Приключения : Исторические приключения : Глава 13 : Джек Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 13

Часовой не выехал из-за буковых деревьев, чтобы окликнуть его, когда он добрался до верха лощины, и пустил жеребца вниз по крутому травянистому склону в направлении фермы. Он пересек впадину на дне, взобрался на тропу и галопом промчался мимо огороженного пастбища.

Дождь лил нещадно, серая завеса значительно ухудшала видимость. Когда Клей остановился у дома, дверь открылась и оттуда вышел Катал с карабином в руках.

С выражением огромного облегчения на лице он опустил оружие и сказал:

– Слава Богу, полковник! Когда я смотрел, как вы подъезжаете, я не знал наверняка, кто это. Мы здесь все сидим как на иголках.

– У вас есть на то веские причины, – мрачно ответил ему Клей. – Кавалерия прибыла сразу после того, как вы с Мартином уехали. Я едва ноги унес.

Катал рассудительно кивнул:

– Мы уже отъехали на порядочное расстояние, когда услышали стрельбу. Мы догадались, что произошло. – Он ухватился за уздечку и потянул лошадь Клея в конюшню. – Лучше оставьте ее под седлом, полковник. Неизвестно, как скоро нам придется отсюда выбираться.

Клей спешился и завел жеребца в стойло рядом с еще двумя оседланными лошадьми, позаботился о том, чтобы у него было достаточно сена, и следом за Каталом направился к дому.

Ужасный, душераздирающий женский вой встретил их в передней, и Катал на какой-то момент задержал его у двери в кухню.

– Слышите – это моя мать, полковник, – сказал он. – Отец передумал оставлять Дэнниса в драморской церкви и привез гроб домой в двуколке.

– Ты рассказал им про Кевина? – спросил Клей.

Катал кивнул, в его молодых глазах застыла боль.

– Так было лучше всего, полковник, – пока они переживали одно горе, рассказать им про другое. – Он открыл дверь и первым зашел внутрь.

Гроб стоял на столе, с каждого его конца горело по свече в бронзовой подставке. Миссис Роган в темном платке сидела возле него и бусинки четок пощелкивали у нее между пальцев, когда она всхлипывала.

Шон Роган сидел в кресле у огня, уставившись в пламя отсутствующим взглядом. Шотландская борзая распласталась у его ног, и, когда Клей двинулся вперед, глаза ее открылись и она угрожающе, глухо зарычала.

Шон Роган повернул голову, его лицо было невероятно изможденным, глаза подернуты влагой. Он показал рукой на пустующий стул и сказал сухим, бесстрастным голосом:

– Садитесь, полковник. Приятно видеть друзей в минуты скорби.

Катал достал бутылку виски, два стакана, и старик молча предложил Клею выпить, как того требовал обычай. Клей осушил свой до дна.

– Наверное, мало проку пытаться рассказать вам, что я сейчас испытываю.

– Я знаю – вы друг, – ответил ему Шон Роган. – Вы были одним из наших с самого начала. Мой сын погиб там, в большом доме?

– Он захватил с собой сэра Джорджа Гамильтона.

– А сам дом?

– Прах и тлен.

Женщина позади них негромко застонала, а Шон Роган задумчиво уставился в огонь. Он вздохнул, и казалось, вздох этот исторгнут из самых глубин его естества.

– Ничтожная цена за двух сыновей, полковник. Ничтожная цена. Вы были правы с самого начала.

Клей не нашелся, что сказать в ответ, но этого и не требовалось. Какая-то внутренняя духовная сила вернула старика к жизни. Он повернулся к своим двум сыновьям:

– Немного погодя мы похороним вашего брата, достойно, честь по чести, здесь, где он жил. Позднее отец Костелло сможет прийти и освятить землю.

– Мы выроем могилу у задней стены сада, – сказал Катал. – Земля мягкая. Это не займет много времени.

Он осторожно отвел в сторону мать, и Мартин накрыл гроб крышкой. Они перенесли его из кухни в другую комнату, и через некоторое время раздался стук молотка – стали приколачивать крышку.

Роган недрогнувшей рукой подлил себе выпивки:

– А как вы, полковник? У вас есть какие-нибудь планы на ближайшее будущее?

– Нет, хотя мне бы не помешало их иметь, – сказал Клей. – Кавалерия прибыла в Драмор сразу после того, как ребята уехали, чтобы сообщить вам известие о смерти Кевина. Я едва ноги унес. Всём известно, что капитан Свинг – это я, а несколько людей Гамильтона уцелело во время пожара в доме. Они расскажут о том, какую роль я сыграл во всем этом. В довершение всего я убил Берка.

Роган неторопливо кивнул:

– Суд над вами будет не более чем формальностью, полковник. Не более чем формальностью. Это хорошо, что вы приехали сюда, а не куда-нибудь еще.

– Вы хотите сказать, что можете мне помочь? – спросил Клей с воодушевлением.

Роган кивнул:

– Что вам нужно, так это корабль, отплывающий отсюда в самое ближайшее время, а это можно устроить. Одна французская шхуна доставляет товары в Голуэй. Мы регулярно уславливаемся с ними о встречах. Слава Богу, в Ирландии это вполне обычное дело, когда хорошему человеку требуется побыстрее унести отсюда ноги.

– Как скоро это можно устроить?

– Этой же ночью, – ответил Роган. – Но взамен вы должны сделать кое-что для меня. Возьмите Катала и Мартина с собой в Америку. Видит Бог – мало что хорошего ожидает их здесь, в стране, которая умирает год за годом.

– У меня есть идея получше, – предложил Клей. – Почему бы вам не отправиться с нами?

Старик грустно улыбнулся:

– Корни слишком глубоки. Я зачахну на любой другой земле и в любом другом климате.

– А как же это восстание, которое фении наметили на будущий год? – спросил Клей. – Ваши сыновья – члены братства. Они не хотят принять в нем участие?

– Они поступят так, как я скажу, – сказал Шон Роган. – У меня будет легче на душе, если я буду знать, что они в безопасности, в тех краях, где можно достичь процветания усердным трудом и где все люди равны.

– Вы думаете, что восстание потерпит неудачу?

– Оно потерпит неудачу, – с горечью сказал Роган. – Как вы однажды сказали мне, вся тяжелая артиллерия – у Англии.

Клей вздохнул:

– Если вы так хотите, то так тому и быть. Я возьму их с собой в Калифорнию. У них будут все шансы, обещаю вам.

– Им понадобятся деньги на билет, – сказал Роган.

Клей покачал головой:

– У меня их достаточно, даже более чем достаточно, чтобы мы благополучно добрались до Нью-Йорка. А уж там я не буду стеснен в средствах.

Шон Роган кивнул и медленно встал:

– Я пойду скажу им об этом. – Он помедлил, ласково положив ладонь на склоненную голову жены, и прошел в дверь.

Клей вслушивался в негромкий гул их голосов, а чуть погодя в комнату зашел Мартин, на сапогах его была грязь. Он осторожно помог своей матери подняться на ноги и спокойно проговорил:

– Я буду благодарен, если вы нам поможете, полковник.

Клей вышел в переднюю следом за ними.

Клей подал руку миссис Роган, которая грузно оперлась на него, а Катал с Мартином подняли гроб и вышли через черный ход следом за отцом.

Они пересекли двор, вошли в старый, обнесенный стеной сад, а дождь тяжело падал в высокую траву и стекал с голых ветвей деревьев.

Они торопливо вырыли могилу в клумбе, у заросшей плющом стены, и Шон Роган прошел вперед, чтобы ее осмотреть.

– Она всего четыре фута в глубину, отец, – негромко проговорил Катал. – У нас не было времени на что-то лучшее.

Его отец кивнул:

– Здесь он будет покоиться в мире, никто его не потревожит.

Мартин принес два мотка веревки, они быстро смастерили стропы и опустили гроб в могилу. А потом стояли какое-то время с опущенными головами, пока их отец читал молитву.

Клею предстояло надолго запомнить этот момент. Дождь, пропитывающий его плечи, холодный и злой, как смерть, паутина, затянувшая открытую калитку в ограде, сломанный серп, наполовину закрытый листьями, у его ног. Голос Шон Рогана звучал еще какое-то время, а потом стих. Он набрал горсть земли и бросил ее на гроб, а потом повернулся и под дождем увел жену обратно в дом. Клей дождался, пока парни засыплют могилу, и они вернулись все вместе. Катал и Мартин – вполголоса обсуждая свои планы. Французская шхуна встанет в полумиле от берега в девять часов и простоит два часа. А фонарь, четыре раза мигнувший с берега, станет сигналом, по которому подадут баркас.

Парни остановились у двери черного хода, чтобы счистить грязь с ботинок, а Клей прошел внутрь. Шон Роган сидел у огня в одиночестве, со стаканом в руке.

– Извините мою жену, полковник. Она ушла прилечь.

Клей присел на край стола:

– Одно не дает мне покоя. Мой слуга находится в Драморе с мисс Гамильтон. Она на время укрылась у отца Костелло. Я думаю: а что, если мне съездить их проведать?

Старик покачал головой:

– Драмор будет кишеть солдатами. Вы засунете голову в петлю, если попытаетесь это сделать.

– А как насчет письма? – спросил Клей.

– Но кто его отвезет? – спросил Шон и снова покачал головой. – Только дурак рискнет высунуть нос из дома в такой день. Каждый человек будет сидеть у своего очага и делать вид, что он знать не знает о том, что случилось в Драмор-Хаус. – Он наклонился вперед. – Не беспокойтесь, дружище. Позднее я дам знать девушке о том, что с вами сталось. Если она действительно вас любит, то пойдет за вами и на край света.

Клей неторопливо кивнул:

– Возможно, вы и правы. По крайней мере, с ней Джошуа. Он позаботится о ней.

– Конечно, я прав, – сказал Шон Роган. – Мертвый вы ей будете ни к чему, правда?

Мартин и Катал вошли в комнату и придвинулись к отцу. Они были одеты для путешествия в твидовые пальто для верховой езды и держали в руках шляпы.

Шон Роган посмотрел на них и спокойно проговорил:

– Вам лучше не беспокоить вашу мать. Она и так достаточно пережила за сегодня.

Мартин был близок к тому, чтобы расплакаться, и старик сурово посмотрел на него и схватил его за руку.

– Если ты распустишь нюни перед полковником, я тебя никогда не прощу. – Он улыбнулся и протянул руку. – А теперь ступайте, как хорошие мальчики. Не позорьте свое имя и пишите нам время от времени.

Они обменялись рукопожатиями, и, когда торопливо выходили из комнаты, Мартин изо всех сил сдерживал рыдания. Шон Роган встал, и, когда повернулся лицом к Клею, в его глазах стояли слезы. Он протянул руку:

– Вы уж присмотрите за ними – ради меня, полковник.

Клей долго жал ему руку, вглядываясь в эти большие, спокойные глаза.

– Мы славно повоевали вместе, Шон Роган, – сказал он.

Едва заметная улыбка тронула губы старика.

– Еще бы, полковник. Еще бы. – Он снова опустился в кресло, и Клей поспешно вошел из комнаты и двинулся по коридору. К тому времени когда он показался на крыльце парадного входа, парни уже вывели лошадей из конюшни. Они уселись верхом, и Клей спросил:

– Куда мы поедем отсюда?

– В одно место на холмах, которое мы знаем, полковник, – ответил ему Катал. – Там мы будем в безопасности до тех пор, пока не настанет время отправляться в путь. Солдаты обязательно нагрянут на ферму.

– А ваш отец? – спросил Клей.

Катал пожал плечами:

– Не могут же они обвинить его в том, что сделали его сыновья.

Они поднялись по тропе наверх лощины и поехали по вересковой пустоши. Постепенно дождь стал стихать, а затем и вовсе прекратился. Вдалеке все еще был виден дым, поднимающийся над развалинами Драмор-Хаус, и, когда они доехали до развилки, Катал осадил лошадь и прикрыл глаза рукой:

– Кто мог подумать, что поместье будет так полыхать.

Мартин повернулся к Клею:

– А что сталось с тем вашим слугой, полковник, и с мисс Гамильтон?

Клей покачал головой:

– Я точно не знаю. Я отправил их в Драмор с отцом Костелло.

Мартин нахмурился:

– Возможно, они поехали в Клермонт в надежде найти там вас?

Эта мысль уже приходила в голову Клею, и теперь он смотрел за вересковую пустошь, на деревья в четверти мили от него, обрамляющие лощину, в которой находился Клермонт. Он принял внезапное решение.

– Я, пожалуй, съезжу туда – посмотреть, что к чему. Вы двое можете остаться здесь. Я минут на двадцать, не больше.

Катал схватил его уздечку:

– Это безумие, полковник. Там наверняка солдаты.

– Я буду осторожен, – заверил его Клей. – Остановлюсь среди деревьев и, перед тем как ехать вниз, разведаю обстановку.

Он пресек дальнейшие споры, пришпорив свою лошадь, но прежде, чем он успел далеко отъехать, у него за спиной копыта застучали по торфу и Катал и Мартин поравнялись с ним.

– Это совсем ни к чему, – сказал Клей.

Катал пожал плечами:

– Вы – наш билет в Америку, полковник. Мы не можем себе позволить потерять вас.

Они сбавили скорость, въезжая в лес, Клей скакал впереди. Каким-то странным шестым чувством он вдруг уловил грозящую им опасность. Среди деревьев что-то зашевелилось, промелькнуло что-то красное. Он резко осадил лошадь, и чей-то голос громко произнес:

– Именем королевы, остановитесь!

Кавалерист выскочил из-за деревьев и поскакал к тропе ему наперерез. Клей уклонился от сабли и обрушил кулак на лицо всадника, так что тот кувырком вылетел из седла. Жеребец ринулся вперед, топча упавшего человека. И тут Клея окружили военные. Он выхватил свой кольт и стал с размаху наносить удары его дулом, прокладывая дорогу через беспорядочное скопление лошадей и всадников.

В конце концов он прорвался, и чей-то голос окликнул его. Он погнал жеребца вверх между деревьями, туда, откуда Катал махал ему рукой, и, въезжая на возвышенность, с радостным сердцем увидел, что Мартин уже вырвался вперед на приличное расстояние и во весь опор скачет к спасительным холмам.

Позади них зазвучала труба. Клей бросил взгляд через плечо и увидел, как пол-эскадрона выскочило из леса и галопом помчалось за ними, разворачиваясь веером. Он мысленно отметил странность этого маневра, но, повернув голову, увидел другую половину эскадрона, пересекающую вересковую пустошь слева от них, с тем чтобы отрезать им путь.

Он низко наклонился к шее жеребца и пришпорил его. Животное смело устремилось вперед. Постепенно он приближался к Каталу и через некоторое время уже ехал за ним следом. Еще один стремительный бросок – и они опередили на двадцать ярдов всадников, пытавшихся отрезать им путь к отступлению.

Холмы вздымались навстречу, и лошади пошли тяжелее. Они вброд переправились через болото и въехали в узкую лощину. В конце ее Мартин спешился и, держа поводья в правой руке, стал взбираться по крутому склону лощины, таща за собой лошадь.

Он благополучно добрался до верха и повернулся, чтобы подать руку своему брату. Клей находился ярдах в двух позади них, когда в лощине под ними показалось несколько всадников. Клей огрел жеребца по заду, погнав его вверх, через край лощины, а потом повернулся, вытаскивая из-за пояса кольт «драгун».

Кровопролития в этот день было достаточно. Более чем достаточно. Когда первый кавалерист осадил свою лошадь. Клей тщательно прицелился и выстрелил животному в грудь. Оно встало на дыбы, сбросив своего седока в грязь, а позади него остальное воинство изо всех сил старалось развернуть и увести своих лошадей от того, что оказалось смертельной ловушкой. Клей выпустил еще одну пулю, прожужжавшую в воздухе поверх их голов, потом взобрался на жеребца, которого Катал держал для него, и они галопом умчались прочь.

Теперь они были в относительной безопасности. Мартин ехал первым, петляя, перебираясь из одной лощины в другую, шлепая по болотам и топям, все время забираясь всё выше и выше на холмы. Они скакали целый час, вытянувшись в цепочку, прежде чем выехали из маленькой лощины на крутой склон холма.

Впереди них, не далее чем в двух милях, простиралось море, а под ними – маленькое озеро, глубоко врезавшееся в сердцевину холмов, непроглядно-черное посередине, пурпурно-серое по краям, где базальтовые рифы выходили на поверхность. Клей спешился и постоял в угасающем предзакатном свете, глядя на север, туда, где горные вершины были испещрены оранжевыми полосками.

Такая красота была слишком величественна для человека, и он вдохнул полной грудью сладость вереска, все еще мокрого после проливного дождя, а потом двинулся следом за Каталом и Мартином вниз по крутому склону холма, мимо ручейка, который бежал между поникшими папоротниками. Они добрались до труднопроходимой тропы, снова сели на лошадей и проехали по краю озера вдоль ручья, наполнявшего тихий вечер своим журчанием.

Позади них холмы плавно поднимались к темному небесному своду, на котором уже мерцала одинокая звезда, а за поворотом в лощине, в зеленой от травы излучине реки, виднелся маленький охотничий домик.

Это было прочное сооружение, сложенное из тесаного камня, крытое торфом. Слезая с лошади, Мартин сказал:

– Здесь мы будем в полной безопасности, полковник. Отсюда всего полчаса езды до скал. Когда начнется отлив, мы сможем проехать берегом к тому месту, где выгружается французское судно.

Они с Каталом развалились на грубо сколоченной скамье и вполголоса заговорили об Америке. При той жизнерадостности, что свойственна молодости, прошлое уже становилось для них менее важным, чем будущее. Клей отошел и уселся на валун у реки.

Раненая рука все не давала ему покоя, и рот был сухой как спичка. Он наклонился и зачерпнул воду ладонью, испытывая чувственное наслаждение от ее прохлады.

Он подумал о Джоанне, и его переполнило острое чувство одиночества. Казалось, что сердце у него в груди сохнет и увядает. Несмотря на все человеческие потуги, у Судьбы всегда припасена последняя карта – такова жизнь. Смирившись с этим, человек в значительной степени избавляет себя от страданий.

На какой-то момент Клея переполнило то ужасное сознание своей незначительности, которое время от времени приходит к человеку. Ему доводилось осознавать это и прежде, стоя среди окровавленных тел на поле боя и понимая, что в следующий раз, возможно, настанет его черед, смиряясь с тем, что все, что бы ни сделал человек, никогда ни к чему не приводит.

Пока он смотрел, оставшийся кусочек красного зарева отпылал у него над головой, свет померк на голой поверхности холмов, и ночь опустила свой тяжелый покров на лощину.

Он долго сидел, рассеяно взирая на море. Наконец пришел Катал и тронул его за плечо. Они сели на лошадей и поехали прочь от этого места, негромко позвякивая упряжью в ночи.

Они пробирались осторожно, держась в тени лощины, спешившись, когда добрались до скал, чтобы провести своих лошадей вниз по коварной осыпающейся тропе с валунами, отчетливо белеющими в лунном свете под ними. Далее расстилался песок, мокрый и блестящий в лунном свете там, где отступило море. Катал пришпорил свою лошадь, пустив ее галопом, и все поскакали вдоль кромки воды, время от времени загоняя лошадей по брюхо в морскую воду, чтобы обогнуть выступ скалы и перебраться на другую отмель.

Корабль лежал в дрейфе в полумиле от берега, его рангоут и оснастка отчетливо проступали на фоне ночного неба. Клей посмотрел вверх, на луну, охваченный легкой паникой, моля о том, чтобы облако затмило ее свет до тех пор, пока они благополучно не погрузятся на борт.

Мартин возбужденно рассмеялся и поскакал по волнам, чтобы обогнуть очередной каменный выступ. Катал двинулся за ним следом, Клей замыкал процессию. Волна увлекла их за собой, и, когда жеребец пустился вплавь и вода заплескалась у колен Клея, ее прохлада каким-то образом снова вернула его к жизни, и он рассмеялся так же возбужденно, как до этого Мартин.

А потом они прошлепали по воде к отлогому берегу, а в сотне ярдов их ждал баркас, дрейфующий на мелководье, с четырьмя матросами на веслах и еще одним, стоявшим по колено в воде.

– Нам повезло, – прокричал через плечо Катал. – Сегодня никакой фонарь не нужен.

Парни быстро спешились, и Мартин забежал в море и похлопал матроса по плечу:

– Три пассажира, братец. – Человек сказал в ответ что-то неразборчивое, и Мартин с улыбкой пояснил: – Он говорит только по-французски, полковник.

Клей повернулся к моряку и на безукоризненном французском сказал:

– Мы хотели бы поскорее уплыть отсюда, друг мой. Мне говорили, что вы можете это устроить?

Моряк просиял:

– Полковник Фитцджеральд?

Клей кивнул, и он продолжил:

– Мы ждали вас. Пожалуйста, быстрее садитесь в лодку.

– Вы ждали нас? – изумленно переспросил Клей, когда они перелезли через борт.

– Ну конечно, мсье, – ответил моряк, берясь за штурвал.

Клей сел в носовой части и оглянулся в сторону берега, в то время как гребцы налегли на весла, держа курс на корабль. Три лошади стояли у края воды с довольно несчастным видом, и он с болью подумал о Пегин, задаваясь вопросом, кто станет ее новым хозяином. Потом жеребец вскинул голову и фыркнул, лошади повернули и галопом понеслись прочь по отлогому берегу.

К тому времени когда баркас подплыл к шхуне, там уже подняли якорь и развернули паруса. Отрывистые команды на французском отчетливо разнеслись над водой.

Мартин и Катал первыми взобрались по веревочной лестнице, Клей – следом за ними. Когда он перешагнул через поручень, высокий, угловатый человек в бушлате и просоленной фуражке вышел вперед и протянул руку.

– Полковник Фитцджеральд? – проговорил он по-английски. – Я – капитан Журдэн. Надеюсь, мы сумеем с удобством разместить вас на то время, что будем плыть до Бордо. Если вы сейчас спуститесь вниз, то обнаружите, что кое-кто дожидается, чтобы проводить вас в вашу каюту. А сейчас прошу меня извинить. У меня не будет спокойно на душе до тех пор, пока мы не отплывем отсюда на приличное расстояние.

Он двинулся по палубе в направлении штурвала, отдавая негромкие приказания, а Катал озадаченно почесал в затылке:

– Ну а теперь скажите – разве они не ждали нас, полковник?

Клей кивнул, нахмурившись.

– Конечно, похоже на то. – Он пожал плечами. – Ваш отец, должно быть, каким-то образом дал им знать.

– Да что ты ломаешь голову? – спросил Мартин брата. – Давай-ка спустимся вниз и посмотрим, что за каюту нам отвели. Мне рассказывали странные вещи про эти французские корабли.

Они спустились по трапу, возбужденно переговариваясь между собой, а Клей прошел в носовую часть, и остановился, держась одной рукой за вант, и оглянулся назад, в сторону Ирландии.

– Вам жаль покидать эти края? – проговорил спокойный голос.

Какой-то момент он оставался недвижим, а затем медленно повернулся. Она стояла у мачты, закутанная в темный плащ, а рядом с ней – Джошуа. Тот улыбнулся и, отвернувшись, пошел прочь по палубе, когда Джоанна подошла ближе.

Клей заключил ее в объятия целуя, а затем отстранил и недоуменно покачал головой:

– Но как? Я не понимаю.

– Отец Костелло, – просто сказала она. – Он знал про этот корабль, хотя считалось, что он не знает. Он знал, что только на нем вы сможете покинуть страну.

– Но как вы выбрались из Драмора?

Она пожала плечами:

– Отец Костелло – очень находчивый человек. Мы легли на дно двуколки, и он накрыл нас ковриком. Капитан Вейл выдал ему специальный пропуск для посещения людей, потерявших родственников, на одной из дальних ферм.

– А ты сама видела Вейла?

Она кивнула:

– Да, он почитает своей святой обязанностью разыскать меня как можно быстрее.

– Он что-нибудь говорил про меня?

– Только то, что он тебя не понял.

Клей беспечно рассмеялся.

– Едва ли этому стоит удивляться. Я и сам себя не понял. – Он вздохнул, и лицо его выразило величайшую горечь. – Я спрашиваю себя: изменится ли все когда-нибудь, есть ли у этих людей хоть какая-то надежда вернуться сюда?

– Надежда есть всегда, – сказала она твердо. – Бог не допускает, чтобы какой-либо человек страдал слишком долго.

– Судьба порой выкидывает странные номера, – задумчиво протянул он. – Я приехал в Ирландию в поисках мира и покоя. Вместо этого я застал положение вещей, к которому не мог оставаться безучастным. Теперь я уплываю – беглец, за которым охотятся и которому еще повезло, что он избежал виселицы.

– Значит, ты считаешь, что твоя поездка принесла тебе одни только несчастья? – спросила она, пристально глядя на него, и лунный свет отливал янтарем и золотом в ее темных глазах.

Он ответил ей таким же взглядом.

– Не одни только несчастья, – сказал он. – Нет.

Он взял ее лицо в свои ладони и нежно поцеловал в губы. Рука Клея обвилась вокруг талии Джоанны, а она прильнула к нему. Он не дал ей никакого другого ответа, потому что этого не требовалось. Вместе в последний раз смотрели они на Ирландию, пока она сливалась с темным ночным горизонтом.


Содержание:
 0  На родине предков : Джек Хиггинс  1  Пролог : Джек Хиггинс
 2  Ирландия 1865 : Джек Хиггинс  3  Глава 2 : Джек Хиггинс
 4  Глава 3 : Джек Хиггинс  5  Глава 4 : Джек Хиггинс
 6  Глава 5 : Джек Хиггинс  7  Глава 6 : Джек Хиггинс
 8  Глава 7 : Джек Хиггинс  9  Глава 8 : Джек Хиггинс
 10  Глава 9 : Джек Хиггинс  11  Глава 10 : Джек Хиггинс
 12  Глава 11 : Джек Хиггинс  13  Глава 12 : Джек Хиггинс
 14  Глава 13 : Джек Хиггинс  15  Глава 1 : Джек Хиггинс
 16  Глава 2 : Джек Хиггинс  17  Глава 3 : Джек Хиггинс
 18  Глава 4 : Джек Хиггинс  19  Глава 5 : Джек Хиггинс
 20  Глава 6 : Джек Хиггинс  21  Глава 7 : Джек Хиггинс
 22  Глава 8 : Джек Хиггинс  23  Глава 9 : Джек Хиггинс
 24  Глава 10 : Джек Хиггинс  25  Глава 11 : Джек Хиггинс
 26  Глава 12 : Джек Хиггинс  27  вы читаете: Глава 13 : Джек Хиггинс
 28  Использовалась литература : На родине предков    



 




sitemap