Приключения : Исторические приключения : ГЛАВА 35 : К Харрис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  35  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67

вы читаете книгу




ГЛАВА 35

Оставив в конюшне любимца вороного, Себастьян пересел в двуколку и погнал лошадей в Саутворк. Когда под колесами экипажа перестала громыхать старая брусчатка Лондонского моста, он оказался на южном берегу Темзы. Солнце пригревало, его лучи играли на сверкающей золотом глади реки, но улицы, окружавшие Маршелси, хранили сумрак и промозглую сырость, а воздух был наполнен чадом гниющих отбросов, падали и отчаяния.

– Уэсли Олдфилд, – сказал Себастьян, вкладывая для убедительности монету в трясущуюся руку старика, которого он встретил у высоких тюремных ворот. – Где мне найти его?

– Потрудитесь подняться по лестнице наверх. Последняя дверь по правую руку.

Речь старика звучала, к удивлению, вполне культурно.

– Благодарю.

Прижав к носу платок и стараясь дышать неглубоко, Себастьян взобрался по шумной, вонючей, в пятнах мочи лестнице и пошел вдоль холодного коридора. Вдруг его слуха коснулись звуки скрипки, ее печальный мелодичный напев доносился из-за ободранной двери в конце прохода. Когда Себастьян постучал, звуки мгновенно стихли.

– Кто там? – послышался сдавленный испуганный голос.

– Виконт Девлин.

Дверь рывком распахнулась, и он увидел жалкого вида субъекта. Насколько удалось выяснить Себастьяну, возраст Уэсли Олдфилда едва перевалил за тридцать пять, но человек, который сейчас стоял перед ним, казался много, много старше. Его неопрятные длинные волосы выглядели совершенно седыми, рот был приоткрыт, а запавшие щеки, изможденность лица говорили о болезнях. Ссутулившись, он стоял у двери, одной рукой держась за притолоку, словно боясь упасть, а в другой бережно держа старенькую скрипку. На Себастьяна смотрели водянистые блекло-голубые глаза.

– Мы с вами знакомы?

– Мистер Уэсли Олдфилд? – уточнил Себастьян. Мужчина сконфуженным жестом пробежал рукой по щетине на подбородке.

– Да, это я.

– Можно войти?

Олдфилд на мгновение заколебался, затем, шагнув назад, отвесил любезный поклон.

– Входите. Приношу нижайшие извинения за более чем скромную остановку моей обители.

Себастьян очутился в тесной, с низким потолком клетушке. Крохотный темный очаг, одинокое окно забрано решеткой. Камера казалась такой же жалкой, как ее обитатель. В ней стояло зловоние от давно не мытого тела, человеческих экскрементов и того медленно надвигающегося сумасшествия, которое может внести внезапное несчастье в прежде полную надежд жизнь.

Олдфилд, неловко ступая, стал убирать пачки бумаг и книг с протертого сиденья когда-то роскошного кресла.

– Пожалуйста, садитесь. Нынче визитеры у меня редки, и, боюсь, манеры мои стали нелюбезны. Могу предложить вам бренди? – Он потянулся за бутылкой, стоявшей откупоренной на шатком столе, затем пробормотал: – Ох ты господи, я же его допил вчера вечером.

И, продолжая бесцельно глядеть на пустую бутылку, жалобно поцокал языком.

– Благодарю, я не испытываю жажды.

Внимательно приглядываясь к стоящему перед ним узнику, Себастьян отчетливо понимал, что Олдфилд не может иметь отношения к происшедшим убийствам. Вряд ли этот человек даже в состоянии припомнить что-либо существенное о последнем, ставшем роковым плавании «Гармонии».

– Вы не сын ли графа Гендона, милорд? – спросил Олдфилд, поворачиваясь и укладывая скрипку в футляр. Вид он принял едва ли не почтительный.

– Вы знакомы с моим батюшкой?

– Знаком. – Теперь вид его стал увереннее, взгляд почти осмысленным. – Почему решили навестить меня?

– Мне необходимо побеседовать с вами о «Гармонии».

Реакция его собеседника на это откровенное заявление была довольно неожиданной. Несчастное плавание «Гармонии» разорило этого человека, но, услышав название судна, он оживился и, присев на краешек кровати, с живым интересом спросил:

– А-а, вы тоже заметили?

– Что именно?

– Последовательность этих странных событий. Сначала сын преподобного Торнтона…

– Вы говорите о Николасе Торнтоне?

– Ну конечно, о ком же еще. Сначала Торнтон, потом Кармайкл и Стентон. Теперь Беллами. Кто-то вышел на охоту за их сыновьями.

Себастьян смотрел в измученные, почти сумасшедшие глаза заключенного.

– Вам известно почему?

– Почему? Нет, точно я этого не знаю. Но когда думаешь о том, как именно погибли эти молодые люди, как страшно изувечены их тела, в голову приходят самые разные мысли. – Он осекся и исподтишка бросил на Себастьяна осторожный взгляд. – Вы поэтому ко мне явились? Решили, должно быть, что я причастен к этим убийствам?

– Как можно, вас ведь держат в заключении, – возразил Себастьян.

Зловещая усмешка искривила губы Олдфилда.

– Это так. Но иногда нам разрешается выходить из Маршелси.

– Только в дневные часы. Кармайкл же, как и Стентон, и Беллами, был убит ночью. Вы же ночью находитесь под замком.

Выражение лица его собеседника изменилось, следы усмешки растаяли, но ненадолго. Оно тут же просветлело опять.

– Но я мог бы нанять убийцу.

– Вы, насколько мне известно, банкрот.

– Увы, это так. – Печальный вздох. – К тому же у меня нет повода убивать этих юношей.

Себастьян выразительно обвел взглядом камеру, окружающую обстановку.

– Нет?

Олдфилд снова поцокал языком, покачал головой.

– Это команда потребовала, чтобы мой груз был выброшен за борт. Иначе, как они считали, корабль пойдет ко дну.

Себастьян хотел было напомнить собеседнику, что в конечном итоге именно так и случилось, но решил этого не делать.

– Разорение настигло меня из-за матросов этой «Гармонии», – прошипел Олдфилд, ноздри его раздулись, губы зло кривились при каждом слове. – Отвратительные, невежественные свиньи. Паникеры. Бросить несчастный корабль так, как они это сделали! Забрали с собой всю еду и воду, обрекли остальных на верную смерть. Я бы сам с наслаждением разорвал их проклятые Богом трупы, но… – Он оборвал себя, голос и черты лица снова приобрели прежний вид. – Но все они уже мертвы.

– Мертвы?

– Именно. Большая часть экипажа погибла от рук дикарей, когда их шлюпку прибило к западному берегу Африки. Те немногие, кому удалось спастись, были подобраны судном королевского флота и доставлены в Лондон. Где их и повесили.

– Вы присутствовали на суде?

Взгляд Олдфилда, устремленный на него, сейчас выражал жгучую насмешку.

– А вы как думали? Каждую минуту. Я не пропустил ни одного заседания суда, ни одной казни. Один из матросов, кажется его имя было Паркер, под конец совсем потерял мужество. Кричал, вырывался из рук, ему уже веревку на шею накинули, а он продолжал бороться. Проклинал всех, кто дал против него показания. Клялся, что все они лгут.

– Лгут? – Себастьян настороженно выпрямился.

Олдфилд пожал плечами:

– Подробностей не помню, меня это не касалось, – Он задумчиво потер за ухом и продолжил: – Но помню, что у этого человека был брат, докер в порту. Он тоже присутствовал на суде и при казни. Говорил, что своими глазами видел, как мерзавцы заплатили за то, чтобы его брата приговорили к смерти.

– Видел своими глазами? Какие мерзавцы заплатили?

– Ну как какие? Те, кто давал показания на суде, конечно.

– Кто это?

Олдфилд медленно улыбнулся:

– Беллами. Стентон. Кармайкл. – Но тут улыбка угасла, и лицо его приняло сконфуженное выражение. – Но не Торнтон. По крайней мере, насколько мне известно, последнего там не было.

– Кто еще был?

Себастьян спросил, но увидел, что его собеседник отвернулся к окну. Последовало молчание.

Себастьян повторил вопрос громче. Затем еще раз:

– Кто еще был на суде?

Олдфилд повернулся, его взгляд устремился прямо на Себастьяна. Водянистые глаза расширились, и он медленно переспросил:

– На каком суде?


Неподалеку от здания Маршелси Том прогуливал гнедых взад и вперед по аллее.

– Разузнали чего? – спросил он, когда Себастьян прыгнул в двуколку.

– Толком нет. К сожалению, разум мистера Олдфилда сильно пострадал от случившегося с ним несчастья. – Он стал разбирать поводья. – От тебя требуется разыскать одного человека. Докер, фамилия Паркер. Его брата, он служил на «Гармонии», повесили четыре года назад за мятеж.

Том прошел мимо лошадей к задку экипажа, рука его машинально поправляла форейторскую шляпу.

– Думаете, это он кокнул всех тех?

– Вполне вероятно. Но вполне может быть, что его существование – всего лишь плод воображения мистера Олдфилда.

Себастьян неторопливо размышлял. После того, что он узнал, было совершенно необходимо еще раз встретиться с Кармайклом и Стентоном. Однако эта встреча может оказаться ошибкой. Говорить с ними сейчас, когда ему еще не все известно о последнем плавании «Гармонии», пока рано.

Но нанести визит в Кент его преподобию мистеру Торнтону пора.


Содержание:
 0  Почему поют русалки Why Mermaids Sing : К Харрис  1  ГЛАВА 1 : К Харрис
 2  ГЛАВА 2 : К Харрис  4  ГЛАВА 4 : К Харрис
 6  ГЛАВА 6 : К Харрис  8  ГЛАВА 8 : К Харрис
 10  ГЛАВА 10 : К Харрис  12  ГЛАВА 12 : К Харрис
 14  ГЛАВА 14 : К Харрис  16  ГЛАВА 16 : К Харрис
 18  ГЛАВА 18 : К Харрис  20  ГЛАВА 20 : К Харрис
 22  ГЛАВА 22 : К Харрис  24  ГЛАВА 24 : К Харрис
 26  ГЛАВА 26 : К Харрис  28  ГЛАВА 28 : К Харрис
 30  ГЛАВА 30 : К Харрис  32  ГЛАВА 32 : К Харрис
 34  ГЛАВА 34 : К Харрис  35  вы читаете: ГЛАВА 35 : К Харрис
 36  ГЛАВА 36 : К Харрис  38  ГЛАВА 38 : К Харрис
 40  ГЛАВА 40 : К Харрис  42  ГЛАВА 42 : К Харрис
 44  ГЛАВА 44 : К Харрис  46  ГЛАВА 46 : К Харрис
 48  ГЛАВА 48 : К Харрис  50  ГЛАВА 50 : К Харрис
 52  ГЛАВА 52 : К Харрис  54  ГЛАВА 54 : К Харрис
 56  ГЛАВА 56 : К Харрис  58  ГЛАВА 58 : К Харрис
 60  ГЛАВА 60 : К Харрис  62  ГЛАВА 62 : К Харрис
 64  ГЛАВА 64 : К Харрис  66  ГЛАВА 66 : К Харрис
 67  Использовалась литература : Почему поют русалки Why Mermaids Sing    



 




sitemap