Приключения : Исторические приключения : Храм Фортуны II : Эндрю Ходжер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  110  111

вы читаете книгу

Во второй книге читатель встречается с уже знакомыми героями. Он опять попадает в Римскую Империю первых лет новой эры.

После смерти цезаря Августа власть берет в свои руки его пасынок Тиберий. Жестокий и подозрительный, он мечтает стать абсолютным монархом, но его планам мешают несколько обстоятельств. А главным препятствием является его приемный сын Германик.

И вновь плетутся интриги, и вновь льется кровь.

Пролог

Богат, славен и красив город Эфес, крупный порт и торговый центр, столица проконсула римской провинции Малая Азия.

Это здесь некогда высился грандиозный храм греческой Артемиды, называемой римлянами Дианой, одно из семи чудес света, которое в припадке болезненного честолюбия сжег сумасшедший Герострат. Преступника постигла заслуженная кара, а легенда долго еще гласила, что именно в эту ночь пришел на свет великий и страшный македонский царь Александр.

Лучшие греческие архитекторы: Денократ, Деметрий и Пеоний в 430 году от основания Рима возродили святыню. И хотя жители Эфеса утверждали, что новый храм ничуть не хуже старого — сто двадцать семь колонн, из них тридцать шесть резных, но ведь произведения искусства не могут родиться дважды. В лучшем случае получается приличная копия.

У Эфеса долгая история. Еще во времена персидских царей этот город служил важнейшим портом и не случайно именно его соединяла со столицей Сузами знаменитая «царская дорога», выстроенная по приказу всесильных повелителей.

А потом на смену персам пришли греки, которые в кровопролитных войнах отхватили этот лакомый кусок и накрепко вцепились в него зубами. От азиатов город им удалось отстоять, но вот сами они его поделить не смогли. Афины и Спарта в жестоких, безжалостных междоусобицах выясняли отношения, а Эфес, несмотря ни на что, разрастался и богател. Он дал миру многих выдающихся художников, скульпторов, политических деятелей. Именно здесь через некоторое время апостол Павел будет вколачивать первые гвозди в основание созданной им доктрины христианства.

Город многое пережил на своем веку, много было взлетов и падений. После смерти Александра его самозванные наследники затеяли бесконечную распрю, деля завоеванное своим царем, и Эфес был не последней ставкой в этой борьбе.

Селевк и Антигон, Птолемей и Деметрий, Кассандр и Лисимах, а также вмешавшийся в игру эпирец Пирр без устали швыряли своих солдат в кровавые битвы, дабы урвать кусок побольше.

Повезло Лисимаху. Именно он в результате войны стал македонским царем. Под его властью оказались также Фракия и значительная часть Малой Азии. Включая Эфес.

И он — как большинство монархов до него и после него — принялся вершить свою волю, не считаясь ни с чем. Высочайшим повелением целый город был перенесен на новое место, ближе к морю. Эфес, правда, от этого только выиграл, но вот жители, лишившиеся домов и достояния...

А потом пришли римляне. В двух войнах железные легионы Вечного города вдребезги разнесли хваленую фалангу македонского царя Филиппа и с ненасытностью завоевателей рванулись дальше. Но сириец Антиох не пожелал отдать им Эфес. Его мощная армия высадилась на Балканах, и разгорелась очередная война.

Эфес стал столицей Антиоха. Но недолго длился его триумф. В ущелье Фермопил — том самом, где много лет назад героически сражались триста спартанцев — сирийские войска были наголову разбиты. А великий Ганнибал — заклятый враг Рима — едва не принял яд, сломленный поражением. Он сделает это немного позже, когда в битве при Магнесии Луций Корнелий Сципион — брат героя пунической войны — окончательно поставит Антиоха на колени. Эфес перейдет в римское владычество.

Но неприятностей еще доставит немало. И Риму и его врагам. Когда сводный брат умершего пергамского царя Аристоник вдруг воспылает идеями всеобщего равенства и братства и — безумец — объявит войну Риму, экспедиционный корпус консула Красса высадится в Малой Азии. А помощь ему окажет именно Эфес, флот которого наголову расколотит в Эгейском море эскадру Аристоника.

Красс умрет в плену под пытками, но назначенный ему на смену Перперна одержит все-таки победу, возьмет Стратоникею — последний оплот мятежников — и достойно вознаградит верных жителей Эфеса.

С тех пор город сделается римским владением и более того — резиденцией проконсула, первого человека во всей Малой Азии.

Мутная, илистая река Кестр лениво проталкивает свои тягучие волны через узкие улочки Эфеса, облизывает своими желтыми языками мраморное основание Артемизиона и позволяет жителям набирать из себя воду. А с водой этой нередко приходили опустошительные эпидемии...

* * *

Как-то майским свежим утром на пристань Эфеса ступил человек, которого здесь давно ждали. То был знаменитый Аполлоний из Тианы — мудрец, философ и прорицатель, слава которого прокатилась уже по всему эллинистическому миру, хотя было ему тогда не больше сорока. Случилось это в конце правления цезаря Августа.

Аполлоний прибыл в Эфес проездом из Пафоса родосского в Смирну, но жители, наслышанные о его науках, упросили мудреца задержаться. Ведь именно тогда в городе разразилась одна из страшных эпидемий какой-то азиатской безжалостной болезни, и люди валились с ног прямо на улицах, моментально чернея лицом и издавая отвратительное зловоние.

Эфес был в панике, и лишь надежда на Аполлония придавала некоторую уверенность горожанам.

Суровый Аполлоний, взобравшись, с помощью своих учеников, на высокую стену храмового дворика, произнес речь. Или, скорее, проповедь. Он призывал жителей города серьезно заняться изучением философии и вести подобающий образ жизни. Жестко осуждал их увлечение праздностью, роскошью и театром.

На следующий день он вышел в сад вблизи портика и продолжил свою науку, основанную на постулатах Пифагора.

— Все мы люди и должны помогать друг другу, — говорил мудрец, окидывая строгим взглядом свою аудиторию.

Богатые преуспевающие жители Эфеса скептически улыбались, слушая слова мудреца.

Над головой проповедника, в кроне раскидистого дуба, о чем-то беспечно щебетала стая воробьев. Вдруг к ним подлетела еще одна птица и возбужденно что-то прочирикала. Это отвлекло внимание людей, а когда все. воробьи взвились в воздух и улетели, взгляды присутствовавших еще долго провожали стаю.

Аполлоний покачал головой и скупо улыбнулся.

— Вижу, вы заинтересовались, — сказал он. — Что ж, объясню вам, в чем дело. На соседней аллее только что споткнулся мальчик, который нес корзинку с пшеницей. Зерна высыпались на землю. И вот воробей, который это видел, немедленно прилетел к своим товарищам и сообщил им, где есть корм. Проверьте, кто сомневается.

Несколько человек тут же бросились убедиться. Мудрец оказался прав. Действительно, воробьи жадно клевали рассыпанное зерно.

— Вот и смотрите, — продолжал Аполлоний, — как птицы небесные помогают друг другу и радуются, если могут это сделать. Мы же, люди, считаем такой поступок чем-то глупым и даже позорным. Если богатый человек начинает делить свое достояние с бедными, мы называем его расточителем, а тех, кто пользуется его добротой, -иждивенцами. Но если уж так, то может нам стоит жить в клетках, как скоту, предназначенному на убой, и набивать себе желудки, обрастая жиром?

— Все это хорошо, — крикнул какой-то купец из толпы, вытирая потные руки о свой голубой хитон тирского шелка, — но твои науки, Аполлоний, мы бы с удовольствием послушали в других обстоятельствах. А сейчас ты сам видишь — в городе бесчинствует страшная болезнь и хоть бы все воробьи мира решили помогать друг другу, нас это не спасет.

Аполлоний нахмурился и задумался. Повисла напряженная тишина. Все чего-то ждали.

— Ладно, — сказал наконец философ. — Сейчас мы пойдем с вами и посмотрим, что тут можно сделать.

Аполлоний молча двинулся в направлении городского театра; толпа последовала за ним.

По дороге к походу присоединялись все новые и новые люди; они возбужденно переговаривались, терзаясь сомнениями и все-таки веря в мудрость прославленного философа.

У самого входа в театр Аполлоний остановился. Толпа замерла за ним в предчувствии чуда.

Глаза тианца обратились на дряхлого нищего, слепого и жалкого, который сидел под мраморной колонной. Старец вяло вращал бельмами и то и дело с тревогой ощупывал свою кожаную сумку, которую милосердные граждане Эфеса от души набили кусками хлеба, сушеными финиками и ошметками копченого мяса.

— Станьте вокруг него, — показал рукой Аполлоний, сурово нахмурив брови.

Люди недоуменно выполнили его приказ. Кольцо вокруг нищего сомкнулось. Все молчали, ожидая мудрых слов философа. А тот стоял неподвижно, сверля пронзительным взглядом слепого старца, который словно сжался в комок, нервно трогая сумку и беззвучно шевеля губами.

— Собирайте камни, — сказал вдруг Аполлоний глухо, — и бросайте в этого человека.

Толпа загудела; люди возбужденно перешептывались, недоверчиво качали головами.

— Да что он хочет? — раздавались крики.

— Почему мы должны убить этого несчастного, и так наказанного судьбой? Чем он виноват в нашей беде?

А нищий, разобравшись в ситуации, тоже принялся плакать и ударять себя в грудь.

— Смилуйтесь! — стонал он. — Пожалейте жалкого калеку! Чем я провинился перед вами?

Толпа колебалась. Но несколько человек — телохранители Аполлона и с десяток фанатиков, безоговорочно верившие словам своего учителя, — неохотно подобрали с земли камни и бросили их в направлении нищего; не сильно, скорее для испуга.

Но вот вдруг люди вскрикнули в страхе и отшатнулись — слепец внезапно прозрел. Его горящие глаза ненавистью обжигали тех, на ком задерживался его взгляд.

— Демон! — раздались встревоженные голоса. — Это демон! Он призвал болезнь на наш город!

Все больше рук потянулось за камнями. Твердые куски гранита полетели в старца.

А тот извивался и стонал под ударами, сверкая глазами и бормоча проклятия. Толпа выла все громче, а Аполлоний стоял неподвижно, нахмурившись; его вытянутый палец неумолимо указывал на виновника несчастья, постигшего город.

— Бей его! — раздавались крики.

— Смерть демону!

— О, Боги, помогите нам!

В этот момент по улице проходили двое римских офицеров из свиты проконсула. Удивленные, они остановились и принялись наблюдать за происходящим.

— Что это? — спросил один из них, молодой, недавно прибывший из Италии.

— А, — махнул рукой второй, более опытный. — Какой-то варварский обычай. Так тут наказывают колдунов и другую подобную публику.

— Но как же закон? — возмутился юный офицер. — Ведь мы, римляне, должны стоять на страже порядка.

Его спутник пожал плечами.

— Пусть об этом думает проконсул. Он тут олицетворяет власть, а мы лишь подчиняемся его приказам. Ладно, пойдем лучше выпьем вина.

Они двинулись дальше. В тот момент, когда римляне поравнялись с толпой, из нее вдруг послышались еще более громкие и возбужденные крики; кольцо людей сомкнулось еще плотнее.

Молодой офицер, с выражением недовольства и брезгливости на лице, заглянул через плечи стоявших перед ним. Он увидел небольшой холм из камней, под которым что-то слабо шевелилось. Потом движение прекратилось.

— А теперь посмотрите, с кем вы имели дело! — вдруг громко произнес сурового и аскетического вида мужчина и дал знак своим телохранителям разгрести курган.

По толпе словно пробежала дрожь, люди в ужасе отшатнулись. А молодой римлянин вдруг улыбнулся и нагнал своего товарища, который уже успел отдалиться на некоторое расстояние.

— Ну, что там? — спросил тот без особого интереса.

— Это была всего лишь собака, — с облегчением ответил юноша. — Наверное, бешеная.

И они двинулись дальше, тут же позабыв об увиденном.

А под грудой камней пораженные жители Эфеса действительно обнаружили огромного грязно-желтого пса с окровавленной оскаленной пастью, с которой на землю падали хлопья пены.

Люди молчали в изумлении. Лишь один из спутников Аполлония повернулся к нему.

— Кто это был, учитель? — тихо спросил он.

— Демон, — ответил философ. — Демон, который послал заразу на город.

— Мы убили его?

— Нет, — качнул головой Аполлоний. — Так просто его не убить. Видишь, он только сменил телесную оболочку и исчез.

— Но ты знаешь, кто он, где его искать?

— Да, — глухо сказал мудрец. — Это Шимон из Самарии, называемый Черным Магом...


Содержание:
 0  вы читаете: Храм Фортуны II : Эндрю Ходжер  1  Часть первая На всех фронтах : Эндрю Ходжер
 3  Глава III Probacio Armorum[2] : Эндрю Ходжер  6  Глава VI Представление продолжается : Эндрю Ходжер
 9  Глава IX Германик за Реном : Эндрю Ходжер  12  Глава XII В поисках выхода : Эндрю Ходжер
 15  Глава XV Ирод и Антоний : Эндрю Ходжер  18  Глава XVIII Феликс : Эндрю Ходжер
 21  Глава XXI Удар кинжала : Эндрю Ходжер  24  Глава XXIV Свидание : Эндрю Ходжер
 27  Глава XXVII Высадка : Эндрю Ходжер  30  Глава XXX В осаде : Эндрю Ходжер
 33  Глава II Амфитеатр Статилия : Эндрю Ходжер  36  Глава V Знакомые лица : Эндрю Ходжер
 39  Глава VIII Обмен : Эндрю Ходжер  42  Глава XI Опасность : Эндрю Ходжер
 45  Глава XIV Рассказ Квириния : Эндрю Ходжер  48  Глава XVII Последние указания : Эндрю Ходжер
 51  Глава XX Парфянин Абнир : Эндрю Ходжер  54  Глава XXIII Вилла под Арицием : Эндрю Ходжер
 57  Глава XXVI Враги : Эндрю Ходжер  60  Глава XXIX Авангард : Эндрю Ходжер
 63  Часть вторая Воля богов : Эндрю Ходжер  66  Глава IV Маршрут : Эндрю Ходжер
 69  Глава VII Коммерсант из Массилии : Эндрю Ходжер  72  Глава X Поступь смерти : Эндрю Ходжер
 75  Глава XIII Командировка : Эндрю Ходжер  78  Глава XVI Любовь и ненависть : Эндрю Ходжер
 81  Глава XIX Слуга Сатурнина : Эндрю Ходжер  84  Глава XXII Решение принято : Эндрю Ходжер
 87  Глава II Беседа в семейном кругу : Эндрю Ходжер  90  Глава V Антиохия : Эндрю Ходжер
 93  Глава VIII Ночные приключения : Эндрю Ходжер  96  Глава XI Возвращение : Эндрю Ходжер
 99  Глава XIV Разговор в пути : Эндрю Ходжер  102  Глава XVII Хозяин и гость : Эндрю Ходжер
 105  Глава XX Месть : Эндрю Ходжер  108  Глава XXIII Memento Mori[5] : Эндрю Ходжер
 110  Словарь : Эндрю Ходжер  111  Использовалась литература : Храм Фортуны II
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap