Приключения : Исторические приключения : ТРОСТИНКА ПЕВУЧАЯ : Борис Изюмский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




ТРОСТИНКА ПЕВУЧАЯ

Всех скоморохов – певцов, плясунов, глумословцев, гудецов, смехотворцев – приказал Вокша поместить в холопьих избах, в дальнем углу двора.

Девичий хоровод жил в отдельной избе, в свободные часы вышивал рушники, плетенья на рубахи. Олена с подружкой Ксаной оказались в узкой светелке левого крыла дворца.

Когда Олену никто не видел, любила она танцами представлять то русалку, то пугливую лесную белку, то важную боярыню. Сама мастерила себе платья из кусков холстины, расшивала их как умела, украшала цветами, листьями и потом часами играла.

Здесь, среди чужих людей, ей особенно не хватало материнской заботливости, ласки, и она с неведомой ранее нежностью припоминала, как мать, укачивая, пела ей в детстве?


Гуркота, гуркоточка,
Оленына дремоточка,
Прилетели гулюшки,
Садились на люлюшку…

От таких воспоминаний светло и спокойно становилось на сердце.

Сегодня у Олены особый день – ей исполнилось 18 лет. С утра была дома и не могла наговориться, наласкаться к матери, кормила рыжего, изрядно подросшего котенка, обмакивая мизинец в кринку с молоком и лягушатами-холодушками.

Мать, проводя рукой по гладким светлым волосам дочери, думала: «Недаром я, когда купала ее в детстве, примешивала в воду траву-любицу, чтобы все любили». Из дома понесла Олена Ксане пирог и свои новые ленты – подарок отца.

В нижней гридне повстречался Свидин. Спросил с ехидцей:

– Где наша бесценная плясовица гуляла? С кем часы коротала?

Олена начала было рассказывать, что у матушки справляла день рождения, вот и подарки, но такая нехорошая улыбка зазмеилась на губах Свидина, что осеклась, вспыхнула до слез, проскользнула мимо. Слышала, как крикнул, издеваясь, вслед:

– Может, и от меня подарочек примешь? Одарю княжески, – и захихикал пакостно.

Олена вскочила в свою светелку, бросилась на постель, уткнувшись в подушку, разрыдалась: от обиды, что здесь каждый может безнаказанно оскорбить ее и должна терпеть, что заточили в хоромы, лишили воли…

Прибежала Ксана, затормошила, тревожно расспрашивая:

– Ну, чего ты? Чего? День-то какой! Что стряслось? Подруга я тебе аль нет?

Так и не добившись ничего, решила схитрить – знала, чем можно отвлечь Олену. Она подняла ее с постели, обняла, попросила вкрадчиво:

– Оленушка, сестричка, покажи ты мне представленье! А? Ради дня такого – покажи!

У Олены сразу просохли глаза: «Нет, не станет она им на радость плакать. Не дождутся! Аль не свободный она человек, не богата неведомым им богатством, что наполняет ее счастьем?»

Усадив подругу на лавку, возле окна, сунув ей пирог, улыбнулась:

– Ладно. Не буду. Гляди, как жених и невеста после долгой разлуки встречаются.

Сама и придумала все, когда Ксаны не было: пением, танцем передавать тревогу ожидания, тяжесть разлуки, радость встречи.

И она тихонько, тоскливо запела, спрашивая кого-то, кто возвратился из далеких странствий:


А не видели вы моего милого?
Жив ли, здрав ли голубочек мой?

В белой расшитой одежде, с косами, спадающими ниже тонкого девичьего стана, поплыла горницей, движением гибких рук передавая и эту тоску, близкую к отчаянию, и чуть теплящуюся надежду на встречу… Танец тоже был ее песней, пели руки, шея, вся она – легкая, чистая, охваченная робкой мечтой. Все было полетом души любящей и верной, устремленной вдаль. Олена представлялась то зыбким облачком над Днепром, то тихим степным ветерком, то пугливой ланью, то одинокой трепетной тростинкой, поющей у весенней реки.

Словно сама прислушиваясь к этому пению, плыла она – вся откровение и светлая радость. И столько свежести, пробуждающейся красы было в каждом ее движении, что невозможно было отвести от нее глаз, и Ксана, забыв о пироге, онемела от восторга.

Кто научил ее всему этому? Плавные волны Днепра? Васильковые косынки, разбросанные по степи? Бабочки, кружащие над горицветом?

Она сама была и этими волнами, и синим степным раздольем, и свежими струями утреннего воздуха у опушки леса.

В сенях, с трудом взобравшись на верхнюю ступеньку, незаметно заглядывал в окно горницы Свидин. Причмокнул осуждающе:

– Ишь, расходилась…

Не одобрял эти плясы бесовские на потребу дьяволу – баловство одно. Коли женки скакать да петь на подмостках начнут, не жди добра. И Оленке этой место в хлеву или в поле…

Свидин сполз с лестницы, переваливаясь, пошел в хоромы. «Гоже ль выламываться этак? – думал он недовольно. – У меня бы скоро притихла, забыла о плясах…»


Содержание:
 0  Бегство в Соколиный бор : Борис Изюмский  1  Бегство в Соколиный бор : Борис Изюмский
 2  СТРОИТЕЛИ : Борис Изюмский  3  ОЛЕНА : Борис Изюмский
 4  ЮНОСТЬ : Борис Изюмский  5  ФРОЛ ЧЕРНЫЙ : Борис Изюмский
 6  ТОРГ У ПРИСТАНИ : Борис Изюмский  7  ВЕСЕННИЙ ИГРОВОД : Борис Изюмский
 8  вы читаете: ТРОСТИНКА ПЕВУЧАЯ : Борис Изюмский  9  ПРАВДА ЯРОСЛАВА : Борис Изюмский
 10  БОЯРСКИЕ ГРОЗЫ : Борис Изюмский  11  БОЖИЙ СУД : Борис Изюмский
 12  ПЛЯСОВИЦА : Борис Изюмский  13  БЕГСТВО В СОКОЛИНЫЙ БОР : Борис Изюмский
 14  УЧИЛИЩНАЯ ИЗБА : Борис Изюмский  15  СТРОИТЕЛИ : Борис Изюмский
 16  ОЛЕНА : Борис Изюмский  17  ЮНОСТЬ : Борис Изюмский
 18  ФРОЛ ЧЕРНЫЙ : Борис Изюмский  19  ТОРГ У ПРИСТАНИ : Борис Изюмский
 20  ВЕСЕННИЙ ИГРОВОД : Борис Изюмский  21  ТРОСТИНКА ПЕВУЧАЯ : Борис Изюмский
 22  ПРАВДА ЯРОСЛАВА : Борис Изюмский  23  БОЯРСКИЕ ГРОЗЫ : Борис Изюмский
 24  БОЖИЙ СУД : Борис Изюмский  25  ПЛЯСОВИЦА : Борис Изюмский
 26  БЕГСТВО В СОКОЛИНЫЙ БОР : Борис Изюмский  27  Использовалась литература : Бегство в Соколиный бор



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.