Приключения : Исторические приключения : Тайна пирамиды Хирена : Глеб Голубев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу

Приключенческий роман об исследователях Египта. В «тело» повествования умело вплетены данные научных изысканий историков и археологов о культуре и быте древнего Eгипта.

Глеб Голубев

ТАЙНА ПИРАМИДЫ ХИРЕНА

ГЛАВА I. ЗДРАВСТВУЙ, ВЕЛИКИЙ ХАПИ!

Летчик лихо положил старенький скрипучий «остер» на крыло, и все передо мной закружилось, как в бешеной карусели: мертвая желтизна пустыни, черный, угрюмый конус пирамиды Хирена, смятые и навеки застывшие красноватые складки гор, широко разлившаяся река с пальмами, торчавшими из воды. Потом на миг все замерло, снова встало на место; мы стремительно начали снижаться, едва не задев за крону пальмы. Летчик обернулся и что-то весело крикнул. Но я не слушал, жадно всматриваясь в приближавшийся берег, где быстро вырастали перед нами такие же серые, как пески вокруг, глиняные кубики домов.

«Странное чувство, словно возвращаюсь домой», — подумал я. Но анализировать свои ощущения было некогда. Самолет коснулся колесами земли, резво подпрыгнул, словно надеясь снова взмыть в небо, затрещал, заскрипел и остановился в густой туче удушливой пыли. А когда пыль осела, нас уже успела окружить толпа горластых ребятишек. К самолету подбегали сотрудники экспедиции. Мелькнуло украшенное роскошными усами улыбающееся лицо Ахмета, раиса наших рабочих.

Я с трудом выбрался из тесной кабины на крыло, десятки дружеских рук помогли мне спрыгнуть на землю.

— Ахлан ва сахлан, йа эфенди![1] — несколько раз кланяясь и прижимая руки к белой галабии, сказал подошедший раис. — Мабрук! Мабрук![2]

Перебрасываясь на ходу отрывистыми вопросами, мы пошли в лагерь, окруженные почетным эскортом любопытных мальчишек.

— Бензин достали, Алексей Николаевич?

— Ну, как там в Каире?

— Пиотровского видели?

Наш лагерь разбит на окраине селения, возле самой реки. Квадрат из шести палаток, а в центре на высоком шесте — родной алый флаг. Рядом с ним особенно странно выглядит экзотический штандарт с изображением женщины в длинном клетчатом одеянии, с причудливыми украшениями из перьев на голове. Она нарисована так, как принято было у древних египтян: голова в профиль, плечи и грудь — анфас. Это изображение древней богини истины и точности Маат стало эмблемой всех археологов, занятых раскопками на берегах Нила.

Рядом с палатками стоял у берега наш флот — два катера с парусиновыми тентами.

Приятно было утром в одних трусах выскочить из палатки и бежать по влажному, прохладному песку навстречу лениво набегающей воде. И теперь, вдохнув сыроватый воздух, которым тянуло от реки, я снова радостно подумал: «Вот я и дома». И с тем же радостным чувством возвращения, пригнувшись, шагнул через порог своей палатки.

В ней всегда приятный мягкий сумрак. Я сел на койку, торопливо снял надоевший галстук и расстегнул воротник, потом с наслаждением стащил с уставших ног тяжелые ботинки.

А в открытую дверь была видна река, разлившаяся так широко и привольно, что другой берег едва угадывался серой полосой. Почти посредине реки, отражаясь в мутной воде, неподвижно застыли пальмы, затопленные разливом…

И тут новая мысль вытеснила все остальные: «Неужели это в самом деле передо мной Нил, Великий Хапи древних египтян, а Москва и родной дом за тысячи километров отсюда?»

— Разрешите, Алексей Николаевич? — заслонив своей мощной фигурой пальмы и реку и окончательно прогоняя своим деловым видом все лирические мысли, спросил мой помощник, Павлик Дроздов.

Ему уже за тридцать, но я помню его еще студентом и зову просто Павликом.

— Заходи, заходи.

Он с трудом втиснулся в дверь и уселся напротив меня, вытирая лицо.

— Черт, никак не привыкну. Февраль, а на дворе такое пекло. Утром было двадцать три, сейчас никак не меньше тридцати. А в Каире?

— Там чуть поменьше, но асфальт, вонь, бензин.

— Да… А в Москве сейчас на лыжах катаются, — мечтательно сказал он. — Снежных баб небось ребятишки мои лепят…

Ребятишек у него было двое, и рассказывать о них он мог бесконечно, так что я поспешил вернуть его к нашей действительности:

— Ну, докладывай, что вы тут без меня накопали.

Павлик вздохнул и положил на стол журнал раскопок.

— Вскрыто еще пять погребений…

— И все пустые?

— Все ограблены. На втором раскопе вскрыли еще три зерновые ямы. В одной обнаружено четыре целых сосуда и стеклянная бусинка; видно, обронила какая-то древняя египтянка.

— Маловато, — вздохнул я, листая журнал.

— Да, не густо. А время подпирает.

Время нас подгоняло неистово. Пролетая сегодня над Асуаном, я видел своими глазами, как быстро росла высотная плотина. Котлован будущей станции, на дне которого сновали крошечные машины, уже казался существующим здесь от века, как окрестные горы и привольно текущая река. Скоро уровень воды поднимется на добрую сотню метров, и целую страну поглотит новое море, разлившееся от Асуана до третьих-порогов, почти на пятьсот с лишним километров вверх. И тогда навеки скроются под водой все эти древние поселения, изумительные храмы, вырубленные тысячи лет назад в скалах, замечательные памятники искусства.

Чтобы изучить их, раскопать, если возможно, а самые ценные перенести на другое место и спасти от затопления, и приехали мы сюда, в Нубийскую пустыню. Десятки экспедиций вели раскопки по берегам Нила. Итальянцы, поляки, японцы, аргентинцы — весь мир откликнулся на призыв правительства Объединенной Арабской Республики.

Высотная плотина росла с каждым днем, и времени у нас оставалось все меньше. Его жалко было тратить на раскопки пустых могильников, давнымдавно уже разграбленных и опустошенных.

А ведь где-то рядом, совсем под боком, могли таиться и еще не открытые памятники. С древнейших, незапамятных времен стремились египтяне сюда, в легендарную «страну Куш», как называли они Нубию. Здесь были «Врата Юга». Воины фараонов сотнями гибли от стрел воинственных и свободолюбивых нубийцев, целые армии пропадали бесследно в песках пустыни от голода и жажды. Но египетские отряды упорно пробивались все дальше к югу, строили колодцы, высекали каналы в скалах, возводили неприступные крепости с пугающими названиями «Защита от троглодитов» и «Обуздавшая чужестранцев». Остатки крепостных стен и башен до сих пор торчат из сыпучих песков. Завоевателей манили богатства Нубии: золото и шкуры редких зверей, слоновая кость и черное дерево, драгоценные камни и строевой лес для постройки кораблей. А главное — рабы. В рабов они превращали захваченных в плен местных жителей.

Сколько интереснейших памятников осталось от тех времен на берегах Нила: пещерные храмы, пирамиды, руины крепостей! Где ни копнешь, повсюду клад для археологов.

Археологи с помощью инженеров из нескольких стран уже начали подготовительные работы по переносу в безопасное место уникального пещерного храма в Абу-Симбеле. Целую гору, в толще которой он вырублен, предстояло распилить на куски по тридцать тонн весом, поднять на сто метров и там снова собрать! Экспедиция Бориса Борисовича Пиотровского нашла в глубине пустыни остатки древнего замечательного колодца и возле него памятную стелу с надписью времен фараона Рамзеса II. Польские ученые обнаружили в Фарасе интереснейшие фрески.

А у нас?.. Чем мы можем похвастать, кроме трех десятков опустошенных грабителями еще в древности могил да нескольких глиняных кувшинов, каким-то чудом уцелевших в занесенных песком древних хозяйственных ямах? Таких сколько угодно в любом музее.

— Саида, йа хавага![3] — прервал мои невеселые размышления низкий почтительный голос.

Подняв голову, я увидел в проеме дверей темное морщинистое лицо нашего повара Ханусси. Поприветствовав меня по-арабски, он тут же перешел на безукоризненный английский язык:

— Если я не помешаю, то хотел бы обсудить с вами завтрашнее меню, сэр.

— Конечно, Ханусси, заходите, присаживайтесь.

— Благодарю вас, сэр.

Он упорно так величал меня, и я уже устал делать старику замечания. Ханусси вежливо выслушивал мои возражения, почтительно кивал и кланялся, прикладывая руки к груди, но все повторялось по-прежнему:

— Да, сэр. Слушаю, сэр.

Обидно задевала меня и другая тонкость, которую я все-таки улавливал даже при весьма скромном знании арабского языка: старик никогда не называл меня «йа эфенди», как это принято, обращаясь к людям в европейском платье, хотя бы они были и египтянами, но неизменно говорил «йа хавага», подчеркивая этим каждый раз, что я чужак, иностранец.

Мне оставалось утешаться мыслью, что Ханусси за свою пеструю жизнь слишком долго общался с различными «лордами» и «господами», чтобы теперь надеяться перевоспитать его.

О своей биографии Ханусси распространяться не любил, но, судя по всему, она была у него довольно бурной и, опасаюсь, небезгрешной. Восстанавливать ее приходилось по отдельным наблюдениям и случайно прорвавшимся воспоминаниям самого Ханусси. Получалось, что старик во время первой мировой войны служил в английской армии и побывал даже в Китае. Несколько лет провел во Франции. Потом Ханусси работал, очевидно, частным гидом в самых различных уголках Египта, потому что великолепно разбирался в тонкостях древнего искусства и превосходно знал все основные исторические памятники: и пирамиды в Гизе, и развалины Тель-аль-Амарны, и луксорские храмы. Изучил он досконально и знаменитые гробницы Долины царей, причем, по-моему, отнюдь не из чистой любознательности…

Привыкнув обманывать легковерных туристов, старик нередко напускал на себя мистическую таинственность. Помню, как при первом знакомстве он атаковал меня:

— Дайте мне только собственноручно написанное вами имя и имя вашей супруги, и я сделаю вам очень сильный амулет. Он будет совсем маленьким, вы сможете постоянно носить его при себе. Не надо с ним расставаться, это главное. Даже купаясь, держите его в зубах. Он будет вас охранять и при этом благоухать, как цветок лотоса. Всего за два фунта. Не верите? Вот это плохо. Надо верить, без веры не поможет никакой амулет…

С подобными же предложениями он приставал к каждому новичку. Но мы дружно поднимали его на смех.

Наши подшучивания не задевали старика.

— Вы увидите в Египте еще много вещей, которых вам не понять, — многозначительно отвечал он. — Да и не нужно так вникать во все, доверьтесь опыту других, более мудрых…

Где Ханусси выучился поварскому искусству, так и осталось неясным, но готовил он превосходно. Вот и сейчас он нарочито равнодушным тоном перечисляет блюда, которые наметил готовить завтра:

— Фатта, кебаб, на третье яурт с фруктовым салатом, сэр, а на ужин, если не возражаете, тамийя в чесночном соусе или вы хотите что-нибудь из французской кухни?

Слушая все это, я поймал себя на том, что неприлично громко, на всю палатку, глотаю слюнки.

Отпустив поскорее лукавого старика, я наскоро рассказал Павлику, какие хозяйственные дела мне удалось «провернуть» в Каире, и, наконец, остался один.

Наступил уже вечер — вернее, упал на землю стремительно и внезапно, как это бывает только на юге. Багровое уставшее солнце скатилось к вершинам далеких гор, и песок вокруг на миг покраснел, словно обагренный кровью. А едва солнце скрылось за горами, там, где оно исчезло, промелькнул зеленовато-голубой проблеск, похожий на какую-то фосфорическую молнию. И сразу — темнота, сплошная, непроглядная, густая. Недаром говорили в старину: «тьма египетская».

Зажигать лампу и привлекать мошкару не хотелось, и я вышел из палатки.

Поднялся легкий ветерок, стало прохладно, и от реки еще сильнее потянуло сыростью и запахом водорослей. Я подошел к самой воде и сел на какую-то корягу, занесенную сюда разливом.

Молодой месяц вылез из-за гор и повис над нами в непривычном положении — рогами вниз, как никогда не увидишь у нас в России. От него через всю реку, почти до самого берега тянулась зыбкая золотистая дорожка. Пальмы посреди реки в лунном свете казались совсем сказочными, неземными, а песок вокруг приобрел какой-то призрачный синеватый оттенок. И вдалеке, притягивая мой взгляд, смутно угадывалась пирамида Хирена…

Скоро она тоже очутится на морском дне. Скроется под водой и навсегда унесет с собой все загадки. А может, и нет в ней никаких загадок, как, впрочем, и считают многие археологи? Просто нагромождение древних камней, давно изученных, сотни раз описанных в толстых фолиантах, измеренных до последнего миллиметра. Недаром ни одна экспедиция даже не включила ее в план своих исследований.

Нет, новые открытия следует искать не там, не в этих давно ограбленных и давно исследованных местах. Но где же? Вслепую обшаривать всю пустыню?

Пока я сидел в одиночестве на берегу и размышлял, куда направить дальнейшие поиски, чтобы успеть побольше сделать, месяц спрятался за какую-то тучку. Зато на небе отчетливее выступили звезды. Их сияние и непривычный для нашего глаза узор снова настроили меня на лирический лад.

Неужели это я в самом деле сижу на берегу Нила и в его черной воде отражается Южный Крест?

Я привык с детства видеть Нил на географических картах тонкой голубой ниточкой. На этой «ниточке» держалась вся жизнь древней страны, зажатой в тисках пустыни. Разливаясь дважды в год с неуклонной точностью, казавшейся древним египтянам священным чудом, река приносила на поля тысячи тонн жирного, плодородного ила. Нил поистине создал эту древнюю землю. И не удивительно, что его славили торжественными гимнами:

Привет тебе, Хапи, Выходящий из этой земли, Приходящий, чтобы напитать Египет!.. Создающий ячмень, Взращивающий полбу… Когда он восходит — земля ликует, Все люди в радости, Все спины трясутся от смеха, Все зубы рвут сладкую пищу…

Тут сильный и совершенно непонятный удар в спину сбросил меня с коряги на мокрый песок.

Что это? Кто?!

Стоя на четвереньках, я пытался рассмотреть нападающего. Но он был невидим, прятался во «тьме египетской». Только в одном месте невысоко над землей словно мерцали призрачным светом какие-то два слабых светлячка. Я только начал вставать, чтобы рассмотреть их поближе, как новый удар невидимки заставил меня отскочить прямо в воду.

Но тут уже я по резкому запаху, вдруг обдавшему меня, понял, в чем дело, и расхохотался. А потом схватил горсть сырого песку и швырнул его наугад в темноту, прикрикнув как можно грознее:

— Брысь! Пошел вон, черт!

«Мм-ее!» — насмешливо ответила мне египетская тьма, и скрип песка под копытами показал, что противник убрался восвояси.

Я совсем забыл, что по какой-то странной игре природы — не знаю, как объясняют ее зоологи, — все животные в здешних краях имеют черную окраску: козы, собаки, даже многие рыбы в реке. Вот такой черный лукавый козел и подобрался ко мне невидимкой под прикрытием темноты.

Я снова расхохотался и теперь уже окончательно почувствовал себя дома, среди привычной, обыденной обстановки.

ГЛАВА II. ЗАГАДОЧНЫЕ ГОСТИ

Утром за завтраком я, нарочно утрируя детали, рассказал о своем забавном ночном приключении, по давнему экспедиционному опыту хорошо зная, как полезно начинать рабочий день с улыбки.

А сделать нам нынче предстояло немало. Посовещавшись, мы решили свернуть все работы в селении и отправиться в разведочный поиск по ближайшим окрестностям: может быть, все-таки посчастливится обнаружить какой-нибудь памятник древности, затерявшийся в песках и скалах? Эти пустынные просторы были почти совсем не исследованы археологами. Прежние экспедиции вели раскопки главным образом по берегам Нила.

Я сам наметил сегодня внимательно осмотреть напоследок все раскопы. Хозяйственные ямы не представляли особого интереса, их десятками находят на месте каждого древнего поселения. Но в могилах, даже и давным-давно ограбленных, могли сохраниться хоть какие-нибудь предметы. Ведь грабители не были специалистами-археологами. Их интересовали только ценности, золото, а медная сережка или простенькое колечко вполне могли закатиться куда-нибудь в уголок погребальной ямы и там сохраниться.

Утомительно было лазить из ямы в яму под неистово палящим солнцем. Комбинезон у меня пропылился насквозь, в глазах рябило, пальцы — основной «инструмент», которым я разгребал песок, одеревенели и не гнулись. А все тщетно: ни одной, даже пустяковой находки.

— Ладно, вижу, что вы хорошо тут все подчистили и без меня, — сказал я Павлику, неотступной тенью шагавшему за мной из раскопа в раскоп. — Остальное осмотрим после обеда.

За время обеденного перерыва предстояло раздать рабочим деньги, привезенные из Каира. Происходила эта торжественная церемония на пыльной площади перед домом раиса.

Как и все дома в селении, он напоминал маленькую мрачноватую крепость: ни одно окно не смотрит на улицу, глухие серые глинобитные стены. Только над дверью, радуя глаз своей пестротой, вмазаны в стену, по местному обычаю, разноцветные фарфоровые тарелки. Кроме того, эта стена была еще расписана яркими узорами. Помимо привычного геометрического орнамента, не менявшегося, кажется, со времен фараонов, тут встречались изображения вполне современных и совсем неожиданных вещей: велосипеда, радиоприемника, даже худосочной девицы в громадной шляпе, явно перерисованной неумелой рукой из какого-то журнала мод.

Раис, преисполненный гордости, сидел на коврике под деревом и сосредоточенно отсчитывал деньги. Никаких записей он не вел, но все помнил, и споров обычно не возникало. Рабочие цепочкой выстроились перед ним, растянувшись вдоль улицы, словно какая-то удивительная белоснежная змея. Все они ради такого случая надели чистые праздничные галабии и тоже были сосредоточенны и молчаливы.

Каждый раз, отдав деньги, раис внушительно разглаживал свои длинные черные усы. Рабочий пересчитывал монеты, жарко и шумно дышал на маленькую медную печатку с вырезанной на ней своей фамилией и осторожно прикладывал ее к списку — почти все, к сожалению, были так неграмотны, что даже не умели расписываться. И только проделав всю эту сложную церемонию, рабочий радостно, во весь рот улыбался и, весело гремя монетами в кулаке, отходил в сторону, уступая место следующему. А раис привычным движением брался за усы…

Ханусси тоже постарался ради праздника. С многозначительным и величавым видом он поставил на деревянный стол под навесом, и так уже загроможденный тарелками с помидорами, яблоками, зеленым салатом, громадное дымящееся блюдо фатты. Эта замысловатая и острая похлебка из мясного бульона с рисом, куда мелко крошат телятину, — да еще к ней подается вкуснейший поджаренный хлеб, предварительно вымоченный в уксусе, — всем нам особенно пришлась по вкусу. Ее называли возвышенно: «Блюдо э 1». Появление его было встречено весьма радостными и нетерпеливыми возгласами. Но лицо старого повара оставалось невозмутимым, как у прославленного профессора во время показательной операции.

Все оживились, загремели ложками, потянулись к заветному блюду, как вдруг Павлик сказал:

— А к нам, кажется, гости…

Он смотрел в сторону реки, и теперь все, как по команде, тоже повернулись туда. В самом деле, к берегу, держа курс явно на наш лагерь, приближалась небольшая самоходная баржа с тупым, закругленным носом.

Кто это мог быть? Наши коллеги? Многие археологи из других стран предпочитали не устраивать постоянных лагерей на берегу, а пользоваться вот такими баржами, перегоняя их с места на место. Баржа приближалась, и уже хорошо можно было рассмотреть людей в пробковых тропических шлемах, столпившихся под заплатанным парусиновым тентом. Да, это, несомненно, были какие-то археологи: на стене рубки грубо намалевана немножко утрированная богиня Маат.

Мы поспешили к берегу. Баржа ткнулась носом в отмель. Сбросили деревянные сходни, и по ним легко соскочил на мокрый песок худенький невысокий человек в шортах, с очень нервным и подвижным лицом, заросшим седоватой щетиной.

— Хау ду ю ду! — небрежно сказал он, помахивая над головой шлемом. — Как поживаете, коллеги?

Потом, водрузив шлем на голову, он протянул мне руку и представился:

— Лесли Вудсток, старый гробокопатель.

Я назвал себя.

— Очень приятно. Прошу извинить за несколько неофициальный костюм и это, — он похлопал себя по небритой щеке. — Как говорится: «а lа guerre comnne a la guerre», не так ли?

Говорил он быстро, с какой-то немножко наигранной, лихорадочной веселостью, и все лицо у него подергивалось, словно от нервного тика. Но голубые глаза под нависшими бровями были печальны и со слезой, как у побитой собаки. От него заметно попахивало спиртом.

— Вы не родственник профессора Вудстока? — начал я, но он тут же перебил:

— Да. Сын. Того самого, знаменитого… Как видите, это у нас наследственное. А это руководитель нашей небольшой экспедиции господин Афанасопуло. Я же, так сказать, главный научный консультант, не более…

Торопливо выпалив все это. он подтащил меня за руку к стоявшему в молчаливом ожидании на сходнях очень высокому и стройному человеку лет пятидесяти в засаленной красной феске. Она никак не вязалась со строгим черным костюмом и белым накрахмаленным воротничком, которыми странный господин Афанасопуло словно делал вызов палящей нубийской жаре. А усы у него были такие черные и длинные, что сразу померк наш горделивый раис.

— Бонжур, мосье, — изысканно приветствовал меня начальник экспедиции, и это были, пожалуй, единственные слова, которые мы от него услышали.

Больше на берег никто не сходил. Остальные участники экспедиции разглядывали нас с палубы. Признаться, их вид несколько удивил меня, как и причудливый костюм господина Афанасопуло. Тут были три европейца неопределенных национальностей, один несомненный представитель Малой Азии — не то сириец, не то турок, и два рослых, плечистых негра-суданца, похожих друг на друга, словно близнецы. Была еще какая-то сильно накрашенная девица в черных очках.

Я невольно поймал себя на мысли, что ни одно из этих лиц не было отмечено печатью «высокого интеллекта» или «искажено работой мысли», как выразился бы Остап Бендер. Но мало ли какие могут быть лица у археологов…

Мы пригласили гостей к столу. Только Вудсток и Афанасопуло с готовностью поклонились. Остальные продолжали уныло посматривать на нас сверху. Один из негров проворчал что-то невнятное, но начальник экспедиции внимательно посмотрел на него — и тот поспешил отойти от борта.

Повар Ханусси, уже успел приготовить и ставил на стол второе блюдо с ароматной фаттой. Мне показалось, будто при виде наших гостей по всегда невозмутимому лицу старого повара промелькнула какая-то тень. Или он был знаком с ними раньше? Но ни Вудсток, ни Афанасопуло не обратили на старика никакого внимания — значит, я ошибся.

Ради гостей я решил отступить от сурового «сухого закона», царившего у нас в экспедиции, и достал из чемодана припасенную бутылку столичной водки. Вудсток подсел к ней поближе и начал болтать без умолку о непревзойденных качествах русской водки, о трудностях экспедиционной жизни, о том, что египетские блюда слишком остры для европейского желудка, а женщины — некрасивы. Афанасопуло только искоса поглядывал на него, разглаживая свои усы. Пил он только кофе.

Будсток, казалось, был увлечен разговором, но глаза его все время внимательно и оценивающе изучали лица сидящих за столом. И я, следя за его взглядом, тоже как бы заново рассматривал своих сотрудников и помощников.

Увлеченно слушает говорливого гостя худенький и подвижный Женя Лавровский. Он поддакивает, кивает, восхищенно качает лохматой головой, на загорелом лице его стремительно сменяются выражения то испуга, то восторга. Наверное, Вудстоку он кажется доверчивым подростком, недаром англичанин так часто поворачивается к нему, как к самому благодарному слушателю. Но мы-то знаем, что Женя просто превосходный мимический актер. К тому же он талантливый лингвист, превосходно говорит по-арабски и знает все местные обычаи настолько, что его частенько принимают за студента-египтянина, приехавшего с нами из Каира. Глаза его смеются над рассказчиком, и дважды он уже успел лукаво подмигнуть мне.

Рядом с щупленьким Женей особенно громадным и монументальным выглядит Андрей Аккуратов. Чашечка с кофе в его ручище кажется совсем маленькой и хрупкой. Но посмотрел бы Вудсток, как этот молчаливый богатырь своими толстыми, неуклюжими на вид пальцами склеивает по кусочкам какую-нибудь древнюю вазу! Мы всегда поручаем Андрею самую тонкую работу, и выполняет он ее с виртуозностью опытного ювелира.

А что, интересно, думает Вудсток о нашей Зиночке Сомовой? Тоненькая, стройная, в щеголеватом синем комбинезоне, она сидит как раз напротив него, и гость уже несколько раз пытался отпустить по ее адресу старомодные английские комплименты. Но Зина словно не слышит и подчеркнуто смотрит куда-то поверх его головы. Я представил ее гостям просто, как нашу лаборантку, но, наверное, они бы сильно удивились, узнав, что эта миловидная девушка с модной прической, которую она ухитряется сохранять в полной красе даже здесь, в пустыне, ведает у нас электрической разведкой и скоро станет кандидатом технических наук.

Сидящий рядом со мной наш художник Казимир Петрович слушает болтовню гостя, не поднимая седеющей головы, и по всегдашней привычке что-то рисует в своем блокноте. Заглянув в блокнот, я вижу целую кавалькаду забавных карикатур, весьма красноречиво выражающих его отношение к тому, что он слышит, — и поскорее тороплюсь отвернуться, чтобы совсем невежливо не расхохотаться.

Покончив с фаттой, Вудсток стал расспрашивать, что мы собираемся дальше делать. Его болтливость как-то не внушала особого доверия, поэтому я рассказал о наших планах очень коротко и в самых общих чертах. Но его вопросы показывали, что в археологии Вудсток, во всяком случае, разбирается и в курсе всех работ, ведущихся в зоне затопления.

— Итак, вы хотите поискать счастье в пустыне, — сказал он, опрокидывая в рот последнюю рюмку и с явным сожалением отодвигая в сторону опустевшую бутылку. — А… пирамида Хирена вас не интересует?

Я пожал плечами и ответил, что она уже давно детально обследована, никаких сюрпризов, по-моему, не таит и вообще даже не включена в число объектов, требующих дополнительного исследования.

— Да, вы правы. Ват Красовский поработал на совесть и не оставил нам никаких надежд на новые открытия, — торопливо согласился Вудсток. — Всетаки старики умели работать, есть чему у них поучиться.

После обеда я показал гостям наши небогатые находки. Афанасопуло смотрел и молчал, а Вудсток бормотал на ходу:

— Любопытно… Любопытно… Очень любопытно, — таким нескрываемо равнодушным тоном, что у меня настроение окончательно испортилось. Я и сам прекрасно понимал, что наши находки не представляют особой ценности, но все-таки от коллегархеологов ожидал большего понимания.

Быстро закончив осмотр и поблагодарив за гостеприимство, визитеры поднялись на свою баржу, и она тотчас же отчалила. Накрашенная девица кокетливо помахала нам на прощание. Скоро баржа исчезла в сверкающей дали, оставив на душе какое-то смутное чувство непонятной тревоги и сожаления о впустую потраченном дне.

ГЛАВА III. ПИРАМИДА ХИРЕНА

Странно, что один случайный, брошенный вскользь Вудстоком вопрос, в котором, собственно, не было ничего особенного, так растревожил меня. Но он воткнулся занозой, и пирамида Хирена теперь не выходила у меня из головы. Может быть, оттого, что я нет-нет да задумывался о ней нередко и прежде, и теперь вопрос Вудстока заново растревожил мои мысли?

Вправду ли с пирамидой Хирена все обстояло так просто и ясно, как считали многие и как я старался уверить себя?

Обнаружить первому эту пирамиду посчастливилось в 1912 году нашему земляку, русскому египтологу Василию Павловичу Красовскому. Может показаться странным, что она так долго оставалась неизвестной, — ведь пирамида не иголка. Но ее никто и не искал в здешних краях: все пирамиды, давно открытые и описанные археологами, находятся в нижнем течении Нила, поблизости от древних столиц — Мемфиса и Фив. А к тому же пирамида Хирена была ловко замаскирована строителями под природный холм. Она невысока, всего около пятнадцати метров, почти до самой вершины засыпана песком, да Я верхушка ее имеет неправильную форму, скорее напоминающую скалу, разрушенную ветром. И только Красовский впервые заинтересовался этой скалой, торчавшей из песка, и, к своему удивлению, обнаружил, что такую форму ей, несомненно, придали человеческие руки и, вероятно, вовсе не случайно, а именно в целях маскировки.

Тогда Красовский начал раскапывать песчаный бугор и нашел под ним настоящую пирамиду из громадных глыб местного песчаника.

Это открытие поразило всех египтологов. Начались споры о том, кто и почему именно построил такую странную пирамиду в далеком, глухом месте, среди песков Нубийской пустыни. Кто в ней погребен?

Все эти вопросы долго оставались без ответа, потому что Красовскому никак не удавалось проникнуть внутрь загадочной пирамиды. Она не имела входа.

По традиции, которой твердо придерживались древние мастера еще со времен легендарного Имхотепа, строителя первой ступенчатой пирамиды, вход обычно устраивали с северной стороны. Конечно, опасаясь грабителей, его старались всячески замаскировать. Он мог потом вывести в запутанный лабиринт ложных ходов и коридоров, и надо было внимательно осматривать каждую пядь их стен, чтобы обнаружить другой, потайной вход. Строители пирамид прямо-таки изощрялись, придумывая ложные ходы и ловушки, подстерегавшие грабителей на всем пути к заветной погребальной камере. Но все равно входные двери пирамиды следовало искать на ее северной стороне.

Красовский очистил от завалов сыпучего песка всю северную стену пирамиды, тщательно исследовал чуть не с лупой в руках все стыки между облицовочными плитами, подогнанными одна к другой так мастерски, что невозможно было просунуть между ними даже иголку, и не обнаружил никакого намека на вход.

Рабочие начали расчищать западную стену пирамиды. Время шло. Небольшие средства, которыми располагал исследователь, таяли значительно быстрее, чем отгребался песок, — ветер упрямо наносил его снова из безбрежной пустыни. И снова нет намека на вход…

Тогда Красовский принял отчаянное решение: пробиваться внутрь странной пирамиды напролом, долбить в ее толще новый вход. Он надеялся, что пробитая таким образом штольня рано или поздно наткнется на один из внутренних коридоров пирамиды, который и выведет его к центральной погребальной камере.

Это оказалось нелегким и весьма затяжным делом. Каждый сантиметр продвижения вперед давался с огромным трудом. Врубаться в прочный известняк в тесной и душной штольне приходилось, в сущности, теми же примитивными орудиями, что и рабам древнего Египта, построившим некогда эту пирамиду. Красовский, не отличавшийся крепким здоровьем, трудился в штольне наравне со своими рабочими, и его несколько раз выносили оттуда замертво, потерявшего сознание от усталости и перегрева.

Место для «взлома» пирамиды было, видимо, выбрано не совсем удачно, потому что лишь через три месяца, прорубив проход в двенадцать метров длиной, Красовский, наконец, добрался до одной из внутренних талерей.

Теперь дело пошло быстрее, но до конца испытаний было еще далеко. Пришлось преодолеть несколько завалов, дважды Красовский попадал в опасные ловушки, одна из которых едва не погубила его. Тоннель имел несколько ложных разветвлений, и на то, чтобы обследовать каждый из них и убедиться, что он никуда не ведет и кончается тупиком, тоже уходило время.

Но все-таки неутомимый исследователь почувствовал, что постепенно приближается по этому запутанному лабиринту темных переходов к центру пирамиды, к заветной погребальной камере. И тут, уже в последнем коридоре, который привел его прямо к погребальному покою, археолога поджидало самое тяжкое разочарование: он увидел, что его давно опередили древние грабители.

Оставалась одна надежда: грабителей обычно интересовали ценности, золото, и, может быть, благодаря этому сохранились какие-нибудь малоценные предметы, которыми они погнушались. Или вдруг, на счастье исследователя, в самый последний момент кто-нибудь вспугнул грабителей, и они покинули пирамиду, так и не успев разграбить ее до конца, — подобные случаи известны.

Но едва Красовский заглянул в погребальную камеру, как сразу понял, что последние робкие надежды рушатся полностью и бесповоротно.

При свете факела археолог увидел совершенно пустую комнату. Посреди нее стоял саркофаг из черного гранита. И он тоже был пуст. Рядом валялась на полу тяжелая гранитная крышка. Осмотрев тщательно саркофаг, Красовский понял: грабители тоже оказались обманутыми. И они нашли саркофаг совершенно пустым. Это был кенотаф — ложное погребение.

Можно представить разочарование и ярость грабителей!

Но для Красовского это было, конечно, слабым утешением. Ведь и его труды и надежды оказались напрасными.

И все-таки судьба оставила ему одну-единственкую награду.

В углу погребальной камеры, в кучке мусора, оставленного еще строителями, Красовский нашел маленькую статуэтку из красноватого песчаника. Такие скульптурные фигурки покойного клали обычно в гроб вместе с телом. Их называли «ушебти» — «ответчики». Предполагалось, что они должны заменять умершего, когда его призовут к тяжелой работе на полях в загробном царстве Озириса.

Может быть, эту каменную фигурку нарочно оставили в саркофаге — в насмешку над теми, кто с трудом проникнет в гробницу и найдет ее пустой. А разгневанные грабители отшвырнули статуэтку в кучу мусора. Во всяком случае, она уцелела и теперь улыбалась на ладони Красовского окаменевшей загадочной улыбкой. И потрясенный археолог прочитал на ней имя фараона, который построил эту загадочную пирамиду и так ловко посмеялся над всеми, кто попытается в нее проникнуть: «Хирен. Владыка Верхнего и Нижнего, анх-уда-снеб».

Теперь надо объяснить, почему же это имя так потрясло Красовского, да и не его одного. Я ведь рассказываю эту историю не для специалистов — для них отчет о наших открытиях мы сделали в специальных журналах. Так что, надеюсь, читатели простят мне небольшое отступление.

Чтобы лучше представить себе историческую обстановку, начать придется с фараона Эхнатона. Он царствовал с 1424 по 1388 год до нашей эры и прославился самой грандиозной реформой, какую когда-нибудь испытывал древний Египет за всю свою многовековую историю.

В древнем Египте было великое множество всяких богов — больших и малых. По всей стране чтились Амон, Озирис, Тот. Но, кроме того, каждый ном — отдельная провинция — имел и своих собственных богов. И в честь каждого божества воздвигались храмы, а в них верховодили и процветали жрецы. В столице страны — Фивах особенно почитался бог Амон, и жрецы его пользовались громадной властью. Они владели обширными полями, многочисленными селениями, жители которых от рождения до смерти были обречены трудиться для пополнения храмовой казны. Богатства священных храмов Амона достигали сказочных размеров.

И вот против этих-то всесильных жрецов и решился выступить молодой фараон, которому при рождении дали имя Аменхотеп IV, это означало — «Амон доволен».

Судя по сохранившимся документам и рисункам, он был человеком, так сказать, «кабинетного типа», увлекался религиозно-философскими вопросами, искусством, даже сам писал очень любопытные стихотворные гимны, дошедшие до нас. В отличие от большинства своих воинственных предшественников и наследников Аменхотеп IV куда меньше внимания уделял походам в чужие страны.

Тем поразительнее решительность и энергия, с какими он начал ломать устоявшийся веками порядок. Новый фараон попросту упразднил всех прежних богов, не пощадив и самого почитаемого среди них — Амона. Их имена по его приказу стирают, соскабливают со всех надписей на зданиях и обелисках. При этом отважный реформатор не щадит даже памятников, установленных в честь его родного отца — Аменхотепа III: из надписей на них тоже вырубают ненавистное имя бога Амона.

А взамен всех прежних богов и божков фараон приказывает чтить во всех храмах одно-единственное солнечное божество — Атона. В честь его он принимает новое имя — Эхнатон, что означает «Угодный Атону», и сам слагает торжественные гимны, которые отныне должны звучать повсюду:


Твой восход прекрасен на горизонте,
О живой Атон, зачинатель жизни!
Когда ты поднимаешься на восточном горизонте,
Ты наполняешь каждую страну своею красотою,
Ибо ты прекрасен, велик, блестящ, высоко над землею,
Твои лучи объемлют все страны, которые ты сотворил.
Ты связываешь их своею любовью.
Хотя ты и далеко, но твои лучи на земле,
Хотя ты и высоко, но следы ног твоих — день!

Теперь — через тридцать три века! — нам, конечно, нелегко представить себе, какие потряс. ения переживала страна во время этой поразительной реформы, ведь рушились все прежние религиозные представления. Подумать только: на место многочисленных богов, славить и чтить которых люди привыкли с детства, теперь ставился один бог, видимый и понятный всем и всюду, — сверкающий солнечный диск, величаво плывущий по небу. Не удивительно, что растерявшиеся жрецы кричали в своих храмах, будто наступает конец мира, начинается светопреставление!

А Эхнатон неумолимо продолжает задуманное. Осенью 1419 года до нашей эры фараон и весь его двор поднимаются на специально приготовленные корабли и навсегда покидают Фивы. Огромная, далеко растянувшаяся флотилия движется вниз по Нилу. Проплыв триста километров, она причаливает к пустынному берегу. Отныне здесь будет новая столица страны. Имя для нее выбрано заранее: Ахетатон — «Небосклон Атона».

И большой город вырастает со сказочной быстротой среди пустыни. Он возводится по единому плану — прямые улицы, роскошные дворцы и сады, громадный храм — «Дом Атона», растянувшийся по фасаду почти на три четверти километра, замечательная библиотека, прозванная «Домом жизни».

Интересно, что второй город в честь Атона был построен в Нубии, возле третьих порогов. Его назвали Гем-Атоном. Он существовал и тогда, когда Ахетатон давно превратился в руины. Видимо, в Нубии преобразования фараона-еретика оставили более глубокий след и сохранялись гораздо дольше. Это важно для нашей истории!

Но не будем отвлекаться.

Хотя реформа Эхнатона касалась вроде бы только религии, она оказала большое освежающее влияние на всю жизнь Египта. Сияющее, радующее всех солнечное божество как бы приближало человека к жизни, к природе, заставляло выше ценить этот прекрасный и радостный мир, щедро залитый его лучами.

Свежий ветер новых веяний оживил и искусство. Скульпторы и художники творили, будучи в плену не менявшихся веками строгих канонов, — и вдруг они словно впервые увидели прелесть окружающего мира. На фресках, найденных при раскопках развалин Ахетатона, почти нет традиционных батальных сцен с нелепо застывшими фигурками воинов и монументальным фараоном над ними. Вместо этого простые, будничные картины жизни, переданные с потрясающим реализмом: быки, мчащиеся в галопе; резвящиеся рыбы среди зарослей лотоса; стая уток над тихим озером.

Фараон считался земным воплощением божества. «Он выдвинут среди миллионов», — почтительно сообщали надписи на стенах гробниц и храмов. Имя фараона запрещалось вообще называть, как и имя бога, поэтому о нем всегда говорили только иносказательно: «Дом великий решил то-то и то-то…» Что бы ни сделал фараон, писцы повествовали об этом во множественном числе: «Они были» или «Они пошли».

Подходя к фараону, все падали ниц. Святотатством считалось даже поцеловать туфлю фараона — целовали только прах у его ног.

И вдруг Эхнатон требует, чтобы его изображали совсем по-иному: земным, простым человеком. И художники даже порой, похоже, впадают в натурализм, старательно подчеркивая, а не скрывая, как прежде, недостатки фигуры фараона. У него на всех портретах слабое, хилое тело, длинное, узкое лицо и тонкая шея, отвисший живот, впалая грудь. Он даже уродлив и не скрывает этого. И застаем мы его на этих изображениях не в парадных залах, а в обычной домашней обстановке.

Как потрясла меня в свое время и до сих пор стоит перед глазами небольшая фреска: Эхнатон со своей женой стоят у постели умирающей крошечной дочери! Он вовсе не фараон, а просто убитый горем отец; жена горько плачет, и Эхнатон, утешая, мягко положил ей на плечо руку…

А сколько человеческой красоты в знаменитом скульптурном портрете его жены Нефертити! Это поистине одно из величайших творений мирового искусства, такое же вечное и не стареющее, как строгие линии Парфенона и гениальные статуи Праксителя.

Но все это кончается так же резко, как и началось.

Умирает Эхнатон — и все его реформы затухают, словно дождевой ручей в песках пустыни. И начинается чехарда!

Эхнатона сменяет на троне его зять Сакара — и умирает загадочно быстрой смертью, чтобы уступить место Тутанхатону — тоже не то зятю, не то сводному брату покойного царя-еретика. Новому фараону всего двенадцать лет, и, конечно, жрецы легко прибирают его к рукам.

Столица снова возвращается в Фивы, а опустевший «Небосклон Атона» быстро заносят пески пустыни. Опять каменотесы исправляют памятные надписи на стенах и обелисках. Теперь они вырубают из них ненавистное имя солнечного бога Атона. Имя же Эхнатона вообще запрещено упоминать. Только при крайней необходимости в официальных документах его туманно называют «преступником из Ахетатона».

А новый фараон Тутанхатон становится Тутанхамоном…

Но он умирает рано, всего восемнадцати лет, и в стране воцаряется смута. Жаждущие власти рвутся к опустевшему трону — сначала Эйе, муж кормилицы Эхнатона, провозгласивший себя вдруг каким-то «божественным отцом», потом другие. Быстро меняются эти временные правители — выскакивают из неизвестности и так же стремительно исчезают в полном забвении. Их имена даже не успевают сохраниться на памятниках или в исторических документах.

А за бешеной каруселью всех этих временщиков смутно маячит фигура хитрого Харемхеба, ставшего визирем еще при Эхнатоне. Набираясь опыта в придворных интригах, он терпеливо ждет своего часа, чтобы весной 1342 года внезапно провозгласить себя фараоном и твердой рукой навести, наконец, порядок в стране, — конечно, угодный фиванским жрецам.

Мятежи и волнения в период этого междуцарствия охватили всю страну и порой, видимо, принимали характер настоящих восстаний. Об этом свидетельствует любопытный документ той поры, известный под условным названием «Горестного речения». Неизвестный автор его весьма красочно изображает это восстание и жалуется:

«Воистину: благородные в горе, простые люди же в радости.

Каждый город говорит: «Прогоним богатых из наших стен!»

Смотрите: кто раньше не имел хлеба, владеет теперь закромами. Тот, кто голодал, владеет теперь амбарами, кто брал зерно в долг, теперь сам раздает его.

Воистину: вскрыты архивы, похищены списки обязанных платить подати, и рабы превратились в господ!»

И как же обидно, что мы почти ничего не знаем об этом интереснейшем отрезке истории! Не знаем даже точно и спорим до сих пор, сколько лет продолжалось это «Смутное время», так богатое всякими драматическими событиями: сорок или десять?

Меня всегда, признаться, обижает, что для людей, не занимающихся специально древним Египтом, вся многовековая история его сливается в какое-то смутное пятно, даже, пожалуй, небольшое пятнышко. А ведь по своей протяженности этот отрезок истории человечества составляет четыре с лишним тысячи лет, в то время как с начала нашей эры времени протекло в два раза меньше. Основатель первой династии фараонов Нармер был для Эхнатона и Тутанхамона таким же далеким предком, как, скажем, для нас легендарен Александр Македонский или Вергилий.

События сравнительно недавнего временя предстают перед нами в довольно правильной исторической перспективе. Мы достаточно отчетливо представляем себе, как много всяких событий произошло за последнюю сотню лет. Но с более отдаленными временами происходит некое смещение, своего рода «историческая аберрация», что ли. В школьном учебнике вся история древнего Египта умещается на двух-трех страницах. А ведь вспомните, что это сорок с лишним таких же столетий, что и наш век. И в каждом том далеком от нас столетии люди так же рождались, старились и умирали, радовались и горевали, переживали всяческие драматические события и опасные приключения.

Сколько таких событий, задевавших и затягивавших в свой водоворот тысячи человеческих судеб, произошло в те бурные полвека смут и потрясений между смертью фараона-еретика Эхнатона и окончательным восстановлением старых традиций при Харемхебе! А в трудах историков — пустота, зияющий провал, настоящее «белое пятно», в тумане которого лишь смутно мелькают отдельные расплывчатые фигуры.

И где-то в том же тумане, среди этих смутных фигур прячется и загадочный Хирен, не дающий мне теперь покоя.

То, что мы знаем о нем, можно отметить, загибая пальцы всего на одной руке. Но каждая из отрывочных весточек, с большим трудом вырванных у забвения несколькими поколениями египтологов, вызывает великое множество вопросов и заставляет вести все новые и новые поиски.

Начать с того, что Хирен, видимо, был выходцем из Нубии — вот из этих самых пустынных краев, где теперь я стою в раздумьях перед его таинственной фальшивой пирамидой. Его имя упоминается в одной из надписей времен Эхнатона, и при этом говорится, что он был «великим и знающим строителем, поистине новым земным воплощением божественного Имхотепа».

Жившего за тридцать веков до него строителя первых пирамид Имхотепа к тому времени уже провозгласили богом, и все писцы, приступая к работе, непременно совершали жертвенные возлияния в его честь. Приписываемые ему афоризмы почитались бессмертными.

И вот с этим легендарным искусником сравнивали молодого Хирена. Любопытно!

А то, что он в те годы был еще молодым, доказывает единственный сохранившийся его портрет.

На фреске, где изображены почетные гости, приносящие дары новому фараону Тутанхамону, нарисован молодой нубиец в набедренной повязке из шкуры леопарда. Он с низким поклоном преподносит юному фараону какое-то странное сооружение: не то детскую игрушку, не то модель какой-то машины.

Уже раньше некоторые египтологи высказывали предположение, что этот нубиец на фреске — Хирен. Все сомнения отпали, когда Красовский нашел в пирамиде статуэтку с именем Хирена: да, это, несомненно, одно и то же лицо.

Но когда же Хирен стал фараоном? Видимо, после смерти Тутанхамона, в смутные времена. Как это произошло? Какую политику проводил Хирен, оказавшись на престоле: пытался продолжать реформы Эхнатона или, наоборот, как и Тутанхамон, принял сторону жрецов? Почему же тогда его правление не оставило никаких следов в документах и на памятниках того времени?

И почему он решил строить свою гробницу именно здесь, на краю пустыни? Зачем затеял это ложное погребение? А где его настоящая гробница — может быть, она сохранила для нас какие-нибудь дополнительные сведения об этом странном фараоне — «великом и знающем строителе» и о том «Смутном времени», когда он жил?

Все эти вопросы наверняка терзали Красовского, когда он в полной растерянности стоял перед пустым саркофагом. И ответа на них не было. Гробница пуста, и только маленькая фигурка из красного камня насмешливо и таинственно усмехалась прямо в лицо археологу…

Чтобы хоть как-то возместить свои пустые, как он считал, труды, Красовский решил тщательно исследовать все внутреннее устройство пирамиды. Для этого он задумал заново пройти тем путем, каким проникли в нее грабители, и узнать, удалось ли им отыскать так ловко скрытый вход в пирамиду.

Красовский поселился прямо в погребальной камере и поставил свою походную койку рядом с пустым саркофагом. Здесь, в мрачном подземелье, озаряемом лишь светом тусклого фонаря, дыша затхлым воздухом, он прожил больше года!

Шаг за шагом восстанавливал он путь грабителей и все больше восхищался отвагой и находчивостью этих смельчаков, пробравшихся в свое время к погребальной камере через запутанный лабиринт коридоров, где на каждом шагу их подстерегали смертельные ловушки. Но не меньше восхищало и поразительное мастерство фараона-строителя, который, видимо, сам лично разработал хитроумный план пирамиды.

Начать с того, что погребальная камера вообще не имела входа. Как же в нее попал саркофаг? Красовский установил, что его спустили в камеру сверху, а потом это отверстие закрыли тяжелой глыбой песчаника; таким образом, потолок как бы служил надежно закрытой на века «дверью» камеры.

Коридор, который проходил над этой потолочной плитой, продолжался дальше и заканчивался тупиком. Как же грабители догадались, в каком именно месте нужно пробивать отверстие, чтобы попасть через потолок в камеру? А они проникли сюда именно этим путем, и Красовский — по их следам.

С факелом в руках Красовский пробирался по коридорам, заводившим его в тупики, карабкался по лестницам, каждая ступенька которых могла в любой момент предательски провалиться под ногой и сбросить его в глубокий колодец-ловушку с совершенно гладкими стенками… Раздеваясь догола и натирая тело маслом, он проползал под каменными глыбами, висевшими на каком-то потайном «волоске» и готовыми при малейшем неосторожном движении обрушиться и раздавить его. Но грабители прошли тут много веков назад, и он лишь повторил весь их путь.

Красовский нашел, наконец, и заветный вход в пирамиду. Оказалось, что строитель спрятал его вопреки всем традициям не на северной, а на южной стороне!

И грабители тоже каким-то образом узнали об этом: они проникли в пирамиду именно с юга. А может быть, кто-то заранее раскрыл им секреты пирамиды?

Проведя больше года во тьме заколдованных подземных переходов, Красовский составил их точный план. Ни одна пирамида, пожалуй, не была еще исследована с такой полнотой и обстоятельностью.

Но добровольное заточение в древней гробнице не прошло даром. Здоровье Красовского было подорвано.

Вернувшись на родину, он увлекся всякими мистическими «теориями», весьма модными в те годы перед первой мировой войной, стал искать какой-то «сокровенный смысл» в цифрах, характеризовавших высоту пирамиды, размеры коридоров и погребальной камеры. Затем начал писать бредовые статьи о «душе пирамиды Хирена».

Некоторые его научные выводы подвергались критике, без этого, впрочем, не могла бы двигаться вперед наука. Но Красовский принимал всякую критику очень болезненно, считая каждое замечание личным выпадом.

Ему резали глаза газетные статьи со злорадными заголовками:

«Он копал Два года и Ничего не нашел!»

А в 1914 году Красовский умер одинокий и всеми забытый.

ГЛАВА IV. МРАК ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Я рассказал подробно всю историю, но как-то не уверен, сумел ли объяснить, почему же она так занимала мои мысли.

Пирамида пуста. Все уголки ее подземных переходов облазил и изучил покойный Красовский. Позднее, уже в тридцатых годах, ее обследовала экспедиция англичанина Кокрофта и не смогла ничего прибавить к тому, что мы уже знали. Так что, разрабатывая план исследований важнейших исторических памятников в зоне затопления, ее не включили в список. В самом деле: искать больше в пирамиде нечего, а переносить ее на новое, более высокое место бессмысленно. Для того чтобы сохранить представление о ней, достаточно очень точной и изящной модели, которая находится в Каирском музее. Видимо, загадочной пирамиде так и суждено скоро скрыться в волнах разлившегося Нила и навсегда унести с собой свою тайну…

Но вот как раз мысль об этом и не дает мне покоя. И, хорошо понимая всю безрассудность и тщетность своего поступка, я все-таки не могу удержаться и перед выходом на разведки в пустыню решаю осмотреть пирамиду Хирена. Зачем? Ну, хотя бы просто попрощаться с нею…

Убирая посуду после завтрака, Ханусси вдруг спросил меня:

— Вы хотите пойти туда, в Дар-аль-Гуль?

— Да. А что?

Старик многозначительно покачал головой и пробормотал:

— Это плохое место, йа хавага, очень плохое! Не надо туда ходить…

И, шаркая ногами, исчез за палаткой.

Суеверные люди всюду найдут пищу для своих мрачных пророчеств. Так и наш Ханусси.

Пирамида Хирена почему-то пользовалась у местных жителей дурной славой, хотя никаких причин к этому вроде не было. Разве только потому, что она стояла в уединенном месте и выглядела довольно мрачно, напоминая причудливо разрушенную ветром скалу, полузанесенную песком?

А возможно, все дело в том, что в селении еще помнят, как заболел и умер вскоре после отъезда отсюда Красовского один из рабочих? Так и возникают мрачные легенды и поверья: умер рабочий, потом стал болеть и умер Красовский…

Да, была ведь еще и третья смерть, которую тоже в свое время связывали с этой пирамидой. Вскоре после возвращения в Англию погиб в автомобильной катастрофе и другой исследователь пирамиды — Кокрофт. И, конечно, сразу его смерть приписали какому-то мистическому «проклятию фараона», тяготеющему якобы над пирамидой.

До чего все-таки живучи эти примитивные суеверия! Какой шум подняли в свое время вокруг гробницы Тутанхамона, его отзвуки не умолкают и до сих пор. Нет-нет да появится в газетах или журналах еще одна заметка под каким-нибудь интригующим заглавием вроде: «Дело Тутанхамона». Получилось так, что после вскрытия этой гробницы один за другим умерли — конечно, от разных причин — несколько побывавших в ней людей. И началось!..

«Проклятие фараона действует через тридцать веков!»

Древние пирамиды с их запутанными подземными переходами, потайные гробницы, во мраке которых веками сохранялись «нетленные» мумии, — все это издавна давало богатую пищу для всяких суеверных измышлений любителей и поклонников сверхъестественного. Постепенно наука развенчивала их мистические домыслы один за другим. Но эти люди не сдавались и пытались даже, так сказать, идти в ногу со временем и придать своим суевериям некую «наукообразность»: за последние годы во многих западных газетах появились, например, сообщения, будто орудием мести фараона Тутанхамона оказался некий вирус, не менее таинственный, чем привидения прежних небылиц.

Напрасно Говард Картер, который собственными руками вскрывал гробницу Тутанхамона и провел в ней больше времени, чем кто бы то ни было, доказывал, что все эти смерти вовсе не связаны между собой. Они произошли от совершенно различных причин, в которых нет ничего загадочного, — и ведь, кроме умерших, в гробнице побывали тысячи людей, и никто из них не подхватил даже насморка.

Напрасно Картер твердил на пресс-конференциях:

— Здравый человеческий разум должен с презрением отвергнуть такие выдумки. Нет на земле более безопасного места, чем гробница!..

Ему не верили, и суеверные выдумки странствуют по свету до сих пор. Вот почему вполне понятно, что после трех смертей и пирамиду Хирена стали называть Дар-аль-Гуль — «Приют дьявола» — и рассказывать о ней всяческие небылицы.

Я решил идти один, чтобы никто ие мешал смотреть я думать, да и нельзя было отрывать людей от многочисленных забот по свертыванию лагеря и сборам в дорогу. Павлику очень хотелось сопровождать меня, и он начал было рассуждать об опасностях, требующих, чтобы в экскурсии для страховки приняло участие несколько человек. В какойто степени он прав: не следует забираться в лабиринт переходов с ловушками одному. Но ведь путь был отлично разведан. Я располагал подробнейшим планом Красовского, на нем помечена каждая ловушка и прочерчен кратчайший путь к погребальной камере.

Отправился я к пирамиде рано утром, по холодку, но, пока добрался до нее, солнце уже начало заметно припекать. Было приятно протиснуться в узкую дыру, пробитую некогда Красовским, и ощутить прохладу хоть и немножко затхлого, но сыроватого воздуха подземелий. Едва не задев меня, навстречу метнулись три вспугнутые летучие мыши.

Засветив сильный электрический фонарь, я еще раз прикинул по захваченному с собой плану предстоящий путь. Первый его участок не представлял особых трудностей — это была прямая штольня, пробитая в свое время Красовским.

Она оказалась тесной, приходилось двигаться почти на четвереньках, а местами даже ползти. Временами она резко сужалась: видно, рабочие, пробивавшие ее, к этому времени особенно устали или у Красовского не хватило денег подкормить их как следует и поднять энтузиазм. Так что пробираться по этому лазу было не очень удобно.

Довольно быстро и без всяких приключений я добрался до конца штольни, где она, к радости Красовского, наконец, пересекла первый коридор. Древние строители прокладывали его капитально, не торопясь, по всем правилам; и тут я смог, наконец, с удовольствием разогнуть спину и встать на ноги, хоть и пригнувшись. Вероятно, это так и было задумано строителями пирамиды: даже в покои мертвого фараона следовало входить, склонив порабски голову.

Но теперь надо быть особенно внимательным и осторожным, чтобы не забрести в тупик или не угодить в ловушку. Я часто останавливался и сверялся с планом.

И все-таки в одном месте зазевался и сбился с пути. Коридор тут разветвлялся на два совершенно одинаковых прохода. Один вел куда-то вверх, а другой постепенно понижался. Естественно, было пойти именно по этому коридору, он-то и должен, казалось, вести к погребальной камере. Я машинально так и поступил, и, лишь пройдя по нему метров восемь и взглянув снова на план, сообразил, что коридор уводит меня далеко в сторону и закончится тупиком.

Заметил я это вовремя, потому что, сделав еще несколько шагов, непременно угодил бы в ловушку, помеченную на плане Красовского жирным красным крестиком.

Из любопытства я решил проверить, действует ли она до сих пор.

Придерживаясь за стену рукой и поминутно постукивая перед собой по полу коридора захваченной длинной палкой с металлическим наконечником, я сделал один шаг, другой, третий… Теперь я был где-то у самой ловушки. Но даже присев на корточки и внимательно осмотрев пыльный пол при ярком свете фонаря, я не мог заметить никаких признаков опасности.

Но стоило мне только ткнуть палкой в пол чуть дальше и посильнее, как часть его с легким шорохом провалилась куда-то вниз. Из приоткрывшейся на миг глубокой черной ямы на меня пахнуло могильной сыростью. Едва не потеряв равновесие, я отшатнулся назад, а плита почти бесшумно встала на место. И снова ее невозможно было отличить от других.

Хотя прошло тридцать три века, ловушка продолжала действовать безотказно. Один неверный шаг — и я бы провалился в каменный мешок и погиб бы в нем, как глупая мышь.

Признаться, мне стало немного не по себе. А ведь я знал о ловушке заранее, был подготовлен к тому, что меня ждет. Каково же приходилось тем древним грабителям, пробиравшимся по этим коридорам наугад и, наверное, в кромешной тьме? И все-таки они упрямо лезли, ползли по темным коридорам, ощупывая каждый камень. И, конечно, многие из них проваливались вот в такие каменные мешки и погибали, но уцелевшие не оставляли пирамиду в покое, пока не добирались до заветного золота.

Именно для защиты от грабителей и придумывались все эти хитрые ловушки — и все равно ни одна пирамида не сохранилась до нашего времени в неприкосновенности. Все они были разграблены еще в древности — порой через несколько месяцев или даже дней после похорон.

Сохранился любопытный документ — протокол допроса, сделанного три тысячи лет назад. Он велся наспех, скорописью — видимо, писец торопился. Восемь смельчаков — среди них камнерез Хапи, крестьянин Аменемхеб и раб-нубиец Ахенофер — проникли в царскую гробницу. Их поймали, пытали, и писец торопливо записывал признания несчастных:

«Саркофаг находился в камере и покрыт был каменной крышкой. Мы разрушили все это и нашли покоившихся там царя и царицу. Мы нашли божественную мумию царя и рядом его меч, талисманы, золотые украшения на его шее. Голова его была покрыта золотом. Вся священная мумия была покрыта золотом и серебром и усыпана драгоценными камнями. Мы взяли золото, которое мы нашли на мумии, талисманы и украшения с шеи и золото гробов. Мы взяли также все, что нашли на теле царицы. Затем мы сожгли их погребальные ящики и унесли все, что можно было унести, и разделили честно на восемь частей».

Какой приговор вынес грабителям фараон, мы не знаем. Но на смену им спешили другие…

Все ухищрения строителей пирамиды оказывались тщетными перед наследственным искусством грабителей. Так что каждый раз, когда обнаруживаешь уже опустошенную гробницу, право, не знаешь, то ли проклинать опередивших тебя грабителей, то ли восхищаться их мужеством и находчивостью.

Поиски и ограбление гробниц, в самом деле, стали своеобразным «искусством», передававшимся из поколения в поколение. Египтологам известна одна деревня, жители которой занимались грабительским промыслом по крайней мере с XIII века, и только в конце XIX их удалось, наконец, поймать с поличным!

Все началось с того, что один археолог заметил, что на базаре часто попадаются уникальные статуэтки и другие ценные предметы из захоронений, явно подлинные и очень древнего происхождения. Удалось проследить, что продают их каждый раз люди, так или иначе связанные с многочисленной семьей одного местного жителя, Абд-аль-Расула.

Но это еще не могло стать уликой. Когда Абд-аль-Расулу предъявили обвинение в том, будто он разыскал какое-то потайное погребение и потихоньку грабит его, тот, конечно, стал все отрицать. За него горой встали жители селения, и дело пришлось замять.

Однако археологи, превратившиеся и сыщиковлюбителей, не прекращали тайного наблюдения за подозрительным семейством. И все же уличить ловких грабителей никак не удавалось. Выяснить правду помогла ссора, внезапно разгоревшаяся в семье Абд-аль-Расула. Один из его родственников повздорил с ним из-за дележа добычи и в отместку пришел в полицию с повинной.

Оказалось, что шесть лет назад Абд-аль-Расулу посчастливилось обнаружить совершенно уникальный тайник в скалах — в нем еще за тридцать веков до этого были перепрятаны от других, древних грабителей мумии сорока фараонов и царских родичей!

Богатство, свалившееся на семейство Абд-аль-Расула, оказалось так велико, что его нельзя было сразу вынести и превратить в деньги. Тогда на семейном совете решили сохранить все в полной тайне. И шесть лет эти ловкачи, когда возникала нужда в деньгах, отправлялись в тайник, чтобы выбрать несколько подходящих вещиц для продажи — совсем как бизнесмены ходят в банк!

Но дорого доставалось это золото.

Правда, в данном случае, как установил Красовский, грабители, видимо, обладали планом пирамиды Хирена, хотя и не знали главного: что она пуста, иначе бы они в нее просто не полезли. Но все равно — забираться в этот лабиринт опасных ловушек было весьма рискованным предприятием, я чуть не убедился в этом на собственной шкуре…

Теперь мне предстояло вернуться обратно к развилке коридоров и найти правильный путь. Я так и сделал.

Тот, кто ни разу не ползал в полном одиночестве по безмолвным подземным переходам, где царит кромешная тьма, все-таки никогда не сумеет по-настоящему представить, какие тревожные и странные ощущения охватывают иной раз человека в этих мрачных местах.

То и дело приходится ползти на четвереньках или вовсе на животе. Свет лампы порой словно искры высекает из стен, отражаясь в крошечных кристаллах, а впереди непроглядный мрак. Тени скачут вокруг тебя и убегают во тьму. Огибая углы, ощупываешь руками пол: не угодить бы в ловушку. И все время чувствуешь: ты один, над тобой громада скалы. Вот-вот она придавит тебя, ты застрянешь в какой-нибудь щели-ловушке — и когда-то найдут твои кости? Ведь уже тридцать веков не звучали здесь человеческие голоса…

Когда я был уже у самого развилка, мне послышался впереди какой-то слабый шум, словно от падения камня, покатившегося под чьей-то ногой. Я остановился и прислушался. Все тихо.

Дальше идти следовало по тому коридору, который обманчиво поднимался вверх. Он выводил к лестнице, спускавшейся довольно круто сразу метров на шесть. Две из ее ступенек на плане Красовского были помечены все теми же тревожными красными крестиками. К счастью, аккуратные участники последней экспедиции Кокрофта предусмотрительно оставили здесь длинную и крепкую доску. С ее помощью я смог довольно легко перебраться через предательские ступеньки.

Лестница привела меня в маленькую я совершенно пустую комнатку с низким потолком. Чтобы пройти из нее дальше, следовало ползком протиснуться в узкую щель, зиявшую в углу. Это тоже, по словам Красовского, была ловушка: при неосторожном движении каменная глыба должна опуститься, намертво придавив нарушителя вечного покоя пирамиды. Но еще сам Красовский обезопасил ее, забив по обеим сторонам щели прочные клинья.

Правда, щель из-за этого стала совсем узкой и протиснуться в нее оказалось нелегко. Чувство, с которым я полз, было далеко не из приятных: кто знает, может клинья давно истлели и как раз в этот миг треснут под тяжестью глыбы?

И опять, снова очутившись на время в их «шкуре», я подумал о грабителях: не могли же они лезть в эту каменную. смертоносную пасть, не разузнав предварительно ее секрета? Хотя в общем опыта-то у них в таких предприятиях было, конечно, побольше, чем у меня. А Красовский как на это решился?..

По ту сторону щели меня ожидал снова широкий коридор. Пройдя по нему метра четыре, я увидел черную дыру, зиявшую посреди пола.

Сердце у меня дрогнуло. Это и был вход в погребальную камеру, пробитый некогда грабителями.

В стене торчал крюк, забитый еще Красовским: археолог прикреплял к нему веревочную лестницу и спускался по ней в гробницу. У меня лестницы не было, только прочная веревка с узлами. Один конец ее я привязал к крюку, а другой спустил в темный зев отверстия.

Фонарь болтался у меня на шее, так что вокруг со всех сторон плясали тени, мешая мне рассмотреть, далеко ли до пола. Из-за этого я угодил прямо в раскрытый саркофаг!

Выбравшись из него, я поднял над головой лампу и осмотрелся.

Саркофаг стоял точно в центре комнаты, и возле него лежала гранитная крышка — все было так, как увидел впервые Красовский.

Я медленно обошел всю комнату, рассматривая стены. Это был не асуанский гранит с его теплым розоватым оттенком, а какой-то иной, со зловещими пятнами густого бархатисто-черного цвета, с ветвистыми зеленовато-бурыми прожилками. Свет лампы как бы выделял, подчеркивал его мрачность.

Я невольно передернул плечами, вспомнив, что в этом каменном мешке Красовский провел много дней в добровольном заточении. На потолке от лампы или факела, которым он пользовался, осталось большое пятно жирной копоти.

Черные стены, нависший потолок — я почти физически ощущал его тяжесть, хотя пробыл здесь всего несколько минут. И эта полная, абсолютная тишина, от которой звенело в ушах… Не мудрено, что несчастный Красовский свихнулся, стал суеверным и нелюдимым, пожив в этом склепе.

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я снова стал внимательно осматривать стены. Это было пустым занятием — каждую щелочку между плитами до меня обследовал Красовский.

Он нашел лишь одну надпись на стене и рисунок на крышке саркофага: шакал над девятью пленниками, стоящими на коленях. Но такие рисунки обычны в древних египетских гробницах. Они служили как бы предостережением грабителям, угрожая им вездесущей местью покойного фараона.

Мне повезло, конечно, не больше, чем Красовскому. И все-таки я присел на край саркофага и перерисовал себе в блокнот единственную надпись, вырубленную на стене, — сам не знаю, зачем, ведь она опубликована Красовским и давно всем известна. Наверное, только потому, что уж очень обидно показалось возвращаться в лагерь с пустыми руками.

В переводе надпись звучала так:

«Сын мой, мститель мой! Восстань из небытия, о ниспростертый!.. Да одолеешь ты своих врагов, да восторжествуешь над тем, что они совершают против тебя…»

Вот и все. Больше осматривать нечего. А ушебти, изображающая фараона Хирена, давно покоится в одном из залов Эрмитажа, где я столько раз видел ее еще студентом, увлекаясь загадкой пустой пирамиды с ложным погребением. Теперь я пробрался в самое сердце этой пирамиды, собственными глазами увидел и черные стены и пустой саркофаг, но ни на шаг не приблизился к разгадке.

А ведь она должна быть где-то неподалеку — разгадка тайны! Не мог же Хирен выбрать место для своей настоящей гробницы где-нибудь в Фивах или Ахетатоне, а фальшивую для отвода глаз устроить здесь, за сотни километров оттуда? Это полная бессмыслица. Нет, его настоящая гробница тоже должна таиться где-то в здешних пустынных краях, возможно, совсем поблизости. И обнаружить ее можно, как нашли в 1922 году в давным-давно исследованной Долине царей чудом сохранившуюся гробницу Тутанхамона. И нашел же совсем недавно египетский археолог Мухаммед Гонейм даже целую пирамиду, скрытую многие века под песками неподалеку от Каира!

«А если Хирен погиб в бою или в какой-нибудь дворцовой резне и у него вовсе не оказалось гробницы?» — подумал я.

Нет, это все-таки маловероятно: фараонов, как правило, хоронили торжественно. Где-то должна быть его гробница!

Но здесь, возле пустого саркофага, мне явно больше нечего делать. И так уже эта обстановка начинала действовать на нервы. Пробыл я здесь в камере не больше часа, а уже стало охватывать меня какое-то непонятное беспокойство. Надо поскорей выбираться отсюда.

Обратный путь я проделал гораздо быстрее и без всяких происшествий. Мне только показалось, будто доска, по которой я перебирался через ступенькиловушки на лестнице, вроде лежала не так, как раньше. Но я тут же прогнал эту глупую мысль: кто мог сдвинуть доску в укромном коридоре совершенно пустой пирамиды! Даже шакалы вряд ли забираются так далеко.

И все же, когда я подошел к штольне, пробитой Красовским, мне почудилось, будто впереди промелькнула чья-то тень…

Да, у меня явно разгулялись нервы. Долго ли пробыл в пирамиде, а уже начала мерещиться всякая чертовщина. Не хватает еще тоже стать суеверным по печальному примеру Красовского и старика Ханусси. Хотя, честно признаться, я теперь, пожалуй, понимал ученого. В такой обстановке не мудрено стать и нервнобольным.

Последний участок пути по штольне я нарочно прошел не спеша. Но все равно, не стану кривить душой, испытал явное облегчение, когда увидел впереди сверкающий солнечный свет и, выбравшись из пролома, с наслаждением вдохнул горячий, раскаленный, но зато такой чистый воздух пустыни.

К обеду я немножечко запоздал. Но, к счастью, и обед слегка задержался, так что упреки достались не мне, а повару.

— Что это с вами, Ханусси? — удивился я. — Ведь вы всегда так пунктуальны, хоть часы проверяй.

Старик развел руками, поклонился и смиренно сказал:

— Заходил перед отъездом проведать старого приятеля, йа хавага. Прошу извинить. Больше этого не повторится, йа хавага.

Опять он упорно величает меня «иностранным господином», вот чертов старик!

За обедом мы наметили маршрут разведочной поездки и состав отряда. Не обошлось без споров. Поместиться в машине могло не больше шести человек. Я решил взять с собой, кроме проводника, Павлика, нашего художника Казимира Петровича, Женю Лавровского и Ханусси, чтобы не тратить времени на приготовление пищи. Остальным предстояло закончить к нашему возвращению упаковку находок.

Брали мы с собой и приборы для электроразведки. Но Зина накануне подвернула ногу, да и без того поездка будет тяжелой и утомительной, — я решил оставить девушку в базовом лагере вместе с Андреем Аккуратовым. А с аппаратурой мы какнибудь управимся сами: один из неписаных экспедиционных законов гласил, что каждый должен владеть основными навыками специальности товарища, чтобы при необходимости всегда подменить его.

Андрей отнесся к моему решению философски, кропотливая лабораторная работа была ему по душе. Но Зиночка обиделась и в отмщение не разговаривала со мной весь вечер; в гордом одиночестве она сидела на берегу.

ГЛАВА V. «СЫН МОЙ, МСТИТЕЛЬ МОЙ!»

Мы отправились в путь рано, едва забрезжил рассвет. Но на базарной площади уже сидели женщины в черных мешковатых мелайях, разложив перед собой нехитрый товар: овощи, связки плодов манго, корзины из тростника, — их крышки в точности повторяли форму древних боевых щитов, изображения которых сохранились на фресках. Седая старина была живучей и на каждом шагу давала о себе знать в этой древней стране.

Мы миновали огороды, потом большой пустырь, раскинувшийся вокруг селения, — здесь еще была хоть какая-то растительность в виде чахлых колючих кустов и валявшихся далеко друг от друга диких арбузов, пустых внутри, словно мячи. А потом перед нами раскинулась настоящая пустыня, ее унылую плоскость лишь подчеркивала смутно темневшая вдали невысокая гряда Нубийских гор.

Два наших «доджа» бойко бежали по этой равнине без всякой дороги. Барханов тут не было, и плотно слежавшийся песок отлично держал машины. Только посвистывал ветер, сначала приятно прохладный, бодрящий, но постепенно раскалявшийся под лучами быстро поднимавшегося солнца и уже не приносивший никакого облегчения.

Проводником мы взяли пожилого бедуина, по имени Азиз, одного из наших рабочих. Он объездил всю пустыню на сотни километров вокруг и знал здесь каждый камешек.

Мы ехали уже третий час, а горы все отступали, оставались такими же далекими и размытыми. Кто знает: может быть, именно там, в горах, и спрятана настоящая гробница Хирена? Он, наверное, отлично знал свои родные края и выбрал для нее местечко поукромнее.

Намечая маршрут похода, я надеялся все-таки напасть на какие-нибудь признаки этой гробницы. Древняя караванная тропа, заброшенные каменоломни, развалины колодца — все могло подсказать к ней дорогу. Просто разведать еще неизвестные древние памятники — и то уже было бы ценно. Но в глубине души я надеялся на большее…

Солнце поднималось все выше, и удовольствие от быстрой езды постепенно испарялось. Лицо жег раскаленный ветер и больно кололи тысячи мельчайших песчинок. Голова будто налилась свинцом и начинала гудеть, словно телеграфный столб в открытом поле.

Первую остановку мы сделали возле небольшой скалы, одиноко торчавшей среди песков. Такие скалы, растрескавшиеся под солнечными лучами и покрытые бесчисленными рябинками от ударов песчинок, переносимых ветром, называют останцами. Далеко приметные, они с древнейших времен служили в пустыне маяками, и обычно все проходившие мимо караваны оставляли на них какой-нибудь памятный значок.

Нам повезло. На первом же останце удалось разглядеть иероглифы, выбитые чуть выше человеческого роста. Разобрать их было не так-то легко, слишком уж сильно время, солнце и ветер разрушили поверхность скалы. А ведь малейшее искажение придает условным значкам-рисункам уже совсем иной смысл.

Три часа мы спорили, ощупывали пальцами каждый изгиб рисунка, рассматривали надпись под разными углами. Павлик даже спустился на веревке, переброшенной через вершину скалы, и повис, пытаясь получше рассмотреть письмена. Наконец пришли к общему соглашению, и я смог записать в блокнот первую расшифровку:

«Исида и Озирис, охраните Тактиз-Амона, рожденного Зекарером, на трудном пути к царским рудникам…»

Значит, мы шли по верному пути: именно здесь проходила в древности тропа к золотым рудникам.

Потом Казимир Петрович снял оттиск с каждой надписи и рисунка, предварительно очистив камни от пыли, смочив и приложив к ним листы специальной тонкой и мягкой бумаги. Похлопывая по бумаге твердой щеткой, удается получить очень точные копии надписей. Такие оттиски — эстампажи — лучше всякой фотографии передают не только мельчайшие детали, но и фактуру камня.

Примерно через час остановились у другого останца. Но как ни осматривали его со всех сторон, не нашли на нем никакой надписи, кроме едва заметного и по-детски примитивного рисунка, изображавшего слона с поднятым хоботом. Казалось, что это даже не рисунок, а просто следы причудливой работы ветра.

— Ну, откуда в пустыне мог взяться слон? — кипятился Женя Лавровский.

Да, глядя на эти пески, трудно было представить, что вовсе не всегда здешние унылые края были пустыней. Когда-то и тут зеленела трава, текли веселые ручьи, шумели листвой кусты, среди которых бродили и слоны, и бегемоты, и жирафы. Но именно эти-то примитивные рисунки на скалах, сделанные явно с натуры, и свидетельствуют, как изменился за века климат.

Мы сделали эстампаж рисунка, чтобы доспорить уже дома. Дольше задерживаться у этой скалы не имело смысла: день уже близился к вечеру, и надо было продолжать путь.

Остановились мы на ночлег тоже возле довольно большого останца с раздвоенной вершиной, похожей на руины крепостной башни, но даже бегло осмотреть его не успели, так быстро упали на землю сумерки. Осмотр отложили до утра.

Басовито загудели походные примусы, призывно зазвенели алюминиевые ложки и миски, и тут все мы сразу почувствовали, как основательно проголодались и устали за день. Лица у всех горели от ветра, на зубах скрипел вездесущий песок, а в уставших от солнечного блеска глазах плыли радужные круги.

После ужина я с наслаждением вытянулся на походной койке, поставленной у скалы прямо под звездным небом. Дождя здесь не помнили уже лет сорок, а солнце не помешает, все равно вставать придется на рассвете.

Лагерь быстро уснул, и я остался наедине с ночью, звездами и со своими мыслями.

Не могу передать, как нравились мне эти ночлеги под открытым небом в пустыне. Хотя рядом спали товарищи, в такие часы пустота диких, первозданных просторов, окружавшая нас со всех сторон, становилась физически ощутимой. Ни стены, ни двери, ни потолок не отделяют тебя от ночи, а яркие звезды над головой лишь подчеркивают беспредельность мира.

И как отлично думалось наедине со звездами! Мысли отчетливо пробегали в мозгу, одна тянула за собой другую, они сталкивались, спорили, чтобы вдруг сразу растаять, превратиться в смутные, отрывочные сновидения и затем в полный, глубокий сон уже без всяких видений.

Утром нам снова повезло. Часа через полтора после начала работы, осматривая одну из вершин останца, возле которого ночевали, я вдруг услышал крик Павлика, работавшего у другой скалы неподалеку. Он призывно махал мне рукой.

Я поспешил к нему.

— Что нашел?

Вместо ответа он присел на корточки и осторожно дотронулся пальцем до обломка камня, торчавшего из песка. Я нагнулся и сразу понял, что это не просто камень, как показалось мне сначала, а обломок плиты, обработанной человеческими руками. Среди трещин проступал какой-то рисунок.

Мы начали разгребать песок, и через полчаса вся плита была уже очищена и лежала перед нами. Края ее были неровны, снизу отколот, видимо, солидный кусок.

Стоя на коленях в окружении всех сбежавшихся сотрудников, я начал торопливо расшифровывать надпись.

Прежде всего бросалось в глаза изображение круглого диска с далеко протянутыми лучами. Они заканчивались маленькими раскрытыми ладошками! Несомненно, это было солнце. Точно так же его изображали на некоторых фресках времен Эхнатона: бог Атон, простирающий над миром свои животворные руки. Какая удача!

— Смотрите, а кто-то пытался отсечь эти лучи, — прошептал над моим ухом художник. Да, во многих местах были видны отчетливые следы резца или какого-то другого острого инструмента; им пытались, очевидно, соскоблить с камня рисунок.

«Сидящая женщина»… Так… «Сын мой»… А имя фараона в картуше явно заменено! Опять женщина, а это птенец перепелки… Мотыга — это сочетание «мр». Потом сова…

А Женя уже протянул мне страничку блокнота со своим переводом:

«Сын мой, мститель мой, Рамзес-Усермар, да живет он вечно. Я сияю любовью к тебе. Охраняют руки мои члены твои охраной жизни… Я простираю власть твою (и) ужас перед тобою на страны все, страх перед тобой до пределов столпов небес».

«Сын мой, мститель мой…» Где я совсем недавно встречал точно такое выражение? Но надо сперва дочитать до конца.

Ниже этой надписи виднелось изображение человека, склонившегося в молитве, а под ним — вторая надпись. Иероглифы ее немного отличались от верхних, словно бы их высекла другая рука.

«Поставил, где повелел великий царь, податель жизни Рамзес-Усермар, жизнь, здоровье, сила, царский посланец, заведующий серебряной и золотой казной, приносящий жертвы богам, тот, которому он доверяет все свои намерения, начальник над хранителями книг в Доме Жизни, Гор сына Бакенамата, по дороге к холмам, в месте…»

Низ плиты отколот.

Отнеся ее в лагерь, мы уселись вокруг плиты под тентом, словно какие-то идолопоклонники, и начали обсуждать замечательную находку.

Имя Рамзеса явно вставлено в обе надписи позже. Но чье имя было в картуше прежде, так старательно выскобленное острым резцом? С другой стороны, судя по изображению солнечного божества, плита была установлена не ранее правления Эхнатона. Значит, она принадлежит как раз к той эпохе, которая меня сейчас больше всего интересует. А если ее установили по приказу…

Я, лихорадочно начал листать блокнот. Да, я не ошибся: «Сын мой, мститель мой…» — точно так же начинается надпись, которую я срисовал в гробнице Хирена!

Неужели стертое имя фараона в картуше было Хирен?!

«Стоп, — осадил я себя. — Это еще надо доказать. Может быть, совершенно случайное повторение какого-то традиционного оборота речи, не больше».

— А кто же обращается в таком случае к Хирену? «Сын мой, мститель мой…»? Покойный Эхнатон, что ли? — спросил Павлик.

— Нет, это, пожалуй, уж слишком вольное толкование, — засмеялся я.

— Обращается к неизвестному нам фараону, в котором мы пока только подозреваем Хирена, конечно, сам бог Атон — его покровитель, — сказал Женя Лавровский. — Но и такое свидетельство очень важно, если плита и в самом деле установлена по приказу Хирена. Тогда она доказывает, что Хирен пытался продолжать реформы Эхнатона и восстановить поруганного, по его мнению, бога Атона, отомстить за него.

— Но все это еще надо доказать, — добавил я, вставая, — а значит — надо искать, искать дальше! Может, хоть отколовшийся кусок найдем.

Вдохновленные находкой, мы теперь работали так тщательно, что готовы, казалось, были просеять сквозь собственные пальцы весь песок пустыни.

Мы пробовали применить электрическую разведку. Она дает хорошие результаты при поисках старых рвов, могил и просто ям на местах древних поселений, если даже они давно засыпаны и совсем неприметны для глаза. Метод этот довольно прост: в определенных местах в землю вкапывают стальные прутья-электроды и пропускают через них ток. По изменению удельного сопротивления различных участков можно судить, не находятся ли в земле какие-нибудь археологические памятники.

Правда, несколько усложняют дело естественные помехи, порождаемые геологической структурой отдельных пластов земли. Нужен определенный навык и опыт, чтобы хорошо разбираться в показаниях приборов. Поэтому мы копались с измерениями довольно долго — сказывалось все-таки отсутствие Зиночки. Но в конце концов нам удалось обнаружить одну яму, совершенно занесенную песком.

Мы раскопали ее, но это оказался заброшенный окоп времен восстания Махди. На дне его валялось несколько позеленевших гильз от английских винтовок.

Мы двинулись дальше вдоль предгорий. Вставали на рассвете, наскоро завтракали, потом отправлялись в путь, задерживаясь возле встречного останца. Внимательно осматривали каждую скалу, но ничего особенно примечательного больше обнаружить не удалось. Попались только две надписи времен вездесущего Рамзеса II, то есть более поздней эпохи, чем времена Хирена, да еще изображение страуса, сделанное, видно, тысяч шесть лет назад.

Работать удавалось только в утренние часы и под вечер, когда немного спадала жара. А днем мы лежали под тентом, обливаясь потом, и мучительно ждали вечера. Ночами же было так прохладно, что приходилось иногда укрываться вторым шерстяным одеялом.

Работа была очень однообразной, и, втянувшись, выполняли мы ее уже с каким-то привычным автоматизмом. Особенно заметно это становилось вечерами, когда каждый сразу и без лишних слов начинал в строго определенном порядке выполнять свою часть работы по разбивке лагеря. Сначала полагалось достать из машины бачки с водой и закопать их в песок, затем проверить засветло все фонари и залить их керосином. И, наконец, все принимались готовить себе постели, пока Ханусси расстилал на песке брезентовую «скатерть» к ужину, о близости которого возвещали своим торжественным гуденьем примусы.

После ужина начинался некоторый разнобой в занятиях в зависимости от привычек каждого. Мы с художником тут же укладывались — иногда с книгами в руках, придвинув к себе поближе фонарь. Остальные еще некоторое время сидели по краям брезента, заменявшего нам «круглый стол», и вели беседы — чаще всего о том, как хороша наша русская зима и как здорово бы сейчас прокатиться на лыжах где-нибудь в лесу возле станции Опалиха… А потом Женя Лавровский, любивший подольше поспать, пристраивался поближе к свету и начинал авансом бриться, чтобы не тратить утром на это времени и понежиться лишних пятнадцать минут. При этом он то и дело ронял осколок, заменявший нам зеркало, и потом долго с проклятьями шарил по песку, пытаясь его отыскать.

А утром лагерь быстро и в таком же строго определенном порядке свертывался, мы садились в машину и двигались дальше, а горячий песок уже через несколько часов заметал наш след.

Но скоро этот размеренный порядок походной жизни нарушился…

ГЛАВА VI. ВСТРЕЧА В ПУСТЫНЕ

В этот день, также не принесший никаких открытий, мы остановились на ночлег раньше обычного, когда солнце стояло еще довольно высоко. Причина была довольно прозаической, но совершенно неотложной: все мы порядком пообросли, скитаясь по пустыне, и нельзя было дольше откладывать генеральную стрижку. До ближайшего парикмахера — километров триста, но мы захватили с собой машинку и теперь решили заняться самообслуживанием.

Особого парикмахерского опыта ни у кого из нас не было, так что «сеанс всеобщей взаимной стрижки», как окрестил его Женя, протекал весьма забавно, конечно, для зрителей. Но как только один из зрителей становился очередной жертвой, улыбка на его устах быстро застывала и сменялась весьма недвусмысленной гримасой боли. Но остальных это только еще больше веселило.

Мы все увлеклись этим зрелищем, и я — как раз внутренне сосредоточившийся, готовясь перейти из рядов зрителей на пыточное место очередной жертвы, — не сразу заметил, что наш проводник подает мне какие-то знаки, поднимаясь на цыпочки за спинами веселящихся зевак. Я протолкался к нему.

— Следует ждать гостей, йа устаз,[4] — тихо проговорил он.

— Откуда?

— Там идет машина, очень быстро идет. — Азиз ткнул пальцем куда-то на юго-восток.

Мы отошли с ним в сторонку, и я начал всматриваться в даль, но ничего не увидел и вопросительно посмотрел на него.

— Идет машина, такая же маленькая, как наши, — повторил он. — Скоро будет здесь.

Кто бы мог ехать оттуда, из самой глубины этих пустынных и диких предгорий? Никакой дороги к берегам Красного моря, насколько мне известно, тут не проходило. Но я привык доверять поразительной остроте зрения нашего Азиза.

Пришлось ускоренно сворачивать стрижку. Скоро послышалось негромкое урчание мотора.

К нашему лагерю лихо подскочил совершенно седой от пыли «додж» с поднятым рваным тентом и резко затормозил. Внутри него кто-то явственно выругался по-английски, потом дверца открылась и перед нами предстал Лесли Вудсток, потирая ушибленный лоб. В руке он держал пробковый тропический шлем и тут же приветственно замахал им.

Меня он даже обнял и несколько раз похлопал по спине, как старого знакомого, — при этом по густому запаху я понял, что выпил он сегодня уже достаточно и никаких бутылок показывать ему за ужином больше не следует.

— Хотя вы и удалились в пустыню, мы всетаки разыскали вас, — игриво сказал Вудсток, почему-то грозя мне пальцем. — Мир тесен, дорогой коллега, мир тесен!

— Вы это так говорите, словно мы прятались от вас, — засмеялся я. — Но ведь вы отлично знали, что мы собирались свернуть раскопки в поселке и отправиться на разведку. Так что найти нас было легко, если у вас возникло такое желание.

— О, не подумайте, пожалуйста, что мы зачем-то преследуем вас в этой паршивой пустыне, — перебил он меня. — У нас тоже небольшая разведка…

— Но, кажется, вы продвинулись дальше нас. Вы уже возвращаетесь?

Наверное, сразу задавать такие назойливые вопросы было не очень вежливо, но я не мог удержаться. При виде этого человека во мне опять всколыхнулась какая-то безотчетная тревога. И мне очень хотелось узнать, что же они искали там, в горах?

Но он нарочно не спешил ответить, намеренно пропустив мой вопрос мимо ушей. Вудсток отступил в сторону, повернулся — я уже ожидал, что из-за его спины, как и в первый раз, появится долговязая фигура молчаливого Афанасопуло.

Но теперь передо мной предстал маленький и полный человек в пестрой рубашке навыпуск и оранжевых шортах. Круглое добродушное лицо его было покрыто крупными каплями пота.

— Позвольте вам представить еще одного коллегу, — учтиво сказал Вудсток. — Профессор Меро из Музея человека в Париже.

Француз схватил мою руку и долго жал и тряс ее, приговаривая:

— Очень рад… коллега-русский… Прошу извинить, проклятая жара… И проклятая полнота тоже… Что делать, люблю французскую кухню… И восточную тоже…

Он, наконец, отпустил мою руку, выхватил из кармана платок и начал вытирать багровое лицо.

«Везет мне на чудаков!» — подумал я и невольно, видимо, выдал свои мысли, тут же спросив:

— И господин Афанасопуло с вами?

— Нет, папа Афанасопуло не любит экзотических прогулок, — засмеялся Вудсток. — Он остался дома. Это нам, героям и мученикам науки, не сидится на месте. Но он просил меня передать вам тысячу наилучших пожеланий…

Голубые глазки его все время оставались серьезны и даже печальны, и я не понимал толком, издевается ли он надо мной или просто у него такая манера разговаривать.

Решив ни о чем пока больше не спрашивать, я пригласил гостей поужинать с нами, заранее извинившись, что не сможем их как следует угостить.

— У нас все попросту, по-походному. И к тому же, к сожалению, «сухой закон».

— Похвально, похвально! Вы большие пуритане, чем мы, англичане, — проговорил Вудсток и, подмигнув мне, вытащил из кармана плоскую серебряную фляжку. — Вас не буду неволить: понимаю, начальник экспедиции должен подавать пример. Профессор жалуется на почки. Но мне, вечному страннику и мученику науки, надеюсь, можно?

Я пожал плечами и ничего не ответил. Вудсток и не ждал моего разрешения. Усевшись по-восточному на поджатые ноги прямо на песок у брезентовой скатерти, он уже, запрокинув голову, сделал первый солидный глоток из своей фляги. Приходилось, видно, принимать его таким, каким он был.

Он снова почти не закусывал, только прихлебывал из фляжки и пил кофе чашку за чашкой. Профессор Меро съел салат, но от ужина отказался, многозначительно похлопав себя по кругленькому животу. Кажется, настало время перейти к расспросам.

Я начал задавать профессору вопросы, и он отвечал на них очень охотно. Рассказал, что его отряд работает на раскопках возле Акша — это выше по течению, у вторых порогов. Средств им отпущено маловато, так что они объединились в совместную экспедицию с аргентинскими археологами.

— О боже, даже аргентинцы теперь увлеклись египтологией! — насмешливо вставил Вудсток и снова прихлебнул из своей фляжки.

— Главным объектом исследований, — продолжал, покосившись на него, профессор Меро, — служит небольшой храм, построенный Рамзесом Вторым. В нем сохранился любопытный рельеф на стене, изображающий двух пленных африканцев перед фараоном, и надписи — довольно полный знаете ли, перечень племен, покоренных воинами Рамзеса…

— Этот храм, кажется, намечено перенести на новое место? — поинтересовался Павлик.

— Да. Мы как раз готовим соответствующую документацию. Но, боже мой, как это скучно!

— А в пустыне вам что-нибудь интересное посчастливилось найти? — спросил я.

Француз пожал плечами:

— О, это была поездка из чистого любопытства. Мне давно хотелось посмотреть своими глазами те места, где некогда брели караваны с золотом для великого Рамзеса. Ведь здесь пролегала тропа к рудникам, не так ли? И вот благодаря любезности мосье Вудстока я получил такую возможность, — он вежливо наклонил голову в сторону своего спутника, но тут же не без горечи добавил: — Однако мы промчались по пустыне с поистине космической скоростью, я даже не успел заметить никаких древних памятников.

Вудсток засмеялся и спросил меня:

— А вам, надеюсь, повезло больше?

— Кое-что нашли.

Я попросил Павлика принести папку с эстампажами надписей и рисунков, скопированных с останцев. Француз начал их с интересом рассматривать. Вудсток лениво заглядывал через его плечо.

Я подсел к ним поближе и пояснял каждый рисунок. Как вдруг Вудсток негромко спросил меня:

— Ну, а гробницы Хирена вам не удалось отыскать?

Я посмотрел на него и пожал плечами. Но он продолжал испытующе смотреть мне в глаза и чуть насмешливо улыбаться. Под этим взглядом я почувствовал себя неловко: он словно не верил мне и приписывал какие-то тайные коварные намерения. Это начинало меня злить, и я ответил ему, может быть, несколько резковато:

— Нет. А вы что: рыскаете по пустыне с космической скоростью, именно чтобы отыскать ее?

— Гробница Хирена — достаточно лакомый кусочек, ради него стоит отправиться даже в пекло, но не стоит из-за него ссориться, — сказал он и опять засмеялся. А потом встал и неожиданно добавил: — Одну минуточку, я сейчас что-то принесу…

Нетвердой походкой он пошел к своей машине, долго копался в ней, браня за что-то шофера, а потом вернулся к нам, держа в одной руке бутылку виски, а в другой — банджо.

— Давайте выпьем, коллега, — проговорил он, тяжело опускаясь на песок. — Ну, хотя бы за упокой души этого хитреца Хирена и за удачу того гробокопателя-счастливца, который отыщет, наконец, его могилу. Не хотите?

— Я уже сказал: «сухой закон» у нас в экспедиции соблюдается строго.

Меро поспешно встал и начал прощаться.

— Мы же еще увидимся утром, — сказал я ему, но задерживать гостей не стал.

И так уже мы засиделись, а завтра мне не хотелось терять ни минуты рабочего времени. Ведь скоро придется возвращаться в селение, а потом — в Москву на время летней жары. А что ценного мы нашли?

Когда я подал руку Вудстоку, он неожиданно взял меня за локоть и потянул в сторону. Мы отошли шагов на десять от лагеря, и тут, оглянувшись по сторонам, он вдруг тихо сказал мне:

— Давайте работать вместе, а?

— Что вы имеете в виду?

— Давайте вместе искать эту проклятую гробницу… Пополам.

Пожав плечами, я начал было снова объяснять, что поиски гробницы Хирена вовсе не входят в утвержденный план наших работ, но он нетерпеливо перебил меня:

— Не считайте меня уж таким дураком. Я прекрасно знаю, что вас интересует именно гробница Хирена. Все остальное — для отвода глаз…

— Если вы в самом деле так думаете… — начал я.

Но Вудсток не дал договорить, снова цепко ухватив меня за руку.

— Я вношу в долю любопытные документы, найденные моим отцом в Тель-аль-Амарне, — зашептал он, обдавая меня перегаром. — Мы сделаем все тихо, снимем золотые сливки, а потом уже будем делить славу. Хотя, — добавил он с громким смешком, — славу я уступлю вам целиком.

Это было сказано так просто и деловито, что я даже не сразу нашелся, что ответить на столь чудовищное предложение.

— Вы что: предлагаете мне ограбить еще неоткрытую гробницу Хирена?! — наконец выпалил я.

Лицо его, белевшее в свете звезд, передернулось, как от пощечины.

— С вами трудно говорить, вы очень грубы, — сказал он. — Я просто предлагаю вам сохранить самые ценные вещи для музеев Америки и Европы. Мы имеем широкие связи, так что вы можете не опасаться, все будет обставлено вполне официально. Или продать находки в частные коллекции. Очень богатые и могущественные люди теперь увлекаются искусством. Они дадут хорошую цену…

— Это что — те же самые «меценаты», которые скупают картины Гойи и Рафаэля, выкраденные из музеев?

Но он продолжал как ни в чем не бывало, словно стал вдруг совершенно глухим:

— А египтяне просто заберут все у вас, ограничившись благодарностью, хотя бы и в письменном виде, на веленевой бумаге.

Мне очень хотелось ударить его в этот момент, и я с трудом удержался.

— Как же вы их собираетесь вывозить, эти украденные ценности? Запрятав в кусок глины, как сделали ваши коллеги-грабители с бюстом Нефертити?

— Ну, можно придумать способы и поостроумней. — Он все еще держал меня за локоть.

— Убирайтесь к черту, пока я не передал вас египетским властям! — взорвался я, вырываясь из его цепких пальцев. — Тоже мне, коллега! Теперь я вижу, какой вы археолог. Грабители, укравшие бюст Нефертити, — вот они, ваши «коллеги». Вам не стыдно перед памятью вашего отца? Или это он дал вам первые уроки ограбления могил? Что вы там бормотали о документах, которые он скрыл от науки?

Кажется, теперь он хотел меня ударить, даже вроде бы уже замахнулся. Но, скрипнув зубами, только махнул рукой, выругался и, резко повернувшись, торопливо пошел к своей машине.

Не успел я дойти до лагеря, как машина гостей взревела и рванулась с места. Но далеко она не уехала, да и куда они могли мчаться в кромешной тьме?

Отъехав от нашего лагеря с полкилометра, как можно было определить по звуку, гости тоже. видимо, остановились на ночлег. Я предпочел бы, чтобы они убрались подальше.

Павлик обеспокоенно спросил меня:

— Чего это вы там кричали?

Но я только отмахнулся от него и поскорее улегся, хотя знал, что уснуть мне удастся не скоро.

Меня душила злоба, и мысли вертелись в голове, как пришпоренные. За кого он меня принял, этот проходимец? Коллега! А я уже думал, подобные типы перевелись. Хотя, впрочем, разве не были такими же «просвещенными грабителями» и некие археологи, позорно укравшие бюст Нефертити, — недаром этот случай вспомнился мне в разговоре с Вудстоком.

Скульптурный портрет жены фараона Эхнатона царицы Нефертити, с поразительным мастерством изваянный из раскрашенного известняка, по праву считают одним из величайших произведений мирового искусства. Она действительно прекрасна — маленькая головка, слегка откинутая назад под тяжестью царской короны, на тонкой и гибкой, словно стебель цветка, шее. Лицо задумчиво, прямой, точеный нос, продолговатые глаза под тонкими бровями полны затаенной печали.

Раскрашена скульптура так естественно, что начинает казаться, будто перед тобой не камень, а живое человеческое лицо, по какому-то волшебству вдруг окаменевшее на века.

Ее нашли совершенно случайно при раскопках в Тель-аль-Амарне, на месте давно разрушенного и занесенного песками Ахетатона. По установленному порядку каждый раз в конце работы любой иностранной экспедиции проводится так называемый партаж — правительственные чиновники проверяют, какие находки археологи собираются вывезти в свои музеи. Естественно, что самые редкие и ценные находки должны остаться в Египте, они ему принадлежат по праву.

Но эти археологи, найдя бюст Нефертити, поступили, как самые обычные грабители. Они обмазали статуэтку глиной и скрыли от чиновников, проводивших осмотр. А потом уникальное произведение древнего искусства вдруг появилось во всей своей красе в одном из европейских музеев. Скандал получился всемирный.

Я-то думал, будто эта позорная история редкий, вопиющий случай. Конечно, среди рабочих, из года в год нанимающихся на раскопки и в большинстве своем малограмотных, и до сих пор попадаются такие, что не прочь утаить какую-нибудь найденную ценную вещь и потом перепродать ее тайком богатому туристу. Может быть, даже уцелели и отдельные ловкачи, сделавшие разграбление древних могил своей профессией, вроде топ печально знаменитой семьи Абд-аль-Расула. Страсть к наживе живуча. Однако я все-таки не ожидал, что этим позорным промыслом могут заниматься и люди, выдающие себя за ученых и прикрывающиеся дипломами знаменитых университетов.

Теперь вся эта «экспедиция», с самого начала показавшаяся мне подозрительной, предстала передо мной в настоящем свете. Усатый «папа Афанасопуло», как нежно величал его Вудсток, был, видимо, просто-напросто вожаком этой шайки и, вероятно, финансистом. А сам Вудсток — своего рода «научным консультантом».

От них всего следовало ожидать. Если раньше, находя ограбленные могильники, мы все-таки надеялись, что, не имея специального археологического образования, грабители могли в них оставить хоть какие-то предметы, не представлявшие на их взгляд особой ценности, то под «научным руководством» такого прохвоста, как Вудсток, все будет разграблено подчистую! Он безошибочно определит ценность каждого найденного предмета, недаром его старательно учили крупнейшие археологи Европы, в том числе и собственный отец. Они только не знали, на какие гнусные цели он употребит полученные знания.

Издалека, с той стороны, где остановилась на ночлег машина неожиданных гостей, ветерок донес бренчание банджо. Видно, Вудстоку тоже не спалось. Достанется же бедному профессору Меро, связавшемуся с таким попутчиком!

А может, он тоже из их шайки?

Я, кажется, начинаю подозревать всех и вся. Но ведь помянул этот проклятый Вудсток про какие-то таинственные документы о Хирене, якобы найденные его отцом при раскопках в Тель-аль-Амарне.

Ворочаясь на жесткой койке и невольно прислушиваясь к отдаленным звукам банджо, я пытался вспомнить, что же писал о Хирене покойный профессор Вудсток в своих отчетах. Кажется, ничего особенно нового и примечательного. Жаль, что нет под рукой его трудов и нельзя сейчас же полистать их, проверить. Возможно, что после его смерти научным архивом завладел этот прохвост, который теперь весьма своеобразно продолжает исследовательскую деятельность отца.

И вдруг мысли мои приняли совсем иной оборот.

Если этот грабитель с научным дипломом решился так цинично и откровенно сделать мне столь подлое предложение, значит он опасается, будто я могу найти гробницу Хирена быстрее его! Иначе бы он молчал. И, конечно, вовсе не случайно оказался он в пустыне именно в этих местах. Гробница где-то неподалеку, он уверен в этом, хотя и не знает, так же как и я, ее точного места.

Эта мысль заставила меня вскочить и сесть на койке. Все вокруг спало. Затихли и звуки банджо вдали. Пустыня была залита холодным, слабым светом бесчисленных звезд. В полной первозданной тишине только слышался неумолчный слабый шорох. Это ночной ветер катил песчинки, неутомимо продолжая заносить наши дневные следы, заброшенные колодцы, древние могилы.

Вот так он заносит с каждым часом и потаенную гробницу Хирена. Неужели ей так и суждено остаться ненайденной и навсегда скрыться в волнах нового моря, которое скоро здесь разольется?

Нет, мы должны найти ее во что бы то ни стало! Надо добиться, чтобы поиски гробницы включили в план наших исследований, и тщательно обшарить все окрестности. Гробница должна быть непременно спасена для науки!

С мыслями об этом я незаметно и уснул. И, кажется, тут же проснулся, потому что кто-то осторожно, но настойчиво тянул с меня одеяло.

Я приподнялся, протирая глаза. Было еще темно, только мягкий пепельный свет разливался по пустыне от занявшейся на востоке зари.

Передо мной стоял Вудсток. Лицо у него было усталое, помятое, под глазами набухли темные мешки.

— Что вам надо? — грубо спросил я его, с досадой подумав, что теперь, при таких «соседях», нелишне оставлять на ночь дежурных для охраны лагеря. Пустыня стала вдруг тесной и полной тревоги от появления в ней этой шайки.

— Не сердитесь, — мягко сказал он и замялся: ему очень хотелось, видимо, назвать меня «коллегой», но он так и не решился. — Я не спал всю ночь. Поверьте, наш вчерашний разговор так подействовал на меня… И особенно то, что вы помянули имя отца… Я очень любил его…

Он помолчал, крепко зажмурился, потом снова открыл глаза и посмотрел мне в лицо:

— Это подло, я понимаю… Забудем об этом. А в знак примирения, — он судорожно достал чтото из кармана и протянул мне. — Вот, я прошу вас принять… Это память об отце.

На ладони Вудстока лежали старомодные часы с потертым ремешком. Цифры были покрыты какой-то голубоватой эмалью, кое-где она уже стерлась. По краю циферблата крошечными витиеватыми буковками было написано по-английски:

«Пока вы смотрите на часы, время проходит».

— Я не могу принять такой подарок, — решительно сказал я. И, видя, как он нахмурился, торопливо добавил: — Пусть они останутся у вас и почаще напоминают вам об отце. Он был большим ученым, которого, поверьте, я очень уважаю. А в знак примирения…

Я протянул ему руку, хотя и не без некоторого внутреннего колебания. Он молча пожал ее, сунул часы в карман и, круто повернувшись, пошел прочь. Я долго смотрел ему вслед, пока маленькая фигурка не растворилась среди серых песков.

— Плохой человек, йа устаз, — вдруг кто-то негромко сказал за моей спиной. — Или нассаб, или магнун…

Я обернулся. Возле меня стоял наш проводник Азиз.

— Почему ты думаешь, что он или сумасшедший, или жулик?

— Я сегодня не спал, как гафир.[5] Он словно подкрадывался к тебе, — уклончиво ответил бедуин таким тоном, что я сразу понял: он слышал и наш вчерашний разговор.

Этого еще не хватало! Начинается какой-то детектив с ночными подслушиваниями. Почему он следил за нами? Просто сказывается вековое недоверие к чужеземцам или с какой-то целью?

В той стороне, куда ушел Вудсток, загудел, удаляясь, мотор.

Прислушиваясь, я снова повернулся к проводнику, чтобы продолжить разговор, но его уже не было. Он исчез так же бесшумно, как и подошел ко мне.

ГЛАВА VII. ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ

В нашем распоряжении оставалась всего неделя. А там придется сворачивать до осени все работы и возвращаться в Москву. И так уже с каждым днем работать становилось труднее: даже сейчас, в конце марта, температура к полудню поднималась нередко до сорока градусов в тени. А тень существовала только для термометра, нам же приходилось все время жариться на солнцепеке.

Поэтому уже на следующий день после визита Вудстока я решил переменить план дальнейших разведок. Отметив на карте место, до которого мы провели детальную разведку, наш маленький отряд, не останавливаясь, чтобы «оторваться» от этих авантюристов, сделал бросок в предгорья, где можно было рассчитывать найти тропу к заброшенным древним каменоломням.

Меня немножко мучила совесть: вместо планомерной, последовательной разведки мы как будто начинали рыскать наугад по примеру авантюриста Вудстока. Но неожиданное открытие показало, что я поступил правильно и сразу превратился в победителя, которых, как известно, не судят.

Въехав после пяти часов непрерывного утомительного пути в горную долинку между двух невысоких хребтов, мы остановились передохнуть. Наскоро натянули тент и уселись под его защитой, поджидая, пока закипит чайник. Я привалился спиной к горячей скале и лениво посматривал вокруг.

Место было унылым и безотрадным. Серые скалы. под ногами такой же серый, трухлявый щебень. Он с противным треском рассыпался под ногами в серую пыль.

Спине стало жарко, и я отодвинулся от скалы, поводя плечами.

— Стойте, не шевелитесь! — вдруг вскрикнул сидевший напротив Павлик и крепко схватил меня за руку.

Я замер, боясь оглянуться. Что там, за моей спиной, — скорпион или кобра?

— Это же надпись, честное слово! — проговорил Павлик, вскочив и заглядывая куда-то за мое плечо.

Я стремительно повернулся. В самом деле, на камне, возле которого я сидел, явственно проступили ровные ряды иероглифов. Как же я их раньше не заметил? Ах, вот в чем дело: их скрывала густая пыль, а я стер ее своей пропотевшей рубашкой.

Сразу забыв о чае, мы намочили горячей водой губку и стали стирать со скалы пыль. Надпись была довольно большая. Я начал переводить ее:

«Меня послал мой господин — да будет он здрав, жив и невредим! — царь Верхнего и Нижнего Египта…»

Дальше следовало имя фараона Рамзеса II, но опять-таки оно явно было вставлено в картуш позже, вместо другого, стертого имени.

«…вечно живущий, в эту экспедицию…»

Но то, что я прочитал дальше, снова вселило в меня радостные надежды:

«В нем явилось божественное намерение соорудить себе вечный приют в этой стране».

Соорудить себе вечный приют в этой стране! Мы с Павликом переглянулись.


«…Он меня избрал для этого и приказал мне выступить к этой горной стране.

Воины, бывшие со мной, были самые избранные со всей страны. Были и рудокопы, и каменотесы, и полировщики, и скульпторы, и пишущие надписи и вырезывающие слова, и плавильщики, и чиновники фараона. Мой господин и повелитель сам указал мне, где следовало выбрать укромное место и найти прекрасную глыбу драгоценного камня, такую, подобно какой не имел никто со времени бога. Место это оказалось столь тайным, что даже опытный проводник не мог сразу найти путь к нему. Проведя восемь дней в поисках этой богом Хем, богиней Маат, богиней Урт-Хекау и всеми богами этой местности и принес им жертвы…»

Тут текст почему-то обрывался, но ясно, что посланец фараона нашел заветное место, иначе он не стал бы оставлять благодарственной надписи.

И, видимо, место это находилось где-то поблизости! Ведь не стал бы неведомый чиновник оставлять надпись вдали от таинственной каменоломни, которую так долго искал. Нет, он, конечно, приказал выбить на скале эту надпись с радости и тем самым невольно выдал секрет, хотя и туманно, подсказывал нам дорогу к заветной долине!

Но какой фараон послал его сюда? Судя по тексту, Хирен: «соорудить себе вечный приют в этой стране» — конечно, речь идет о гробнице. Это его имя стояло в картуше прежде.

Я торопливо достал блокнот и стал сличать эту надпись с теми, что мы нашли раньше. Похоже, что ее высекала та же рука, что и нижнюю часть надписи на плите под изображением молящегося человека. Или это мне только кажется?

Я решил остаться здесь на несколько дней и тщательно обшарить все окрестности. Но наши планы рухнули в первую же ночь.

Среди ночи меня разбудил вдруг неистовый крик Ханусси:

— Ганеш! Ганеш!

Змея! Я вскочил, словно был внезапно ужален сам, и в одних трусах выскочил из палатки.

И едва не сбил с ног Павлика. Он стоял передо мной тоже в одних трусах, держа на весу правую руку, как будто вывихнул ее, и смущенно улыбался. А рядом с ним приплясывал от волнения старый Ханусси и, размахивая фонарем, продолжал кричать:

— Ганеш! Ганеш!

— Где змея? Кто укушен? — спросил я.

— Я, — все так же улыбаясь, ответил Павлик и протянул мне осторожно руку.

Выхватив фонарь у старика, я склонился над ней. У самого запястья краснели две крошечные ранки.

— Понимаете, полез под подушку за часами, а она меня и ужалила, — словно оправдываясь, пробормотал Павлик.

Вокруг нас собрались уже все, разбуженные неистовым криком повара.

— Сыворотку быстро! Она в моей палатке! — приказал я.

И Женя сразу бросился с фонарем на поиски. Все мы знали, что с египетской коброй шутить нельзя.

Я быстро стянул Павлику руку шнурком и сделал несколько надрезов бритвой в месте укуса. Павлик охнул и закряхтел.

— Сколько прошло времени после укуса?

— Минуты три, не больше. Я сразу вскочил, а тут Ханусси закричал…

— Аллах разбудил меня вовремя, я увидел, как ганеш выползает из палатки, и убил его, — начал объяснять старик, но я не слушал его.

Прошло уже три мунуты, а может быть, и больше. Сколько их осталось в нашем распоряжении? Через пять минут после укуса кобры человек теряет сознание так внезапно, что даже не успевает вскрикнуть, голосовые связки его парализует змеиный яд. А через десять минут наступает смерть…

Минутная стрелка на моих часах, казалось, мчалась как бешеная.

Подскочивший Женя сунул мне в руки шприц и пузырек с сывороткой. Какое счастье, что я держал ее наготове и так быстро нашли!

Но ведь змеи редки в этих краях, они чаще встречаются в низовьях Нила, недаром изображение кобры служило в древности эмблемой Нижнего Египта. Хотя здесь, в горных долинах, их тоже, наверное, немало. Но как могла она забраться под подушку?..

Эти отрывочные мысли чехардой мелькали у меня в голове, пока я дрожащими руками набирал в шприц спасительной сыворотки.

Павлик вдруг мягко начал валиться набок. Его тут же подхватили, удержали. И я быстро сделал укол.

Минуты две, показавшиеся нам бесконечными, Павлик лежал неподвижно на песке. Потом он слабо застонал и открыл глаза. Только теперь, видно, он испугался по-настоящему, лицо у него побледнело, осунулось и приняло какое-то по-детски растерянное выражение.

— Грейте скорее воды, кипятите чай, — распорядился я. — И готовьте машину.

Самое страшное, кажется, миновало. Но его надо было немедленно увозить отсюда. Наверняка еще потребуется помощь опытного врача. А где его взять? Добраться бы до Нила, а там можно по радио вызвать самолет из Асуана, там на строительстве опытные врачи.

— Быстро матрац в машину, устройте его поудобнее, — продолжал командовать я, направляясь в палатку, чтобы одеться. — Мы поедем вперед, а вы свертывайте лагерь и следуйте утром за нами.

«Вот и кончились наши поиски», — промелькнула горькая мысль, но тут же пропала, оттесненная массой неотложных забот.

Когда я через несколько минут вышел из палатки, уже готовый в дорогу, ко мне подошел старый Ханусси, волоча за хвост по песку большую кобру. Голова у нее была размозжена чем-то тяжелым.

— Ударил палкой, — пояснил он. — Я много их убивал, когда работал в Луксоре и Тель-аль-Амарне. Как увидел, что ганеш выползает из палатки, сразу схватил палку и…

Но у меня и на этот раз не хватило времени, чтобы узнать поподробнее, как все это произошло. Надо было спешить, действовать. Я торопливо пожал старику руку, поблагодарил его и пошел к машине, в которую уже уложили Павлика. Он был в сознании, но все время стонал. Рука вздулась и посинела. Поколебавшись, я на всякий случай сделал еще один укол, хотя и не знал, нужно ли это.

Мы напоили Павлика горячим чаем и тронулись в путь.

Никогда, наверное, не забуду этой бешеной поездки по ночной пустыне. В слабом свете фар она казалась ровной, как крышка стола. Но стоило прибавить скорость, как предательские рытвины и бугорки подбрасывали машину с такой силой, что мы стукались головами о брезентовый тент и падали друг на друга. Останцы призраками вырастали вдруг перед самой машиной, и шофер едва успевал выворачивать баранку. Но держался он молодцом: выжимал из машины все, что было возможно.

При каждом сильном толчке я испуганно поворачивался к Павлику. Ему доставалось трудно, но он пытался успокоить меня, приговаривая:

— Ничего, ничего, Алексей Николаевич. Я живучий…

Потом вдруг спросил:

— Как же все-таки эта проклятая змея попала под подушку?

— Ну, брат, на то она и змея.

Что я мог еще ответить? Кажется, мы принимали все меры предосторожности: спали не на земле, а на раскладушках, хотя многие и ворчали: незачем, дескать, их таскать по пустыне, мягче спать прямо на песке. Но вот змея все-таки ухитрилась забраться в палатку да еще каким-то образом вползла на койку и спряталась под подушкой.

Хорошо хоть сыворотка оказалась под рукой. А вот рацию мы не захватили зря. Тогда можно было бы не мчаться сейчас по ночной пустыне, а вызвать самолет прямо сюда. Сесть он смог бы на любой площадке.

«Ладно, — оборвал я себя. — Нечего сожалеть о том, что не сделано. В будущем постарайся действовать умнее, а пока остается одно — как можно скорее добраться до базы».

Мы приехали туда только к полудню. Стремительно промчались по улицам селения, подняв тучу пыли, и сразу взбудоражили всех. Навстречу нам из палатки выскочила Зиночка, заахала, начала тут же зачем-то кипятить воду на примусе. Андрей Аккуратов на своих руках только успел перенести Павлика из машины в палатку, как вокруг уже собрались почти все наши рабочие во главе с раисом. Посмотрев на Павлика, снова впавшего в забытье, раис покачал головой и торопливо ушел куда-то.

Быстро наладив рацию, мы начали вызывать Асуан. Он не сразу откликнулся сквозь треск разрядов и разноголосицу других станций. Воздух был насыщен электричеством — значит, скоро начнет дуть неистовый летний хамсин.

Наконец связь удалось наладить. Я коротко объяснил, в чем дело, и попросил срочно пригласить к микрофону какого-нибудь опытного врача и одновременно сообщить о нашей беде советским специалистам на строительстве плотины.

Теперь оставалось ждать. Я снял наушники и увидел раиса, заглядывающего в дверь палатки. Он поманил меня. Выйдя из палатки, я увидел стоящего рядом с раисом какогото незнакомого мне старика в белой чалме. В руках он держал большую чашку, прикрытую пестрым платком.

— Это наш лучший табиб, йа эфенди, — сказал раис, почтительно косясь на старика. — Он может лечить все болезни. Он принес очень хорошее лекарство…

Старик сдернул платок с чашки и молча протянул ее мне. Она была до половины наполнена какой-то темной пахучей жидкостью.

— Пусть выпьет — и будет здоров, — лаконично сказал старик высоким, надтреснутым голоском.

Я колебался недолго. Можно ли доверяться опыту какого-то полуграмотного табиба, не то знахаря, не то колдуна? Но ведь его опыт основан на многовековой практике таких же табибов, отлично изучивших все здешние болезни и местные лечебные травы. За его сгорбленными плечами — весь опыт египетской медицины, самой древней на земле… Разве он не наследник тех полузнахарей-получудотворцев, которые еще за две тысячи лет до нашей эры умели делать такие тончайшие операции, как трепанация черепа?

И потом мы сдружились с жителями селения, старались всегда помочь им, чем могли, щедро снабжали лекарствами из своей походной аптечки. Могу ли я теперь оттолкнуть их чистосердечную помощь? Это будет кровная обида…

Я молча приподнял полог палатки, пропуская старика. Раис одобрительно закивал.

Старик подошел к Павлику, привычным движением приподнял его голову и начал осторожно вливать ему в рот пахучую жидкость. Павлик сморщился, замотал головой, но старик властно удержал его сморщенной рукой.

Павлик открыл глаза и удивленно посмотрел на старика, потом на меня.

— Пей! — приказал старик.

Павлик вопрошающе посмотрел на меня. Я кивнул. Тогда он начал пить темный настой, время от времени морщась и смешно отдуваясь, — видимо, лекарство было не из приятных. Зиночка даже невольно морщилась, глядя на него.

— Асуан вызывает, — окликнул меня Андрей.

Я подсел к приемнику.

— Мы нашли хорошего врача, йа хавага, — пропел в наушниках молодой, веселый голос. — Говорите, он слушает.

Я подробно рассказал, что про


Содержание:
 0  вы читаете: Тайна пирамиды Хирена : Глеб Голубев  1  ГЛАВА I. ЗДРАВСТВУЙ, ВЕЛИКИЙ ХАПИ! : Глеб Голубев
 2  ГЛАВА II. ЗАГАДОЧНЫЕ ГОСТИ : Глеб Голубев  3  ГЛАВА III. ПИРАМИДА ХИРЕНА : Глеб Голубев
 4  ГЛАВА IV. МРАК ПОДЗЕМЕЛЬЯ : Глеб Голубев  5  ГЛАВА V. СЫН МОЙ, МСТИТЕЛЬ МОЙ! : Глеб Голубев
 6  ГЛАВА VI. ВСТРЕЧА В ПУСТЫНЕ : Глеб Голубев  7  ГЛАВА VII. ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ : Глеб Голубев
 8  ГЛАВА VIII. СЛЕДСТВИЕ СКВОЗЬ ВЕКА : Глеб Голубев  9  ГЛАВА IX. СФИНКСЫ МОЛЧАТ : Глеб Голубев
 10  ГЛАВА Х. НОЧНОЕ ОЗАРЕНИЕ : Глеб Голубев  11  ГЛАВА XI. ЗАПИСКИ КРАСОВСКОГО : Глеб Голубев
 12  ГЛАВА XII. ЧТО ПОКАЗАЛ СЧЕТЧИК ГЕЙГЕРА : Глеб Голубев  13  ГЛАВА XIII. МОРГАЛОВ ПРАВ : Глеб Голубев
 14  ГЛАВА XIV. В ГОРАХ : Глеб Голубев  15  ГЛАВА XV. СЛИШКОМ МНОГО ЗМЕЙ : Глеб Голубев
 16  ГЛАВА XVI. ОПЯТЬ ГРАБИТЕЛИ! : Глеб Голубев  17  ГЛАВА XVII. МУМИЯ В ПЕСКЕ : Глеб Голубев
 18  ГЛАВА XVIII. ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ : Глеб Голубев  19  ГЛАВА XIX. ЗАКОВАННЫЙ В ЖЕЛЕЗО : Глеб Голубев
 20  ЭПИЛОГ : Глеб Голубев  21  Использовалась литература : Тайна пирамиды Хирена
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap