Приключения : Исторические приключения : Глава шестая ЛИХОРАДКА : Крис Хамфрис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава шестая

ЛИХОРАДКА

Чьи-то руки натягивали на него какую-то ткань. Что еще за чертовщина? Не происходит ли худшее из возможных кошмаров? Не зашивают ли его живьем в парусину, служащую морякам гробом?

Он попытался поднять руки, чтобы отстраниться, но они не повиновались. Потом к его губам прижали что-то твердое, и в рот полилась какая-то жидкость. «Пиво», — радостно подумал он и все так и думал, пока не распробовал пойло. Вода! Ну и гадость! Он никогда не пил воду. В ней совокупляются рыбы. Да он и сам проделывал то же — в Ньюпорте, у вдовы. Он сжал губы, и противная жидкость потекла по подбородку.

— Вы видите, сэр, он отказывается пить воду. Еще один признак того, что я прав.

Чей это голос? К кому он обращается? Кто там еще?

— Дайте мне встать! — потребовал Джек, хлопая руками по ткани.

— Он шевелится, — произнес другой голос, и его он узнал. Это был голос друга.

Веки Джека, затрепетав, поднялись. Над ним склонялись люди, и он вроде бы знал их всех. Но назвать по имени мог только одного — Рыжего Хью Макклуни.

— И видите, в его глазах нет никакой желтизны. Так что это вовсе не «желтый Джек».

— С каких это пор вы стали медиком, сэр?

— Я в медики не набиваюсь, — улыбнулся Рыжий Хью. — Но мой отец умер еще до моего рождения, а у нас на родине столь ранее сиротство компенсируется даром исцеления всяческих лихорадок. Что-что, а уж грипп-то я всегда распознаю.

Джек не был уверен, что расслышал все правильно: после французского пистолетного выстрела он слегка оглох на левое ухо. Но другой склонившийся над ним человек прекрасно все разобрал.

— Суеверие! — отрезал капитан Линк. — Вы понуждаете нас руководствоваться… захолустными предрассудками?

Ирландец заговорил с опасной мягкостью:

— Сэр, вы уже оскорбляли мою родину раньше. Я оставил это тогда без внимания, потому что имелись более насущные нужды. Теперь же я предупреждаю вас…

— А я предупреждаю вас! — возвысил голос Линк, побагровев еще пуще. — Здесь командую я. И я не позволю, чтобы мне угрожали. И команда, которую вы так… очаровали, — последнее прозвучало насмешливо, — не станет поддерживать вас. Моряки тоже боятся заразы. Они провели собрание и решили, что все больные с «Элизы» и с призового фрегата должны быть высажены на берег, на Азорских островах. В Корво есть госпиталь…

— Вы хотите сказать, чертов чумной барак, где процветают всяческие болезни. Из ста человек, которые поступают туда с одним заболеванием, девяносто умирают не от него, а от чего-то совсем другого.

Судовой лекарь ткнул рукой в койку.

— Если это не «желтый Джек», сэр, значит, тиф, и мы в любом случае должны избавиться от больного.

Тиф! Хотя нить разговора ускользала от Джека, это слово он понял. Он видел эпидемию тифа в Квебеке — сотни валяющихся в палатках людей потели, кричали, плакали и разговаривали с призраками, к которым многим из них суждено было вскоре присоединиться. Джек поежился: еще недавно его бросало в жар, а сейчас пробрало холодом.

— О… оде… одеяло… — заикаясь, пробормотал он.

Рыжий Хью подтянул одеяло к его подбородку, продолжая тем временем вести спор:

— А я утверждаю, что этот человек болен гриппом, да, в тяжелой форме, согласен, но тиф, который еще называют «лагерной» или «тюремной» горячкой, тут ни при чем. Мне довелось бывать и в военных лагерях, и в тюрьмах, так что эту заразу я распознаю моментально. Все, у кого миновал кризис из экипажей «Робусты» или «Константина», пошли на поправку.

— Ага, правда, больше трети той и другой команды отправилось на тот свет. Я не позволю заразе распространиться и на мой экипаж.

— Ваши люди уже заразились, капитан, даже если это пока и не проявилось. Лейтенант Абсолют только первый из многих.

Конечно! Теперь Джек вспомнил, что за три дня до того, как его свалил с ног недуг, чуть ли не половина освобожденных из трюма изможденных пленников тоже слегла. Многие заболевшие, включая капитана «Робусты» с немалой частью французских матросов, умерли от лихорадки, и их тела сбросили в море. Прошел даже слух, что больные составили заговор, пытаясь захватить «Нежную Элизу», да только чего бы они этим добились? Смерть ведь не надуешь.

— И потому мы высадим его на берег.

— А вы не хотите рассмотреть иной вариант? — спросил ирландец.

— Какой?

— Плыть в Лиссабон. Это прекрасный город, где можно получить надлежащую врачебную помощь, а не чумной остров. Сдадите своих больных в карантин, и пусть тамошние призовые агентства рассудят, как быть с «Робустой».

— Я сказал вам, Макклуни, что свою добычу я отведу в Бристоль.

— А разве правила не гласят, что с призами следует разбираться в ближайшем порту?

— К черту ваши правила, сэр! — нахмурился Линк. — «Робуста» представляет собой слишком большую ценность. Меня в Лиссабоне уже раз обдурили, и больше я такого не допущу.

«Это можно понять», — подумал Джек, улыбнувшись. «Робуста» и впрямь была богатой добычей, ибо до того, как потерпеть неудачу в бою, сама ограбила три торговых судна. Может, трюмы ее и не ломились от золота и сокровищ, но дорогими товарами они были набиты битком.

— Так что в Бристоль мы и вернемся, — продолжил Линк. — А те больные, что пойдут на поправку, пусть следуют за нами туда… из Корво.

Рыжий Хью вздохнул и покачал головой.

— Я вижу, капитан, что вы пытаетесь наложить руку на часть приза, которую столь неохотно обещали моему юному другу. Но, как его представитель, я не могу этого допустить. А поскольку я предвидел возможность подобного развития событий, мною были приняты меры предосторожности. Вот только первые из них.

Ирландец вышел из-за стола. Джек из последних сил напряг зрение и убедился, что ему ничего не мерещится: в каждой руке Хью держал по пистолету.

Он помахал ими.

— Надеюсь, вы проявите достаточно благоразумия, чтобы покинуть эту каюту.

На долгий момент воцарилась тишина. Физиономия Линка делалась все темнее.

— Вы затеваете бунт, сэр?

— Нет. Мы не на вашем корабле, а на «Робусте», которую вам бы в жизни не захватить без помощи этого паренька. Поэтому, я полагаю, он заслужил небольшой отдых.

Линка чуть не хватил удар.

— Но я командую обоими кораблями! Мое слово — закон!

— Silent enim leges inter arma. Очень мудрое высказывание — жаль, не помню, кому оно принадлежит. Будь наш юный друг в лучшем состоянии, он наверняка бы припомнил. Он ведь получил классическое образование, причем совсем недавно.

— Ну а сейчас, джентльмены, — ирландец выразительно помахал пистолетами, — будьте любезны удалиться.

Судовой врач ждать себя не заставил. Линк уходил неохотно, с угрозами.

— Бог свидетель, — объявил он напоследок, — я соберу людей и вышибу вас отсюда.

— Вы вольны попытаться, почему бы и нет. Но не забудьте им кое о чем напомнить.

Джек услышал негромкое звяканье. Хью постучал стволом пистолета по какому-то металлическому предмету.

— Как уже было сказано, эти маленькие мечущие свинец механизмы — только одна из предусмотренных мною оборонительных мер. А поскольку ваши люди видели в действии и другие мои игрушки, не думаю, что они проявят такое уж рвение, выполняя ваши приказы.

Если Линк и собрался что-то ответить, то все его возражения остались за захлопнувшейся дверью.

Джек услышал приглушенную брань, звук удаляющихся тяжелых шагов. Потом с палубы донеслись выкрикиваемые капитаном приказы.

— Пива, — прошептал он.

— Прости, парень, сейчас тебе нужна вода, и побольше.

Он поднес к губам друга черпак, и Джек неохотно к нему приложился.

— Прошлой ночью шел дождь, поэтому вода свежая.

— А мы… — пробормотал Джек, — мы…

— В безопасности? — Рыжую бороду расщепила улыбка. — Ну… скажем так, не в великой. Но надеюсь, мои доводы возымели какое-то действие. К тому же Линк не пользуется любовью матросов. Он будет пыхтеть, бушевать и пытаться уморить нас голодом, а потом направит оба корабля в Бристоль, где попробует повернуть дело так, чтобы по прибытии меня повесили.

Джек исходил потом, и в то же время его бил озноб.

— Я умру? — спросил он.

Ирландец опять улыбнулся.

— Ты разве не слышал, как я говорил о своем врачевательском даре. К тому же у меня всегда есть при себе нечто целительное. — Он потянулся за шляпой и показал ее Джеку. — Ты разве никогда не замечал на ней ветку омелы? Это не просто украшение. Из нее готовят прекрасный отвар. А потом… дай-ка взглянуть. — Ирландец пошарил за шляпной лентой и выудил что-то, похожее на лесной орех. — Ну-ка, посмотрим, сумеем ли мы сыскать для него паучка.

Он отодвинулся и пропал из виду.

— Паучка? — Джек покачал головой. — Конечно: паучку нужен дом.

Он хихикнул, веки его медленно закрылись, причем перемещение юноши обратно в туман словно бы сопроводила услышанная раньше цитата. Ирландец не ошибся, Джек и вправду знал, кому принадлежит эта латинская фраза.

— Цицерон, — пробормотал он. — Во время войны законы молчат.

— Как ваши дела, лейтенант Абсолют?

— В общем, неплохо, сэр, — ответил Джек. — Правда, неплохо.

* * *

Он малость преувеличил. Прошла всего неделя с той ночи, которую Рыжий Хью назвал «кризисной». После нее Джек действительно с каждым днем чувствовал себя лучше, но до поправки было еще далеко. Правда, в ходе болезни произошел явный перелом, хворь отступала, однако пока что больной офицер мог лишь недвижно сидеть на вынесенном на палубу стуле и смотреть, как «Робуста» рассекает волны. Зрелище завораживало, благо все паруса были подняты и наполнены ветром, который, не собираясь ослаблять свой напор, бодро гнал корабль вперед.

— Рад это слышать, — промолвил Энглдью и, отвернувшись, заговорил с Лавалье, французом, исполнявшим у него обязанности боцмана.

В морских терминах Джек разбирался слабо, но понимал, что старый морской волк, ныне распоряжавшийся на мостике призового фрегата, использует в этом рейсе весь свой немалый опыт, чтобы держать «Нежную Элизу» сзади и на порядочном удалении — в пределах видимости подзорной трубы.

Джек оглянулся, но для его невооруженного взгляда «Элиза» являлась лишь точкой на горизонте. Почему старший помощник Линка предпочитает не сближать ведомое им судно с кораблем капитана, было тоже ясно как день. Линк пришел бы в ярость, заметив на палубе захваченного фрегата свободно разгуливавшего Макклуни или спокойно посиживавшего Абсолюта. Вверяя «Робусту» Энглдью, он приказал штурмовать занятую бунтовщиками каюту и арестовать их обоих, однако старый моряк проигнорировал это распоряжение. Энглдью остро нуждался как в лекарском даре ирландца, так и в его недюжинном авторитете, чтобы управляться со своей разношерстой командой, сбитой из экипажей «Робусты», «Элизы» и «Константина». Лихорадка не пощадила ни англичан, ни взятых в плен французов, из которых за борт отправилась почти половина, однако все сходились на том, что, не будь рядом Рыжего Хью с его настойчивыми советами побольше отдыхать и почаще пить воду, покойников было бы гораздо больше.

Ирландец как мог помогал всем нуждающимся, но самое пристальное внимание уделял своему особому пациенту: тому доставались и отвар омелы, и серные припарки, приготовленные из взрывчатой начинки вонючих бомб, а самое главное — у него был орех, который Хью обвязал голубой шерстяной нитью, повесил на шею Джека и велел никогда не снимать.

— Потому как он имеет силу, уж ты поверь мне, парень, — говаривал он, уставясь в пространство и словно бы погружаясь в некий таинственный мир. — Точно тебе говорю: разве не эта самая штука трижды спасала представителей рода Макклуни в последнюю сотню лет?

И орех, Джек был уверен, что это не галлюцинация, действительно служил домиком для паучка. Порой ему чудилось, что он слышит, как маленькое существо скребется внутри скорлупки, пытаясь выбраться наружу. Джек и рад был бы выпустить беднягу, но его ослабевшие пальцы не могли расковырять замазку.

Сейчас он держал орех в руке, смотрел на водную гладь и думал об Ате, своем кровном брате. Могавк точно одобрил бы этот орех и наверняка подобрал бы подходящую случаю цитату из «Гамлета». Индейца, однако, поблизости не было, и скучавшему по нему Джеку не оставалось ничего другого, как процитировать за него:


И заточенный в скорлупе ореха,
Я мог бы мнить себя царем Вселенной,
Когда б меня не мучили кошмары.

— Вот уж не думал, что ты любитель читать молитвы, — промолвил неслышно подошедший ирландец.

— Какие молитвы? Я просто говорил сам с собой.

Миска с бульоном была предложена и не отвергнута, хотя дразнящий аппетит аромат и вызвал у Джека вздох. Все-таки, пусть это и способствовало поправке, подкрепляться отваром из мяса товарища по океанскому переходу казалось ему бессердечным. Но что поделаешь, раз козел Иеремия уже был забит?

Он глотнул с услужливо поднесенной к его рту ложки.

— Как дела у остальных твоих пациентов?

Ирландец пожал плечами.

— Ночью умерли еще двое. Правда, по крайней мере у пятерых кризис уже миновал, и они будут жить. Так что наши дела не так уж плохи. В отличие от них.

Он кивком указал на «Элизу».

— Что ты имеешь в виду? И откуда ты знаешь?

Джек опасался, что ирландец заведет речь о своей провидческой одаренности, которой наделен как седьмой сын седьмого сына или в результате стечения каких-то иных столь же сомнительных обстоятельств, но ответ оказался более прозаичным.

— Как по-твоему, почему Энглдью придерживает ход «Робусты»?

— «Элиза» менее ходкий корабль.

— Так-то оно так. Но матросы говорят мне, что «Элиза» движется еще медленнее, чем должна бы, из-за плохого управления. Линк вообще-то трус и мерзавец, но во всем, что касается моря, ветра и парусов, знает толк. Что-то там происходит, и Энглдью сбавляет ход для того, чтобы попытаться выяснить что.

Он кивнул направо.

— Видишь тень на горизонте? Это не облако, а берег Франции. Нормандия. До Бристоля, можно сказать, рукой подать. Как мне объяснили, если ветер не спадет, через несколько дней будем там.

— В Англии? Дома? — выдохнул Джек и почувствовал в груди трепет.

— В Англии, да. А вот дома ли?..

Тень набежала на глаза Рыжего Хью, подобно тучке, заслоняющей в ясный день солнце.

— Ты, небось, хотел бы прямиком высадиться в Ирландии?

— В Ирландии? — Тень рассеялась, взгляд Хью посветлел. — Ясное дело, хотел бы. Но разве я не затем двадцать лет назад покинул мою бедную родину, чтобы, согласно данной мной клятве, вернуться туда, лишь добившись успеха?

— Но нас ждут призовые деньги. Ты же сам говорил…

— К сожалению, «Робуста» не оказалась плавучей сокровищницей, хотя, не сомневаюсь, окупится она хорошо. Но для меня это капля в море. Дом Макклуни перезаложен уже девять раз. А у меня есть и куча других обязательств. — Он похлопал Джека по плечу. — Что скажешь, парень? Может, нам поместить объявление в «Бристоль рекорд», набрать команду головорезов и податься в каперы. Пожалуй, еще три таких рейса, как этот, и мои старые должки будут выглядеть уже не столь устрашающе, — рассмеялся он. — Ясно ведь, что, как только наша история облетит все таверны, от желающих присоединиться к бравым гренадерам «Нежной Элизы» просто отбою не будет.

Ирландец принялся насвистывать марш.

— Прошу прощения, — возразил Джек, — но если я вообще когда-нибудь снова решусь взойти на борт корабля, то это произойдет очень не скоро. А уж насчет того, чтобы опять считать слонов… — Он поежился.

— Да будет тебе, парень. И ты говоришь это после того, как мы так славно повеселились?

Рыжий Хью улыбнулся Джеку, который поверх его плеча бросил очередной взгляд на «Элизу». «Робуста» явно сбавила скорость, ибо корабль Линка зримо вырос в размерах.

— Хорошенькое веселье, из-за которого можно повиснуть на рее. Разве не это полагается за мятеж в открытом море?

Рыжий Хью посмотрел туда, куда смотрел Джек.

— Спокойно, спокойно. Хороший капитан всегда прислушается к голосу разума. У меня нет в том сомнения.

* * *

Капитан Линк уже не мог прислушиваться к голосу разума. По той простой причине, что он был мертв.

— Вот уж три дня, — сказал взявший на себя командование его судном шотландец Макрэй, прибывший на «Робусту». — Грипп скрутил Линка, да так и не отпустил, невзирая на все хлопоты этого малого.

Он кивнул вниз — на шлюпку, где негр Бараббас отдыхал, суша весла.

— Раб Линка ухаживал за хозяином? — удивился Джек.

— Еще как. Просто не отходил от него. Несмотря на пронзительные вопли, проклятия и — особенно в последнюю пару дней — отчаянное нытье. Я думал, у нашего капитана больше выдержки и самообладания. По правде сказать, так от него было больше шума, чем от любого другого больного.

Хью с Джеком переглянулись, после чего юноша посмотрел вниз, на шлюпку, и как раз в этот момент Бараббас поднял голову. Их глаза встретились на какое-то время. Потом Джек поежился и вздохнул.

— Что же с ним теперь будет? Он останется рабом Линков?

— Странное дело, — покачал головой Макрэй. — Кэп перед смертью отпустил черномазого на свободу. Мы думали, что в таком состоянии он и имени-το своего не напишет, но нет: вольная составлена по всем правилам, а капитанская подпись засвидетельствована корабельным врачом. — Он помолчал, удивленно цокая языком. — Что, знаете ли, малость странно, ведь костоправ и сам уж неделю как мертв. Ну да чего теперь? — покачал головой Макрэй. — Все вышло по Библии. Господин умирает, раб получает свободу. И заметьте, уже как вольный человек выражает желание служить в нашей команде.

С минуту каждый обдумывал сказанное. Наконец Рыжий Хью заговорил:

— Выходит, теперь Линк кормит рыб?

— Нет. Как можно, он же был акционером компании и городским олдерменом, — улыбнулся Макрэй. — Поэтому мы дали ему возможность напоследок упиться ромом, который он так любил. Бедняга законопачен в бочку и плывет к дому в трюме.

Джек искренне попытался найти в ситуации хоть что-то печальное, но ничуть в этом не преуспел.

— Что ж, — сказал он, — по крайней мере, последнее слегка исправляет то зло, которое Линк творил, занимаясь работорговлей.

— Что, парень? То, что он освободил Бараббаса?

— То, что он испортил целую бочку рома, — улыбнулся Джек. — Во всяком случае, никто уж не купит раба за порцию того пойла.


Содержание:
 0  Честь Джека Абсолюта Absolute Honour : Крис Хамфрис  1  Глава первая ВДОВА : Крис Хамфрис
 2  Глава вторая ЦИНГА, СТАКАН И ПЬЯНЫЙ КАПИТАН : Крис Хамфрис  3  Глава третья КАПЕР : Крис Хамфрис
 4  Глава четвертая ЧЕСТЬ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Крис Хамфрис  5  Глава пятая МОРСКОЙ БОЙ : Крис Хамфрис
 6  вы читаете: Глава шестая ЛИХОРАДКА : Крис Хамфрис  7  Глава седьмая ПРИЗРАКИ : Крис Хамфрис
 8  Глава восьмая ВЕСЬ МИР ТЕАТР : Крис Хамфрис  9  Глава девятая РАЗБОЙНИКИ : Крис Хамфрис
 10  Глава десятая ГОРОДСКИЕ УДОВОЛЬСТВИЯ : Крис Хамфрис  11  Глава одиннадцатая ОТЦОВСКАЯ ЛЮБОВЬ : Крис Хамфрис
 12  Глава двенадцатая ТРИ ВСТРЕЧИ : Крис Хамфрис  13  Глава тринадцатая СЛАВА КОРОЛЮ : Крис Хамфрис
 14  Глава четырнадцатая ВЗРЫВ И ЭХО : Крис Хамфрис  15  Глава пятнадцатая ПРЕДЛОЖЕНИЕ : Крис Хамфрис
 16  Часть вторая ОХОТА ЗА ТЕНЬЮ : Крис Хамфрис  17  Глава вторая СЛЕЖКА : Крис Хамфрис
 18  Глава третья ЗАХВАТ : Крис Хамфрис  19  Глава четвертая ПЛЕННИК : Крис Хамфрис
 20  Глава пятая САПОГИ МЕРТВЕЦА : Крис Хамфрис  21  Глава шестая ПАРИ : Крис Хамфрис
 22  Глава седьмая ШТУРМ ВАЛЕНСИИ ДЕ АЛЬКАНТАРА : Крис Хамфрис  23  Глава восьмая ДРУГАЯ ИГРА : Крис Хамфрис
 24  Глава девятая МЯТЕЖ : Крис Хамфрис  25  Глава десятая ЧЕСТЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Крис Хамфрис
 26  Глава одиннадцатая ДОМА : Крис Хамфрис  27  Глава первая РИМ : Крис Хамфрис
 28  Глава вторая СЛЕЖКА : Крис Хамфрис  29  Глава третья ЗАХВАТ : Крис Хамфрис
 30  Глава четвертая ПЛЕННИК : Крис Хамфрис  31  Глава пятая САПОГИ МЕРТВЕЦА : Крис Хамфрис
 32  Глава шестая ПАРИ : Крис Хамфрис  33  Глава седьмая ШТУРМ ВАЛЕНСИИ ДЕ АЛЬКАНТАРА : Крис Хамфрис
 34  Глава восьмая ДРУГАЯ ИГРА : Крис Хамфрис  35  Глава девятая МЯТЕЖ : Крис Хамфрис
 36  Глава десятая ЧЕСТЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Крис Хамфрис  37  Глава одиннадцатая ДОМА : Крис Хамфрис
 38  Эпилог БАБЬЕ ЛΕΤΟ : Крис Хамфрис  39  Использовалась литература : Честь Джека Абсолюта Absolute Honour



 




sitemap