Приключения : Исторические приключения : Глава 12 : Джек Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 12

Внизу раздался звук бьющегося стекла, потом рев толпы, и между прутьями решетки в комнату втянуло дым, что на какой-то миг посеяло панику в душе у Клея. Джоанна откинула прядь волос со лба и спокойно спросила:

– Что там происходит, Клей? Как ты думаешь – охранник вернется?

Он покачал головой:

– Ни малейшего шанса. Судя по его голосу, он ополоумел от страха.

Он взял тяжелый деревянный стул обеими руками и ударил им в дверь, скрипя зубами от боли, пронзившей раненую руку. Снова и снова Клей размахивал стулом, до тех пор пока тот не разлетелся в щепки у него в руках, и он, выругавшись, не отшвырнул его на пол.

Он в отчаянии оглядел комнату, но в ней не было ничего – вообще ничего. И тут Джоанна показала на кровать.

– А что, если употребить вот это? Я могла бы тебе помочь.

Он сдернул одеяла и матрас, осмотрел узкую кровать на колесиках. Это была цельная металлическая конструкция, тяжелая и прочная. Он перевернул ее набок и приподнял с одного конца. Джоанна взялась за другой, и, раскачивая ее вместе, они вместе обрушились на дверь.

Почти сразу же дверь начала поддаваться, и он замахал снова, с удвоенной энергией, не обращая внимания на боль в руке. И вот уже полетели щепки, а потом, как по волшебству, в досках появилась щель. Дверь вдруг просела посередине, и, хотя замок держался прочно, доски выгибались наружу под многочисленными ударами. Наконец он принялся разламывать доски руками до тех пор, пока брешь не увеличилась настолько, чтобы можно было в нее протиснуться.

Дым валил по коридору в их сторону, они взялись за руки и бросились к лестнице для слуг. Джоанна и Клей благополучно спустились на второй этаж, но на следующем лестничном пролете их вдруг обдало жаром. Языки пламени уже лизали сухую древесину.

Он лихорадочно обернулся, и величайший страх объял его сердце. Судя по запаху, пожар добрался до кладовой, где хранилось масло для ламп, и теперь быстро распространялся по деревянному каркасу старинного дома.

Он остановился и прислонился к стене, закашлявшись, когда от дыма запершило в горле. Джоанна прижалась к нему, ее била дрожь. Она на мгновение заглянула в прошлое, и в ее глазах появился ужас. Клей вспомнил, что маленькой девочкой она пережила такой же ад в Лакхнау. Он крепко обнял ее и спросил:

– Ты в порядке?

Что-то, казалось, промелькнуло в ее глазах, она сделала глубокий вдох и распрямила плечи:

– Да, я в полном порядке. Но что мы будем делать? Древесине, из которой сделан этот дом, – триста лет. Она сгорит как свеча.

– А есть другая лестница?

Она покачала головой:

– Только главная, которая ведет в холл.

Поток горячего воздуха промчался по коридору, заставив их идти вперед прежде, чем Клей успел обдумать положение. Он не знал, что происходит внизу, у парадного входа, но, похоже, им предстояло это выяснить. Иного выхода не было. Пол под ногами был теплым, ковер начал тлеть, а потом впереди, в нескольких футах от них, доска медленно вспучилась и покоробилась, и язык пламени ворвался в образовавшийся зазор. Клей понял, что, скорее всего, весь первый этаж охвачен огнем, но выставил руку перед лицом, заслоняясь от жара, и побрел дальше, таща Джоанну за собой.

Сквозь потрескивание пламени ему были слышны звуки стрельбы и невнятный гул голосов, а затем, когда он спустился на две ступеньки к коридору, какая-то фигура, пошатываясь, вышла из дыма и побрела ему навстречу.

Это был Берк, тонкая струйка крови медленно стекала по одной стороне его черного от копоти лица, из глубокой раны под левым глазом.

– Ты не выйдешь отсюда, собака, – сказал Клей, отталкивая Джоанну назад.

Берк отступил к стене и стал наводить кольт «драгун». Клей ногой выбил оружие из его руки и, когда оно стукнуло об пол, отшвырнул его дальше по коридору. Они сшиблись грудь в грудь.

Клей забыл про боль в руке, забыл про все, кроме неистового желания вбить этого человека в землю. Они покатились по полу, вцепившись друг в друга, и один раз Клей вскрикнул, когда пламя лизнуло его через доски пола, прикоснувшись к оголенному телу.

А потом они оба вскочили на ноги, Берк – чуточку быстрее. Когда Клей поднялся, управляющий пнул его в грудь, так что он с размаху ударился об пол. У Клея было такое ощущение, будто весь воздух вышел из его легких. Он почувствовал, как что-то твердое уперлось ему в спину, и стал шарить в поисках этого предмета, пока Берк подходил и заносил сапог, чтобы обрушить на его незащищенное лицо. Правая рука Клея нащупала и сжала «драгун». Он взвел курок и тут же выстрелил в упор.

Берка отбросило обратно к стене, когда тяжелая пуля пробила его внутренности. Странное выражение одновременно страдания и горечи появилось на его лице, как будто он негодовал, что судьба в конечном счете обманула его. Потом кровь хлынула у него изо рта. Он схватился за рану обеими руками, словно пытаясь задержать жизнь, уходившую из него, медленно опустился на колени и опрокинулся на спину.

Клей попытался сесть, и возле него появилась Джоанна с растрепанными волосами, с лицом, черным от дыма.

– Вставай! – крикнула она. – Нельзя терять ни секунды.

Он сунул в карман «драгун», который все это время держал в правой руке, и последовал за ней. Когда они добрались до начала лестницы, дым рассеялся. Доски пола на лестничной площадке уже были объяты огнем, так же как и сама лестница.

Внизу четверо людей Берка по-прежнему отчаянно сражались на своей баррикаде, отстреливаясь через боковые окна.

Когда Клей вытащил кольт и стал спускаться в холл, один из людей принялся разбирать баррикаду у двери.

– Мы сгорим заживо, если пробудем здесь еще немного! – закричал он.

В этот момент ковер на лестнице вспыхнул, Джоанна вскрикнула от боли и поспешно спустилась на одну ступеньку. Люди обернулись, посмотрели вверх, и Клей вскинул кольт.

– Открывайте эту дверь, пока мы все не поджарились, – крикнул он. – Делайте, что я говорю, и я позабочусь, чтобы никто вас не тронул!

Один за другим они побросали оружие и принялись разбирать баррикаду. Клей и Джоанна подошли и присоединились к ним, и, когда дверь распахнулась, Клей крикнул:

– Не стреляйте! Мы выходим!

Кевин Роган появился из-за телеги у подножия лестницы, когда Клей и Джоанна, пошатываясь, выбрались на свежий воздух, а следом за ними – еще четыре человека с поднятыми руками.

Когда Роган вышел им навстречу, Клей сказал:

– Я убедил этих людей сдаться – с условием, что им не причинят вреда. Я хочу, чтобы вы мне это пообещали.

– Мне нет дела до этих подонков, – яростно проговорил Кевин. – Я ловлю рыбу покрупнее.

– Берк мертв. Я сам его убил, – сказал Клей.

– А Гамильтон? – спросил Кевин. – Уж не хочешь ли ты мне сказать, что он тоже мертв?

Клей нахмурился, понимая, что сэр Джордж наверняка до сих пор находится в своей спальне, и двинулся вверх по ступенькам, направляясь обратно в холл. Когда он входил в дверь, его нагнал Кевин.

– Где он? – спросил он.

– На первом этаже, – сказал ему Клей. – Незадолго до штурма он слег, и Берк распорядился, чтобы его отнесли к нему в комнату.

Ступени и лестничная площадка полыхали вовсю, и, когда Кевин направился туда, Клей схватил его за руку.

– Слишком поздно, – прокричал он сквозь рев пламени. – Тебе никак до него не добраться.

Кевин повернулся, скаля зубы, и во взгляде его сквозило безумие.

– Если понадобится, я отправлюсь за ним и в преисподнюю! – Он вырвался и устремился вверх по лестнице.

Клей отшатнулся, когда его обдало жаром, и, прикрывая рукой глаза, посмотрел вверх, на лестничную площадку. Едва Кевин Роган добрался до верха лестницы, из правого коридора появился сэр Джордж Гамильтон. Его лицо было белым, глаза зияли черными дырами, но в них не было никакого страха. Вообще никакого страха. Кевин издал крик, отчетливо слышный сквозь треск пламени, и направился к нему. Когда он находился уже в паре ярдов, сэр Джордж вскинул пистолет левой рукой и выстрелил ему в грудь. Кевин покачнулся, хватаясь одной рукой за горящие перила в поисках опоры, а потом бросился вперед и вырвал пистолет из руки старика.

Одна рука безжалостно сомкнулась на его горле, другая ухватила за пояс. Кевин поднял Гамильтона над головой и перебросил через балюстраду. Как только он сделал это, пол, казалось, просел. Он вцепился в перила, лестничная площадка под ним рассыпалась, и он исчез в вихре пламени.

Клей сделал один неуверенный шаг вперед, а потом потолок стал рушиться. Он повернулся, прыгнул к двери и, шатаясь, выбрался на свежий воздух, в то время как холл превращался в преисподнюю.

Он сошел с крыльца, срывая с себя тлеющее пальто, и Джошуа протиснулся сквозь толпу и взял его за руку:

– Вы в порядке, полковник?

Клей кивнул, чья-то рука заставила его обернуться, и он заглянул в напряженное, белое лицо Катала Рогана.

– Что с Кевином? – спросил он с дрожью в голосе.

Клей хотел было заговорить, но слова почему-то никак не приходили. Впрочем, это не имело особого значения, потому что лицо его было красноречивее всяких слов. Катал Роган отвернулся и, не замечая ничего вокруг, побрел к Мартину, который стоял между двумя лошадьми. Клей наблюдал, как они разговаривают, видел, как поникли плечи младшего из братьев, как они сели на лошадей и поехали через толпу прочь, в сторону сада и обратно к вересковой пустоши.

Отец Костелло сидел в своей двуколке, Джоанна – рядом с ним. Она выглядела больной и слабой, на платье зияли большие прорехи в тех местах, где она срывала с себя тлеющую материю. Она открыла глаза и спокойно проговорила:

– Мой дядя мертв?

Клей кивнул:

– И Кевин Роган тоже. Скверный сегодня день.

– Воистину так, полковник, – сказал отец Костелло. – И как мне представляется, мы еще не скоро увидим, как всему этому приходит конец. – Он взял поводья. – Я на время отвезу мисс Гамильтон к себе домой. А каковы ваши собственные планы, полковник? Полагаю, больше всего вам бы подошла каюта на первом же корабле, на который вы сможете попасть.

Клей сдержанно кивнул:

– Я должен покинуть эту страну как можно скорее. Властям потребуется не слишком много времени, чтобы выйти на мой след. Я останусь здесь и сделаю что смогу, чтобы убедить этих людей разойтись по домам. Посылаю своего слугу с вами. Он может оказаться полезным мисс Гамильтон.

Джошуа до сих пор стоял возле него, а теперь уселся в двуколку по другую сторону от Джоанны.

– Я бы не стал задерживаться здесь слишком надолго, полковник, – сказал он. – Сдается мне, что дело принимает опасный оборот.

– Не беспокойся, – устало ответил Клей. – Я не стану искушать судьбу. Увидимся через полчаса.

Отец Костелло хлестнул пони поводьями, потрусил верхом прочь по аллее и, свернув в ворота, выехал на главную дорогу.

Толпа притихла, когда дым поднялся высоко в небо и оранжевое пламя полыхнуло из окон. Теперь волнение, эмоции улеглись. Клей видел на многих лицах сомнение и признаки беспокойства, как будто они только-только начинали осознавать истинные масштабы своих действий и задумываться о последствиях.

То тут, то там люди потихоньку ускользали, некоторые – помогая раненому другу. Клей взобрался на телегу и поднял руку. Лица обратились к нему, и странная тишина сковала всех.

Он вытер пот со лба и сказал спокойным голосом, который отчетливо доносился до каждого:

– Хорошо ли это, плохо ли, но дело здесь уже сделано. Сегодня утром сэр Джордж отправил в Голуэй гонца, прося помощи у властей. Вам лучше разойтись по домам до приезда военных.

Почти тут же толпа распалась, люди повернулись и поспешили прочь. Клей спрыгнул на землю и подобрал свою тлеющую куртку. Он достал кольт и проверил его. В барабане остались три пули, и он сунул «драгун» за пояс и повернулся, чтобы осмотреть несколько тел, распростершихся на траве перед домом. Он не успел закончить, когда кавалерийский отряд ворвался через главные ворота и постепенно остановился.

Они развертывались в цепь со знанием дела и сноровкой, красные мундиры отчетливо выделялись на фоне серой каменной ограды позади них. Толпа остановилась, и воцарилась тишина, и первые тяжелые капли дождя упали на землю.

Отчетливо звучал голос офицера, поблескивали сабли, каждый человек перемещался с точностью, которая сделала бы честь парадному плацу. Последовал момент жуткого затишья, и казалось, что весь мир застыл в ожидании, а потом труба пропела в вечернем воздухе, и кавалеристы рысью двинулись вперед.

Большая часть толпы рассеялась, некоторые побежали обратно к дому, другие со всех ног помчались к буковым деревьям и ограде, зная, что их единственный шанс уцелеть – добраться до леса.

Клей пробежал вдоль фасада дома, а потом за угол, по аллее, ведущей к конюшне. Удача по-прежнему сопутствовала ему! Пегин там не было, но несколько оседланных лошадей были привязаны к ограде. Очевидно, кто-то из людей, атаковавших дом сзади, очистил конюшни на тот случай, если они загорятся вместе с другими постройками.

Клей отвязал черного жеребца и вскочил в седло. У него за спиной загромыхали копыта, и из-за угла дома выскочил всадник с саблей наготове. Он было занес ее для удара, и тут на лице его появилось изумленное выражение, и он опустил свое оружие.

Это был Вейл, молодой капитан, с которым Клей познакомился на приеме у сэра Джорджа. Клей пустил свою лошадь вперед и ударил его по руке, державшей саблю, дулом кольта. Вейл вскрикнул от боли, а Клей вырвал саблю и прокричал:

– Простите, Вейл, сейчас я не могу останавливаться для объяснений!

Он снова сунул кольт за пояс и погнал жеребца через сад, размахивая саблей, зажатой в правой руке. Какой-то человек, до этого бежавший между деревьями слева от него, хватался пальцами за землю, поскользнувшись на мокрой траве. У него за спиной прогромыхал кавалерист, с саблей, занесенной для удара. Клей боком направил на него жеребца. Он успел бросить взгляд на испуганное лицо под козырьком кивера, прежде чем обрушил на него рукоятку сабли так, что кавалерист вывалился из седла.

Убегавший схватил за уздечку оставшуюся без седока лошадь, а Клей, дав ему шанс, поскакал дальше. Когда он преодолел последний склон и выехал из яблоневого сада к бреши в стене, навстречу ему из-за деревьев слева выскочил на скакуне молодой лейтенант.

«Сколько раз я это делал? – подумал Клей. – Сколько раз на протяжении долгих горьких лет?» Он снова замахнулся саблей со сноровкой закаленного в сражениях ветерана и стал ждать, исполненный мрачной решимости. Лейтенант был совсем юный, почти мальчик, с тонкими усиками на верхней губе, и это было все, о чем он пока мечтал.

В конце концов Клей сжалился над ним. Он отклонился в седле, избегая неумелого колющего удара, нацеленного в голову, и выбил оружие из руки парня. Его рука замахнулась для того ужасного рубящего удара, от которого нет защиты и от которого конечности отлетают, словно ветви, отсеченные кривым садовым ножом. В последний момент он перехватил саблю и плашмя ударил парня по плечам, выбив его из седла.

Клей бросил саблю под дождь и погнал жеребца между деревьями к вересковой пустоши. Дождь усилился, когда он галопом помчался по тропе в направлении Клермонта.

Было очевидно, что ему никак нельзя возвращаться в деревню. Оставалось только одно место, где он мог надежно укрыться, – у Роганов, но для начала ему требовались одежда и деньги. Как он и ожидал, во дворе Клермонта не было никаких признаков жизни. Должно было пройти какое-то время, прежде чем Вейл и его люди приедут, разыскивая его. Он спешился и забежал в дом.

В своих запасных сапогах для верховой езды, лежавших на дне кожаного дорожного сундука, он припрятал сто золотых соверенов. Заходя в спальню, он истово молился о том, чтобы люди Берка их не обнаружили. Сапоги по-прежнему лежали на дне сундука, и, когда он приподнял по очереди один, потом другой, кожаный кошелек упал на пол.

Он надел суконное пальто для верховой езды, первое, что попалось под руку, нашел запасную шляпу и быстро сошел вниз. У него опять начала кружиться голова, а еще он почувствовал идущую из глубины, обжигающую боль в левой руке. Он нашел в шкафу бутылку бренди, сделал большой глоток, и спиртное обожгло его внутренности.

Когда он снова взобрался на жеребца, ему немного полегчало, и он погнал животное между деревьев и остановился на краю вересковой пустоши.

Вдалеке под дождем поднимался черный столб дыма, идущего из Драмор-Хаус, но он недолго наблюдал за ним. Вместо этого он посмотрел вниз, на раскинувшийся в лощине Клермонт, и на какой-то момент грусть охватила его. Он понял, что, вероятно, в последний раз видит это место. Он развернул жеребца и под дождем галопом помчался к Скрытой лощине.


Содержание:
 0  На родине предков : Джек Хиггинс  1  Пролог : Джек Хиггинс
 2  Ирландия 1865 : Джек Хиггинс  3  Глава 2 : Джек Хиггинс
 4  Глава 3 : Джек Хиггинс  5  Глава 4 : Джек Хиггинс
 6  Глава 5 : Джек Хиггинс  7  Глава 6 : Джек Хиггинс
 8  Глава 7 : Джек Хиггинс  9  Глава 8 : Джек Хиггинс
 10  Глава 9 : Джек Хиггинс  11  Глава 10 : Джек Хиггинс
 12  Глава 11 : Джек Хиггинс  13  Глава 12 : Джек Хиггинс
 14  Глава 13 : Джек Хиггинс  15  Глава 1 : Джек Хиггинс
 16  Глава 2 : Джек Хиггинс  17  Глава 3 : Джек Хиггинс
 18  Глава 4 : Джек Хиггинс  19  Глава 5 : Джек Хиггинс
 20  Глава 6 : Джек Хиггинс  21  Глава 7 : Джек Хиггинс
 22  Глава 8 : Джек Хиггинс  23  Глава 9 : Джек Хиггинс
 24  Глава 10 : Джек Хиггинс  25  Глава 11 : Джек Хиггинс
 26  вы читаете: Глава 12 : Джек Хиггинс  27  Глава 13 : Джек Хиггинс
 28  Использовалась литература : На родине предков    



 




sitemap