Приключения : Исторические приключения : Быстроногий Джар : Семен Каратов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  101  102

вы читаете книгу

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Чудовище

На каменной площадке перед пещерами догорал ночной костер, слабо освещая спящих в нишах людей. Одна из ниш служила убежищем старому вождю племени андоров Маюму и двум юношам, которым он заменил отца, — Джару и Раму.

От легкого толчка Джара Рам проснулся, вскочил на четвереньки. Он понял: это неспроста — что-то случилось. Иначе Джар не стал бы его будить, он знает, как Рам любит спать.

Рам вопросительно посмотрел на Джара, но тот не обернулся — как сидел, так и продолжал сидеть, пристально глядя в отверстие пещеры. Тогда и Рам уставился туда же, присев на корточки возле своего друга. Ночной туман постепенно рассеивался, над горизонтом показалась светлая полоска — предвестница наступающего утра. Одинокая голубая звезда мерцала на небе. С реки тянуло сыроватым холодком.

Рам недовольно поежился, зевнул во весь свой большой рот и хотел было снова улечься на теплую оленью шкуру, но Джар опять толкнул его. Это означало: «Слушай внимательно!» Люди каменного века были немногословны, выразительные жесты им часто заменяли слова.

Рам, покачиваясь из стороны в сторону, почесывая шею и зевая, приложил ладонь к уху, чтобы лучше слышать. Из степи доносились знакомые звуки: вот раздался призывный вой волков, а вот послышались хохот и повизгивание пещерных гиен — они часто бродили вблизи людского жилья, надеясь чем-нибудь поживиться.

Зачем же Джар разбудил его? Спросить нельзя: разговаривать ночью, когда взрослые спят, юношам запрещалось. Разговор ночью — это тревога. Они могут получить основательную трепку…

И вдруг — Рам тоже услышал… жуткий протяжный вой! Андоры знали голоса многих зверей: трубный рев разъяренного мамонта, злое хрюканье потревоженного носорога, свирепое рычание пещерного льва — эти звуки заставляли трепетать людей.

Далекий рев напоминал рычание льва, но казался Джару страшнее, потому что он слышал его впервые. Вой раздавался все громче. Неизвестный зверь, без сомнения, приближался к пещерам.

Испуганные юноши разбудили вождя племени — старого Маюма. Он мгновенно поднялся со своего ложа и ринулся к выходу из пещеры. Грозный вой прозвучал совсем близко.

— Уэхх! Уэхх! — крикнул Маюм, что означало на языке андоров тревогу.

Спящие в нишах мигом проснулись. Мужчины, вооруженные тяжелыми дубовыми палицами, дротиками, деревянными копьями с каменными наконечниками, столпились на площадке перед пещерами.

С восхищением и завистью смотрел Джар на вооруженных мужчин и думал:

«Джара считают юношей, а ему уже скоро 16 лет, у него ловкие сильные руки. Если бы его послали на охоту, самые свирепые хищники боялись бы встретиться с ним!.. Он мог бы вступить в единоборство даже с пещерным львом или медведем!..»

Маюм пересек каменную площадку и остановился у отлогого спуска. Это был высокий жилистый старик с массивными чертами лица, с острым проницательным взглядом маленьких глаз, сверкавших из-под густых бровей. Перед Маюмом простиралась саванна, слева пересекаемая рекой, а справа ограниченная лесом. Вождь андоров устремил внимательный взор в ту сторону, откуда по временам доносилось рычание.

Тяжело переваливаясь на ходу, широко расставляя ноги, из крайней пещеры вышел коренастый волосатый человек лет двадцати пяти с низко срезанным затылком, сутулой спиной и непомерно длинными руками — охотник Гурху. Гурху выделялся — среди андоров не только исполинской силой, но и бешено-упрямым, своевольным нравом. Вот и сейчас, вооруженный только палицей, он с вызывающим видом двинулся в степь, навстречу неизвестному чудовищу. Толпа на площадке возбужденно зашепталась: независимое поведение молодого охотника нарушало обычаи племени.

Гурху уходил все дальше и дальше от пещер. Подняв над головой палицу, он, подражая голосу разъяренного мамонта, время от времени издавал боевой клич андоров:

— Ярхх! Ярхх!

Маюм тревожно смотрел ему вслед — он много испытал на своем веку и знал, что человек не должен выходить в одиночку против опасного зверя. Приложив щитком руки ко рту, он предостерегающе крикнул удалявшемуся Гурху:

— Оэй!.Оэй!

Но Гурху даже не обернулся.

На что он рассчитывал? Может быть, надеялся ошеломить неведомого зверя своей смелостью и заставить его убраться восвояси? Или думал, что зверь испугается близости людей и не посмеет напасть на него? Угрожающий вой раздался снова…

Человек остановился. До ближайшего кустарника, где, по-видимому, притаился зверь, было несколько десятков шагов; до пещер — во много раз больше. Мысль о бегстве так же быстро исчезла у Гурху, как и возникла. Охотник решил принять вызов. Готовый к бою, он застыл с поднятой над головою палицей… Наступила тишина.

Заря чуть занималась, окрашивая в розовый цвет легкие облачка. Утренний прохладный ветер шевелил густые, покрытые росой травы. Бесчисленные цветы тянулись венчиками навстречу первым солнечным лучам. Степные ручьи, журча, пробивали путь в мягких травах. То здесь, то там начинали звучать птичьи голоса. Казалось, все в природе радовалось наступающему дню. Но вдруг тишину разорвал крик потревоженной птицы.

Испуганно зашевелились стоявшие на площадке люди. Маюм нахмурился и, подозвав к себе знаком Джара и Рама, отдал им какое-то приказание. Юноши бросились к пещерам. А все охотники во главе с вождем помчались на помощь к Гурху. Оставлять сородича в опасности нельзя — таков закон андоров.

Снова раздался могучий рык, и неподалеку от Гурху взметнулся огромный зверь. Это был редкий хищник — помесь львицы и тигра1. Он превосходил своих, родителей силой и ростом, отличался особой свирепостью.

До сих пор племени не приходилось сталкиваться с подобным чудовищем: грозный тигролев — Мохор, как прозвали его андоры, — блуждал в одиночестве и сегодня случайно, в поисках добычи, набрел на поселение людей. Плотное мускулистое тело с короткой гривой и длинным хвостом поражало мощью. Из разинутой пасти Мохора торчали невиданной величины клыки. Янтарно-желтые глаза горели злобой. Пена, покрывавшая морду, содрогающийся затылок, вставшая дыбом бурая шерсть с несколькими черными полосами на ней делали облик зверя устрашающим. При встрече с таким чудовище человек не мог не ужаснуться.

И Гурху невольно попятился, но отступать было поздно. В одно мгновение Мохор очутился рядом с человеком. Гурху почувствовал острый звериный запах и изо всей силы нанес хищнику удар палицей. Но секунда растерянности сыграла свою роль — Гурху промахнулся, его тяжелая дубина только скользнула по молниеносно отпрянувшему зверю.

Ворочая головой из стороны в сторону, издавая злобное . рычание, Мохор впился клыками в палицу и стал рвать ее из рук охотника. Могучие клыки превращали дерево в щепки. Палица, на которую обрушил свою злобу взбешенный зверь, спасла Гурху от неминуемой смерти. Скоро в руках охотника остался только обломок, и Гурху в отчаянии бросил им в зверя, пытаясь отогнать его. Чуть отведя в сторону голову, Мохор ударил лапой безоружного человека. Тело Гурху покрылось кровью, он с глухим стоном повалился в густую траву. И вот в тот же миг на Мохора со всех сторон посыпался град яростных ударов — подоспевшая ватага охотников набросилась на хищника. От неожиданности зверь застыл на месте, но затем с ревом кинулся на своих противников..

Люди боролись ожесточенно. Как только хищник пытался схватить ближайшего к нему охотника, его тут же отвлекал меткий удар сбоку или сзади. На шкуре тигрольва появились кровавые пятна. Мохор заметался — такая борьба долго продолжаться не могла. Присев на задние лапы, он неожиданно перепрыгнул через головы охотников.

На площадке перёд пещерами стояли женщины и дети. С волнением наблюдали они схватку, подбадривая охотников громкими криками. Их вопли привлекли внимание хищника, и он понесся прямо к пещерам. Увидев бегущего зверя, женщины, схватив малышей, устремились в глубь пещер. Маленькая Арза стояла, как и все, у края обрыва — в суматохе ее столкнули вниз. Вскочив на ноги, она стала проворно карабкаться по откосу. Охотники кинулись ей на помощь, но поздно — лапа Мохора настигла девочку. Удар, короткий крик… Обнюхав мертвую добычу, чудовище подняло морду и протяжно завыло, приводя в ужас женщин и детей.

Тигролев наклонился над девочкой. Женщины закричали… Вдруг Мохор, испуганно фыркая, резко поднял голову и закружился на месте, потом, оставив добычу, неловко скатился с откоса и, не оглядываясь, огромными прыжками умчался прочь.

Что случилось? Что могло заставить хищника обратиться в бегство? …Выслушав приказание вождя, Джар и Рам побежали в пещеру, чтобы разжечь костер. Хворост, ветки, кости животных — все полетело в огонь. Рам следил за ходом боя. Он крикнул — и Джар, схватив горящую ветку, устремился к откосу. Занятый своей добычей, Мохор не заметил приближения юноши. Скользнув с площадки вниз, Джар очутился перед зверем и сунул горящую головню в его окровавленную пасть.

Испуганный, опаленный огнем, подгоняемый болью и страхом, тигролев, не разбирая дороги, пронесся мимо охотников. Маюм выхватил у ближайшего охотника дротик и с силой метнул его вслед хищнику. Вождь славился тем, что превосходно владел этим оружием. И сейчас рука Маюма не дрогнула — дротик вонзился в бедро зверя.

Некоторое время хищник продолжал бежать с торчащим в бедре оружием, но боль заставила его остановиться. Он попытался зубами дотянуться до дротика, потом стал кататься по траве, и, наконец, сумел освободиться от него. Из раны полилась кровь. Припадая на раненую ногу, оставляя в траве алый след, Мохор побрел к лесу.

Охотники не стали преследовать его — раненый тигролев еще более опасен. Да и зачем? Зверь отогнан, бежал и вряд ли скоро вернется в эти места. Так думали андоры, возвращаясь в становище. Они были горды, они торжествовали победу над чудовищем. Их радостные крики вспугнули не одно животное. Мохор остановился и долго глядел вслед людям. Из горла зверя по временам вырывалось приглушенное гневное рычание. Он был голоден, испытывал боль, и во всем были повинны эти слабые двуногие существа! Яркие лучи солнца вырвались из-за облака и ослепили зверя. Он злобно зажмурился и, хромая, направился к гуще деревьев. Вскоре темный силуэт Мохора растворился в сумраке леса.

Глава 2. Маюм вспоминает

Весеннее солнце пробудило природу. В воздухе над саван» ной .струился запах цветов. Быстро летали чайки, их пронзительные голоса разносились далеко вокруг. Белоснежные крылья птиц сливались с островками молочного тумана, реявшего над рекой.

На водопой потянулись животные — табунами, семьями, в одиночку. Среди ветвей цветущего кустарника показалась чуть запрокинутая назад голова большерогого оленя. Подойдя к желтоватой реке, он медленно наклонил голову, отягощенную рогами, будто боясь их уронить, и припал к воде. Рядом зашевелились кусты, и из них с шумом появилось многочисленное семейство старого кабана. Оттеснив оленя, дикие свиньи приблизились к воде. Вдруг матерый кабан забеспокоился, приподнял уродливую голову — он почувствовал подозрительный запах. Недовольно захрюкав, кабан увел стадо в прибрежные заросли. Большерогий олень, втянув ноздрями воздух, тоже неожиданно отпрянул от воды и галопом умчался прочь. К реке цепочкой подошла волчья стая. Волки выстроились в ряд и с жадностью принялись лакать воду. По их отяжелевшим животам можно было судить, что ночная охота принесла хищникам удачу.

Задрожала земля, и саванну накрыла лохматая туча. На водопой шло стадо бизонов. Изредка животные останавливались и, сознавая свою грозную силу, спокойно щипали свежую зеленую траву. Потом неторопливо двигались вперед. Самки с телятами шли в середине стада — их охраняли могучие быки. Почуяв волков, бизоны остановились. Несколько лобастых самцов отделились от стада. Наклонив тяжелые головы, угрожающе храпя, они пошли прямо к тому месту, где расположилась стая серых хищников. Сытым волкам не хотелось начинать схватку с опасным противником. Скаля зубы и ворча, они ушли в сторону, освобождая бизонам место у реки.

Стадо небольшими группами вошло в воду. На мелководье годовалые телята начали возню. Но весенняя вода была еще холодна, и вскоре бизоны вышли на берег. Огромный бык со свалявшейся на боках шерстью несколько раз подряд ударил копытом о землю — это послужило сигналом для стада. Задрав хвосты, бизоны умчались вслед за вожаком: животные почувствовали приближение людей. Из-за холма показался Маюм в сопровождении нескольких охотников. Люди несли на медвежьей шкуре раненного Мохором Гурху. Как всегда, охотники шли, слегка сутулясь, немного согнув колени. Некоторые своей внешностью напоминали неандертальцев2: у них был низкий покатый лоб, массивные челюсти с крупными зубами, что придавало им свирепый вид. На охотниках была одежда из оленьих шкур с костяными застежками. При кажущейся внешней неуклюжести охотники ступали легко и бесшумно. Они изредка останавливались, оглядывались по сторонам, внимательно прислушивались к звукам, старались уловить в воздухе подозрительные запахи.

Сейчас как будто ничто не предвещало опасности, и андоры спокойно подошли к реке. Стоя на коленях, зачерпывая руками воду, люди с наслаждением утоляли жажду.

Гурху лежал с закрытыми глазами. Он дышал тяжело. Глубокие рваные раны на плече и на груди все еще кровоточили. Маюм с помощью Джара обмыл их, а затем вылизал языком — так и дикие звери залечивают свои раны. Потом вождь сорвал несколько листьев неизвестного Джару растения и наложил их на раны Гурху. Лечение закончилось — остальное должен был завершить могучий организм первобытного человека.

Подхватив шкуру медведя, на которой неподвижно лежал Гурху, охотники заторопились в становище.

Скалы с их пещерами, нишами были надежным укрытием для первобытных людей. Возле скал зажигались костры, защищенные естественными каменными навесами от северного ветра и дождя. Топливо было всегда под руками: хворост, ветви кустарников и кости убитых животных.

Когда Маюм с охотниками и раненым Гурху достигли становища, там царило оживление. В земляных ямах на раскаленных камнях поджаривались туши добытых накануне антилоп. Смешанный с дымом запах жареного мяса щекотал ноздри, от него во рту собиралась слюна. Голодные андоры нетерпеливо ждали раздачи пищи и поэтому встретили подошедших охотников громкими криками. Маюм и старая Глах занялись распределением мяса. В награду за свой смелый поступок Джар первым получил от Маюма подрумяненный кусок жирной антилопы. Джар поднял на вытянутой руке этот лакомый кусок, чтобы все могли получше разглядеть его. Среди сидящих на земле соплеменников раздались одобрительные возгласы. Храбрый поступок юноши, прогнавшего страшного зверя, был достоин награды из рук Старейшего. Кроме Маюма, андоры называли старейшими еще нескольких стариков за их опыт и мужество.

Один Рам не радовался успеху Джара — он завидовал ему. «Рам тоже мог бы ткнуть в зверя пылающей головней!»— думал он. Но Рам понимал, что Маюм дает жирный кусок мяса за дело, а не за одни только мысли, пусть даже самые смелые… Юноша вздохнул, и, срывая злобу, с силой швырнул в костер обглоданную кость. Сидевшие рядом с юношей девушки-подростки — ловкая живая Кри и ее маленькая робкая подруга Гата — захихикали: они поняли причину плохого настроения Рама.

Рам собрался было угостить их тумаком, как вдруг из-под каменного навеса, где на медвежьей шкуре лежал Гурху, раздался громкий, протяжный стон. Раненый охотник пришел в себя и, опираясь на локти, чуть приподнялся — видимо, это стоило ему больших усилий. Он смотрел воспаленными глазами на Джара, который в это время медленно, желая как можно дольше продлить удовольствие, жевал полученное в награду мясо.

Лицо раненого исказилось страданием — горели раны, нанесенные когтями Мохора, а тут еще, как назло, торжество этого мальчишки, напоминающее охотнику о его поражении… Стиснув зубы, с глухим стоном Гурху снова повалился на шкуру медведя. Обеспокоенная Глах подбежала к нему. Гурху приходился ей внуком.

— Воды! — прохрипел раненый охотник.

Глах взяла наполненный водой панцирь крупной сухопутной черепахи3 и, заботливо приподняв раненого, напоила его.

Сидевшие на корточках вокруг костров люди давно насытились, но не расходились. Одни уже покончили с едой и лениво облизывали пальцы, вытирали лоснящиеся от жира подбородки, другие еще лакомились мозгом из костей. Маленькая Арза, жертва Мохора, была погребена, и о ней уже не вспоминали. Только ее мать, сильная мужественная Ру, была грустна и стояла одна в стороне от костров.

Маюм сидел на корточках и, протянув к огню руки с припухшими суставами, грел их. Вождь думал.

Мысли его были невеселы: припоминались несчастья, которые за последнее время обрушились на орду. Не так давно в становище вокруг костров собиралось более ста человек. Теперь орда намного уменьшилась и состояла главным образом из женщин и детей. В схватках с животными и в боях с врагами убито много охотников — защитников и кормильцев племени. Вот почему вождь был так подавлен безрассудным поступком .сильнейшего охотника орды — Гурху. Мохор нанес ему глубокие раны. Гурху не скоро оправится. А вдруг на становище опять нападут враги?

От этой мысли Маюм почувствовал озноб, как будто его окунули в ледяную воду. Он поднял голову, посмотрел на лохматые детские головки, и выражение его липа смягчилось. Перед мысленным взором вождя проносились картины недавнего прошлого. Племя андоров жило тогда в долине, где часто появлялись кочующие стада мамонтов. Четвероногие исполины ходили на водопой по тропе, которая в нескольких местах шла по краю крутых обрывов. Ватага охотников, спрятавшись в зарослях, подстерегала мамонтов и затем, выскочив из засады, криками, метанием камней и дротиков гнала их к опасным обрывам. Некоторые животные падали в реку и становились добычей людей. Но в одно страшное утро счастье изменило андорам. Казалось, все шло благополучно, охотники погнали к реке вспугнутое стадо. Вдруг старый мамонт со сломанным бивнем внезапно повернулся и ринулся на людей. Ближайший к нему охотник не успел отбежать и тут же был растоптан. Почуяв кровь, мамонт еще больше рассвирепел. Трубный крик исполина взбудоражил все стадо. Огромные животные бросились на людей. Они выхватывали их цепкими хоботами из зарослей и безжалостно топтали. Только те охотники, которые успели добежать до высоких скал, спаслись…

Через несколько дней на племя обрушилась новая беда. Андоры, занятые погребением убитых сородичей, Не заметили приближения враждебного племени. Началась жестокая схватка. Со свистом взлетали тяжелые палицы, пускались в ход дротики, копья, рогатины. С обеих сторон было много убитых и раненых. Маюм, Гурху и все мужчины, уцелевшие после охоты на мамонтов, а также некоторые женщины под предводительством отважной Ру самоотверженно защищали родное становище. Но Маюм понял, что андоры не выдержат натиска более многочисленных врагов и, отбежав в сторону, издал призывный клич. Все бросились к становищу, чтобы вместе с женщинами и детьми скрыться в ближайшем лесу. Спасаясь от преследования, племя разбилось на две группы — — часть последовала за Маюмом, другая — ушла с кривоногим охотником Булу. Десять дней скитались люди под предводительством Маюма, пока им не посчастливилось найти скалы с пригодными для жилья пещерами. В них они и поселились.

Прошло много лун, а разыскать Булу не удавалось. Это тревожило вождя, тяжелые мысли одолевали его: с малочисленной ватагой охотников сейчас нечего было я думать об охоте на мамонтов… Ртов, требующих пищи, больше, чем рук, способных добыть ее… Во время бегства от враждебного племени, андоры потеряли звериные шкуры и каменные орудия… В орде осталось мало защитников…

Маюм поднял голову, почувствовав на себе встревоженные взгляды сородичей, — их беспокоила задумчивость вождя.

«Да, все это так. Но Маюм не должен быть слабым! — твердо решил про себя вождь, и глаза его загорелись молодым блеском. — Иначе что будет с андорами, особенно с женщинами и детьми? Все они надеются на Маюма! Он — вождь!»И всесильный зов жизни заставил старого вождя отогнать от себя мрачные мысли, вскочить на ноги и издать могучий клич, оповестивший андоров, что жизнь становища, жизнь, полная забот и тревог, продолжается, как всегда!

Глава 3. За каменным материалом

Люди каменного века обычно селились по берегам рек и озер. Поэтому и андоров привлекли пещеры у реки. Они знали, что вблизи их становища будут часто проходить на водопой косяки лошадей, кочующие стада антилоп и бизонов. Племя, таким образом, всегда будет обеспечено мясом. С наступлением весеннего тепла копытные животные тянулись на север в поисках новых пастбищ. Приближение зимы заставляло их снова перекочевывать на юг. Людям это было на руку: кочующие стада не так пугливы, на них легче охотиться. Когда животные начинали реже появляться вблизи человеческого жилья, люди на некоторое время меняли стоянки. Похолодание в природе также заставляло их искать более приспособленные для зимы убежища — они селились в неглубоких пещерах, нередко вступая в бой с хищниками за обладание каменным жилищем. Огонь очагов и сытная мясная пища, без которой теперь уже не обходились люди, помогали им переносить лютые морозы. Защищали от холода и шкуры зверей — к этому времени люди научились обрабатывать их. Занимались этим женщины, и самой умелой в племени андоров была старая Глах. Женщины расстилали шкуру мехом книзу и осторожно небольшими камнями с заостренными краями очищали мездру4 от остатков мяса и жира. Работа эта требовала большого терпения, не говоря уже о физической силе. Потом они раскраивали шкуры с помощью особых кремневых орудий и, наконец, шили из них одежду костяными иглами и нитями из сухожилий оленя.

Не все женщины племени были заняты сегодня обработкой шкур. Некоторые из них в сопровождении подростков направились в лес добывать съедобные коренья, взяв для этой цели палки с заостренными концами. Особенно ловко пользовались этими незамысловатыми орудиями две подружки — Кри и Гата. Несколько женщин — среди них была и смелая Ру — предпочитали этим женским занятиям охоту. Они отправились вместе с ватагой охотников в степь, где водились стада копытных животных. Вел ватагу Кабу — Бобровый Зуб, — немолодой, коренастый, рыжеволосый человек.

Помня о недавнем нападении врагов, Маюм поручил трем охотникам обходить окрестности становища, чтобы, в случае опасности своевременно предупредить сородичей. Кроме того, . сторожевые должны были выяснить, куда вели следы раненого Мохора. В становище остались маленькие дети под присмотром подростков, женщины и старики.

После того как большинство обитателей пещер разошлось, собрался в путь и Маюм в сопровождении Джара и Рама. Вождь взял с собой волчью шкуру и копье с каменным наконечником. Сойдя с площадки, он сразу же повернул в сторону скалистого кряжа, тонувшего в синей дымке тумана. Юноши переглянулись: цель похода стала ясна. Вождь вел их на поиски камня, пригодного для выделки орудий.

Вскоре путники дошли до цепи каменных громад. Причудливые очертания некоторых скал напоминали Джару фигуры животных. Вот эта похожа на лежащего льва, а вот высится громадный каменный мамонт. Кажется, исполин сейчас шагнет и загородит узкий проход между скалами. Суровый окрик Маюма заставил Джара оторваться от интересного зрелища и продолжать путь. Но все же он оглянулся, чтобы еще раз полюбоваться на чудо природы. В нем все чаще просыпался интерес к необычному. Ткнув локтем Рама в бок, Джар указал ему глазами на каменное изваяние. Рам, пожав плечами, ответил ему равнодушным взглядом. А поделиться с другом своими мыслями Джар не мог. Разговаривать в походе младшим не разрешалось, иначе Маюм никогда не возьмет их с собой. Надо внимательно смотреть по сторонам — опасность везде! Скалистый кряж тянулся далеко на север и постепенно удалялся от реки. В некоторых местах густой смешанный лес подходил вплотную к каменным громадам, преградившим ему путь. Яркое весеннее солнце поднялось высоко и стало припекать. Сняв одежду, сшитую из мягкой оленьей шкуры, юноши с наслаждением подставили обнаженные спины живительным лучам. В племени андоров существовал обычай: охотник, убивший зверя, имел право носить его шкуру. На плечах Маюма иногда красовался пышный мех пещерного льва, убитого вождем в облавной охоте, а Гурху покрывался шкурой серого медведя, сраженного его палицей. В честь победы охотника над этим свирепым зверем андоры прозвали Гурху Серым Медведем. Джар и Рам не убили до сих пор ни одного опасного хищника и поэтому должны были довольствоваться скромным мехом оленя. В них возбуждала зависть даже шкура волка, лежавшая в пещере возле ложа Маюма.

Сейчас Маюму эта волчья шкура нужна была для переноски камней в становище. Острый взгляд Старейшего рыскал по сторонам в поисках нужного камня.

— Камень! Маюм нашел камень! — закричал старый охотник, склонившись над крупным кремневым осколком величиной с человеческую голову. Подняв другой камень, поменьше, он стукнул им по найденному кремню и отколол от него тонкую пластину. Старик долго водил ладонью по поверхности камня, изучая его свойства. Наконец из горла Старейшего вырвались звуки, похожие на бульканье воды, — это означало, что он доволен осмотром. Вождь стал высоко подпрыгивать, похлопывая себя по бедрам. Юноши повторяли его движения. Так они выражали радость по поводу находки. Волчью шкуру с кремнями Джар и Рам должны были нести по очереди. Маленький отряд пошел к реке. Маюм двигался не торопясь, осторожно ступая по мелкому, острому щебню, время от времени вытирая лоб, на котором выступали капли пота.

Неожиданно Джар вскрикнул и остановился, потирая лодыжку, — он случайно наступил на безногую ящерицу, и она укусила его.

— Если ящерица, значит будет тепло, — объяснил юношам Маюм, — она не ядовитая, ее можно есть.

— Какая большая! — сказал Джар, — не меньше, чем мой прыжок.

Безногая ящерица быстро ползла вперед, пытаясь скрыться между камней. Но Рам ударом копья прикончил ее. Сделав привал, охотники с удовольствием полакомились нежным мясом ящерицы. Люди отдыхали, сидя на корточках. Они расположились так, чтобы вся местность находилась в поле их зрения, возле каждого лежало копье. Копья юношей не имели каменных наконечников, для прочности их концы были обожжены на костре.

Неподалеку от Джара на скале промелькнуло какое-то маленькое животное.

Через миг оно снова появилось, сверкнув на солнце зелеными чешуйками. «Ящерица!»— Джар вспомнил, как еще в долине Мамонтов, на одной из скал, ему удалось приручить целый выводок точно таких же быстрых ящериц, они привыкли брать из рук юноши червяков и мух. Достаточно было Джару постучать по скале, как маленькие животные выползали из всех щелей. Юноша предпочитал наблюдать за их жизнью, а не лакомиться ими, как это обычно делал Рам. А совсем недавно, уже на новом месте, в руки ему попался живой кролик. Случилось это так: Джар увидел, как лисица поймала зверька. Спугнув лису, Джар обнаружил, что кролик жив, но хромает, — у него была повреждена лапка. Юноша отнес его в пещеру. И до него охотники приносили с собой молодых зверьков, попадались среди них и подранки. Нередко зверьки привыкали к людям, но это еще не было приручением животных. Когда не хватало пищи, зверей убивали.

В одном из уголков пещеры Джар отгородил камнями местечко для кролика. Вскоре зверек уже брал ветки и траву из рук человека. Когда через несколько дней юноша вынес хромоножку на площадку, кролик не сделал попытки убежать. Джар привязался к своему питомцу, и, зная это, обитатели пещер щадили зверька. Вот и сейчас Джар охотно вернулся бы в становище и поглядел, что поделывает его Длинноухий Брат — так называл он серого кролика… Сильный зной разморил старого Маюма. Медленно поднимаясь с земли, он морщился, потирал ноющие колени — многолетнее пребывание в сырых пещерах давало себя знать. Поглядев на своих молодых спутников, вождь решил испытать их сообразительность и ловкость. Молча он указал на вершину высокой скалы. Юноши поняли Старейшего. Джар быстро и ловко стал взбираться на скалу.

Рам старался не отставать от него, но избегал гладких, отвесных мест.

Глядя на юношей, Маюм одобрительно покрякивал. Первым достиг вершины скалы Джар. Но вот рядом с ним встал и Рам. Прикрыв ладонью глаза, юноши внимательно осматривали местность со своей наблюдательной вышки. Не обнаружив ничего внушающего опасения, они стали спускаться, стараясь обогнать один другого. И на этот раз Джар оказался проворнее. Охотники снова зашагали к реке. Она блестела, искрилась в просвете между скал. Ее желтые волны, подгоняемые ветром, курчавились белой пеной. Над водой стремительно носились ласточки, в воздухе кружились крикливые чайки. Знакомая картина радовала сердца людей: родное становище близко! Люди ускорили шаги, им хотелось поскорее покинуть мрачный лабиринт скал. Когда охотники вышли на обширный луг, который спускался к самой воде, свежий речной воздух ударил им в лицо. Джар глубоко, всей грудью вдыхал его. Там, где река делала крутой поворот, в прозрачном воздухе вились сиреневые нити дыма.

— Старая Глах разожгла костер, — сказал вождь, — андоры получат жареное мясо.

Во все времена существования человека, с той поры, как люди научились пользоваться огнем, приветливый дым родного очага всегда радовал путников. Вдруг все трое остановились: мимо них по траве пронеслась широкая тень и послышался свист рассекаемого крыльями воздуха. Подняв головы, люди увидели, что совсем низко над ними пролетела огромная птица. Ее чуть приоткрытый клюв и растопыренные острые когти внушали страх. Люди подняли копья, готовясь к защите, но пернатый хищник, не обратив на них внимания, чуть шевеля крыльями, скрылся за деревьями. Это был орел беркут — гроза молодых антилоп сайгаков.

Неожиданно Рам, неуклюже подпрыгнув, с громким воплем покатился по траве.

Маюм и Джар быстро обшарили все вокруг, думая, что его ужалила змея. Оказалось, что Раму впился в пятку острый осколок камня. Вынув осколок и залепив ранку листком, юноша вскочил на ноги и погрозил кулаком в сторону улетевшей птицы: он напоролся на камень, потому что загляделся на беркута! Это показалось Маюму и Джару забавным, они не могли удержаться от смеха. Рам разозлился еще больше. Прыгая на одной ноге, он грозил кулаком уже не птице, а стоявшему рядом Джару.

— Лягушонок! Лягушонок! — поддразнивал его Джар. Такого оскорбления Рам не мог стерпеть.

— Джар — земляной червяк! — злобно сказал он, — Рам побьет его!

— Лягушонок не посмеет, Джар сильнее его! — ответил Джар.

Сейчас, когда маленький отряд был в безопасности, Маюм ничего не имел против того, чтобы юноши подрались. Он считал, что такие поединки полезны, они подготавливают юношей к серьезным схваткам с врагами. Предвкушая развлечение, он весело ухмылялся, похлопывая себя по бедрам и подзадоривая юношей.

— Рам назвал Джара — земляной червяк! — качая головой, говорил Маюм, — Джар — червяк? А Маюм думал: Джар — Быстроногий Олень! — Потом, повернувшись к Раму, он стал дразнить его: — Лягушонок! Рам — лягушонок! Джар и Рам, наклонив головы, стояли, похожие на молодых бычков, готовых кинуться друг на друга.

Маюм разглядывал юношей: Джар довольно высок для своих лет, мускулист, широкоплеч, кроме того, он один из лучших бегунов племени. Рам ниже ростом, его почти квадратное туловище говорит о большой физической силе, чем-то он напоминает коренастого Гурху.

С громким возгласом «ярхх!» юноши начали драку. Рам напоминал своими ухватками медведя, а Джар был ловок и увертлив, как рысь. Вначале они рычали, подражая дерущимся зверям, потом, утомившись, лишь громко сопели. Их удары утратили стремительность и точность. Юноши шатались от усталости, но ни одному из них не хотелось заканчивать бой первому. Вождь уже не улыбался — его удивляло упорство юношей. Он заметил, что они поглядывают на камни, намереваясь, по-видимому, взяться за них. Тогда вождь издал резкий крик, призывающий прекратить драку. Джар и Рам нехотя повиновались, разошлись, продолжая бросать друг на друга свирепые взгляды. Глядя на разукрашенные царапинами и синяками лица юношей, Маюм громко захохотал. Юноши тоже расхохотались и потерлись носами в знак полного примирения и дружбы.

Когда на площадке перед пещерами появился Маюм, держа над головой осколок кремня, андоры разразились радостными криками: такая находка для первобытных людей значила много!..

Глава 4. Уроки Маюма

На другой день Маюм, Джар и Рам спустились к берегу реки и под тенью ив принялись за изготовление каменных орудий. Найденный камень оказался превосходным темным меловым кремнем необычайной прочности. Маюм был очень доволен своей находкой.

Сегодня он решил показать юношам способы обработки камня. Работа по изготовлению каменных орудий — наконечников для копий и дротиков, ножей и других предметов обихода — требовала терпения и сноровки. Среди андоров самыми опытными в этом деле были Маюм и рыжеволосый Кабу. Джар внимательно приглядывался к точно рассчитанным быстрым и ловким движениям старого вождя — Маюм выделывал каменный наконечник копья. Юноше захотелось сделать такой же себе. Рам пытался смастерить одно из распространенных каменных орудий того времени, скребок — полукруглое с острыми краями лезвие, приспособленное главным образом для скобления шкур. Работал он без большой охоты. Отделка камня получалась у него грубой. Глядя на неумелую работу Рама, Маюм хмурился, неодобрительно хмыкал носом и принимался еще усерднее отделывать наконечник. Юноши перепортили немало камней, но ничего путного у них не получалось, и Джар решил хорошенько присмотреться к работе старого вождя. Вскоре он понял, что успех во многом зависит от хорошей кремневой пластины, из которой изготовлялось орудие. Со всей тщательностью, на какую он был способен, Джар осмотрел принесенные кремни, выбрал один продолговатой формы и, резко ударив по нему камнем-отбойником, отколол длинную пластину. Затем принялся обрабатывать заготовку, надавливая на каменную пластину костью; тем самым он скалывал короткие поперечные чешуйки кремня. И через некоторое время в руках Джара оказался кусок камня, уже напоминавший наконечник копья. Маюм оторвался от работы, молча поглядел на обработанный Джаром камень, на слипшиеся от пота волосы юноши и, взяв из его рук незаконченный наконечник, стал осторожно подправлять края.

Джар с загоревшимися глазами наблюдал за работой старика. Маюм, довольный его старательностью, выражал свое одобрение, как обычно, звуками, похожими на бульканье воды.

Неожиданно Рам пронзительно завопил и с яростью швырнул в сторону отбойник: неверный удар расколол кремень и вдобавок пришелся по пальцам. Старый вождь строго посмотрел на него и что-то сердито проворчал. Из леса показались сторожевые. Держа на плечах тяжелые палицы, они шли быстрым шагом. Охотник, шедший позади, то и дело оглядывался, словно опасаясь преследования. Насупив брови, сжимая в руке камень, Маюм смотрел на опушку леса, из которого вышли андоры.

— За кустами — Мохор!.. — задыхаясь от волнения, сказал, один из охотников. Лицо Маюма помрачнело.

— Хромоногий не ушел! — проговорил вождь, вставая. — Он здесь.

Выслеживает человека… Пустое брюхо хочет мяса… Нужно было спешно пойти за собирателями кореньев, и один из охотников направился за ними.

Маюм еще некоторое время молча глядел в сторону леса. Но вот в его прищуренных глазах мелькнули лукавые огоньки.

— Сегодня Рам может получить жирный кусок мяса! Пусть он возьмет огонь, как Джар, и подпалит морду чудовищу! — неожиданно предложил старый охотник. Рам молчал. Посапывая носом, он пяткой ковырял землю, стараясь скрыть смущение. Он сделал вид, что не понимает слов вождя. Его смущенный растерянный вид насмешил Маюма. Прищурив глаза, старик тоненько захихикал. Джар тоже засмеялся. Засмеялись и охотники.

Сжав кулаки. Рам сердито посмотрел на Джара. Дело не дошло до новой драки только потому, что вдруг со стороны пещер послышались пронзительные вопли. Схватив копья, все помчались к становищу.

Глава 5. Беркут

На площадке перед пещерами царила суматоха. Взволнованные и растерянные женщины, крича и толкаясь, окружили Маюма. Из их бессвязных слов он понял, что произошло несчастье: громадный беркут схватил с откоса площадки маленького Нуна и взмыл в небо…

Старейший, схватив копье, побежал к скалам, туда, куда полетел орел. Как два степных пса, бежали за вождем Джар и Рам.

В лучах заходящего солнца ясно была видна огромная птица и ее жертва.

Маленький Нун был еще жив — он шевелил руками. Беркут подлетел к скале. Раскинув широкие крылья, он медленно кружил в воздухе, потом внезапно разжал когти и выпустил ребенка… Охотники издали яростный крик — ребенок погиб! Какой-то миг пернатый хищник парил в небе, потом камнем ринулся вслед за своей добычей и, схватив ее, с хриплым клекотом взлетел на скалу. Багровое зарево заката освещало каменную площадку и черневшее на ней гнездо, возле которого, растопырив крылья, сидела чета зловещих птиц.

Маюм сурово сказал:

— Крылатые гиены крадут детей! Подняться на скалу трудно. Но Маюм, Быстроногий Олень и Рам разорят их гнездо!

С копьями в руках они бесшумно подкрались к скале. Почти отвесные стены каменной громады были неприступны, но, внимательно осмотрев скалу со всех сторон, охотники нашли узкую расщелину, она поднималась от основания до вершины. Здесь и остановился Маюм — отсюда легче начать подъем. Первым по расщелине стал взбираться Джар. Камни осыпались под его ногами, но ловкий юноша, не останавливаясь, поднимался все выше и выше. Следом за ним карабкался; Рам. В трудных местах Джар протягивал ему копье, и Рам хватался за него. Маюм неуклонно следовал за юношами. С трудом преодолев половину пути, охотники наткнулись на узкий каменный карниз. Все трое взобрались на него и с облегчением перевели дух. Но вдруг сверху послышался гневный клекот, шум крыльев, и они увидели беркута. Люди замерли — малейшее неловкое движение грозило им падением. Птица, чуть пошевеливая крыльями, застыла в воздухе. Казалось, она испытывала злобную радость, глядя на беспомощных врагов.

Маюм быстро сел на каменный карниз, увлекая за собой стоявшего рядом Джара. Старик прочно уперся ногами в противоположную стену расщелины. Рам на секунду замешкался, и беркут воспользовался этим. Он налетел сверху, стараясь вцепиться в человека и сбросить его с карниза. Рам покачнулся и, если бы не сильная рука Маюма, , вряд ли юноше удалось бы удержаться на ногах.

— Бей! — крикнул Маюм, и Джар ударил беркута копьем.

Раненная в грудь птица с громким клекотом отлетела от скалы и скрылась за каменной грядой. Раму посчастливилось: он отделался несколькими царапинами, беркут не успел вцепиться в него когтями.

Охотники снова принялись карабкаться вверх. Теперь подъем был не так крут. Один за другим они достигли вершины скалы. Почти всю каменную площадку занимало большое, сложенное из толстых сучьев гнездо. В нем, распустив крылья, сидела самка беркута. Приоткрыв клюв, задыхаясь от ярости, птица издавала грозное шипение, ее глаза сверкали. При виде людей она встрепенулась, собираясь взлететь, но три копья одновременно вонзились в нее. Тяжелораненой птице все же удалось выбраться из гнезда: она прыгнула в сторону и сорвалась со скалы. Глухой звук упавшего тела дал знать охотникам, что хищница им больше не страшна.

Джар с интересом разглядывал гнездо, в котором лежали два яйца. Но Маюм, оттолкнув его, взял яйца и разбил о скалу, а гнездо, которое юноши копьями подтянули к краю площадки, сбросил вниз. За гнездом лежал мертвый Нун. Сняв с себя оленью шкуру, Джар завернул в нее Нуна и с этим любовь и преданность. На лице старого Маюма промелькнула улыбка — он понял побуждения юноши. Но суровая жизнь делала людей той эпохи не склонными к продолжительному проявлению чувств, и через мгновение Старейший думал уже о другом. Он внимательно разглядывал трещины в скалах. Разыскав подходящее углубление, он положил туда труп ребенка и стал его закладывать камнями. Джар и Рам помогали ему. Наступившая темнота заставляла охотников торопиться: ночью лучше быть в надежном убежище. И тут, как бы в ответ на их мысли, раздался вдалеке грозный рык: пещерный лев давал знать, что он покинул берлогу и вышел на охоту.

Когда углубление в скале было заполнено камнями, охотники, не сговариваясь, бросились бежать, крепко сжимая в руках копья и стараясь держаться ближе друг к другу, — так легче отразить неожиданное нападение.

Бежали быстро, однако Маюм следил за тем, чтобы юноши не очень уставали: резкий запах их пота мог привлечь хищников.

В ночном воздухе обоняние обостряется, и внезапно охотники почувствовали приближение гиен. Люди не испугались их и не ускорили бега. Но вот встречный порыв ветра принес новый звериный запах. Маюм остановился, вслед за ним замерли на месте и оба юноши.

— Медведь, — прошептал старый охотник.

Это мог быть огромный пещерный медведь, предпочитавший растительную пищу, — людям каменного века он не был страшен, и они нередко охотились на него. Это мог быть и другой медведь, меньший размерами, но отличавшийся свирепым нравом, который не прочь был полакомиться человеческим мясом. Его очень боялись. За более светлую окраску шерсти андоры этого медведя называли серым.

Маюм долго принюхивался, чтобы определить место, где скрывался медведь. Юноши тоже шевелили ноздрями, подражая во всем старому охотнику. Чувство страха и тревоги овладело ими, тела их стали издавать еле уловимый запах пота. Маюм недовольно покосился на юношей и что-то глухо пробормотал себе под нос. Джар и Рам, чувствуя свою невольную вину, молча обменялись взглядами.

Старейший, продолжая принюхиваться, поворачивал голову то в одну, то в другую сторону, внимательно вслушивался в тишину. Серебристый свет луны, пробиваясь через завесу туч, слабо освещал окружающие предметы. Причудливые скалы, напоминавшие своими очертаниями различных зверей, теперь, в полумраке, казались Джару живыми. Ему чудилось, что некоторые из них шевелятся, надвигаются прямо на него…

Страх охватывал Джара все сильнее, и, если бы не Маюм, он помчался бы наперегонки с ветром — недаром в орде его зовут Быстроногим Оленем! Но сейчас это невозможно — нельзя оставить сородичей! Огромная туча с оборванными краями закрыла луну, и тьма окутала скалы. Джару стало легче: исчезли пугавшие его каменные звери, но все-таки он пододвинулся ближе к Маюму.

Выбрав наконец нужный путь, Старейший крикнул, подражая рычанию леопарда, идущего по следу, и уверенно побежал в обход опасного места. Джар и Рам следовали за ним. Иногда при подозрительном шорохе или при виде мелькнувшей в кустах тени все трое, не сбавляя шага, кидались в сторону. Наконец вдали показался свет костров — они вздохнули свободнее и замедлили шаг. Теперь в случае опасности соплеменники успеют прийти на помощь!

Глава 6. Опасная охота

Когда из мрака ночи на каменную площадку вынырнули три человеческие фигуры, они не были встречены, как обычно, приветственными возгласами. Наоборот, сидевшие у костров люди были сумрачно молчаливы. У Маюма тоскливо сжалось сердце: неужели еще какая-то беда обрушилась на становище? Джар и Рам были очень довольны, что вернулись к пещерам, под защиту яркого пламени. Они проголодались и первым делом подошли к яме, служившей очагом. В ней на горячих угольях жарилась разрубленная на куски туша крупного животного.

«Охотникам повезло: они убили толсторогого! Бизонье мясо вкусно. И его много, хватит всем», — Джар облизнулся и с жадностью поглядел на поджаренную тушу.

Но Джар удивился: охота была удачной, почему же так мрачны обитатели пещер? «Охота на бизонов опасна, наверно, были жертвы», — решил он и отыскал глазами вожака охотников — Кабу.

Бобровый Зуб сидел на корточках возле костра, не сводя с него немигающего взгляда. Над костром на невысокой жерди, воткнутой в землю, коптился кусок мяса, капли жира скатывались в костер, вспыхивали в нем, распространяя чад.

— Толсторогого убили? — спросил подошедший к Бобровому Зубу Маюм.

— Убили, — коротко отозвался Кабу и, поднявшись, повел Маюма к откосу.

За ними, как тени, молча пошли неразлучные Джар и Рам. У края террасы на шкуре бизона, обратив бледные лица к звездам, лежали двое убитых на охоте — женщина и молодой охотник. В полуоткрытых глазах охотницы застыло удивление. Под грудью темнело круглое отверстие со следами запекшейся крови — удар бизоньего рога оказался смертельным. У молодого охотника тоже была разбита грудь; гримаса страдания исказила черты его лица — видно, он умер не сразу.

Кабу начал рассказывать, помогая себе жестами. У опушки паслось стадо бизонов. Ветер был встречный, удалось незаметно подкрасться со стороны леса. Легко убили двух жирных бычков: ударили тяжелыми палицами, пронзили копьями. Но большие звери напали на охотников. Потеряв двух человек, андоры по сигналу Кабу отступили. Лес спас их от преследования бизонов. Скрывшись в облаке пыли, стадо умчалось на водопой.

— Убитых андоров принесли в становище, — закончил Кабу свой печальный рассказ.

«Охотник всегда готов к смерти, — думал Маюм, — но слишком часто приходит она к андорам…»

Однако голод оказался сильнее печали. Сидящие у костров уже громко выражали нетерпение — всем хотелось есть. Запах жареного мяса возбуждал у проголодавшихся людей хороший аппетит. Джар и Рам получили от Маюма по большому куску мяса и стали быстро уничтожать его, подсев к .костру. Когда все насытились, Глах спрятала остатки мяса в одной из расщелин скалы. После трапезы приступили к похоронам5 убитых на охоте. По обычаям племени, вырыли в одной из пещер неглубокую яму и выстлали ее дно шкурами. Покойников в согнутом, как бы сидячем, положении уложили в яме на бок и крепко перевязали ремнями. Андоры верили в то, что, если этого не сделать, покойники станут выходить из могил и вмешиваться в жизнь живых. Рядом с мертвецами положили кремневые ножи, наконечники копий и немного мяса, после чего яму засыпали камнями.

Все расположились на ночлег. Ночи стояли холодные, и люди предпочитали проводить их в нишах или под навесами скал; шкуры, закрепленные на деревянных жердях, защищали от порывов холодного ветра. На площадке перед пещерами горел костер. После появления Мохора у костра всегда кто-нибудь бодрствовал — поддерживал огонь. Пламя отпугнет страшного хищника, если он вздумает приблизиться к становищу. Обычно сторожили женщины, они не хуже мужчин справлялись с этой обязанностью. Сегодня должна была сторожить старая Глах.

Джар ласково простился с ней, устраиваясь в нише на ночь — он очень любил эту добрую женщину. Глах заменила ему мать, погибшую на охоте. Перед тем как лечь, Маюм, сидя на медвежьей шкуре, долго растирал распухшие суставы ног. Отблески костра освещали его хмурое, утомленное лицо. Джару хотелось подойти, приласкаться к старику. Однако он побоялся, что Маюм сочтет это за слабость. После случая с Мохором Джара приравняли к взрослым, и ему надо было вести себя как подобает мужчине!.. Сквозь сон Джар слышал кряхтение старика, потрескивание костра и шаги старой Глах.

С севера приплыли тучи и затянули сверкающее мириадами звезд небо.

Застучали первые крупные капли дождя…

Глава 7. Рыжий Брат

К утру дождь кончился, но было пасмурно, холодно. Словно серое покрывало легло на просторы саванны. Под навесами скал запылали костры. Озябшие люди тянулись к огню, к еде. Еда согревает, еда — источник жизненных сил. Ни несчастья, ни плохая погода не отражались на аппетите людей: везде раздавался треск разбиваемых костей, ни одна трубчатая кость не осталась не расколотой.

Рам, сидя рядом с другом, лениво слизывал капли костного мозга с пальцев. Его лицо выражало довольство, маленькие глазки благодушно поглядывали вокруг. Вдруг он схватил Джара за руку и потащил к соседнему костру, где сидели Кабу и Маюм, — Бобровый Зуб жестом подозвал юношей. Рядом со старейшими племени стоял невысокий, худощавый охотник по имени Лус — на языке племени это значило «тщедушный»— и внимательно прислушивался к их разговору. Они говорили об охране становища.

— Людей стало меньше, — сказал Кабу, поднимаясь с земли. Джар и Рам могут сторожить. Лус будет у них старшим. А прежние сторожевые перейдут в отряд охотников.

Старый вождь хмурился. Ему не хотелось назначать неопытных юношей в сторожевой отряд, но он понимал, что ватага охотников требовала пополнения.

— Хорошо. Пусть будет так, — недовольно проворчал Маюм.

Но его недовольство не смутило юношей. Они бурно проявляли свою радость: теперь они — мужчины! Не надо больше ходить с женщинами и подростками выкапывать коренья! Они получат копья с каменными наконечниками и дротики! Резкий порывистый ветер разогнал тучи. Выглянуло солнце. Ярко зеленела омытая влагой трава.

Для андоров начался обычный день: Кабу увел охотников в степь, женщины обрабатывали звериные шкуры, Маюм, как и накануне, занялся изготовлением каменных орудий. На этот раз ему помогали другие подростки. И Джар, уходя с Лусом и Рамом в свой первый сторожевой поход, еще долго слышал их звонкие голоса. Хотя Джару всегда было хорошо подле Маюма, на этот раз он не жалел, что не остался с ним. То, что ему предстояло сегодня, было для него новым, необычным, наполняло его гордостью. Он и раньше иногда ходил на охоту. Но сегодня ему доверили нечто большее — охрану становища! От его зоркости и смелости зависит жизнь соплеменников. Пусть старая Глах не боится — Джар сумеет вовремя известить всех, если появится опасность… От этих мыслей у юноши бурно колотилось сердце, а ноги так и просились проплясать воинственный танец племени. Но его сдерживало присутствие Луса. Тщедушный шел размеренным шагом, слегка сгибая колени, как обычно ходят охотники в походе. Лицо Луса было бесстрастно, но от его внимания ничто не ускользало.

Чем дальше отходил отряд от реки, тем однообразнее становилась саванна. Сторожевые шли, держась против ветра, обходя редкие островки кустарника и поросшие лесом лощины. Если что-нибудь вызывало у них подозрение, они проникали в заросли и тщательно их обследовали.

Выпавший утром дождь ослабил запахи животных и усилил запахи растений. Юноши, припав лицом к траве, внюхивались в нее, стараясь определить, не грозит ли им опасная встреча.

Лус вел себя иначе. Он то поднимался на холм, то взбирался на дерево и молча обозревал оттуда окрестности. Запахи его интересовали меньше, чем обычно: степь достаточно хорошо просматривалась. Охотники во главе с Кабу давно исчезли из виду. Вдали, среди зеленого простора, мелькнула желтая полоска — стадо быстроногих сайгаков.

К удовольствию Джара, обычно невозмутимый Рам тоже находился в радостно-приподнятом настроении. Полные молодого задора, юноши подкрадывались к деревьям, кустарникам, бросали дротики в пролетающих птиц, забывая о том, что сегодня они охраняют становище. Все это вызывало раздражение у Луса, он давно уже сердито поглядывал на проделки своих спутников.

Но юноши, не замечая этого, продолжали свою игру, и только знакомое «уэхх!», произнесенное Лусом, заставило их остановиться. Джар вопросительно посмотрел на Луса: степь казалась вымершей, до самого горизонта не было видно ни одного животного. «Почему же Лус предупредил об опасности?»— недоумевал юноша. Но хриплое «уэхх!» повторилось. Джар подбежал к охотнику и вдруг сильный удар в челюсть заставил его пошатнуться. Из рассеченной губы закапала кровь. Джар вытер ладонью рот. В маленьких глазках Луса мелькнула злобная усмешка.

Гнев охватил Джара. «Почему Лус ударил меня, как слабого мальчишку?!.

Ведь Джар теперь тоже охотник!»

Он был одного роста с Лусом и не чувствовал себя слабее его. Сжимая кулаки, он громко засопел, предупреждая противника о своем намерении драться.

А Лус как ни в чем не бывало отвернулся от юноши и хладнокровно грыз стебелек травы.

Это еще больше взбесило Джара, он сделал шаг вперед, но тут Рам охватил его сзади сильными руками и оттянул назад. Этим самым Рам напомнил другу о законе племени: Лус был старшим в отряде, и неповиновение ему должно быть строго наказано. Джар разжал кулаки, признавая в глубине души, что Лус прав: они вели себя как мальчишки. Но юноша долго не мог подавить в себе злое чувство к Лусу.

Вдруг послышался отдаленный гул, и земля задрожала под ударами копыт. Вдали среди высокой травы показались бурые мохнатые спины бизонов. Они шли .крупной рысью как раз навстречу охотникам, и Лус тотчас же повернул свой небольшой отряд в обход стаду.

Солнце припекало все сильнее, высокая трава издавала терпкий запах. Джар и Рам, не нарушая больше установленного старшим порядка, молча следовали за Лусом. Рам шел, сутулясь, позевывая, он был не прочь передохнуть. Джар шагал так же бодро, как и раньше.

Он шел и смотрел по сторонам — все было ему интересно. Вот из норы выходит маленький зверек, садится на задние лапки, передние плотно прижимает к туловищу, вытягивается и неожиданно становится похожим на столбик. Но вдруг он замечает людей. Взмахнув коротким хвостом, он издает тревожное «кухи-кухи»— предупреждает других сурков об опасности — и исчезает. Джар тихо смеется — его развеселил толстый зверек с мягкой лоснящейся шерсткой…

Сторожевые проголодались. Они внимательно озираются по сторонам, прислушиваются. Из густой травы доносится шорох, сквозь зелень мелькают светло-коричневые перья. Люди быстро подходят к зарослям пырея, и оттуда с шумом вырывается стая дроф. Рам бросает дротик — и крупная птица падает в траву. Джар ударом дротика приканчивает ее. Лус довольно улыбается. Они располагаются в тени кустарника. Лус как старший делит птицу, выбирает себе лучшие куски.

Затем Лус и Рам укладываются спать, а Джар остается сторожить. Он взбирается на невысокий холмик, присаживается на корточки и, чтобы скоротать время, тихонько поет. Звуки его песни напоминают и журчание ручья, и вой дикого зверя, и жужжание пчелы, и пение птиц…

Джар поет о том, какой он храбрый. О том, что он не дрогнул перед чудовищем с длинными клыками. О том, что таких отважных, как Джар, в племени андоров много. О том, что антилопы, олени и лошади, поднимая пыль в саванне, бегут от охотников. О том, что скоро подрастут дети и будет больше охотников в племени андоров, и тогда отступят перед ними бизоны и мамонты. О том, что Маюм — храбрый и сильный охотник, Джар любит его и хочет быть таким, как он…

Еще долго мог бы петь Джар, но шорох в кустах заставил его умолкнуть.

Неужели и там есть птицы? Джар схватил дротик, приготовился метнуть его. Ветви кустарника раздвинулись, выглянула тощая рыжая собака. Ее, как видно, привлек запах птичьего мяса.

Джар сидел совершенно неподвижно и следил за дикой собакой. Его забавляло ее поведение: когда она . смотрела на человека, в глазах у нее мелькала тревога, когда же она переводила взгляд на остатки дрофы, то, наклонив голову набок, начинала умильно облизываться.

Джар знал, что и Лус и Рам на его месте сейчас же постарались бы убить собаку, бросили бы в нее копье или дротик. Джар не собирался этого делать — ему было интересно наблюдать за собакой, к тому же он не был голоден. Джару пришла в голову мысль: почему бы ему не стать другом рыжего пса, как это было с кроликом? Юноша был уверен, что звери понимают человеческую речь и разговаривают между собой на своем языке.

— Пусть Рыжий Брат не боится Быстроногого Оленя, он не обидит Рыжего Брата, — тихо сказал Джар.

При звуке человеческого голоса пес вздрогнул, попятился, но так как человек ничем не угрожал, он замер на месте, припав к земле, .готовый каждую минуту скрыться в кустах.

— Быстроногий Олень хочет быть другом Рыжего Брата, — продолжал Джар и бросил остатки птицы прямо под ноги собаки. Рыжий пес испуганно метнулся в сторону, , но тут же сел, не спуская глаз с мяса.

— Ешь, Рыжий Брат, и не забывай о дружбе!

Пес не стал дожидаться вторичного приглашения и с жадностью набросился на еду: голод пересилил врожденный страх и недоверие к человеку… В это время Лус и Рам проснулись и поднялись со своих мест. Рыжая собака бросила испуганный взгляд на них и, захватив в пасть побольше костей, быстро скрылась в густом кустарнике. Джар, улыбаясь, глядел ей вслед. На ее брюхе он видел отвислые соски — значит, у рыжей собаки есть щенята.

Лус и Рам не заметили пса. После недолгого отдыха они были в хорошем расположении духа. Джар тоже был доволен проведенным временем. Отряд двинулся в путь. На этот раз люди пошли к реке. Утолив жажду, они переправились на другой берег.

К заходу солнца сторожевые осмотрели значительное пространство, прилегающее к становищу. Ничего подозрительного они не обнаружили, за исключением следов пещерного льва. По-видимому, прошлой ночью лев охотился вблизи поселения андоров.

Маюм остался доволен тем, что ему рассказал Лус. Ватага охотников под водительством Кабу на этот раз вернулась с пустыми руками. Их постигла неудача: стада животных, кем-то потревоженные, ушли далеко в степь. Охотникам встретились мамонты, но из-за своей малочисленности люди не рискнули на них напасть.

И все-таки обитатели становища не легли спать голодными — их выручил небольшой запас копченого мяса, который хранился в расщелине скалы. Хорошо, что старая Глах позаботилась об этом!..

Глава 8. Спустя месяц

Прошел месяц с того дня, как Джар вместе с Лусом и Рамом в первый раз сторожили становище. За это время юноши многому научились. Лус был опытным охотником-следопытом. Он легко узнавал животных по следам, с большой точностью определяя, когда они оставлены, умел, не обнаруживая себя, выследить добычу и незаметно подкрасться к ней. Знал Лус и еще много полезного и важного.

Однажды маленький отряд подошел к болоту, покрытому мхом. Желая сократить путь, Лус повел отряд через болото. По еле уловимым признакам Лус выбирал дорогу и уверенно шел вперед. Почва под ногами пружинила, следы наполнялись мутноватой водой. Первым шел Лус, за ним, точно ступая по его следам, двигался Джар, замыкал шествие Рам.

Андоры всегда избегали переходов через болотистые местности. «Наверно, Лус испытывает нас», — думал Джар, с опасением посматривая на коварную трясину.

Внезапно позади послышался всплеск и крик о помощи. Лус и Джар оглянулись: Рам сделал неверный шаг и по пояс провалился в трясину. Глаза несчастного выражали смертельный ужас. Всего несколько шагов отделяло Луса и Джара от Рама, но это расстояние показалось Джар у непреодолимым. Страх охватил его, парализовал волю. Присев на корточки, он стал жалобно оплакивать гибнущего друга.

Но Лус не растерялся: он сделал несколько шагов назад и, ухватившись за ивовый куст, росший возле тропы, осторожно лег на зыбкую поверхность трясины, стараясь дотянуться ногой до Рама. Спокойная находчивость Луса заставила Джара опомниться, — ему стало стыдно за свое малодушие, и он торопливо начал помогать старшему: сломав несколько больших ивовых веток, бросил их Раму. Но это не помогло. Жалобно завывая. Рам продолжал отчаянно барахтаться, все глубже погружаясь в трясину. Лицо его было мертвенно-бледным, блуждающие глаза выражали ужас. На поверхности трясины оставались только его судорожно двигающиеся руки и запрокинутая голова. Явственно слышался чавкающий звук, который издавала трясина, втягивая свою жертву.

Видя, что ему не дотянуться до Рама, Лус снова выбрался на полоску твердой земли и ухватился за гибкий ствол ивового куста, стараясь пригнуть его. Но куст плохо поддавался его усилиям, и Джар, еще не догадываясь, в чем заключается замысел Луса, стал изо всех сил помогать ему. Наконец им удалось согнуть ивовый куст так, что он распростерся над болотом. Когда влажные листья коснулись лица Рама, он вцепился в ветви. Лус и Джар потихоньку стали отпускать куст. Поднимаясь, он потянул за собой Рама. На поверхности трясины показались плечи и грудь юноши. Но уже больше выпрямиться куст не мог из-за тяжести человеческого тела, висевшего на нем. Лус и Джар стали медленно подтягивать куст к берегу. Ствол ивы трещал, грозя надломиться, но гибкое дерево все-таки выдержало, и вскоре обессилевший юноша был вытащен на тропку.

Долго лежал Рам на узкой полоске земли, постепенно приходя в себя после пережитого ужаса. Джар смотрел на него с жалостью. Страшно очутиться в предательской трясине! При одной мысли об этом Джара охватывала дрожь!.. Лус пренебрежительно поглядывал на юношей. Разве это сторожевые? Какой толк от них? Они ведут себя, как маленькие дети…

Джар заметил взгляд Луса, но решил не затевать ссоры. Он был рад спасению друга и понимал, что без Луса дело кончилось бы плохо. Перед тем как двинуться в путь, Лус отломил от ивового куста длинную крепкую ветвь, чтобы при ходьбе все трое могли держаться за нее. Теперь Рам шел между Лусом и Джаром.

Но вот опасному пути пришел конец! Лус не протестовал, когда юноши исполнили пляску радости…

Больше они не ходили через болото. Чаще всего они совершали обходы по саванне. Маюм опасался, что вслед за кочующими стадами животных могут появиться люди враждебного племени.

Джар очень любил ходить по степи. Ее простор, чистый воздух, аромат трав бодрили, наливали мышцы силой. Но не только это привлекало юношу — вот уже несколько раз на одном и том же месте в степи он встречал рыжую собаку. По-видимому, стая диких собак обосновалась где-то вблизи становища. Стоило только Лусу и Раму заснуть, как пес немедленно появлялся. Почуяв людей, он бежал к ним в надежде чем-нибудь поживиться.

Джар нередко приносил рыжей собаке остатки трапезы, а сегодня ему посчастливилось убить дротиком зазевавшегося толстого сурка. Эту свою добычу Джар решил отдать собаке, но она как назло долго не появлялась. День выдался ясный. Бирюзовое небо до самого горизонта было чистым, без единого облачка. Сторожевой отряд с утра бродил по саванне, и Лус решил отдохнуть. Джар с наслаждением повалился в густую траву. В нос ему ударил сильный запах душистой таволги. Пестрый ковер цветов радовал глаз. Джар любил эти минуты кратковременного отдыха, когда он мог спокойно наблюдать природу.

Это не было простым любованием. Следя за полетом птиц, он не задавался вопросом, почему птицы летают, его интересовало другое: как ловчее их поймать. Когда юноша мечтал о дружбе с кроликом или собакой, он не думал о приручении их. Для него это было скорее забавой, но в то же время и желанием поближе познакомиться с жизнью животных, от которых человек во многом зависел.

Джар очень обрадовался, когда из-за кустов наконец появилась, тяжело дыша, рыжая собака. Видно было, что она бежала во весь дух. Увидев сурка, она поползла к нему на брюхе, стараясь как можно скорее завладеть добычей. Юноша не мог без смеха глядеть на заискивающие, моргающие от страха глаза пса. Иногда на какой-то миг животное замирало, и его оскаленные зубы, коричневые глаза, казалось, предупреждали: «Попробуй только тронь!..»

Джар тихонько подбадривал пса:

— Не бойся, Рыжий Брат! Это твой сурок!..

Ласковый голос человека успокоил собаку, и она поползла быстрее. Наконец, схватив сурка, она метнулась в сторону и скрылась в кустарнике. Когда, утомленный дневными скитаниями, сторожевой отряд возвратился в становище и все трое присели у вечернего костра, их неожиданно подозвал к себе Маюм.

Старый вождь, стоя вместе с Кабу у края площадки, озабоченно вглядывался в синеватую мглу, окутавшую окрестности. На землю опустилась ночь, и окружающий мир стал таинственным и непонятным. То, что днем казалось простым и нестрашным, сейчас настораживало. Слышались неясные шорохи, далекие крики животных, зеленоватыми точками вспыхивали глаза зверей, попавших в полосу света от костра…

Но все это могло испугать одинокого путника, а не вождя племени, стоявшего на освещенной площадке вблизи потрескивающих костров и большого скопища людей!

«Зачем Маюм зовет нас, не дав даже поесть?»— думал Джар, подходя с Тщедушным и Рамом к Старейшему.

Суровый взгляд вождя остановился на Лусе, на юношей старик даже не взглянул.

— Сторожевые племени андоров похожи на кротов, дальше своего носа они ничего не видят! — гневно сказал Маюм.

Оказывается, собиратели кореньев видели сегодня тигро-льва. Чудовище пробиралось в зарослях леса. Мохор сильно хромал. Покалеченный зверь всегда опаснее: если он не может догнать антилопу или лошадь, он принимается за людей. '

Обо всем этом Маюм говорил раздраженно, ни на кого не глядя. Лус молчал, ему нечего было ответить.

«Значит, Мохор вернулся, а мы не выследили его», — промелькнуло в голове Джара, и он еще внимательнее стал слушать хриплый голос вождя.

— С восходом солнца сторожевые пойдут к скалам, где живут медведи и гиены. Может быть, логово Мохора там. Сторожевые должны выследить его! — приказал Маюм и, поглядев на встревоженное лицо Тщедушного, добавил: — Лус похож на коротколапую гиену, когда должен встретиться с медведем!.. Джар, как и все обитатели становища, знал, что Лус боится медведей. Еще ребенком он попал однажды в лапы этого опасного зверя. Подоспевшие охотники спасли мальчика, но непреодолимый страх перед медведями сохранился у него на всю жизнь.

Доедая вечернюю порцию мяса, Джар не без злорадства поглядывал на мрачную физиономию Луса, сидевшего против него. За время пребывания в сторожевом отряде Джар видел, что Лус пренебрежительно относится к нему и Раму, пользуется малейшим случаем, чтобы проявить свою власть. Несправедлив он был и при дележе добычи. По отношению же к взрослым охотникам, зная, что он слабее их, Лус был другим, во всем уступал. Он избегал грубых забав в становище, сторонился людей и дружил только с мужественной Ру, которая нередко защищала его от нападок охотников.

Джар был менее терпелив, чем флегматичный Рам, и его раздражали несправедливость и придирки Луса. Юноша не раз хотел пожаловаться Маюму, но боялся, что его опять пошлют выкапывать коренья. Джару было интересно бродить с бывалым охотником и лучшим следопытом племени. Теперь же Джар и Рам не могли отказать себе в удовольствии ухмыльнуться, глядя на хмурое встревоженное лицо Луса.

Охотник заметил это и бросил на юношей злобный взгляд. Джар и Рам поспешили к своей нише, где, покряхтывая, уже укладывался на медвежью шкуру старый Маюм.

Глава 9. Джар становится вожаком

Гнев Маюма возымел свое действие: с первыми лучами солнца сторожевой отряд уже был на ногах. Джар и Рам даже не успели поесть как следует — Лус торопил их.

Отряд направился в сторону синеющих вдали скал. Лус, как и Джар, был хорошим ходоком, и неповоротливому Раму было трудно поспевать за своими быстроногими спутниками.

Когда охотники достигли каменной гряды, солнце уже высоко поднялось над их головами. Рам тяжело дышал, с него ручьями стекал пот. Лус то и дело заставлял его и Джара взбираться на скалы обозревать местность. Юноши понимали, что это месть за вчерашнее.

Услышав очередное приказание Луса, Джар пожалел своего друга, и, сделав ему знак остаться внизу, стал один подниматься на скалу; Рам присел на каменный уступ, он устал, ему хотелось отдохнуть. Когда Джар спустился, его встретил сверкавший бешенством взгляд Луса. Худые руки охотника дрожали, сжимая копье. Поступок Джара он считал ослушанием и хотел как следует проучить его.

— Сосунок безрогого оленя! Солнце перегрело его глупую башку, он посчитал себя вождем племени! — крикнул Лус.

Оскорбленный несправедливостью, Джар, сжав кулаки, стиснув челюсти, молча шагнул к Лусу. Лус не был уверен, что ему удастся справиться с сильным юношей. Стараясь не показать Джару, что боится его, Лус проворчал, обращаясь к Раму:

— Довольно Барсуку греться на солнце!

«Барсук» не было презрительной кличкой, этот жирный зверек за свой смелый нрав был в чести у племени андоров. Если Лус назвал Рама Барсуком, значит, он не ищет с ним ссоры и заодно хочет примириться с Джаром. Рам ничего не ответил, лишь искоса поглядел на Луса и, продолжая сидеть, стал по своему обыкновению ковырять пяткой землю, что всегда делал в затруднительных случаях…

Вдруг Рам как ужаленный вскочил с места. Он первый почувствовал накатившийся, как волна, густой звериный запах.

Послышался тяжелый топот, и из-за выступа скалы выкатилось несколько камней, а затем появился косматый зверь.

— Серый медведь! — крикнул Лус. Это был не очень крупный медведь, его светло-бурая шерсть блестела и лоснилась па солнце. При виде людей животное остановилось, его низко опущенная голова раскачивалась из стороны в сторону, из разинутой пасти свисал розовый язык, маленькие глазки злобно горели. С глухим ворчанием медведь двинулся на врагов.

Джар и Рам прижались друг к другу и выставили вперед копья. Лус с поднятым копьем стоял немного поодаль.

От медведя шел удушливый запах, першило в горле. Еще ниже опустив голову, зверь бросился вперед, его передние лапы мелькнули перед лицом Джара. Но ловкий юноша успел отскочить в сторону, увлекая за собой растерявшегося Рама, и мохнатое чудовище, злобно рыча, присело на задние лапы. Только теперь сообразили юноши, какой ошибкой было стоять рядом. Нападать на зверя нужно с разных сторон — так учил Маюм! Отскочив друг от друга, они увидели, что Луса поблизости нет, но это их не смутило, и с воинственным криком «ярхх!» юноши стремительно ринулись в бой. Ловко орудуя копьями, Джар и Рам старались нанести медведю глубокие раны, что не всегда удавалось — мешал густой мех зверя. Однако дружный натиск испугал медведя, он взревел, попятился и скрылся за той самой скалой, из-за которой несколько минут назад так неожиданно появился. Судя по его поведению, это был совсем молодой зверь, со старым они не справились бы так легко!..

Взявшись за руки, Джар и Рам стали плясать от радости. Они вышли победителями в схватке с серым медведем! Хотя юноши понимали, что имели дело с молодым, неопытным хищником, ликование их от этого нисколько не уменьшилось. Рам даже забыл про свою усталость. Они уже собирались пойти на поиски Луса, как он появился сам, выйдя из расщелины скалы. Джар, насупившись, смотрел на него. Сейчас Лус не был похож на смелого охотника, он шел с поникшей головой, волоча за собой копье. По суровым обычаям племени, охотника, бросившего сородичей в минуту опасности, ждало жестокое возмездие: ему грозило изгнание или смерть. Лус это знал. Он бросил под ноги юношам свое оружие и распростерся перед ними на земле, отдавая себя в их власть. От Джара и Рама зависело простить его или убить…

С севера налетел порыв холодного ветра, и Джара пронизала дрожь не то от холода, не то от волнения… Трудно убить беззащитного человека!.. Если бы Лус пошел на него с копьем или палицей в руках, тогда другое дело — Джар, не задумываясь, стал бы драться с ним. Юноша колебался. Взглянув на Рама, он прочел на его лице смущение. Рам заморгал и опустил глаза… Джар перевел взгляд на распростертого человека. Не шевелясь, Лус ждал близкого конца…

Джар прикоснулся копьем к его телу. Лус вздрогнул и еще теснее приник к земле.

— Вставай! Джар и Рам не тронут Луса.

И Джару стало легко — он понял, что поступил правильно. За своей спиной он услышал довольное посапывание Рама.

Лус вскочил на ноги. Тяжело дыша, он смотрел помутневшим взглядом вокруг себя. Он не умрет!.. Ему сохранили жизнь!.. И он заплакал, как плачут маленькие дети, которых неожиданно простили. Всхлипывая, он утирал слезы, размазывая грязь на волосатом лице.

Рам весело хихикал, ему было смешно — охотник плачет!..

Джар поднял вверх руку с копьем и громко сказал:

— Лус больше не вожак! — и, повернувшись, повел отряд.

Так старшинство перешло к Джару.

Он вел отряд, не торопясь, внимательно поглядывая на гребни скал, мимо которых они шли.

Но вот уж скоро и становище! Джар и Рам рады, они прибавили шаг. А Лус все больше отставал от них, потом он и совсем остановился, опустив голову. Джар понял, чего боится Лус, и тоже остановился. Он молчал, соображая, что ему делать и как бы поступил в этом случае Старейший. Потом, стараясь подражать Маюму, Джар сморщил лоб, распрямил плечи, выпятил грудь и торжественно произнес:

— Не бойся, Лус! Джар не скажет никому. Жизнь Луса нужна племени.

Отбросив копье, Лус повалился на землю. Затем вскочил на колени, быстро подполз к Джару и приставил к своей груди острие его копья. Этим он показал, что его жизнь принадлежит юноше.

Глава 10. Гибель Длинноухого Брата

Никто в становище не узнал о том, что произошло в маленьком сторожевом отряде. Джар и Рам, как и прежде, уходили и возвращались под водительством Луса. Но как только пещеры скрывались из глаз, старшим в отряде становился Джар. И все же он считался с опытом Луса и часто прибегал к его советам. Прошло несколько дней. Джар был горд и счастлив. Андоры увидели перемену, происшедшую в Джаре: он уже не казался неопытным юношей, а походил на взрослого охотника.

И тут произошел случай, который многие в племени не заметили или сделали вид, что не заметили. Раны, нанесенные Гурху тигрольвом, постепенно затягивались, и охотник* стал поправляться. Он еще не покидал своего места под навесом скалы, но уже был в силах приподниматься и сидеть. Повседневная жизнь сородичей проходила перед его глазами, и, конечно, он заметил приподнятое настроение Джара. Гурху не любил его, он затаил злое чувство против юноши еще с памятного дня поединка с Мохором и ждал случая отомстить ему.

Гурху воспользовался днем, когда в становище не оказалось мяса, и, подозвав Глах, сказал ей, что хочет есть. Старуха принесла ему коренья. Гурху потребовал мяса и приказал ей поймать бегавшего по становищу кролика. Глах знала, что хромой зверек принадлежит Джару, но не решилась отказать Гурху, тем более, что раненые в орде пользовались особым вниманием. Однако семилетний Хуог и его сверстник, белоголовый Янг, находившиеся тут же на площадке, рассудили иначе. Они были большими приятелями Джара и со всех ног бросились к реке, чтобы рассказать обо всем Маюму. Старейший в это время, вместе с пятнадцатилетним Хагом, братом Хуога, занимался изготовлением каменных орудий. Как ни спешил Маюм, но, когда он пришел на площадку, было уже поздно: Гурху доедал кролика. Ни слова не сказав Гурху, старый вождь вернулся к реке.

Когда наступил вечер, Хуог и Янг уселись на краю площадки и, болтая ногами, стали дожидаться Джара. Им хотелось поскорее сообщить своему старшему другу о том, что произошло с Длинноухим Братом. Они не думали, что это известие сильно огорчит Джара.

Узнав о гибели кролика, Джар помчался к скале, где под навесом лежал Гурху.

«Как посмели взять кролика?.. — думал он, с трудом переводя дыхание. — И когда! Когда Джар оберегает становище!.. Все знают, как он любил Длинноухого Брата…»

Он сам еще не знал, что сделает. Он хотел своими глазами убедиться, что серый кролик мертв. Как птица, взлетел юноша по откосу и в несколько прыжков пересек площадку.

Андоры не любили, когда кто-нибудь из соплеменников вызывал переполох в становище. Вид бегущего человека всегда связывался у них с представлением об опасности. Но на этот раз ни одного гневного возгласа не раздалось вслед Джару — все сочувствовали ему.

Добежав до ложа Гурху, юноша остановился. Перед ним стояла старая Глах.

Вытянув руки, пересиливая волнение, старуха проговорила дрожащим голосом:

— Не трогай раненого, Быстроногий Олень! Не нарушай обычаев племени!..

Тяжело дыша, приподнимаясь на кончиках пальцев, Джар старался через плечо Глах взглянуть на ложе из медвежьей шкуры. И то, что он увидел, привело его в бешенство. Гурху явно издевался над ним: держа в зубах шкурку кролика, он делал вид, что треплет ее, как собака.

— О-о-о!.. — только и мог простонать юноша, стараясь оттолкнуть стоящую перед ним Глах. На плечи ему опустились тяжелые руки Маюма.

— Быстроногий Олень должен уйти! Не надо драться лучшим охотникам племени! Это длинноухий зверек, а не девушка, — строго проговорил вождь, и, с силой повернув Джара, увел его с собой.

Стиснув зубы, Джар подчинился. Он молча направился к отвесному краю площадки. Проходя мимо сидящих у костров, Джар слышал их громкие возгласы — они одобряли его послушание.

«Сам вождь назвал меня лучшим охотником племени»… — мысль об этом утешила Джара. И все же в сердце оставалась обида, и не было желания идти к людям, хотелось побыть одному. Джар спрыгнул с откоса, под его ногами упруго шевельнулся песок. Впитавшая ночные запахи земля притягивала к себе. Юноша лег, прижавшись щекой к влажной от росы траве, закрыл глаза… Наверху послышались чьи-то легкие шаги, кто-то спускался с откоса. Джару хотелось остаться незамеченным, он не двигался, не открывал глаз. Чьи-то руки коснулись его жестких волос и стали перебирать их… «Джар — не вихрастый мальчишка Хуог, нечего гладить его по голове», — сердито подумал юноша и открыл глаза.

На него смотрела смеющаяся Кри. Джар невольно улыбнулся в ответ, но, спохватившись, снова нахмурился. Он хотел отбросить руку Кри со своей головы, но почему-то не сделал этого. Девушка тихонько перебирала пальцами его волосы, и он поймал себя на том, что это ему приятно. Обида, раздражение, злость уступили место чувству, какого раньше ему не приходилось испытывать. Только сейчас заметил Джар, какие у Крк живые глаза, как миловидно ее смуглое скуластое личико в тени темных волос, перехваченных ремешком.

— Джару не нужно горевать по длинноухому зверьку, у него есть друзья, — улыбаясь, произнесла девушка. :

Ее голос показался юноше пением жаворонка.

Джар с удивлением подумал, что еще совсем недавно он дергал Кри за волосы, а сейчас готов вступить за нее в бой с мамонтом. Джар тихонько рассмеялся, он был счастлив, и ему казалось, что глаза Кри сверкают, как звезды.

Вдруг поблизости послышалось недовольное сопение. Джар скосил глаза и увидел Рама, стоявшего рядом с маленькой Гатой.

Рам проголодался и хотел, чтобы все возвратились к кострам. Не выпуская руки девушки, Джар вскочил на ноги и вместе с Кри поднялся на площадку. Трапеза уже заканчивалась, когда две юные пары подсели к костру. Никто не обратил на них внимания — в орде молодежь всегда держалась вместе. Один только Гурху, которому давно нравилась Кри, заметил необычное оживление Джара и девушки.

«Опять этот сосунок оленя становится поперек дороги Гурху», — подумал свирепый охотник и в бессильной ярости отвернулся к скале, чтобы не видеть радостного блеска в глазах счастливого соперника.

Глава 11. Снова Мохор!

Гурху медленно поправлялся. Однажды днем, лежа на своем обычном месте под навесом скалы, он увидел, что от реки к площадке, по-видимому, с каким-то поручением Маюма, бежит белоголовый Янг. И в ту же минуту Гурху услышал, как одна из женщин взвизгнула. Все обернулись в ее сторону — округлившимися от ужаса глазами она уставилась на край площадки, примыкавший к скалам. Между скал, среди редкого кустарника, мелькнуло бурое туловище громадного зверя.

— Мохор! — в один голос закричали женщины.

Чудовище с длинными клыками, делая огромные прыжки, неслось к пещерам. Объятые ужасом женщины схватили малышей и бросились бежать к реке. Дети постарше мчались за ними, стараясь не отстать. Вскоре вся толпа, воя и крича, собралась у костра на берегу, где находился Маюм. На площадке, покинутой всеми, остался один Гурху. Он с трудом дотянулся до лежащего неподалеку копья, взял его в руки и стал ждать появления хищника. Но Мохор не взобрался на площадку. Его отвлекла неожиданно появившаяся перед ним добыча — белоголовый Янг; мальчик бежал к пещерам, слышал крики, но не видел людей, поднимаясь на площадку по противоположному откосу. Заметив зверя, Янг с криком ужаса скатился вниз и помчался обратно к реке. За ним, припадая на хромую лапу, бежал Мохор. Женщины и дети замерли от страха, следя за погоней.

Вдруг тигролев изменил направление и устремился в сторону толпы. Раздались дикие крики женщин, но тут же опомнившись, все схватили по примеру Маюма в руки горящие ветки кустарника, чтобы отпугнуть зверя. Казалось, Янг будет спасен. Но Мохор внезапно повернул в другую сторону и, отрезав мальчику путь к реке, стал гнать его к лесу.

Мохор, как будто понимая, что на этот раз опасаться ему некого, не торопясь гнал перед собой обезумевшего от страха ребенка. На толпу кричащих, размахивающих горящими ветками людей он даже не оглянулся. Маюм в бессильной ярости смотрел вслед чудовищу. Без ватаги охотников было бессмысленно преследовать Мохора.

Приподняв морду, скаля страшные клыки, размахивая длинным хвостом, тигролев продолжал гнать свою добычу. Жалобные вопли Янга терзали сердца андоров, но помочь ему они не могли. Иногда Янг бросался в сторону, делая попытку вернуться к людям, Мохор коротким прыжком тут же преграждал ему дорогу. Но вот ребенок и зверь скрылись в зеленом кустарнике. Крики Янга звучали все глуше и глуше, а затем и вовсе оборвались. До самых сумерек в становище никто ничем не занимался, все ждали ватагу охотников. Вторичное появление страшного зверя испугало людей больше, чем первое. Все невольно жались к кострам.

Вечером, собрав мужчин, Маюм повел их по следам Мохора. На опушке леса след Янга обрывался. Сломанные ветви кустарника и побуревшая от крови трава показывали, что именно здесь произошло убийство. Кровавый след тянулся в чащу леса, указывая путь, по которому зверь волочил свою жертву. Маюм не решился проникнуть в лес ночью, даже с отрядом охотников. За каждым кустом их мог поджидать коварный хищник.

Глава 12. Джар наблюдает

Два дня подряд ватага охотников под предводительством Маюма рыскала в окрестностях становища, разыскивая Мохора. Страшный зверь как в воду канул, может быть, он почувствовал, что его преследуют, и скрылся. На третий день поиски пришлось прекратить, и рыжеволосый Кабу снова повел охотников на промысел.

Но тревога в сердцах андоров не проходила; были приняты все меры к тому, чтобы не допустить нового нападения тигрольва. У реки и на площадке разложили большие костры. Рядом с кострами лежали длинные ветви орешника, на концах которых были привязаны пучки сухой травы. Такие факелы вспыхивали мгновенно. Собирателям кореньев Маюм запретил ходить в лес — они пошли на берег реки собирать моллюсков Сторожевой отряд оставили в становище обозревать окрестности с вершины высокой скалы.

Сейчас дежурил Рам, а Джар, сидя на краю площадки, от нечего делать с интересом наблюдал за непрестанной работой трудолюбивых муравьев. Он сгребал пяткой песок и засыпал входные отверстия муравейника, но маленькие насекомые тотчас же восстанавливали их. Напрягаясь изо всех сил, несколько муравьев волочили к муравейнику крупную зеленую гусеницу. Она была еще жива и отчаянно сопротивлялась, извиваясь мохнатым тельцем. Но муравьи, крепко вцепившись в гусеницу, упорно тащили ее к своему жилищу. Потом, оставив гусеницу под охраной одного муравья, они стали помогать другим откапывать входные отверстия.

Их труд был похож на совместный труд людей, и Джару захотелось разрыть муравейник и посмотреть, как живут эти занятные насекомые. Но в эту минуту его кто-то окликнул. Он поднял голову и увидел Кри. Они встретились глазами и улыбнулись друг другу.

После того памятного вечера Джару всегда было приятно встречаться с девушкой.

— Вождь прислал спросить у Джара, все ли спокойно, — ласково смотря на юношу, сказала Кри.

— Быстроногий Олень сейчас узнает, — ответил Джар и, приложив ладони ко рту, прокричал сторожившему Раму:

— О-о! Что видят маленькие глазки Толстопятого Барсука? Со скалы послышалось сначала недовольное сопение, а затем Рам насмешливо крикнул:

— Все спокойно! Маленькие глаза видят внизу двух глупых тетеревов!

Джар и Кри расхохотались.

— Джару пора сменить Рама! — послышался сверху голос. Дернув на прощание Кри за волосы и увернувшись от ее ответного шлепка, Джар направился к скале. Проходя мимо Гурху, лежавшего недалеко от сторожевой скалы, он обернулся, поглядел на него и встретил напряженный, пронизывающий взгляд Гурху — так смотрит из засады охотник на свою жертву, прежде чем напасть на нее. «За что Гурху злится на Джара?»— мелькнуло в голове юноши, но раздавшееся сверху сердитое посапывание Рама отвлекло мысли Джара от Гурху.

— Барсук может идти спать. Сторожить будет Быстроногий Олень! — крикнул Джар, взбираясь на скалу, и Рам, не дожидаясь появления товарища, спустился вниз.

Отвесные лучи солнца раскалили небольшую каменную площадку на вершине скалы, и стоять на ней босыми ногами было трудно. Предусмотрительный Рам притащил на скалу охапку веток, и Джар охотно воспользовался ими. Прикрыв глаза ладонью, он внимательно оглядел окрестности. Особенный интерес в нем вызвала каменная гряда, вплотную подходившая к пещерам.

— Вот дорога Мохора, — пробормотал Джар, рассматривая хаотическое нагромождение камней.

Сейчас здесь было пустынно и тихо, лишь пестрые бабочки кружились над камнями. Джар перевел взгляд на лежащую перед ним широкую, залитую солнцем безлесную равнину.

Далеко-далеко на фоне глубокой синевы неба вдруг появилось темное пятно. Оно шевелилось, увеличивалось, росло, потом оно распалось на отдельные коричневые холмы — они двигались в направлении становища, вырастая прямо на глазах.

«Мамонты!»— сообразил Джар. Набрав в легкие как можно больше воздуха, он издал крик, предупреждающий об опасности.

— Уэхх! Мамонты!

— Мамонты! Уэхх! — тотчас подхватили женщины на площадке.

Крик Джара услышали и у реки.

Маюм и все собиравшие моллюсков, не теряя ни секунды, побежали под защиту скал: в памяти андоров была жива схватка с мамонтами. На площадке возле пещер люди почувствовали себя в безопасности и стали наблюдать за шествием грозных исполинов.

Джар стоял на своем наблюдательном посту. С вершины скалы он ясно видел подходившее стадо. Мамонты шли в строгом порядке. Их вел могучий вожак. Его желтоватые, круто загнутые бивни поразили Джара своей величиной. У некоторых самок под брюхом резво бежали маленькие детеныши. Те, что были покрупнее, шагали между взрослыми мамонтами, оберегаемые ими от толчков и давки, которые могли возникнуть при движении такого крупного стада. Но вот дорогу мамонтам преградил лес. Вожак остановился. За ним, как по команде, замерло все стадо.

Джар никогда не поверил бы, если бы не видел сам, что скопище громадных животных могло так бесшумно вести себя. В воздухе слышалось лишь мерное дыхание мамонтов и стоял запах их разгоряченных ходьбой тел. Сильным взмахом хобота вожак подал сигнал и повел стадо к реке. Мамонты лавиной обрушились в воду, под их огромными телами река забурлила, запенилась. Не переправляясь на другую сторону реки, они пошли вслед за вожаком вдоль берега, вверх по течению реки. Это был кратчайший путь, чтобы миновать лес.

Стадо прошло мимо становища, и люди снова принялись за свои прерванные дела. А Джар еще долго смотрел вслед мамонтам. Из всего племени он один не чувствовал панического страха перед исполинами. Более того, эти понятливые животные вызывали в нем восхищение.

В детстве с Джаром произошел забавный случай — андоры нередко вспоминали о нем. Однажды маленький Джар оказался на дороге мамонтов, шедших на водопой. Он нисколько не испугался, когда громадные животные, протянув к нему хоботы, обступили его. Напротив, ему захотелось поиграть с ними. Он подносил к хоботам мамонтов душистые цветы, которые нарвал перед тем в густой траве. Мамонты фыркали, но ребенка не трогали. Осторожно пятясь, они обошли его и вскоре исчезли из виду. Когда испуганные люди окружили маленького Джара, он плакал от обиды, что длинноносые звери не захотели с ним поиграть и ушли.

И сейчас, уже после того, как за поворотом реки мелькнула высокая горбатая спина последнего мамонта, юноша все еще продолжал думать об этих животных. Он думал, что было бы очень хорошо подружиться с ними. Тогда можно было бы никого не бояться! Мамонты не похожи на глупых толстокожих носорогов, которые по каждому пустяку готовы ввязаться в драку… Мамонты нападают на людей, только когда люди сами начинают схватку… На вершине скалы появился Лус, чтобы сменить Джара. Он с удивлением посмотрел на юношу, который, казалось, не хотел уходить.

Глава 13. В гостях у рыжей собаки

И снова бегут дни, и снова сторожевой отряд бродит по степи и лесу, оберегая покой сородичей.

Следов Мохора так и не обнаружили. Люди стали постепенно забывать о нем. Новые впечатления, новые опасности вытеснили из памяти страшные набеги хищника.

Вот и вчера: не успели вернувшиеся охотники усесться перед пылающими кострами, как на становище неожиданно напал леопард. Наверно, зверь был очень голоден, если не испугался ни огня, ни людей. Наметив жертву, леопард приготовился к прыжку, но Ру, первая увидев зверя, с такой силой метнула в него дротик, что он до половины вонзился в тело леопарда. Раненый хищник не успел скрыться и был добит охотниками.

«Ру будет носить шкуру леопарда. Ру смелая, а любит Тщедушного», — думает Джар, глядя на Луса.

Худое лицо Луса стало еще более сумрачным, чем всегда. Джар догадывается о причине этого: тяжело Лусу подчиняться юноше.

«Сам виноват. Зачем убежал от медведя?»…Напоенная влагой степь издает пряный запах. Под ногами сторожевых синеют колокольчики. По небу плывут рваные облака.

Отряд расположился на отдых. Джар осматривается: знакомые места, они проходили здесь несколько дней назад. Где-то за холмами, у небольшого березового перелеска, должно находиться поселение собак! Там и живет знакомый пес… Джару захотелось увидеть рыжую собаку. Он условился с Лусом и Рамом о встрече у реки и, держа копье острием вперед, пошел к холмам. Юноша любил эти влажные нежаркие летние дни, когда дышится легко. Изредка раздавался испуганный свист суслика, да в кустах переговаривались черные дрозды. Над головой Джара пролетел, плавно взмахивая крыльями, степной орел: он выслеживал жертву. И вот по земле промелькнула широкая тень от его крыльев — хищная птица погналась за неосторожно выглянувшим из травы зайцем. Послышался жалобный вопль зверька. Перепрыгивая через низкорослый кустарник, Джар помчался, чтобы перехватить добычу. Его встретило злобное шипение орла: приподняв крылья, птица приготовилась к защите. Но Джар, издав боевой клич, бросился на нее с копьем, и орел, оставив на земле бездыханную жертву, поднялся в небо.

Легкая победа обрадовала Джара и, схватив за уши мертвого зайца, он пошел дальше.

У перелеска, между холмами, он увидел стаю собак. По всей полянке, развались у нор, лежали псы. У ближайшей норы растянулась знакомая Джару рыжая собака.

— Рыжий Брат! — тихо позвал юноша.

При звуке человеческого голоса собаки насторожились, поднялись и стали медленно, ползком, приближаться к человеку…

При виде крадущихся зверей Джару стало не по себе. В несколько прыжков достигнув ближайшей березы, юноша взобрался на нее. И как раз вовремя: собаки с грозным рычанием окружили убежище Джара. Это могло грозить ему долгой осадой, если бы не вмешалась рыжая собака. Увидев в руках Джара зайца и опасаясь, как бы добыча не досталась другим, она с такой яростью набросилась на остальных псов, что те решили не связываться с ней и один за другим отошли от дерева.

Джар быстро спустился на землю. Подойдя к рыжей собаке, которая облизывалась, не спуская глаз с зайца, юноша тихо сказал:

— Спасибо, Рыжий Брат!

С этими словами он положил перед собакой зайца, и она, схватив добычу, со всех ног бросилась к норе. Огромный пес с белой отметиной на лбу широкими скачками устремился к рыжей собаке.

Увидев пса, Джар решил, что это — вожак стаи. Поведение рыжей собаки подтвердило его мысль. При виде вожака она выпустила зайца из пасти и легла на землю, опустив морду и прижав уши.

Вожак, не обратив никакого внимания на дрожавшую собаку, занялся зайцем: переворачивал его лапами, долго обнюхивал и, наконец, чихнув, оставил нетронутым. Затем, едва взглянув на человека, неторопливо направился к своей лежке.

Остальные псы внимательно следили за всем этим, но ни один из них не посмел вмешаться.

И рыжая собака с зайцем в зубах теперь уже без всяких помех добралась до своей норы, где ее поджидали пять щенков.

Джар с интересом наблюдал, как они, рыча друг на друга, жадно отрывали куски мяса. Особенно буйствовал один из них, с такой же белой отметиной на лбу, как у вожака стаи.

Пока щенки расправлялись с зайцем, рыжая собака лежала в стороне, полузакрыв глаза, тихо повизгивая и нервно помахивая хвостом. Ей стоило, видно, больших усилий сдержать себя и не наброситься вместе со своими щенками на еду.

Уходил Джар спокойно, не оглядываясь, — он был уверен, что псы не станут его преследовать.

И тут он вдруг вспомнил: Лус и Рам давно ждут его! Джар побежал к реке.

Глава 14. Следы чужого племени

Джар несколько раз навещал своего нового друга — рыжую собаку. Она уже перестала дичиться человека, сразу подбегала и с радостным визгом выхватывала из его рук подачку. Остальные псы тоже привыкли к юноше и больше не набрасывались на него. Когда рыжая собака с жадностью хватала принесенные куски мяса, псы ходили вокруг нее, с завистью поглядывая на счастливицу. Но вскоре произошло событие, которое на время прервало встречи Джара с его четвероногим другом.

Старый вождь, не терявший надежду разыскать кривоногого Буду, сказал однажды, чтобы сторожевой отряд пошел вдоль берега, вверх по реке. Они отправились по тому же пути, которым недавно проходило стадо мамонтов. Ветки кустарников и даже кора деревьев были начисто объедены голодными исполинами. Три дня Джар, Лус и Рам шли вверх по реке, но им не удалось обнаружить признаков человека, и они вернулись в становище.

На следующий день отряд пошел вниз по реке и тут, в однодневном переходе от пещер, неожиданно наткнулся на следы людей. На прибрежном песке валялись обгоревшие сучья и кости животных — значит, здесь разжигали костры, — а у самой воды были видны отпечатки человеческих ног. Джар и Рам, приплясывая, кричали, что цель достигнута: они напали на следы отряда Булу. Но более опытный Лус не разделял их радости. Он сразу заметил, что среди следов на песке не было отпечатков ног женщин и детей. По-видимому, они наткнулись не на лагерь Булу, а на стоянку какой-то чужой ватаги охотников. Обойдя покинутый лагерь, они нашли обломок наконечника копья. Лус долго рассматривал его и, сильно помрачнев, предложил вернуться в становище и рассказать обо всем старейшим.

Рассказ Луса всполошил андоров. Повертев в руках наконечник, Маюм и Кабу решили, что Лус прав: найденный обломок оружия принадлежит не соплеменникам, ушедшим с Булу, а людям чужого племени. Малочисленность орды заставляла Маюма быть особенно осторожным. Посовещавшись, старейшие решили отправиться на рассвете следующего дня вместе со сторожевым отрядом на место лагеря и постараться разузнать что-нибудь о пришельцах.

Не успело взойти солнце, как андоры были уже на ногах. В толпе охотников находился и Гурху, который чувствовал себя настолько окрепшим, что опять стал принимать участие в охотничьих походах. Жители пещер собрались у края площадки, чтобы проводить сородичей. Уход мужчин-охотников вселял в сердца андоров смутную тревогу, благополучное возвращение их вызывало бурную радость всего племени.

Джар понимал, что прощальные причитания и вопли женщин и детей относятся, главным образом, к старейшим, но все же, как участник похода, испытывал чувство гордости.

Неожиданно подле юноши очутилась Кри. Лицо девушки было грустным. Польщенный ее вниманием, Джар улыбнулся и хотел сказать ей на прощание что-нибудь ласковое, но вдруг чудовищный удар в спину опрокинул его наземь. Юноше показалось, что его свалил толсторогий зверь — бизон. Ру подбежала к нему и помогла подняться на ноги. Перед Джаром стоял Гурху с перекошенным от злобы лицом. Старейшие держали его за руки. И юноша понял, что ударил его не бизон, а свирепый охотник.

— Не становись на дороге Серого Медведя, сосунок безрогого оленя! — высвобождая руки, прорычал Гурху.

Закусив губу, Джар исподлобья смотрел на него. Гнев душил юношу, но он понимал, что не может сразиться с Гурху — звероподобный охотник переломит его, как тростинку, своими обросшими, похожими на хобот мамонта, руками. Этим ударом — на глазах у всех андоров — Гурху заявлял свои права на девушку. По обычаям племени, Кри могла выбрать себе в мужья, кого она хотела. Но после яростной выходки Гурху вряд ли кто из мужчин становища решился бы стать поперек дороги могучему охотнику. Теперь Джару стали понятны враждебные взгляды Гурху, когда после встречи с Кри юноша проходил мимо его ложа под навесом скалы. У Джара не родилось еще чувство любви. У него .и мысли не было о соперничестве с Гурху из-за Кри. Его тревожило другое: что может последовать со стороны Гурху за этим ударом? Он вспомнил гибель Длинноухого Брата, и ему стало ясно, что в лице охотника он нажил опасного врага. И сейчас, если бы старейшие не вступились за Джара, ему пришлось бы плохо.

Джар знал, что Гурху злопамятен и не простит ему удачи при набеге тигрольва. Теперь же, кроме того, он ревновал его к Кри… Юноша поискал ее глазами, но испуганная девушка скрылась в толпе женщин и детей.

Маюм стоял, опершись на копье, в окружении сородичей. Уже было известно, что Бобровый Зуб отправляется вместе с вождем к покинутому неизвестным племенем лагерю, и всем хотелось знать, кто заменит Кабу.

— Ватагу охотников поведет Серый Медведь, — сказал вождь.

Раздался одобрительный гул мужских голосов. На суровом лице Гурху появилась улыбка — Джару она напомнила оскал дикого зверя. У юноши еще не улеглась злоба против Гурху, особенно мучительная потому, что он понимал свою беспомощность. Но он не мог не признать, что Маюм поступил правильно и мудро, как всегда. Конечно, после Кабу самый мужественный и смелый андор — Гурху.

Глава 15. Вниз по реке

В воздухе таял утренний туман, и в голубоватом, изменчивом свете знакомая река выглядела совершенно по-новому: вода в ней казалась беловатой, как рыбье брюшко, а очертания прибрежных кустарников странно отчетливыми. Острый речной запах ударял в ноздри, набегающие волны приятно холодили ноги. Легко ступая по влажной гальке, андоры растянулись цепочкой и шли обычным походным порядком. У Маюма и Кабу, шедших впереди, в руках, помимо копьев, были еще и тяжелые палицы.

Джар вскоре забыл про утреннее происшествие. Его все больше и больше захватывали путевые впечатления. Вот тишину степи нарушило звонкое переливчатое ржание кобыл и жеребят, низкие голоса жеребцов. Табун диких лошадей примчался к реке и рассыпался по берегу. Молодые жеребята поднимались на дыбы, стараясь передними копытами ударить друг друга. Вожак табуна, подняв над водой тяжелую голову, недовольно косился в их сторону, его сердитое ржание мгновенно разогнало резвившихся жеребят. Джару хорошо запомнился этот статный конь с короткой челкой. Его морду пересекала белая полоска — след схватки с каким-то хищником.

«Джар и Рам тоже боятся, когда Маюм на них сердится», — подумал Джар и хитро улыбнулся.

Он тут же опасливо посмотрел в сторону Старейшего, однако тот ничего не заметил.

Увидев людей, табун тотчас ускакал в степь. Но как только люди миновали место водопоя, табун вернулся к реке.

Отряд Маюма шел все время берегом. Кое-где из прибрежных зарослей на простор реки вырывались шумные стайки кряковых уток и чирков. Чем дальше отряд уходил от родного становища, тем настороженнее становились люди. Стараясь уловить в воздухе подозрительные запахи, охотники обходили с подветренной стороны кусты и заросли, где могли скрываться враги. Течение реки становилось все медленнее, все чаще встречались поймы и заболоченные места, попадались небольшие озера, подернутые зеленой ряской. Отряду нередко приходилось бродить по воде, выискивая мелкие места. В зарослях камыша тихо покрякивали утки. Сверкая в полете, проносились сине-зеленые зимородки. Вот один зимородок уселся на выступающую из воды корягу. Ловко нырнув в воду, он появился, держа в клюве серебристую рыбешку. Джар не удержался и захохотал от восторга: очень уж ему понравилась шустрая птичка!

Маюм строго сказал юноше:

— Охотники не зевают по сторонам!

Джар смутился — ему сделали замечание в первый же день похода… И еще досаднее стало ему, когда он увидел на лице Луса довольную улыбку. Наступило время еды. Отряд расположился на привал в зарослях мелкого ивняка. Метнув дротики, охотники добыли трех уток и, ощипав перья, съели птиц сырыми — дым костра мог привлечь внимание. Все легли отдохнуть. Джара оставили сторожевым. Маюм привалился к лежащему на земле дереву и тут же захрапел. Джар поражался выносливости старика — поход преобразил его. Он не кряхтел, как раньше, шел быстрым легким шагом, его движения были стремительны и точны. Он отказался от услуг Джара и сам нес тяжелую дубину, тогда как более молодой Кабу давно уже взвалил свою палицу на плечи коренастого сильного Рама. Джар с любовью и восхищением смотрел на изрезанное морщинами лицо старого вождя, рядом с ним юноша ничего не боялся.

Солнце стояло уже высоко над головой, когда отряд снова тронулся в путь. Кругом все притихло, умолкли даже птицы. Только откуда-то вынырнувший камышовый лунь вспугнул стайку чирков, и они стремительно понеслись над водой. Джар даже не поглядел в их сторону, помня слова Маюма. Впереди, насколько хватал глаз, тянулся вечнозеленый хвойный лес. Стройные сосны поднимали свои вершины к синему небу. Одна из них, опаленная молнией, повисла над рекой, причудливо выделяясь на небе. Отряд переправился на другой берег реки. Здесь лесной массив плотным полукольцом охватывал скалистую гряду.

На прибрежном песке Джар увидел свежие следы.

— Люди! — закричал Джар.

— Не люди — медведи! Это страна пещерных медведей, — пояснил Кабу.

И отряд, не задерживаясь, двинулся дальше — сейчас охотников медведи не интересовали.

Наконец, уже под вечер, охотники достигли цели похода. Они подошли к заводи, заросшей рогозом. На песке остались нетронутыми следы человеческой стоянки. Маюм и Кабу пришли к выводу, что здесь побывала крупная ватага охотников чужого племени. С Булу ушло не так много людей. Среди следов, оставленных на песке, выделялся отпечаток ноги, раза в полтора больше обычного. Он был так велик, что можно было усомниться, принадлежал ли он человеку.

— Большая Пятка! — разглядывая след, произнес Маюм.

Судя по следам, неизвестные люди, покинув стоянку, отправились вниз по течению реки, в направлении, противоположном становищу андоров. Это несколько успокоило Маюма.

Наступили вечерние сумерки. Солнце, превратившись в малиновый шар, медленно опускалось за дальним лесом.

Вождь и юноши спустились к реке. Взяв копье, Маюм осторожно, стараясь не замутить воды, вошел по пояс в прибрежную заводь и жестом показал Джару, что нужно делать. Юноша понял его: в воде чернели контуры крупной рыбы. Это был сом. Швырнув большой голыш в воду, Джар направил рыбу в сторону вождя, и сом угодил прямо под удар копья. Джар и Рам помогли Маюму вытащить рыбу на берег.

Со стороны леса донесся глухой крик филина. Вычерчивая зигзаги, в воздухе мелькали летучие мыши; темнело, надо было думать о ночном убежище. Кабу и Лус наметили для ночлега одну из пещер в невысоких приречных скалах. Но, подойдя к ней, охотники услышали глухое рычание. Каменное жилище оказалось занятым, и вместо отдыха людям предстояло сразиться с каким-то хищником. Взяв палицы и копья, они приготовились к бою. И вдруг из пещеры послышались взвизгивание и хохот гиен. Успокоенные охотники стали бросать в пещеру камни, и гиены, рыча и воя, выскочили из своего жилья и умчались, неуклюже подпрыгивая…

Охотники стали готовиться к ночлегу. Лус, Кабу и Рам собрали валявшиеся в пещере кости и пошли за сухим валежником. Тем временем Маюм и Джар занялись добыванием огня. Юноша нашел кусок сухого дерева, отделил каменным ножом полоску и выстругал из нее палочку. Маюм, быстро вращая палочку между ладонями, стал сверлить ею кусок сухого дерева. Минуты шли за минутами — и наконец появился дымящийся древесный порошок. Маюм высыпал его на стружки и осторожно раздул слабый огонек.

Когда костер загорелся, все облегченно вздохнули: теперь их надежно охранял огонь — величайший друг человека. Костер зажгли у входа, под сводом пещеры, так, чтобы отблески пламени не были видны на большом расстоянии. Старый вождь опасался привлечь внимание бродивших поблизости людей чужого племени.

Пойманного сома разделили на части и тут же с жадностью съели. В эту ночь должны были сторожить по очереди Маюм, Кабу и Лус. Уставшие от долгого пути юноши растянулись подле пылающего костра и почти тотчас уснули крепчайшим сном…

Глава 16. Мамонты

Ночь прошла спокойно. Утром охотники накопали съедобных кореньев и подкрепились ими. Маюм торопился — ему хотелось скорее отправиться в путь. Следы людей чужого племени вели вдоль берега, вниз по течению реки. Иногда охотники останавливались, опускались на корточки и внимательно разглядывали громадный след, сильно поразивший их. Маюм и Кабу решили, что все-таки это отпечаток человеческой ступни.

«Большой человек — сильный человек!»— с беспокойством думал Маюм. Однажды он даже вскрикнул «уэхх!» Услышав возглас, Джар быстро огляделся, но тут же понял, что Маюм выражает этим изумление и тревогу. До полудня отряд двигался вдоль берега, следуя в том направлении, куда вели отпечатки ног. И вдруг следы исчезли.

Джар и Рам удивленно переглянулись, а Маюм, Кабу и Лус вошли в реку и стали внимательно присматриваться к дну. За ними спустились в воду и юноши. Джар, стоя в стороне от всех, с интересом рассматривал свое отражение в воде.

— Джар высокий, выше Рама, почти как Маюм, — бормотал он. — У Джара глаза большие, у Рама маленькие. Джар красивый?..

Река всегда вызывала в юноше восхищение. Как и все андоры, он был отличным пловцом. Он трепетал от радости, когда погружался в воду, ему казалось, что вода — живое существо, которое ласкает его своими прохладными струями, помогает ему быстро плыть по течению.

Вскоре Джар понял, что заинтересовало в воде старейших: в этом месте реки оказался брод, и среди гальки, на илистом дне медленно текущей реки, хорошо просматривались еще не размытые — вмятины, оставленные прошедшими здесь людьми. Андоры воспользовались бродом и переправились на другой берег. Там следы появились вновь.

По эту сторону реки лес был значительно выше и гуще. Зеленые шапки деревьев поднимались высоко, между стволами царил полумрак. Джар первый раз был в таком дремучем лесу. Казалось, исполинские дубы, вязы и ольхи состязались в размерах. Они походили на великанов, поднявших к небу узловатые руки-ветви. Лес звенел от птичьих голосов. Маюм уверенно вел отряд. Следы все глубже и глубже уходили в лес.

Внезапно тревожно застрекотали сороки — они извещали о появлении людей. Андоры настороженно слушали, не раздастся ли вдали ответный птичий гомон, но сороки кричали только над их головами.

Сильно проголодавшись, Джар и Рам мечтали о привале и нетерпеливо посматривали на идущих впереди старейших, но Маюм и Кабу, не сбавляя шага, продолжали путь.

Лес стал редеть, иногда приходилось пробираться сквозь колючий кустарник. Все чаще попадались солнечные прогалины. И, наконец, перед людьми раскинулась кустарниковая степь. Зелеными островами выделялись на ней буйные заросли колючего терна. По другую сторону степи темнели далекие леса. Степь подходила к самой реке, отливающей серебром на солнце. Следы отряда Большой Пятки — так теперь Маюм называл чужое племя — вели в глубь степи, и по этим следам пошли андоры. Неожиданно Маюм остановил отряд и указал на широкую черную полосу, которая отчетливо выделялась на чуть пожелтевшей равнине.

— Люди чужого племени охотились здесь, — сказал Маюм. — Они зажгли степь и погнали добычу к реке.

— Вождь прав, — подтвердил Кабу, — вот следы бизонов. По следам было видно, что большая часть стада умчалась в степь и лишь несколько бизонов, спасаясь от огня, устремились к реке.

— Там должен быть обрыв, — указывая на берег, уверенно сказал Маюм окружившим его охотникам.

Лицо Луса, обращенное к реке, внезапно исказилось и побледнело. Все повернули головы в ту же сторону, и то, что они увидели, вызвало общий крик ужаса.

Со стороны реки, будто вырастая из-под земли, шли мамонты, они возвращались с водопоя. В лучах заходящего солнца рыжая шерсть мамонтов казалась огненно-красной. Угрожающе подняв волосатые хоботы, гиганты быстро и широко шагали, выбрасывая далеко вперед передние ноги. Мамонты приближались широким фронтом — спастись бегством было невозможно. И люди поняли, что они бессильны перед надвигавшейся лавиной гигантских животных, каждый по-своему выражал охватившие его чувства. Маюм и Кабу, с налившимися кровью глазами и искаженными от ярости лицами, подняли вверх копья, готовые схватиться с мамонтами. Рам, опустив руки, тупо смотрел вперед, казалось, он не понимал грозящей опасности. Лус дрожал как в лихорадке. Его страх граничил с безумием.

Спокойнее всех держал себя Джар. Вначале при появлении мамонтов юноше казалось возможным спастись бегством… Ведь он — Быстроногий Олень… Ну, а другие?..

И Джар решился.

Быстро нарвав охапку душистой травы, Джар спокойным шагом пошел навстречу мамонтам. Они были совсем уже близко. Впереди стада, прямо на юношу, шагал огромный самец с желтоватыми бивнями. Мохнатая шерсть на груди исполина касалась высокой травы. Джар понял, что перед ним вожак стада. Маленькие блестящие коричневые глазки животного в упор глядели на юношу. Сдержав усилием воли охватившую его дрожь, Джар заговорил:

— Большой Брат, уведи свое могучее племя! И люди всегда будут помнить твою доброту!..

Джар опустился на колени перед вожаком и протянул ему сочную траву. Мамонты остановились. Покачивая хоботами, они смотрели то на юношу, то на своего вожака. Вытянув хобот, гигант вырвал из рук Джара траву и отправил ее в рот.

Юноша ощутил на своей руке влажное прикосновение хобота и жаркое дыхание. Издавая еле слышное повызгивание, мамонт приблизил хобот к лицу человека и слегка подул на него. Быть может, так он прощался с Джаром. А потом вожак повернулся и, обойдя людей, повел свое послушное стадо в степь. Громадные животные, быстро удаляясь, неслышно скользили по траве, — казалось, они плывут по воздуху…

С криками радости охотники окружили Джара. Все, что произошло, было непонятно для них. Переход от смертельной опасности к спасению вызвал у них бурный восторг. Они скакали вокруг Джара, то и дело в знак признательности тычась носами в его плечо.

Потом отряд двинулся к реке. После встречи с мамонтами ничто не могло устрашить их сегодня!..

Глава 17. Люди чужого племени

Маюм не ошибся: спуск к реке, действительно, заканчивался обрывом, по которому промчались гонимые огнем бизоны — на берегу чернели их остовы. На одном осталось еще довольно много мяса. При виде людей в воздух поднялось несколько отяжелевших грифов. Хотя бизонье мясо успело потемнеть и обветриться, Кабу определил, что бизонов освежевали только сегодня утром, — чужие охотники побывали здесь недавно.

Андоры с жадностью принялись утолять голод. Захватив с собой немного мяса, они поспешили уйти: это место могло привлечь ночных хищников. И действительно, удаляясь, охотники слышали за собой рычание и визг дерущихся из-за добычи волков и гиен.

Ночь выдалась темная. Плотная завеса туч скрыла луну.

Выбрав на опушке подходящее дерево, охотники стали готовиться к ночлегу. На раскидистых ветвях большого дуба они устроили себе гнезда из наломанных сучьев. Всю ночь кто-то бродил возле дуба и чьи-то мощные когти скребли его кору. Хищник ушел только под утро, и, сойдя с дерева, Маюм и Кабу определили по следам, что это был медведь.

Отряд направился к реке. Моросил теплый дождь. Люди доели остатки бизоньего мяса, захваченного с собой, утолили жажду и пошли берегом вниз по течению.

Но вскоре они встретили на своем пути преграду. Река, затопив углубления и впадины, образовала цепь неглубоких озер, поросших зеленым тростником, — настоящее царство водоплавающей птицы. Охотникам нередко приходилось пускаться вплавь, продираться сквозь густые заросли рогоза. Наконец им удалось выбраться на небольшой клочок земли, покрытый низкорослым кустарником. За протокой шумела листвой зеленая дубрава. Прежде чем войти в нее, Маюм решил устроить привал. Джар сейчас же растянулся на влажной прохладной земле. Рам, прикорнув возле друга, собрался заснуть, как вдруг знакомое «уэхх» заставило юношей мгновенно забыть о сне. Сигнал тревоги очень тихо подал Кабу.

Он лежал на земле, чуть приподняв голову, его ноздри трепетали, втягивая воздух. Опытный охотник почувствовал человеческий запах — легкий ветерок донес его со стороны дубравы. Вскоре и другие уловили запах человека. Маюм жестом приказал всем притаиться в кустах, и отряд замер в томительном ожидании. Кроме запаха, пока ничто больше не указывало на присутствие чужих людей.

Но вдруг из зарослей на противоположном берегу протоки выпорхнула потревоженная стайка птиц. Кусты зашевелились, раздвинутые огромными, покрытыми густыми волосами ручищами. Таких крупных человеческих рук андоры никогда не видели. Вслед за руками из кустов показалось широкое лицо. Из-под лохматых бровей глядели зоркие глаза. Человек осмотрелся. потянул носом воздух — к счастью для Маюма и его спутников, ветер дул со стороны дубравы. Не обнаружив ничего подозрительного, незнакомец издал гортанный крик, и из зарослей тотчас же ответили хриплые голоса. Из кустов выскочили люди чужого племени, их было десять-двенадцать человек. Опустившись на колени, они принялись утолять жажду. Широколицый незнакомец оказался человеком громадного роста, его квадратное волосатое туловище поражало своими размерами. Андоры сразу поняли, что именно ему принадлежит большой след. Чужаки держались с осторожностью — по-видимому, местность была им незнакома. Но постепенно они освоились, вошли в воду протоки и подняли возню. Большая Пятка, лежа на отмели, ворочался с боку на бок. А высокий юноша с круглым лицом, очень похожий на лежащего великана, с громким смехом прыгал вокруг него, подымая тучи брызг.

Неожиданно вскочив на ноги, Большая Пятка схватил юношу, легко поднял его и бросил далеко в воду.

Юноша вынырнул, отфыркиваясь, поплыл к противоположному берегу и вскоре стал приближаться к островку, на котором засели андоры. В первый раз Джару довелось так близко увидеть человека чужого племени.

Круглолицый юноша, ничего не подозревая, приближался к островку. Джар не испытывал неприязни к нему — наоборот, незнакомец напоминал ему сверстников из родного становища.

Над протокой пронесся зычный голос Большой Пятки — вожак звал Круглолицего. Джар с удивлением услышал, что призывный клич этого племени почти такой же, как у андоров.

Круглолицый находился очень близко от острова. Первый зов он оставил без внимания — ему не хотелось возвращаться. Но повторный, более настойчивый, окрик Большой Пятки заставил юношу повернуть к берегу. Когда Круглолицый вместе со своими сородичами скрылся в лесу, андоры вздохнули свободно и, выждав некоторое время, переправились на другой берег протоки.

Старый вождь понял, что охотники Большой Пятки разбились на мелкие отряды и рыщут где-то неподалеку. Значит, надо выяснить, с какой целью пришли сюда эти люди и не угрожает ли опасность андорам. Как только вдали снова послышались голоса людей чужого племени, отряд андоров притаился в зарослях малинника.

Неожиданно заговорил Лус:

— Охотников из чужой орды много — андоры должны уйти в становище!

В глазах Маюма сверкнула злоба.

— Лус не охотник, а щенок, отбившийся от матери! — сказал он. И Лус съежился, затравленно оглянулся вокруг, передвинувшись поближе к юношам…

— Племя Большой Пятки рыщет здесь не для охоты, — сказал Кабу.

— Кабу сказал верно. Но Маюм должен знать, зачем они пришли сюда, — ответил вождь.

Джар и Рам, лакомясь ягодами малины, молча слушали разговор старейших. Густые заросли надежно скрывали андоров. Вскоре голоса чужих охотников затихли, и отряд Маюма снова двинулся в путь. Свежие следы привели андоров к опушке леса, где вблизи старого дуба пылало несколько костров. Маюм и его спутники, скрываясь в зарослях на невысоком холме, некоторое время наблюдали, как возле костров сновали люди, приносили топливо, подбрасывали его в огонь. Кабу старался определить численность отряда, и, наконец, растопырив пальцы на руках, пять раз подряд опустил руки на землю. Тогда Маюм, подав знак, бесшумно увел свой маленький отряд по направлению к реке. Когда они отошли далеко от дуба, вождь велел юношам наломать древесную поросль. Джар не понял, зачем понадобились молодые деревца, однако вместе с Рамом принялся за дело. Сломанные деревца они связали тонкими ветками — так было удобнее нести их.

Стало смеркаться. Маюм свернул в сторону каменистой гряды. Охотники долго шли между скалами, пока не наткнулись на глубокую пещеру. Как всегда, прежде чем войти в нее, они долго присматривались, принюхивались к ней.

— Пещерный медведь, — распознав запах зверя, чуть слышно сказал Кабу.

Глаза андоров загорелись охотничьим азартом. Они часто охотились на пещерных медведей, особенно осенью, когда звери становились жирными, а шерсть их блестящей.

Вождь сразу увидел, что место для схватки со зверем очень удобно. Над входом в пещеру был скалистый навес, на нем лежало много крупных каменных осколков. Охотники вскарабкались на него и притаились, ожидая появления зверя. Медведь не выходил. Тогда Маюм приказал Лусу выгнать медведя из пещеры.

На этот раз Лус не выказал страха, быстро спустился со скалы и принялся бросать в пещеру камни. Послышалось глухое ворчание. Лус проворно вскарабкался на скалу.

Из пещеры показалась голова медведя; черные ноздри зверя беспокойно шевелились, обнюхивая воздух. Маюм и Кабу, подняв увесистый осколок, бросили его вниз — они попали медведю в голову. Зверь с ревом закружился на месте. Джар нанес ему еще удар — осколок угодил в позвоночник. Добить хищника палицами уже не представляло труда.

Довольные удачной охотой, андоры вспороли кремневыми ножами брюхо медведю и принялись утолять голод. В первую очередь были съедены сердце и легкие — самые лакомые куски. Потом люди забросали медвежью тушу крупными камнями, чтобы она не досталась ночным хищникам. Пещера была свободна, и охотники расположились в ней на ночлег.

Глава 18. Ночная схватка

Андоры провели и следующий день в этих местах. Дважды они ходили на реку, чтобы утолить жажду после сытной еды, но ни разу не встретились с людьми Большой Пятки.

Под вечер, когда косые лучи заходящего солнца зажгли верхушки скал, Маюм собрал охотников в глубине пещеры и приказал юношам разжечь костер из сырой древесной поросли, принесенной накануне из леса.

Густая волна едкого дыма поползла по потолку пещеры к выходу. Под сводами каменного убежища испуганно зашуршали летучие мыши. Они долго кружились, потом наконец вылетели и скрылись между скалами. Выйдя из пещеры, Маюм наблюдал, как струйки дыма, вырываясь наружу, бесследно исчезают, растворяясь в воздухе.

Старейшин убедился, что дьм на далеком расстоянии не виден. Теперь Джару стало понятно, для чего вождю понадобилось сырое топливо: тела охотников, впитав дьм, не будут привлекать врага своим запахом, так как запах дыма был обычен для стоянок людей.

— Андоры


Содержание:
 0  вы читаете: Быстроногий Джар : Семен Каратов  1  Глава 1. Чудовище : Семен Каратов
 3  Глава 3. За каменным материалом : Семен Каратов  6  Глава 6. Опасная охота : Семен Каратов
 9  Глава 9. Джар становится вожаком : Семен Каратов  12  Глава 12. Джар наблюдает : Семен Каратов
 15  Глава 15. Вниз по реке : Семен Каратов  18  Глава 18. Ночная схватка : Семен Каратов
 21  Глава 21. Джар и Тунг : Семен Каратов  24  Глава 24. Гачу : Семен Каратов
 27  Глава 27. Конец Мохора : Семен Каратов  30  Глава 30. Тунг остается с людьми : Семен Каратов
 33  Глава 33. В глубине пещеры : Семен Каратов  36  Глава 36. В логове львов : Семен Каратов
 39  Глава 39. По следам Аму и Тунга : Семен Каратов  42  Глава 42. Страшнее смерти : Семен Каратов
 45  Глава 45. В лесу : Семен Каратов  48  Глава 48. В плену : Семен Каратов
 51  Глава 51. Их преследуют : Семен Каратов  54  Глава 29. Тучи над головой Джара : Семен Каратов
 57  Глава 32. Ожерелье : Семен Каратов  60  Глава 35. Снова на страже : Семен Каратов
 63  Глава 38. Джар пытается освободить пленников : Семен Каратов  66  Глава 41. Песнь старого вождя : Семен Каратов
 69  Глава 44. Приемыш медведицы : Семен Каратов  72  Глава 47. Скрываясь от хароссов : Семен Каратов
 75  Глава 50. Освобождение Аркхи : Семен Каратов  78  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЗОВ СЕРДЦА : Семен Каратов
 81  Глава 56. Черноглазая охотница : Семен Каратов  84  Глава 59. Кровожадный Брат : Семен Каратов
 87  Глава 62. Снова хароссы : Семен Каратов  90  Глава 53. Призрак смерти : Семен Каратов
 93  Глава 56. Черноглазая охотница : Семен Каратов  96  Глава 59. Кровожадный Брат : Семен Каратов
 99  Глава 62. Снова хароссы : Семен Каратов  101  Эпилог : Семен Каратов
 102  Использовалась литература : Быстроногий Джар    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap