Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 24 : К Харрис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  23  24  25  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67

вы читаете книгу




ГЛАВА 24

Приемы и балы в знатных особняках Мейфэр и других частях Уэст-Энда были недоступны для таких женщин, как Кэт Болейн, – для тех, кто на всеобщее обозрение представлял со сцены свои чары, для тех, чьи любовные связи были всем известны. Но Кэт была частой и желанной гостьей в салонах Блумсбери и Ричмонда, где предпочитали видеть не заносчивых аристократов или разбогатевших купцов, а радовались светлому разуму и острому языку. Где беседы не ограничивались бесконечным обсуждением лошадей, мод и охоты, а затрагивали темы искусства и философии, литературы и науки.

На следующий день после роковой беседы с Джарвисом Кэт входила в салон, где дочь генерала Хергаи, Аннабелл, устраивала приемы для немногих избранных. Мисс Херши была маленькой женщиной с бледным цветом лица, зелеными глазами и умом того склада, который, будь она мужчиной, непременно доставил бы ей лавры в любом из университетов.

Встретил Кэт легкий смех хозяйки и веселым тоном заданный вопрос:

– Мисс Болейн, вас, должно быть, сами боги прислали. Отчаянно требуется знаток Шекспира для разрешения одного спора. Умоляю, скажите, в «Венецианском купце» кто является отцом Джессики, Шейлок или Тубал?

Кэт окинула быстрым взглядом собравшихся. Круг их был разнообразен – от ученых мужей, как, например, Хамфри Дейви, до таких литературных знаменитостей, как мисс Агнесс Берри, или своенравного и блестящего таланта, но малоизвестного поэта, лорда Байрона. Того, кто ей был нужен, она не увидела.

– Шейлок, – ответила она рассеянно. – Тубал был его другом.

Аннабелл Херши шутливо вскинула ладони, будто сдаваясь:

– О, вы были правы, мисс Берри. В классной мне следовало учить шекспировские тексты получше.

Беседа скользнула к следующей теме – перестройке театра Друри-Лейн. Кэт оставалась, болтая с гостями, еще четверть часа и уже собралась было уходить, когда в гостиной появился Эйден О'Коннелл. Кэт послала ему приветливую улыбку и тут же отвернулась.

Несколькими минутами позже он подошел к ней. Худощавый, подвижный молодой человек лет около тридцати, чей обольстительный взгляд и ямочки на щеках, сопровождавшие улыбку, делали его неизменным любимцем дам, несмотря на то несчастное обстоятельство, что в семье он был младшим из сыновей.

– Любой из собравшихся здесь почувствовал бы себя в эмпиреях, обрати к нему такую любезную улыбку красивейшая из женщин Лондона. Чему обязан несравненной радостью?

– Тому, что, возможно, вы не так глупы, как о вас думают.

От удивления у О'Коннелла широко раскрылись глаза.

– Я разыгрываю роль глупца?

– И делаете это прекрасно. – Кэт наклонилась к нему и кокетливо улыбнулась. – Нам с вами необходимо встретиться. Наедине. Срочно.

Их взгляды скрестились, и то, что он прочел в ее глазах, заставило его мгновенно посерьезнеть.

– Где и когда?

– За мной следят. Приходите в мою театральную уборную после завтрашнего спектакля.

Он мгновение помолчал, обдумывая сказанное.

– Прекрасно. В таком случае до завтра.

Дав это обещание, он двинулся туда, где сэр Томас Лоуренс забавлял небольшую группу гостей рассказом о последних проделках его ручного попугая, отличавшегося свирепым нравом.

Кэт незаметно проводила ирландца взглядом. Ей пришло в голову, что, предупреждая Эйдена О'Коннелла, она подвергает себя нешуточному риску. Если ему станет известно, что она собирается выдать его Джарвису, он вполне может разделаться с нею. Но на этот риск ей придется пойти. Она не может раскрыть инкогнито этого наполеоновского агента, не предоставив ему предварительно возможности спастись бегством.

Сумеет ли она справиться с гневом Джарвиса, когда тот узнает, что пташка улетела? Проблема, решения которой Кэт пока не знала.


Неожиданно с северо-востока налетел ветер и нагнал на город кусачий холод Северного моря.

В спальне Кэт, с томиком стихов Джона Донна на коленях, Девлин грелся у камина, устроившись в плетеном кресле. Он листал страницу за страницей, когда Кэт подошла сзади и обвила руками его плечи.

– Что ты ищешь? – спросила она.

– Послушай.

И он начал читать:


В небе звездочку поймай,
Мандрагору соблазни ты.
Вызнай, где зимует май,
Чёрту кто рассек копыто.
Спой с русалкой на Семик,
Вырви зависти язык.
Начерти
Те пути,
Где бы честь была в чести.

Чудо всех чудес чудесней,
Может быть, сыскать сумеешь.
Но ищи сто сотен дней,
Головою поседеешь —
А домой вернешься все ж,
На святыне присягнешь,
Обошед
Целый свет.
Враки! Верных женщин нет!

Сыщешь хоть одну – дай знать!
Погляжу на это чудо!
Впрочем, можешь не писать —
Ведь спешу я к ней покуда,
Иль покуда пишешь ты,
Сколь уста ее чисты,
Как она,
Та одна,
Трижды будет неверна!

– Мило, – сказала Кэт. – Кажется, мистер Донн не жаловал женщин.

По губам Девлина скользнула улыбка.

– Он был священнослужителем. И это обстоятельство могло добавить антипатии его чувствам.

Кэт пробежала пальцами по темным кудрявым волосам возлюбленного, почувствовала напряжение, владевшее им.

– Тот молодой человек из графства Кент, которого в апреле убили… – Кэт не стала договаривать.

– Был найден с картонной звездой во рту.

– Господи, кошмар какой! – в ужасе воскликнула она.

Обойдя кресло Девлина, Кэт присела на коврик, положила ладони ему на колени и запрокинула голову, чтобы видеть его лицо.

– Что это все может значить?

Себастьян закрыл книгу и отложил в сторону.

– Меня этот вопрос тоже интересует.

– Расскажи о том, что ты сегодня разузнал.

Он рассказал ей о событиях дня, стараясь говорить спокойным, размеренным тоном.

Когда Себастьян закончил, Кэт взглянула на него и сказала:

– «Мандрагору соблазни ты». У Донна эти слова составляют вторую строчку стиха. Почему убийца опустил ее, хотя так подробно следует всему сюжету?

– Лавджой считает, что имело место еще одно убийство. Оно могло произойти в период между апрелем и июнем, но каким-то образом осталось неизвестным.

– Ты с ним не согласен?

– Я не знаю, что и думать.

Кэт тихо сидела у ног Себастьяна, успокаивающими движениями лаская его. Затем отвернула голову к камину и задумчиво стала глядеть в огонь. Мысли ее устремились к несчастному сыну эйверского священника, строчки стиха скользили и скользили у нее в памяти. Затем она принялась думать о собственных проблемах, об угрозах Джарвиса, о предстоящей на следующий день встрече с О'Коннеллом.

Девлин погладил ее волосы, коснувшись рукой подбородка, приподнял лицо.

– Что с тобой? – тихо спросил он.

Издав смущенный смешок, Кэт покачала головой.

– Почему ты спрашиваешь?

– Я вижу, тебя что-то тревожит. И это «что-то» ты пытаешься утаить от меня.

Она накрыла его ладонь своею, подняла и прикоснулась губами к его пальцам. Голос ее звучал все так же беззаботно, улыбка оставалась сияющей.

– Ты хочешь сказать, что актриса из меня никудышная?

– Я хочу сказать, что знаю тебя достаточно хорошо.

– Уверен? – Она положила его ладонь себе на грудь. – Знаешь меня всю?

Его пальцы мягко сомкнулись, сквозь тонкий муслин платья она чувствовала его нежную ласку, видела всплеск желания в его глазах. Ее веки медленно опустились, голова стала клониться, дыхание вырывалось из полураскрывшихся губ быстрыми взволнованными вздохами.

Себастьян соскользнул с кресла, опустился на колени рядом с ней. Теплые губы прижались к ее шее. Пальцы отыскали завязки пояса под грудью, распустили их. Платье скользнуло с ее плеч, следом шемизетка, надетая под ним.

Ставший жадным рот припал к ее губам. Прильнув обнаженным телом к возлюбленному, Кэт усилием воли гнала от себя прочие мысли – только этот мужчина, эта любовь, этот поцелуй – и наконец полностью подчинилась моменту.

Позже, когда они обнаженные лежали в постели, Себастьян, лаская ее лицо, вдруг сказал:

– Выходи за меня, Кэт.

Боль наполнила ее сердце, боль сожалений о том желанном, что навсегда останется неисполнимым. Но она была актрисой и поэтому сумела обратить ее в улыбку. Только голос чуть дрогнул, когда она сказала:

– Ты же знаешь, я не могу стать твоей женой.

Он приподнялся на локте, и Кэт увидела, как светятся в потухающих сполохах огня в камине его странные глаза.

– Тетушка нашла для меня невесту. Некая леди Джулия. Не помню, как ее фамилия. – Он переплел свои пальцы с ее, продолжал говорить сделанной беззаботностью, но она знала, как важно для него это. – Если ты вправду любишь меня, то спасешь от матримониальных планов моих родственников. Согласись выйти за меня замуж, Кэт.

– Леди Джулия, или как ее там, будет для тебя более подходящей женой.

– Нет. Мне нужна только ты.

– Никогда. Я погублю твою жизнь.

Ее голос превратился в шепот. Себастьян обнял Кэт, погрузил лицо в ее волосы.

– Не погубишь, – прошептал он. Все следы беззаботности исчезли из его голоса. – Погубишь, если не станешь мне женой.


Содержание:
 0  Почему поют русалки Why Mermaids Sing : К Харрис  1  ГЛАВА 1 : К Харрис
 2  ГЛАВА 2 : К Харрис  4  ГЛАВА 4 : К Харрис
 6  ГЛАВА 6 : К Харрис  8  ГЛАВА 8 : К Харрис
 10  ГЛАВА 10 : К Харрис  12  ГЛАВА 12 : К Харрис
 14  ГЛАВА 14 : К Харрис  16  ГЛАВА 16 : К Харрис
 18  ГЛАВА 18 : К Харрис  20  ГЛАВА 20 : К Харрис
 22  ГЛАВА 22 : К Харрис  23  ГЛАВА 23 : К Харрис
 24  вы читаете: ГЛАВА 24 : К Харрис  25  ГЛАВА 25 : К Харрис
 26  ГЛАВА 26 : К Харрис  28  ГЛАВА 28 : К Харрис
 30  ГЛАВА 30 : К Харрис  32  ГЛАВА 32 : К Харрис
 34  ГЛАВА 34 : К Харрис  36  ГЛАВА 36 : К Харрис
 38  ГЛАВА 38 : К Харрис  40  ГЛАВА 40 : К Харрис
 42  ГЛАВА 42 : К Харрис  44  ГЛАВА 44 : К Харрис
 46  ГЛАВА 46 : К Харрис  48  ГЛАВА 48 : К Харрис
 50  ГЛАВА 50 : К Харрис  52  ГЛАВА 52 : К Харрис
 54  ГЛАВА 54 : К Харрис  56  ГЛАВА 56 : К Харрис
 58  ГЛАВА 58 : К Харрис  60  ГЛАВА 60 : К Харрис
 62  ГЛАВА 62 : К Харрис  64  ГЛАВА 64 : К Харрис
 66  ГЛАВА 66 : К Харрис  67  Использовалась литература : Почему поют русалки Why Mermaids Sing



 




sitemap