Лицо хозяйки вытянулось и стало безжизненно строгим; она заговорила тем бесстрастным тоном, каким начетчики повторяют чужие слова:

— Пророк Матфей говорит, что Христос был друг мытарям и грешникам и повторял законникам, что блудницы и мытари предварят их в царствии божьем. Он открыто беседовал с женой-самаритянкой, ел и пил у мытарей и принимал дары блудницы… Он всем нам велел наследовать этот пример. А Галя воспротивилась. Она увидела здесь двух женщин, торгующих на базаре, и сказала, что не верит им, ибо они завтра снова будут на базаре обманывать, сквернословить и пить вино. Тогда отец Даниил ответил ей, что Христос останавливался в Вифании у Симона Прокаженного, у мытарей — Левия и Закхея, и сам пил вино…

— О, да вы знаете писание! — невольно удивился, Бутенко. — Эти две женщины… спекулянтки?

Евфросиния по-прежнему неотрывно смотрела на икону.

— Бог им судья…

— Они приносили сюда вино?…

— Отец Даниил не чуждался их.

— Он пил вместе с ними?…

— Он причащался…

— Значит, предварительно «освящал» вино?

— Он освящал и вино, и хлеб…

— А Галя… тоже… «причащалась»?

Хозяйка обиженно вскинула голову.

— Я никогда не подсматривала за ними. Разве только Галя молилась с ним наедине? Приходили разные люди — и молодые, и старики. Одна культурная, вежливая дамочка целыми вечерами с ним просиживала. Если бы, не дай бог, с той дамочкой случилось какое несчастье, — разве я свидетель или судья?

— А как звали эту дамочку? — спросил Горелов. — Как называл ее отец Даниил?

— Как всех: раба божья… Мирского имени ее не помню. Помнится только, что была она и в тот вечер, когда Галя ушла и не вернулась. Меня отец Даниил к церковному старосте купить свечей послал. Возвращаюсь — он сам полы моет. Воду вскипятил и какой-то железкой доски скребет. Это, говорит, у меня закон. Я, говорит, всегда чистым жилище оставляю… Вот ведь какой человек! Послушницы были готовы ноги ему мыть, а он не погнушался сам тряпку взять и черной работой заняться.

Горелов перехватил быстрый и напряженный взгляд майора; он заметил, как руки Бутенко сжались и побелели. По-видимому, майор придавал какое-то особое значение тому, что проповедник сам вымыл пол. Впрочем, продолжая беседу, Бутенко оставался спокойным, даже несколько равнодушным.

— Вы знали, что проповедник собирался уйти? — спросил он. — Отец Даниил говорил вам об этом и раньше?

— Нет, ничего не говорил. Может, и собирался, а только мне об этом не сказывал…

— А когда вы вернулись со свечами, Гали и той дамочки уже не было дома?

— Не было. Он сам полы мыл. Я хотела помочь, так он не позволил и сказал, что утром уйдет…

— И ушел утром?

— На зорьке еще.

Бутенко встал и приоткрыл дверь соседней комнаты.

— Вы позволите посмотреть покои отца Даниила?

— Смотрите, — равнодушно молвила хозяйка. — Никаких секретов тут нет. Люди мирно и тихо молились, какой же в том грех?

Евфросиния сняла с гвоздя жестяную керосиновую лампу, вытерла краем фартука закопченное стекло. Горелов зажег спичку, и огонек неохотно переместился на обгорелый фитиль.

— Вы извините, что ставни у меня в доме закрыты, — сказала хозяйка. — Ветром они сорваны были, так пришлось гвоздями заколотить. Дом-то совсем уже обветшал, того и смотри, в овраг свалится…

Она взяла ведро и, с трудом передвигая ревматические ноги, вышла на веранду.

Осторожно неся перед собой лампу, Горелов первый вошел в покои «святого».

Бутенко внимательно осмотрел мебель: стол, старую никелированную кровать, шаткие стулья. Проповедник, по-видимому, спал совсем не на голых досках: кроме мягкой перины и одеяла на кровати громоздилось несколько больших подушек.

Первое, на что обратил внимание Бутенко, — это пустые бутылки из-под вина. Они стояли на подоконнике — две с наклейкой «десертное» и третья, разбитая — с наклейкой «вишневая». В этой бутылке осталось немного наливки, а остальная, видимо, была почему-то разлита на полу.

Майор взял из рук Горелова лампу, поставил ее на, пол и опустился на колени. Доски пола в этом месте были слегка соструганы чем-то острым, однако в тусклом свете лампы все же явственно проступали оставленные наливкой очертания пятна!

— Как думаете, Горелов, — спросил Бутенко, зажигая спичку и стараясь заглянуть в паз между досками,— случайно святоша пролил здесь вишневку?

— Возможно, потому он и вымыл полы, чтобы скрыть следы возлияний?

— В таком случае, почему он не убрал бутылки?

— Был уверен, что хозяйка уберет.

— А был ли он уверен, что хозяйка обязательно заметит пятно? Так ли уж чисто в этом доме, чтобы наводить лоск? Обратите внимание: он старательно скреб доски!

— Возможно, — спохватился Горелов, — что наливку он вылил на пол уже после того, как смыл другое пятно?

— Да, а потом смыл и пятно от наливки. Что из этого следует? Во-первых, что «проповедник» опытный преступник. Во-вторых…

— Ждал нашего визита.

— Правильно, Горелов! Однако пока не вскрыт этот пол и не произведен химический анализ пятна, мы ничего не можем утверждать окончательно.

Он оглянулся на дверь.

— Кажется, сейчас вернется хозяйка. Развлеките ее, Горелов, разговором, а я еще немного побуду здесь. Евфросиния возвратилась не скоро; в ожидании ее Горелов долго листал засаленные страницы Библии. Из соседней комнаты не доносилось ни звука, и Горелов невольно подумал: почему так притих майор? Он подошел к приоткрытой двери и заглянул в комнату. Придвинув лампу к самой стене, Бутенко лежал на полу и старался что-то достать перочинным ножом из-под плинтуса. Расслышав шаги хозяйки, Горелов прикрыл дверь и присел к столу. Библия снова оказалась у него под рукой, и он перевернул несколько страничек. Глава «От Иоанна» была заложена узкой полоской бумаги. Горелов присмотрелся к закладке: вся она испещрена столбиками мелких цифр. Может быть, за этими густыми столбиками цифр что-то .скрывается? Бутенко всегда подчеркивал свой особенный интерес к непонятным подробностям. Лейтенант достал записную книжку и спрятал в нее закладку.

Звякнула дверная щеколда, и на пороге появилась Евфросиния, с трудом держа в руке ведро, полное воды. Горелов поспешил ей навстречу, легонько подхватил ведро, перенес и поставил на край скамейки.

— Спаси тебя господь, добрый человек, — устало прошептала старушка и оглядела комнату. — А где же тот, другой?

Горелов не успел ответить: майор вошел в кухню с противоположной стороны.

— Жив-здоров, хозяюшка! — Он задул лампу, по весил ее на гвоздь. — Спасибо вам за огонек… Ну что же, комната самая отличная, ничего особенного в ней нет.

— Ничего особенного… — подтвердила Евфросиния.

— Вот что меня интересует, мамаша, — сказал Бутенко, доставая платок и вытирая руки. — Галя Спасова… носила бусы?

— Вы же ее знаете! Всегда носила.

— Красные? Вернее, кирпичного цвета?

— Да, вроде бы как ягоды боярышника…

— Такие?…

Он раскрыл руку, и Горелов увидел на его ладони три темно-красных зернышка бус. Женщина насторожилась:

— Откуда они у вас?

Бутенко улыбнулся.

— Память от Гали…

Хозяйка тотчас же успокоилась.

— Да, у нее точно такие были.

Майор осторожно завернул бусинки в платок и спрятал в карман.

— Извините, хозяюшка, за беспокойство. К вам только одна просьба: в комнату отца Даниила вы не входите и никого не пускайте, пока ее не осмотрит следователь. Пожалуй, он сегодня же к вам придет.

Евфросиния испуганно всплеснула руками:

— Боже мой! А что случилось? Ну, говорят, будто Галя пропала. Сами знаете, какая нынче молодежь. Может, она со своим молодым человеком уехала? При чем тут отец Даниил?

Майор терпеливо объяснил, что Галя — работница завода и, значит, является членом рабочего коллектива, что коллектив не может отнестись равнодушно к ее исчезновению. Он еще раз попросил хозяйку не открывать комнату и ничего в ней не убирать.

Успокоенная мягким тоном и вежливостью гостей, хозяйка проводила их до калитки. Шаркая старыми ботами по утоптанной тропинке, она говорила сочувственно:

— У каждого человека своя забота. Вот и вам нынче покоя из-за Гали нет… А ведь душа-то мира и покоя требует. Теряется она, мельчает в суете сует…

— Я слышал, — заметил Горелов, — что ваш постоялец тоже покоя не знал.

Старушка покачала головой; сухое лицо ее, обрамленное черным платком, снова приняло строгое выражение.

— Нет уж, неверные это были толки. Он в молитве истинную отраду находил.

— А какие капиталы все время он подсчитывал? — запальчиво спросил Горелов, заметив удивленный взгляд майора. — Не случайно же он цифрами бумагу исписывал? Дело тут понятное — он прибыли свои выводил…

Евфросиния горько усмехнулась:

— Прибыли… Молодой человек! Да он последнюю рубашку нищему отдал бы. Ну, верно, что цифрами он занимался, так это же в откровениях Иоанна указана цифра 666… В «Апокалипсисе» она записана. Вот он и выписывал цифры наугад, и это число у него получалось. Великое откровение в том числе: предсказание царства божия…

— Удивительно! — шумно вздохнул Горелов. — Значит, самую точную науку — математику и ту проповедник на вооружение взял?

Проявив на прощание неожиданную словоохотливость, хозяйка с жаром принялась говорить об апостоле Павле и его предсказаниях, но Бутенко извинился и заявил, что оба они торопятся на завод. Через минуту, шагая рядом с Гореловым по рытвинам Крутой, он спросил с интересом:

— Откуда эти новости о математике? Лейтенант достал записную книжку и подал ему узкий, продолговатый листок.

— Отлично, дружище! — прошептал майор, мельком взглянув на колонки цифр и бережно пряча листок в своем блокноте. — По всем данным, мы возвращаемся не без результатов… Шифр это или нет — скажут специалисты. Я думаю, что это очень похоже на шифр. Если так, значит, «святой» проявил непростительную рассеянность.

Тронутый этим словом — «дружище» (у майора оно означало высшую похвалу), лейтенант спросил:

— А три бусинки, которые вы нашли? Что они могут дать?

— Отвечу вам завтра, Горелов, как только получу результаты химического анализа. В каждой бусинке имеется отверстие для нитки, и, если в такое отверстие проникла влага, химики скажут, что она собой представляет.

Горелов почувствовал вдруг острый холодок озноба.

— Вы подозреваете… убийство?

— Вполне возможно, — ответил майор.

— И эту старую женщину в соучастии?

— Нет, женщина темна и доверчива. Она из тех верующих, кто за путаницей «святого писания» не замечает реальных вещей. Однако не будем спешить с выводами. Сейчас мы должны поехать к прокурору и взять официальное разрешение на тщательный обыск в этом доме. Несмотря на большую осторожность, «святой Даниил» все же оставил следы…

* * *

После того как, следуя на почтительном расстоянии, капитан Петров проводил Зину и ее нового знакомого, он не вернулся домой. Усталость клонила ко сну, ныли коленные суставы и ступни ног, застуженные еще в окопах на среднем Дону; от длительного нервного напряжения слегка кружилась голова. Однако, несмотря на переутомление, мысль работала четко и ясно, и один вопрос не давал капитану покоя. Подозрения в отношении Лены Вакуленко усиливались, а доказательств пока не было. Где же добыть какую-нибудь бумажку, написанную рукой Вакуленко?

Неожиданно он вспомнил стенную газету конструкторского бюро «Изобретатель». Вспомнил, вероятно, потому, что стенгазета была разрисована самыми яркими красками.

«Не может быть, — сказал он себе, — чтобы Вакуленко, являясь членом редколлегии, за все время ничего не написала от руки. Может, подписи под рисунками, какие-нибудь исправления в тексте заметок». В памяти всплыла еще одна подробность: как-то на столе Вакуленко он видел недописанный развернутый лист стенгазеты.

Прежде всего Петров подумал о возвращении на завод. Нужно разыскать начальника охраны завода, открыть вместе с ним помещение завкома, где хранятся комплекты стенных газет. Пожалуй, он возвратился бы. Но теперь ему показался важным и другой вопрос: где обитает новый знакомый Зины? Он помнил наставление Павленко, что расследование каждого факта следует доводить до конца, что такое расследование подчас открывает цепочку новых фактов.

Ждать Петрову пришлось недолго: Зина вскоре простилась с молодым человеком, и тот, лихо заломив кепку, зашагал прямо к афишной тумбе, за которой стоял капитан.

Опустившись на край тротуара под тумбой, Петров сбросил китель пожарника, сел на него, снял фуражку, взъерошил волосы. Упираясь локтями в колени и уронив на ладони голову, он сладко захрапел. Шаги приближались, потом несколько замедлились; молодой человек взглянул на пьяного, пошел быстрее и повернул за ближайший угол. Угадывая его направление, Петров наискось, дворами, пересек квартал и не ошибся: молодой человек прошел вдоль забора, за которым уже стоял Петров. Но в дальнейшем капитану пришлось применить всю свою изобретательность, чтобы остаться незамеченным. Молодой человек почему-то ежеминутно менял направление, сворачивал в глухие переулки, шел через пустыри. Так они оказались на самой окраине города, на улице Крутой. Здесь, подойдя к приземистому домику, юноша постучал в ставень. В доме тотчас зажегся свет. Капитан приметил, как четкими полосками осветились щели в ставнях. Потом открылась калитка, и новый знакомый Зины вошел во двор.

Капитан запомнил этот низенький, в два окошка домик, старую акацию у калитки. Еще несколько минут постоял на углу, у высокого с проломами забора, и уже хотел было уйти, как вдруг где-то близко хлопнула дверь. Он насторожился. Кто-то вышел во двор, глухо откашлялся, невнятно заговорил. Петров шагнул через пролом в заборе и, прислонившись к столбу, стал ждать.

Вскоре он услышал неторопливые шаги, шарканье локтя о доски забора.

— У нее, конечно, безопасней, — молвил молодой голос. — Только потерпите до среды.

— Знаю, — приглушенно отозвался другой.

— В среду обязательно, — продолжал первый собеседник. — Постараюсь к вечеру…

Они прошли, быть может, в двух шагах от капитана, но он не уловил больше ни слова. В ночной тьме Петров видел две удаляющиеся фигуры — знакомую, спортивного сложения фигуру молодого человека и другую — высокую, нескладную. Если бы новому знакомцу Зины не захотелось закурить, Петров не узнал бы примет этого, второго. Но, прикуривая, молодой человек чиркнул спичкой, осветив на секунду бороду своего спутника.

Напрасно капитан дежурил на своем неудобном посту почти до утра, уверенный, что молодой человек вернется и, возможно, раскроется еще какая-нибудь неожиданная подробность. Он не вернулся. Петров подумал, что в домике, очевидно, обитал этот старик.

Откуда было знать Петрову, что тропа на улицу Крутую уже знакома его сослуживцам, что совсем недавно у этого забора стояли его товарищи — Бутенко и Горелов? Впрочем, они искали другой дом.

* * *

Утром полковник Павленко получил телеграфный ответ на свой запрос. В телеграмме сообщалось, что фамилии, очевидно, были названы им не точно и что в свое время были зафиксированы сходные с названными фамилии гитлеровских преступников: Кларенс, Данкель, Моринсон… Эти трое особенно отличались жестокостью в оккупированном гитлеровскими войсками Львове, где батальон особого назначения «Нахтигаль», из дивизии «Бранденбург», в 1941 году расстрелял свыше трех тысяч мирных советских граждан. Гестаповцы Данкель, Кларенс и Моринсон чинили зверские допросы в Белоборском лесу, под Львовом, и лично принимали участие в казни 1400 человек.

Полковник несколько раз перечитал телеграмму. «Удивительное совпадение фамилий, — подумал он, — Кларенс — Ларренс; Данкель — Данке; Моринсон — Моринс… Очевидно, и у гестаповского «летописца» Капке эти фамилии не случайно следовали одна за другой. Правда, Капке приводил и другие фамилии, но эти он поставил рядом».

И снова Павленко задумался над вопросом: где и когда он слышал эту фамилию — Моринс? Странно, что в памяти упрямо возникал назойливый мотив какого-то танго… «При чем здесь эта ресторанная дребедень?» — злясь на самого себя, думал полковник. Вот и снова вспоминается строчка немецкой песенки: «Мой милый Моринс, отзовись…» Где же он слышал ее? Когда?…

И вдруг Павленко вспомнил один из осенних вечеров, проведенных в этом же кабинете, и тихое жужжание магнитофона, и надтреснутый голос, исполнявший песенку.

Он снял трубку телефона и вызвал к себе в кабинет майора Тарасенко.

— Есть, через минуту быть у вас…

— Прихватите магнитофон и ту старую пленку, помните, «Мой милый Моринс»?…

— Тогда разрешите три минуты?… — попросил майор.

— Жду, — сказал Павленко и положил трубку, испытывая смутное волнение, причины которого он и сам не смог бы объяснить.

Майор Тарасенко, строгий, сухощавый, с бритой головой, с глубоко запавшими глазами за толстыми стеклами пенсне, явился точно через три минуты, козырнул у порога и осторожно поставил на кресло магнитофон.

— Проходите ближе, — сказал Павленко. — Хочется мне вспомнить эту песенку, майор. Кажется, она когда-то представлялась нам загадочной?

Тарасенко подхватил магнитофон и поставил на угол стола.

— Точно, товарищ полковник… Мы записали ее около полугода назад. Она весьма назойливо передавалась на коротких волнах. И передатчик, по всем данным, находился в Западной Германии. Вслед за песенкой следовал телеграфный шифр, который мы тоже записали. Однако нам не удалось найти ключевой строки, а передачи «Моринса» вскоре прекратились.

— Помню, мы переслали этот шифр по инстанции вверх…

— Так точно, товарищ полковник.

— Хорошо, послушаем песенку.

Четкими движениями руки майор включил магнитофон. Нестройные звуки джаза наполнили кабинет. Тоскливо заныл саксофон, грянул аккорд рояля, и после причудливой скороговорки кларнетов слегка осипший женский голос уныло, скучающе пропел: «Мой милый Моринс, отзовись…»

Покинутая неким легкомысленным Моринсом, какая-то немка молила возлюбленного хотя бы об одной строчке письма и обещала ему верность.

Тоскующий голос затих, и тотчас отчетливо, как телеграфный ключ, зазвучали деревяшки ксилофона… Майор шепнул чуть слышно:

— Шифр…

Певучие деревяшки размеренно выбивали точки и тире, а затем эту явно телеграфную мелодию продолжила неравномерная дробь барабана. Дробь оборвалась; тяжело, сердито, совсем не музыкально вздохнул и застонал аккордеон.

— Скажите, майор, — спросил Павленко, — вы не допускаете мысли, что этот самый «Моринс» находится где-то на нашей территории?

Тарасенко сосредоточенно сдвинул брови.

— Я думал об этом, товарищ полковник. Но ответной передачи мы не перехватили. Что касается самого шифра, то он, очевидно, имеет двойной ключ: кроме условной азбуки еще и заведомо нелогичную перестановку слов. Эта внешняя нелогичность, быть может, обусловлена устной договоренностью между передающим и принимающим. По крайней мере, те отдельные слова, которые я прочел, не имеют связи, а сообщений из нашей высшей инстанции пока не поступало.

Их разговор был прерван телефонным звонком: на прием к полковнику просился майор Бутенко.

— Жду с нетерпением, — сказал полковник и кивнул Тарасенко: — Можете остаться.

Заметно усталый, Бутенко старался держаться молодцевато: щелкнул каблуками, поздоровался и, как всегда, добродушно улыбнулся.

— Разрешите доложить, товарищ полковник?…

Павленко заметил синеватые наплывы под его глазами и подумал, что майор всю ночь не спал.

— Садитесь, товарищ Бутенко, — пригласил он мягко и, привстав, пожал руку майору. — Рассказывайте. Речь идет об исчезновении работницы конструкторского бюро завода Гали Спасовой, не так ли?

— Да, именно об этом, — сказал Бутенко. — И очень хорошо, что товарищ Тарасенко здесь…

— Это интересно! — воскликнул Павленко. — Вы имеете вопросы непосредственно к Тарасенко?

— С вашего разрешения, товарищ полковник.

— Прошу…

Майор достал из блокнота и подал Тарасенко узкую полоску бумаги.

— Это разыскал лейтенант Горелов. Некий «святой», а вернее, проходимец, забыл сию бумаженцию в Библии на квартире у одной богомольной старушки. Мне очень хотелось бы знать, товарищ майор, что означают проставленные здесь цифры?

Тарасенко осторожно взял двумя пальцами полоску бумаги, впился в нее серыми строгими глазами, торопливо поправил пенсне и спросил:

— Разрешите, товарищ полковник?

— Что именно?

— Я должен исследовать эту запись… Понадобится часа четыре, не меньше.

— Хорошо, идите, — согласился полковник. — И не торопитесь. Если нужно будет, продлим время…

Тарасенко захлопнул крышку магнитофона, взял его под мышку и, бережно сжимая в руке полоску бумаги, вышел из кабинета.

— Отмечаю успехи лейтенанта Горелова, — сказал Павленко, едва закрылась за майором дверь. — Итак, вернемся к Гале Спасовой…

Бутенко развернул носовой платок и разостлал его на столе. Полковник увидел три алые, черненькие по краям, похожие на зерна боярышника бусинки.

— Эти три зернышка, — сказал он, — из ожерелья Гали Спасовой. Мне удалось найти их в доме, где обитал проповедник. Религиозная секта сумела завлечь в свою паутину молодую работницу завода. Галя, по-видимому, вскоре поняла, что находится в окружении темных личностей, так как среди молящихся оказались две спекулянтки. Спасова знала их… Она заявила, что не может верить этим подонкам. Потом Галя исчезла… Химический анализ показал, что в отверстиях этих бус запеклась кровь.

— Где вы нашли бусы? — помолчав, спросил полковник.

— Они закатились в трещину между плинтусом и полом в комнате, где жил Даниил.

— Обнаружены еще какие-нибудь следы преступления?

— Да, пятно на полу. Но Даниил тщательно вымыл пол горячей водой. Потом он выплеснул туда бутылку наливки.

— Ваши дальнейшие действия?

— Я попросил у прокурора разрешения на обыск в этом доме. Вместе с Гореловым мы вскрыли пол. Явных следов крови не обнаружено. Доски мы отправили на анализ, однако он не дал результатов. Я думаю, «святой» немало потрудился, чтобы окончательно скрыть следы.

— Вы осмотрели и усадьбу?

— Тоже безрезультатно.

— А внешние приметы «святого»?

— Высокий, худощавый, с окладистой седой бородой. Обычно ходит босой, даже в заморозки, одевается во всякую рвань.

— Я очень сомневаюсь, — сказал Павленко, — чтобы сегодня вы его встретили небритого, одетого в рвань и босого. Все же нужно немедленно сообщить его приметы всем нашим работникам области и проследить за его связями. Главное, не упускать его из поля зрения ни на час… Меня теперь особенно интересует ответ майора Тарасенко: что скажет он об этой цифровой записи, найденной Гореловым?

— Есть, сообщить всем нашим работникам приметы… — повторил Бутенко, вставая.

— Одну минутку, — остановил его полковник. — Что слышно по делу об убийстве студента?

— Мы заподозрили шофера грузовой машины Морева. Он дружил с Зарицким. Возможно, между ними произошла ссора, причины которой нам пока не известны. Между прочим, на похоронах Зарицкого Морев рыдал, как ребенок. В ночь, когда было совершено преступление, он дежурил в гараже. Но есть сведения, что ночью Морев отлучался на грузовой машине. Такую машину, как вам уже известно, заметил сосед покойного студента, Фоменко.

— Откуда вы знаете, что Морев отлучался ночью из гаража?

— Это подтверждает мать Гали Спасовой. Встревоженный исчезновением Гали, Морев приходил к ее матери на заре и затем утр


Содержание:
 0  вы читаете: Черная тропа : Иван Головченко    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap