Приключения : Исторические приключения : Глава девятая : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава девятая



Когда стемнело, британская эскадра поменяла галс. Сигнал передавался от корабля к кораблю – на мачтах вывешивались фонари. Теперь флот повернул на юг и шел параллельным с невидимой вражеской эскадрой курсом. Ветер стих, но с запада набегали высокие волны, качая громадные остовы кораблей. Ночь обещала быть долгой. Шарп выбрался на палубу. Впереди маячил кормовой фонарь «Конкерора», к востоку на горизонте что-то сверкало. Закутанный в теплую одежду лейтенант Пил объяснил, что британский фрегат, желая заморочить врага, устраивает фейерверк.

– Пусть помучаются, гадая, что там за огни. – Пил согревался, хлопая в ладоши и притопывая ногами по палубе.

– Почему они плывут на юг? – спросил Шарп. Он тоже изрядно озяб. В Индии Шарп успел забыть, как жалит холод.

– Бог их знает, – добродушно отвечал Пил. – По крайней мере, вторгаться в Британию они уже не собираются. Возможно, поплывут в Средиземное море. Чтобы не сесть на мель у мыса Трафальгар, они должны повернуть южнее, а потом – восточнее, если захотят идти Гибралтаром. Как ваши успехи в шахматах?

– Плохо, – отвечал Шарп. – Слишком много правил.

Решится ли леди Грейс прийти к нему в каюту этой ночью, гадал он про себя. Вряд ли. Кажется, сегодня никто на корабле не смыкал глаз, готовясь к завтрашнему сражению. Матрос принес Шарпу шотландский кофе – горький напиток из подслащенных сухарей.

– Это будет мое первое сражение, – неожиданно промолвил Пил.

– И мое. На море, – сказал Шарп.

– Зато на суше вам есть о чем вспомнить, – завистливо протянул лейтенант.

– Полегчает, когда начнется, – признался Шарп. – Ждать всегда тяжелее.

Пил тихо рассмеялся.

– Один неглупый малый сказал как-то: ничто так не проясняет мозги, как виселица с утра.

– Вряд ли он и вправду знал, о чем толкует, – пожал плечами Шарп. – А вот нас с утра и точно ждет заваруха.

– Да уж, – согласился Пил. Лейтенанта терзали сомнения и страхи. – Только бы с утра французские ублюдки не улизнули!

Затем Пил отправился взглянуть на компас. Шарп остался один. Он вглядывался во тьму, пока окончательно не замерз и не решил вернуться в каюту немного поспать на своей узкой, словно гроб, койке. Проснулся он перед рассветом от хлопанья парусов. Шарп высунул голову из двери и спросил капитанского вестового, что происходит.

– Поднимаем паруса, сэр. Мы снова поворачиваем на север. Сегодня на завтрак настоящий кофе. Я прибеper для капитана пригоршню зерен. Сейчас принесу вам воды для бритья, сэр.

Шарп побрился, натянул одежду и отправился на палубу. Вахтенный Хаскелл объяснил, что Нельсон велел повернуть на юг, чтобы вражеский флот, потеряв британскую эскадру из виду, решил, что путь свободен, и не стал искать укрытия в Кадисе. Однако при первых проблесках зари адмирал снова поменял направление, чтобы отрезать неприятельскую эскадру от испанского порта.

Ветер снова ослаб, и строй громадных кораблей медленно дрейфовал к северу. Небо прояснилось, гребни волн окрасились серебристо-алым. «Эуриалус» – фрегат, который пас неприятельский флот с самого выхода из порта, – вернулся в строй. На востоке в лучах восходящего солнца показалось грязное облако парусов вражеской эскадры.

– Вот и слава богу. – На палубе появился капитан. Чейз выглядел усталым. Он сменил выцветший от солнца и побелевший от соли китель на парадный, обычно хранившийся на самом дне сундука. Золото эполет сияло. Треуголка начищена до блеска. Белые чулки, блестящие ножны и серебряные пряжки на туфлях. – Вот и слава богу, – повторил капитан.

Матросы британских линкоров высыпали на палубы. «Пуссель» уже имела удовольствие любоваться объединенным флотом, но моряки эскадры впервые увидели неприятеля так близко. В погоне за врагом они пересекли Атлантический океан, вернулись в Вест-Индию и последние дни поднимали и опускали паруса, поворачивая то на запад, то на север, то на юг, пока не начали гадать, а вышел ли неприятельский флот в море или им только почудилось? И вот наконец, словно наколдованные демонами морских глубин, тридцать четыре линкора вражеской эскадры выстроились на горизонте.

– Вряд ли нам еще раз удастся увидеть весь строй. – Капитан мотнул головой в сторону неприятельского флота. Вестовой принес на квартердек поднос, уставленный чашками с настоящим кофе. Чейз сделал приглашающий жест и дождался, пока все офицеры разберут чашки. Капитан поднял глаза на обвисшие паруса. – Нам потребуется несколько часов, чтобы догнать их, – уныло заметил он.

– Может быть, они сами подплывут ближе? – попытался приободрить капитана Шарп.

– При таком-то ветре? Вряд ли, – улыбнулся Чейз. – Кроме того, они не хотят драться и предпочли бы остаться в гавани. У неприятеля слабые паруса и ржавые пушки, Шарп, а их боевой дух крайне низок. Они бы рады удрать от нас, да не могут.

– Но почему?

– Если они повернут на восток, то сядут на мель у мыса Трафальгар, а если на север или юг, мы настигнем их и разобьем в щепки. Им просто некуда деться, Шарп. Мы заняли удачную позицию. Остается молиться, что мы догоним их до темноты. Нельсон одержал победу на Ниле в темноте, однако я предпочел бы воевать при свете дня. – Чейз отхлебнул кофе. – Это последние зерна? – спросил он у вестового.

– Так точно, сэр, за исключением тех, что подмокли в Калькутте и покрылись плесенью, словно мехом.

– Но их можно смолоть?

– Я не стал бы предлагать такое пойло даже свиньям, сэр.

С «Виктори» пришел сигнал. Кораблям эскадры было приказано выровнять линию. Обычно это означало, что самые медленные корабли должны поднять больше парусов, чтобы сократить расстояние в строю. Впервые маневр совершался на виду у неприятеля.

– Готовьтесь к битве, сэр, – сообщил лейтенант Коннорс, хотя все на борту, даже сухопутные крысы вроде Шарпа, поняли сигнал. Всю ночь корабли эскадры готовились к предстоящему сражению.

Чтобы босые пятки канониров не скользили, палубу щедро посыпали песком. Матросские гамаки скатали и свалили за планширом. Кроме того, гамаки, накрытые парусиной, служили защитой от вражеских мушкетов. Команда матросов во главе с боцманом укрепила цепями корабельные реи. Другая команда крепко привязала свободные фалы и паруса.

– Они наверняка разнесут наши снасти в щепки, – сказал Ллевеллин Шарпу. – И доны, и лягушатники любят целить в мачты. Цепи не позволят реям упасть. Хорошо, если к концу дня уцелеет хоть одна мачта! Иногда в бою кажется, будто сверху идет дождь из щепок и бревен. – Ллевеллин не мог дождаться начала сражения. – Ваша сабля достаточно остра?

– Не особенно, – признался Шарп.

– Ступайте на открытую палубу, к кормушке, – велел Ллевеллин, – там у одного матроса есть точильное колесо.

Шарп занял место в очереди желающих заточить оружие перед боем. У некоторых матросов были абордажные сабли, у других – топоры, но большинство несло с собой абордажные пики. Козы, предчувствуя скорый конец, жалобно блеяли. Их подоили в последний раз, и матросы уже закатали рукава и наточили длинные ножи. Кормушку с сеном, которая легко могла воспламениться от случайной искры, собирались разобрать, а туши засолить. Вскоре к привычной корабельной вони примешался запах свежей крови. Матросы предложили Шарпу пройти без очереди, но он отказался. Стоявший перед ним канонир съязвил:

– Решили полюбоваться морским сражением, сэр?

– Должен же кто-то показать вам, как сражаются настоящие солдаты, приятель.

– Вообще-то, мы не прочь посмотреть, сэр.

Канонир похлопал по казенной части двадцатичетырехфунтовой пушки, на которой кто-то написал мелом: «Ядро для Бони»[8]. Столы, за которыми канониры обедали, уже снесли в трюм. Туда же стащили всю деревянную мебель, в том числе сундук и койку Шарпа, а также изящные диваны и кресла из капитанского салона. Ценные хронометры и барометры упаковали в солому. На некоторых кораблях матросы затащили наверх и привязали к снастям особо ценную мебель. Нашлись и такие, кто, желая спасти драгоценную мебель от неприятельских ядер, сгрузили ее в шлюпки за кормой.

Помощник канонира заточил саблю Шарпа на колесе, большим пальцем проверил остроту и ощерил беззубый рот.

– Побрейте ублюдков, чтобы мало не показалось, сэр.

Шарп протянул матросу шестипенсовик. Деревянные стенные панели из капитанской каюты сгружали в трюм.


Туда уже отправились деревянные перегородки из офицерских кают и кают-компании. Впервые корабль открылся перед Шарпом во всю длину – от широких кормовых окон до бака, где матросы возились с соломой из кормушки для коз.

«Пуссель» словно сдирала с себя оборки и кружева, превращаясь в грозную боевую машину. Шарп вскарабкался на шканцы, где его встретила та же пустота. Широкое пространство кормы обнажилось от штурвала до окон капитанского салона. Картины снесли в трюм, только роскошный черно-белый ковер по-прежнему украшал палубу. На ковре одиноко высилась восемнадцатифунтовая пушка. Коннорс, который высматривал сигналы с флагманского корабля, повторенные «Эуриалусом», позвал Чейза.

– Нам велено следовать флагманским курсом, сэр.

Чейз кивнул и посмотрел на «Виктори», которая двигалась прямо по направлению к вражеской эскадре. Ветер поддувал сзади, и капитан Хард и, несомненно по приказу Нельсона, уже послал матросов наверх, чтобы они удлинили реи и добавили лиселей на мачты.

Десятым сзади от «Пуссели» следовал трехпалубный «Ройял Соверен» – флагманский корабль адмирала Коллингвуда. Медь на днище сияла в лучах солнца. Чейз перевел взгляд с «Виктори» на «Ройял Соверен» и заметил:

– Вот как, две колонны. Мы выстраиваемся в две колонны.

Вражеский флот неровной линией растянулся мили на четыре в длину, и британская эскадра направлялась прямо на него. Авангард должен был повернуть, чтобы следовать за «Виктори», арьергард – продолжить движение за «Ройял Совереном». Две короткие цепочки британских линкоров протянулись к франко-испанской эскадре, словно рога, готовые упереться в щит.

– Поднимем лисели, когда начнем маневр, мистер Хаскелл, – скомандовал Чейз.

– Есть, сэр.

«Конкерор», пятый в колонне Нельсона, стал поворачивать, показав «Пуссели» черно-желтый бок. Черные пушки на желтом фоне придавали борту сходство с шашечной доской.

– За ним, рулевой! – скомандовал Чейз и направился к столу прямо за штурвалом, где лежал открытый вахтенный журнал. Капитан обмакнул перо в чернила и сделал первую запись: «6.49. Повернули на восток. Движемся прямо на врага». Затем Чейз достал из своего кармана блокнот и огрызок карандаша. – Мистер Коллиа! – крикнул он.

– Сэр? – откликнулся побледневший мичман.

– Я приказываю вам, мистер Коллиа, копировать в эту книжечку все сигналы, которые вы увидите сегодня.

– Есть, сэр!

Лейтенант Коннорс с мачты услышал приказ капитана и принял оскорбленный вид. Толковый рыжеволосый юноша отличался большим усердием и искренним рвением. Чейз вскарабкался на рею.

– Я знаю, что это ваша обязанность, Том, – тихо промолвил капитан, – но не хочу, чтобы юный Коллиа забивал себе голову перед сражением всякими страхами. Пусть лучше займется чем-нибудь полезным.

– Разумеется, сэр, – ответил Коннорс. – Простите меня, сэр.

– Ты славный малый, Том. – Похлопав Коннорса по плечу, капитан спустился вниз и снова устремил взгляд на «Конкерор». – А вот и Пеллью во всей красе! – воскликнул Чейз. – Только посмотрите, как он расправил крылья! – Лисели «Конкерора», выступающие по обеим сторонам парусника прямо под громадными прямыми парусами, поймали слабый ветер и распрямились.

– А теперь вперед! – крикнул Чейз. – Словно за вами гонится сам дьявол! – Капитан не сомневался, что Израэль Пеллью придирчивым оком взирает на «Пуссель», идущую сзади. Точные действия команды – и «Пуссель» ловко повернула к востоку. Вражеский флот маячил у самого горизонта, а ветер и не думал крепчать. – Еще не скоро, – вздохнул Чейз и обратился к вестовому: – Вы уверены, что у нас не осталось кофейных зерен?

– Только те, что с мехом, сэр.

– Что поделаешь, сварите хоть таких.

Над кормой британских кораблей в честь Нельсона один за другим поднимались белые флаги. Чейз приготовился поднять красный, ибо официально «Пуссель» плыла под командованием Красного адмирала британской базы в Вест-Индии. Однако, увидев, что «Конкерор» поднял белый флаг, капитан тоже велел достать из кладовой белый. Даже Синий адмирал Коллингвуд, командовавший арьергардом, приказал поднять на бизань-мачте трехпалубного «Соверена» белый флаг Нельсона[9]. Флаги Соединенного Королевства взвились на брам-стеньгах фок– и грот-мачт британских линкоров. Даже если вражеские снаряды снесут две из трех мачтах, британские цвета все равно будут реять в вышине. Морские пехотинцы возились с абордажными крючьями. Деревянные лари, в которых обычно хранились сложенные паруса, спускали в трюм. Некоторые капитаны просто выбрасывали лари, но Чейз не одобрял такого расточительства.

– Хотя кто знает, может быть, к закату мы с божьей помощью так разбогатеем, что сможем снарядить парочку линкоров. – Чейз повернулся и снял шляпу перед леди Грейс, которая появилась на палубе под руку с мужем. – Прошу прощения, миледи, что пришлось вынести мебель из вашей каюты.

– Сейчас не время думать об удобствах, – отвечала леди Грейс.

– Мы вернем все на место, как только разберемся с нашими приятелями-французами, – Чейз показал на маячившие вдали вражеские корабли, – но если начнется стрельба, вам придется спуститься ниже ватерлинии, миледи.

– Я могла бы помочь корабельному хирургу, – предложила леди Грейс.

– Кубрик может загореться, мэм, особенно если враг повредит наши пушки. Никогда себе не прощу, если не уговорю вас укрыться в трюме. Сейчас велю, чтобы вам приготовили место.

– Тебе придется подчиниться приказу капитана, Грейс, – заявил лорд Уильям.

– Как и вам, милорд, – сказал Чейз.

Лорд Уильям пожал плечами.

– Но ведь я умею стрелять из мушкета, Чейз.

– Не сомневаюсь в этом, милорд, но ради Британии мы не имеем права подвергать опасности вашу жизнь.

Лорд Уильям кивнул.

– Как скажете, Чейз, как скажете. – Шарп не стал бы с уверенностью утверждать, что лорд Уильям обрадовался возможности отсидеться в трюме, но переубеждать капитана его светлость не стал. – Когда мы к ним приблизимся? – спросил лорд Уильям.

– Часов через пять-шесть, – отвечал Чейз.

Чейз велел поднять все паруса, но, судя по показаниям лага, корабль двигался слишком медленно. Шарп стоял в десяти шагах от леди Грейс, не смея взглянуть на любимую, но остро ощущая ее присутствие. Грейс беременна! Радость Шарпа омрачалась предчувствием скорой разлуки. Что станет с его ребенком? Он сосредоточенно смотрел, как двое канониров на открытой палубе возятся с пушкой. Еще один канонир получил разрешение подняться на шканцы, чтобы зарядить двенадцать восемнадцатифунтовых орудий и четыре тридцатидвухфунтовые карронады. Еще две ужасные карронады примостились на полубаке. Короткоствольные чудовища с широченным дулом выбрасывали в палубу противника сокрушающий залп мушкетных пуль и ядер.

Дюжина канониров разместилась в капитанской каюте, дивясь золоченым балкам и резным окнам. Рядом с каждой пушкой стояли бочонки с водой, чтобы канониры могли утолить жажду и охладить стволы пушек. Матросы обливали палубу и бока судна водой – мокрая древесина труднее уступает огню. Запальные фитили приготовили к бою. В трюме матросы укладывали якорную цепь, готовя гигантскую постель для раненых. Корабельный хирург Пикеринг, что-то напевая под нос, перебирал свои скальпели, пилы и пинцеты. Плотник раскладывал на нижней палубе деревянные пробки, вырезанные в форме конуса и смазанные толстым слоем жира. Пробками затыкали дыры рядом с ватерлинией. К рулю протягивали тросы, с помощью которых матросы могли управлять кораблем при прямом попадании вражеского снаряда в руль или в штуртрос. Кругом стояли ведра с песком. Помощники канониров – мальчишки одиннадцати-двенадцати лет – тащили наверх боеприпасы. Чейз приказал начать с синих картузов среднего размера. Большие мешки черного цвета использовали в ближнем бою, когда корабли сходились борт к борту. Небольшие красные картузы применяли для сигнальной стрельбы и стрельбы прямой наводкой.

– К концу дня, – задумчиво промолвил Чейз, – нам придется заряжать по два красных. – Внезапно капитан просветлел. – Бог мой, сегодня же день моего рождения! Мистер Хаскелл! Вы должны мне десять гиней! Помните наше пари? Разве я не говорил, что мы сойдемся с «Ревенаном» в этот день?

– С радостью заплачу, сэр.

– Ни в коем случае, мистер Хаскелл! Если бы не адмирал Нельсон, «Ревенан» ускользнул бы от нас. Негоже капитану выигрывать пари с адмиральской помощью. А этот кофе не так уж и плох! Мех добавляет вкусу пикантности, не правда ли, джентльмены?

На камбузе в последний раз готовили горячую пищу – овсянку, щедро сдобренную кусками свинины и говядины. Перед сражением очаг заливали водой. Матросы сидели на палубе с котелками в руках, а помощник боцмана отмеривал двойную порцию рома. На «Конкероре» заиграла музыка.

– А где наш оркестр? – спросил Чейз. – Пусть играют! Немного музыки перед боем не помешает!

Однако не успели музыканты собраться, как с «Виктори» пришел новый сигнал.

– Наш номер, сэр! – крикнул Коппорс. – Вы приглашены на завтрак к адмиралу, сэр.

Чейз был явно польщен.

– Передайте его светлости, что я уже в пути.

По правому борту на воду спустили баркас. Лорд Уильям выступил вперед, ожидая, что Чейз пригласит его составить компанию, но капитан рассудил иначе.

– Вы со мной, Шарп? Не откажитесь позавтракать у адмирала!

– Я? Не могу же я предстать перед адмиралом в таком виде, сэр!

– Вы превосходно выглядите, Шарп. Возможно, слегка пообносились в пути, но это пустяки. – Чейз, игнорируя возмущение его светлости, понизил голос. – Наверное, адмирал ожидает, что я возьму с собой когонибудь из лейтенантов, но если я выберу Хаскелла, обидится Пил, а если Пила, Хаскелл никогда не простит мне этого. Поэтому со мной пойдете вы. – Чейз усмехнулся – так понравилась ему мысль представить Шарпа своему обожаемому Нельсону. – Вы понравитесь ему, Шарп. Он не такой, как все. Адмирал любит простого солдата. – Чейз пропустил Шарпа вперед. – Вы – первый, Шарп, – велел капитан. – А то ребята боятся, что перед визитом к адмиралу вы решите окунуться.

Сверху борт линкора круто обрывался, расширяясь книзу. Первые ступеньки дались Шарпу легко, но чем ближе он спускался к воде, тем уже они становились. Ветер совсем слабел, но корабль качало на волнах, баркас поднимался и опускался, и ноги Шарпа скользили на последних ступенях.

– Осторожнее, сэр! – проорал Хоппер, затем две пары сильных рук бесцеремонно схватили Шарпа за штаны и стащили его вниз. Бывший раб по кличке Задира ухмыльнулся, приветствуя Шарпа на борту баркаса.

Чейз молча спустился вниз и ловко шагнул на банку.

– Надо поспешить, Хоппер.

– Уж мы постараемся, сэр, будьте уверены.

Капитан сам уселся за руль, а Хоппер взялся за весло. Им предстояло долгое плавание, и Шарп мог поближе рассмотреть корабли эскадры. С выкрашенного в красно-белую полоску небольшого баркаса линкоры казались непотопляемыми громадами.

– Я взял вас еще и потому, Шарп, – прищурился Чейз, – что мне хотелось позлить лорда Уильяма. Онто нисколько не сомневался, что я позову его, но, видит бог, Нельсон никогда не простил бы мне такого гостя! – Чейз показал на семидесятипушечный линкор, мимо которого они как раз проплывали. – «Левиафан» под командой Гарри Байнтана. Славный малый! Юнгой я служил с ним на старушке «Беллоне». Счастливые дни!

Большая волна качнула «Левиафан», обнажив зеленое днище, заросшее водорослями.

– Кроме того, Нельсон может оказаться полезен вам, Шарп.

– Нельсон? Мне?

– Лорд Уильям вас недолюбливает. – Чейз не снизил голоса, не заботясь о том, что его услышат Хоппер или Задира. – Его чертова светлость с радостью воспользуется любой возможностью, чтобы разрушить вашу карьеру. Адмирал дружен с полковником Стюартом. Возможно, он не откажется замолвить за вас словечко. Нельсон – сама доброта!

Плавание заняло добрых полчаса, и наконец баркас оказался под еще одним трапом, который спускался с борта «Виктори». Этот трап выглядел таким же непрочным и опасным, как и трап на «Пуссели». На середине пути находился позолоченный вход, но он был закрыт, а значит, Шарпу предстояло карабкаться на самый верх лестницы.

– Вы – первый, Шарп, – приказал Чейз. – Прыгайте и цепляйтесь!

– Господи прости, – пробормотал Шарп.

Дождавшись, пока баркас поднимет на волне, Шарп прыгнул, отчаянно вцепился в лестницу и медленно пополз вверх. Наконец чьи-то руки подхватили его и втянули через открытый порт на палубу флагманского линкора.

За ним на борт «Виктори» с улыбкой ступил Чейз. Подтянутый лейтенант приветствовал его.

– Вам здесь особенно рады, сэр, – обратился к Чейзу лейтенант. – Еще один семидесятичетырехпушечник нам не помешает!

– Счастлив, что присоединился к вам в такой час, – отвечал Чейз, приподняв шляпу.

Под щебетание боцманских свистков Шарп последовал за капитаном. На верхней палубе толпились матросы и канониры, но никто не обращал на гостей внимания, только один седовласый парусный мастер с большой иглой, воткнутой в пучок на затылке, поклонился Чейзу. Капитан остановился и прищелкнул пальцами.

– Проут, верно? Вы служили со мной на «Беллоне»!

– Тогда вы были совсем мальчишкой, сэр. – Парусный мастер Проут стянул с головы треуголку.

– Все мы стареем, Проут, – вздохнул Чейз. – Черт подери, от этого никуда не деться! Однако не такие уж мы дряхлые старцы, чтобы не потрепать перышки лягушатникам и донам!

– Мы зададим им жару, сэр, – отвечал Проут.

Чейз широко улыбнулся старому товарищу и поднялся на шканцы, где толпились офицеры. При появлении Чейза и Шарпа они вежливо сняли шляпы. Гости проследовали в адмиральскую каюту, вход в которую охранял единственный морской пехотинец в коротком красном мундире. Лейтенант отворил перед гостями дверь в маленькую спальню, затем в большой салон, тянувшийся во всю ширину корабля. Сквозь кормовые окна падал солнечный свет. Мебель уже снесли в трюм, посередине гостиной на ковре в черно-белую клетку маячил единственный стол. Два готовых к бою массивных орудия высились по обе стороны стола.

Напротив кормового окна Шарп заметил два силуэта, но какой из них принадлежал адмиралу, он не знал. Все прояснилось, когда Чейз снял шляпу и поклонился невысокому мужчине за столом. Свет из окна освещал адмирала сзади, поэтому Шарп никак не мог разглядеть его лица. Шарп отступил назад, чтобы не мешать разговору, но Чейз обернулся и жестом пригласил его приблизиться.

– Позвольте представить вам моего старинного друга, милорд. Мистер Ричард Шарп. Собирается присоединиться к Девяносто пятому стрелковому. Мимоходом он вытащил меня из одной весьма сомнительной переделки в Бомбее, за что я ему бесконечно благодарен.

– Вас, Чейз? Из переделки? Не верю! – Нельсон рассмеялся и улыбнулся Шарпу. – Моя благодарность, мистер Шарп, не знает границ. Не люблю, когда мои друзья попадают в сомнительные переделки. Сколько лет мы не виделись, Чейз?

– Четыре года, милорд.

– Он был капитаном одного из моих фрегатов, – объяснил Нельсон незнакомцу, стоявшему рядом. – Чейз командовал «Спрайтли» и захватил «Бувин» спустя неделю после того, как оставил у меня службу. Тогда я не имел возможности поздравить вас, Чейз, что с удовольствием делаю сейчас. Вы знаете Блэквуда?

– Почту за честь познакомиться. – Чейз отвесил поклон достопочтенному Генри Блэквуду, капитану фрегата «Эуриалус».

– Капитан Блэквуд повис на хвосте у вражеского флота, как только тот вышел из Кадиса, – с теплотой в голосе промолвил Нельсон, – и в конце концов свел нас вместе. Вы неплохо потрудились, капитан.

– Буду счастлив и дальше служить вам, милорд.

– Не сомневаюсь, Блэквуд. – Нельсон жестом велел гостям сесть. – Остывший кофе, подсохший хлеб, холодная телятина и свежие апельсины. Боюсь, завтрак не слишком обильный, но мне доложили, что плиту уже разобрали. – На столе лежали приборы и адмиральская шпага в украшенных драгоценными камнями ножнах. – У вас хватает припасов, Чейз?

– Немного, милорд. Воды и говядины недели на две.

– Не так уж мало. Команда?

– Я нанял дюжину хороших матросов с одного торгового судна Ост-Индской компании, так что теперь рук хватает.

– Вот и славно, – промолвил адмирал.

Пока вестовой расставлял на столе кофейники и закуски, Нельсон расспрашивал Чейза о погоне за «Ревенаном». Шарп молча рассматривал адмирала. Шарп знал, что Нельсон слеп на один глаз, но долго не мог определить, на какой именно. Спустя некоторое время Шарп заметил, что правый зрачок Нельсона неестественно велик и черен. У адмирала были седые взъерошенные волосы, худые и необычайно подвижные черты. Тревога, удовольствие, удивление попеременно отражались на лице. Он почти не перебивал Чейза, только однажды попросил Шарпа отрезать мясо.

– И немного хлеба, если вас не затруднит, мистер Шарп. Сами видите мой плавник. – Адмирал коснулся пустого правого рукава, приколотого булавкой к усеянному звездами кителю. – Вы очень добры, – поблагодарил адмирал.– Продолжайте, Чейз.

Шарп ожидал, что будет восхищен прославленным Нельсоном, но этот маленький человек выглядел таким ранимым, что скорее вызывал желание защитить его. Адмирал был худ и невысок ростом, а бледное, покрытое морщинами лицо свидетельствовало о слабом здоровье. Шарпу приходилось постоянно напоминать себе, что этот человек много лет бесстрашно вел флот от победы к победе и всякий раз очертя голову бросался в самую гущу баталии. Если забыть об этом, могло показаться, что адмирала собьет с ног легкий бриз.

Поначалу Шарпа поразила именно уязвимость адмирала, немного погодя он был поражен его взглядом. Когда единственный глаз Нельсона останавливался на Шарпе, ему казалось, что адмирал выделяет его среди прочих людей, что они словно состоят в некоем тайном заговоре против остального мира. В Нельсоне не было ни на йоту холодности, высокомерия и ощущения избранности, которые отличали сэра Артура Уэлсли. Казалось, Горацио Нельсон и думать забыл о том, что британский флот под его командованием готовится вступить в бой с неприятельской эскадрой, и спокойно наслаждался завтраком со старинными приятелями Чейзом, Блэквудом и Ричардом Шарпом. Один раз адмирал коснулся локтя Шарпа.

– Наверное, наш разговор не слишком увлекателен для солдата, Шарп?

– Вовсе нет, милорд, – отвечал Шарп.

За столом обсуждали адмиральскую тактику ведения боя, и многого Шарп действительно не понимал, но нимало не смущался. Ему было достаточно ощущать присутствие великого флотоводца. Шарп был захвачен воодушевлением адмирала. Бог мой, думал Шарп, да он не просто побьет неприятельский флот, а разнесет его в щепки! Франция и Испания никогда больше не посмеют выйти в море! Чейза тоже захватил настрой Нельсона – капитан готов был расшибиться в лепешку, но не подвести своего адмирала.

– Вы посылаете людей на мачты? – спросил Нельсон, неловко пытаясь одной рукой отделить дольку от апельсина.

– Посылаю, милорд.

– Мушкетные пыжи могут поджечь паруса, – тихо заметил Нельсон, – поэтому я советовал бы вам воздержаться от подобной тактики.

– Как скажете, милорд, – не стал спорить Чейз, мгновенно уступая просьбе, высказанной с таким тактом.

– Паруса всего лишь материя, – заметил Нельсон, объясняя свой приказ. – А что находится внутри трутниц? Все та же материя, которой ничего не стоит подхватить огонь!

– С радостью последую вашему совету, милорд.

– Вам понятен мой замысел? – спросил адмирал, возвращаясь к недавнему разговору о тактике боя.

– Да, милорд, и я всецело его поддерживаю.

– Я надеюсь захватить не меньше двадцати кораблей, – твердо заявил Нельсон.

– Так мало, милорд?

Адмирал рассмеялся. В каюту зашел еще один офицер. Адмирал был ниже Шарпа по меньшей мере на полфута, но вошедший, который оказался капитаном «Виктори» Томасом Харди, на те же полфута возвышался над Шарпом. Разговаривая с невысоким адмиралом, Харди склонялся над ним, словно заботливый великан.

– Да-да, Харди, хорошо. – Адмирал улыбнулся гостям. – Капитан говорит, что пришло время снять эти переборки. Нас выгоняют, джентльмены. Давайте вернемся на шканцы. – И адмирал повел их за собой. Заметив, что Шарп робко пытается затесаться в хвост процессии, Нельсон обернулся и взял его за локоть. – Вы служили под началом сэра Артура Уэлсли в Индии, Шарп?

– Да, сэр.

– Мне приходилось встречаться с сэром Артуром после его возвращения оттуда. Мы славно поговорили, но признаюсь, сэр Артур показался мне изрядно напуганным! – Замечание адмирала заставило Шарпа рассмеяться. – Значит, собираетесь присоединиться к Девяносто пятому стрелковому полку?

– Да, милорд.

– Превосходно! – Ответ Шарпа почему-то развеселил Нельсона. – Вам повезло, мистер Шарп! Я знаю Уильяма Стюарта, более того, числю его среди самых верных и преданных друзей. Вам известно, почему его стрелковый полк так хорош?

– Нет, милорд, – ответил Шарп. Он привык думать, что его новый полк состоит сплошь из неудачников, на которых правительство даже не пожелало тратить добрую алую материю, заменив ее зеленой.

– Они очень умны, – с воодушевлением воскликнул адмирал. – Это качество не слишком ценится среди военных, но иногда иметь светлые мозги весьма небесполезно. – Нельсон взглянул на Шарпа и заметил крошечные синеватые шрамы на изуродованной щеке. – Старые пороховые отметины, мистер Шарп. И вы до сих пор состоите в чине прапорщика? Не обидитесь, если я предположу, что начинали вы простым солдатом?

– Так и есть, милорд.

– Примите мое искреннее восхищение! – воскликнул адмирал. – Должно быть, вы незаурядный человек, мистер Шарп.

– Вовсе нет, милорд, – отвечал Шарп. Ему хотелось сказать, что из них двоих незаурядным человеком можно назвать именно Нельсона, но нужные слова не шли с языка.

– Вижу, вы скромны, мистер Шарп, а вот это мне не по нраву, – неожиданно заявил адмирал. Шарп с удивлением обнаружил, что разговаривает с адмиралом наедине. Капитаны стояли у правого борта, а Нельсон прохаживался вдоль левого. Дюжина матросов, искоса поглядывая на Нельсона, разбирали переборки в адмиральской каюте. – Я не слишком жалую скромность, – продолжил Нельсон, поражая Шарпа своей искренностью, – хотя, наверное, вас это удивит? Обычно скромность числят среди добродетелей, но вряд ли она пристала воину. Мы с вами, Шарп, выбились из низов и вряд ли достигли бы многого, скрывая наши таланты. Я сын деревенского священника, но смотрите, кем я стал. – Адмирал показал на неприятельский флот, затем коснулся четырех бриллиантовых звезд слева на кителе. – Гордитесь тем, что свершили, – промолвил адмирал, – и всегда стремитесь превзойти себя.

– Слушаюсь, милорд.

– Впрочем, – резко прервал адмирал сам себя и снова показался Шарпу удивительно ранимым, – мне уже не к чему стремиться. Приведя сюда эти эскадры, я завершил дело своей жизни. Если я уничтожу их, – Нельсон показал на вражеские линкоры, которые выстроились вдоль горизонта на востоке, – Бонапарт никогда не посмеет вторгнуться в Британию. Мы запрем зверя внутри континента, и тогда с ним придется разбираться бедному солдату. – Адмирал улыбнулся. – Вашему брату придется потрудиться, но мне говорили, что трудностями вас не испугать. Вы должны ненавидеть француза, словно самого дьявола! – Впервые в голосе адмирала появились стальные нотки. – И не позволяйте себе подобных сантиментов, мистер Шарп, – виновато добавил он и повернулся к капитанам. – Я больше не вправе удерживать капитана Чейза вдали от его корабля. Да и вам скоро пора, Блэквуд.

– Я немного задержусь, милорд, если не возражаете? – спросил капитан «Эуриалуса».

– Разумеется. Спасибо, что пришли, Чейз, хотя у вас хватало своих забот. Не откажетесь принять в дар эти апельсины? Совсем свежие, с Гибралтара.

– Почту за честь, милорд.

– Это вы оказали мне честь своим визитом, Чейз. Помните: к самому борту и палите, что есть мочи! Они еще запомнят британские пушки!

Чейз спускался на баркас словно зачарованный. Сетка с апельсинами, которых хватило бы, чтобы накормить целый батальон, лежала на дне. Некоторое время капитан сидел молча, но наконец не выдержал.

– Что за человек! – воскликнул он. – Что за человек! Бог мой, сегодня мы им покажем!

– Аминь, – раздался голос Хоппера.

– Славьте Создателя, – заключил Задира.

– Как вам адмирал, Шарп? – спросил Чейз.

Не находя слов, Шарп покачал головой.

– Как вы недавно сказали, сэр? Готовы следовать за ним в пасть дьяволу? Так вот, я готов отправиться за адмиралом к дьяволу в брюхо!

– И уж если нас ведет такой человек, – подхватил Чейз, – в сегодняшнем сражении мы не оставим от лягушатников мокрого места!

Впрочем, когда оно начнется, по-прежнему никто не ведал. Британские корабли продвигались навстречу противнику со скоростью груженных сеном барж. С тех пор как они с Чейзом вернулись на «Пуссель», прошел час, и Шарп уже решил, что им никогда не достичь неприятельской цепи. Когда он почти уверился в этом, франко-испанский флот повернул на север в последней попытке укрыться в Кадисе. Британская эскадра при слабом ветре продолжала преследовать неприятеля. Казалось, будто сами небеса затаили дыхание перед битвой.

Оркестрик «Пуссели», возмещавший недостаток умения искренним рвением, сыграл «Сердцевину дуба», «Нэнси Доусон», «Славься, Британия», «Чарку бренди» и еще добрую дюжину мелодий, большинство из которых Шарп слышал впервые. Матросы, напротив, охотно подхватывали знакомые слова, иной раз весьма грубые, нимало не смущаясь присутствием на шканцах леди Грейс. Во время исполнения одной особенно непристойной песенки лорд Уильям счел нужным выразить капитану свое недовольство. Однако Чейз отвечал, что не собирается урезонивать своих матросов, учитывая, что ждет их впереди.

– Ваши светлости могут укрыться в трюме прямо сейчас, – предложил Чейз.

– Я ничуть не оскорблена, капитан, – заявила леди Грейс. – Я знаю, когда следует притвориться глухой.

Лорд Уильям нацепил шпагу и заткнул за пояс длинноствольный пистолет. Его светлость стоял у правого борта и всматривался в колонну адмирала Коллингвуда в миле к югу. Трехпалубный «Ройял Соверен» с блестящим медным днищем значительно опережал прочие корабли в линии, поэтому между ним и остальными линкорами образовался разрыв.

Казалось, французские и испанские корабли ничуть не приблизились, но, поднеся к глазам подзорную трубу, Шарп смог четко разглядеть их корпуса. Неприятель не поднимал флагов, не открывал орудийные порты, хотя до битвы оставались считанные часы. Некоторые вражеские линкоры были выкрашены черно-желтой краской, как и британские боевые корабли, другие – черной, черно-белой и даже красной. Лейтенант Хаскелл заметил, что попытки неприятеля сформировать строй выглядят жалко. Даже Шарп видел, как велики разрывы между вражескими линкорами. Франко-испанский флот маячил на горизонте, словно неуклюжая глыба. Среди прочих линкоров выделялся «Сантисима Тринидад» – по словам Хаскелла, самый большой корабль в мире, несущий сто тридцать пушек. Его корпус высился, словно утыканная орудиями скала. Шарп попытался найти «Ревенан», но не смог узнать его среди скопища черно-желтых бортов.

Матросы писали прощальные письма и завещания прямо на орудийных стволах. Грамотой владели немногие, поэтому большинство диктовали свои послания товарищам. Ветра не было, но высокие волны, набегавшие с запада, качали корабль не хуже свежего бриза. Волны казались Шарпу убегавшими вдаль зелеными холмами.

– Кажется, не миновать шторма, – заметил Чейз.

– Шторма?

– Ненавижу эту мертвую зыбь, да и небо выглядит зловеще, – поежился Чейз и поднял голову. Синеву над головой прорезали белые перистые облака, но вдали уже показались первые грозовые тучи. – Впрочем, учитывая то, что нам предстоит, шторм мог бы и повременить.

Неумелый оркестрик на баке доиграл последнюю песню, и капитан поднял руку, призывая к молчанию. Чейз еще не отдал приказа бить сбор, поэтому матросы толпились на палубе и выжидательно смотрели на капитана. Когда Чейз снял шляпу, матросы из уважения к капитану встали.

– Сегодня мы зададим лягушатникам и донам жару, ребята, – сказал Чейз. – Уверен, вы не заставите меня краснеть! – Слова капитана команда встретила одобрительным гулом. – Но пока сражение не началось, – продолжил Чейз, – я хочу поручить наши души Всевышнему. – Капитан вынул из кармана молитвенник и принялся листать страницы в поисках молитвы перед битвой на море с неприятелем. Чейз не производил впечатления истово религиозного человека, но его вера была тверда – сродни той любви, которую капитан питал к Нельсону. «Господи, воздвигни силу Твою и приди спасти нас. Услыши нас, недостойных слуг Твоих, взыскующих милости Твоей. Сражайся за нас, Господь Воинств! Не дай нам сгинуть под бременем грехов наших или от гнева врагов наших, но даруй нам милость Твою. Восстани, Господи, помоги нам и избави нас Имени Твоего ради».

Матросы хором произнесли «аминь», многие перекрестились. Чейз надел шляпу.

– Мы одержим великую победу! Слушайтесь офицеров, берегите снаряды. Я подведу корабль к самому неприятельскому борту, и тогда наступит ваша очередь. Эти негодяи будут с содроганием вспоминать день, когда узрели «Пуссель»! – Чейз улыбнулся и кивнул музыкантам. – Думаю, мы вполне сможем вытерпеть «Сердцевину дуба» еще раз.

Матросы зааплодировали, а оркестрик снова вступил. Несколько канониров пустились в пляс. На палубе появилась низенькая молодка с бидоном воды. От долгого пребывания на нижней палубе лицо шлюхи побледнело. На ней были длинная рваная юбка и ветхая шаль, а рыжие сальные волосы неопрятно свисали с плеч. Матросы пытались заигрывать с женщиной, а офицеры делали вид, что не замечают ее.

– Сколько женщин на борту? – спросила леди Грейс, подойдя к Шарпу сзади. На ней было синее платье, широкополая шляпа и черный корабельный плащ.

Шарп виновато оглянулся на лорда Уильяма, но тот был поглощен разговором с лейтенантом Хаскеллом.

– Чейз говорил, что по меньшей мере полдюжины, – ответил он. – Они стараются не попадаться на глаза офицерам.

– А где они укроются во время сражения?

– Не думаю, что рядом с тобой.

– Это нечестно!

– Жизнь вообще нечестная штука. Как ты?

– Превосходно, – отвечала леди Грейс. Она не лгала – глаза Грейс сияли, некогда осунувшиеся бледные щеки горели румянцем. Она украдкой коснулась руки Шарпа. – Береги себя, Ричард.

– Обещаю, – твердо сказал он, про себя усомнившись, что сегодня жизнь и смерть будут в его воле.

– Если корабль захватят…– начала леди Грейс.

– Не захватят, – перебил ее Шарп.

– И все же если это случится, – настаивала она, – я не хочу снова повстречаться с таким чудовищем, как тот лейтенант на «Каллиопе». Если бы тогда у меня был пистолет!

– Хочешь, я дам тебе?

Она кивнула, и Шарп украдкой передал ей оружие. Они стояли так близко, что никто не заметил, как леди Грейс засунула пистолет в карман тяжелого плаща.

– Пистолет заряжен, – предупредил Шарп.

– Я буду осторожна, – пообещала Грейс. – Вряд ли он пригодится, но так мне спокойнее. Ведь эта вещь принадлежит тебе, Ричард.

– У тебя уже есть кое-что, принадлежащее мне, – промолвил он.

– И я должна защитить это сокровище, – ответила она. – Храни тебя Господь, Ричард.

– И тебя, любовь моя.

Под взглядом мужа леди Грейс отошла от Шарпа, который на протяжении всего разговора с деланно безразличным видом вглядывался в морскую даль. Придется занять пистолет у капитана Ллевеллина, подумал Шарп. Тем временем морские пехотинцы Ллевеллина высыпали на бак, разглядывая неприятеля.

Капитан собрал офицеров, чтобы обрисовать план сражения. Британская эскадра, объяснял Чейз, не собирается выстраиваться параллельно неприятелю, как принято в морских сражениях. Две колоны линкоров разобьют вражескую цепь.

– Мы должны разделить ее на три части, – говорил Чейз, – и уничтожить каждую. Если меня убьют, джентльмены, ваша задача: не меняя курса, двигаться навстречу неприятелю и подвести корабль прямо к вражескому борту.

Капитан Ллевеллин пожал плечами и отвел Шарпа в сторону.

– Не нравится мне это, – заявил валлиец. – Разумеется, это не мое дело, я не моряк, а всего лишь морской пехотинец, но разве вы не заметили, Шарп, что на носу у нас нет орудий?

– Заметил, – вздохнул Шарп.

– Адмирал решил, что мы должны подставиться под бортовые залпы вражеской артиллерии! – Ллевеллин печально покачал головой. – Вам ведь известно, что это такое?

– Известно.

– Они будут обстреливать нас, а мы не сможем отвечать! Враг изрешетит нас продольным огнем, Шарп! Вы же знаете, что это такое! Верный способ разнести корму и нос судна в щепки! И сколько времени мы будем беззащитны? При нынешней скорости минут двадцать. Целых двадцать! Они снесут наши мачты, а мы? Чем ответим мы?

– Ничем.

– Совершенно верно, – вздохнул Ллевеллин, – хотя это и не мое дело. А вот загнать пехотинцев на мачты – мое! Вы знаете, что решил капитан?

– Не посылать пехотинцев на мачты.

– Как он мог отдать такой приказ? – возмутился Ллевеллин. – Лягушатники будут ползать по мачтам, как пауки, а нам останется толпиться на палубе, словно овцам! Это неправильно и несправедливо! К тому же я не смогу использовать мои гранаты! – Ллевеллин был не на шутку обижен. – На палубе их оставлять нельзя – они слишком опасны, поэтому придется сложить в трюме.

Раздался крик Коннорса, который сообщал, что с флагманского корабля передают сигнал. Сигнал оказался необычно длинным. Для того чтобы передать его, «Эуриалусу» пришлось увесить флажками все три мачты.

– Что там? – нетерпеливо крикнул Чейз. Коннорс подождал, пока слабый ветерок расправит сигнальные флажки, затем надолго задумался, пытаясь припомнить код. Недавно изобретенная система была довольно проста – каждому флажку соответствовала своя буква. Кроме того, существовали комбинации флажков, которыми передавались слова и целые фразы. Всего придумали более трех тысяч комбинаций, а в последнем сигнале, судя по его длине, наверняка использовались самые редкие. Выстроив в уме связную фразу, Коннорс просветлел.

– Это от адмирала, сэр. «Англия ждет, что каждый исполнит свой долг».

– Неужели это и так не ясно? – возмутился Чейз.

– А как насчет валлийцев? – обиженно поинтересовался Ллевеллин и хитро улыбнулся. – Впрочем, нам, валлийцам, не нужно напоминать о долге. Это вас, англичан, всегда приходится подгонять.

– Передайте сообщение матросам, – велел Чейз. В отличие от офицеров команда встретила адмиральское послание аплодисментами.

– Все записали, мистер Коллиа? – спросил капитан.

Мичман энергично кивнул.

– Все, сэр.

– А время указали?

Юный Коллиа залился краской.

– Укажу, сэр.

– Одиннадцать тридцать шесть, мистер Коллиа, – сказал капитан, посмотрев на карманные часы. – Если вам необходимо узнать точное время, то под баком по левому борту висят часы из кают-компании. А пока бу– i дете разглядывать циферблат, мистер Коллиа, не забывайте беречь голову.

– В нее не так-то легко попасть, – заявил бравый Коллиа, – а мое место рядом с вами, сэр!

– Ваше место там, мистер Коллиа, где вы сможете одновременно видеть и сигналы, и часы, а значит, отправляйтесь-ка в укрытие!

– Есть, сэр.

И юный мичман удалился, гадая, как сможет увидеть сигналы из укрытия.

Чейз барабанил пальцами по перилам. Он выглядел взволнованным, но не больше, чем всякий на «Пуссели».

– Посмотрите, что вытворяет «Темерер»! – Капитан показал на линкор, который безуспешно пытался перегнать «Виктори», затем нахмурился. – Капитан Ллевеллин!

– Сэр?

– Пора барабанщику бить сбор.

– Есть, сэр, – отвечал Ллевеллин, кивая мальчишкебарабанщику. Тот поднял палочки и принялся выбивать ритм «Сердцевины дуба».

– Храни нас всех Господь, – промолвил Чейз, наблюдая, как матросы расходятся по местам. Барабанщик спустился вниз со шканцев. Впрочем, призывать команду к сражению не было нужды – матросы, канониры и морские пехотинцы «Пуссели» давно уже приготовились дать неприятелю смертельный бой.

– Открыть порты, сэр? – спросил Хаскелл.

– Не спешите, – ответил Чейз. – Канонирам зарядить двойной заряд картечью.

– Есть, сэр.

Пушки зарядили девятью маленькими ядрами и одним большим. Подобный заряд, объяснил Чейз Шарпу, обладает разрушительной мощью в ближнем бою.

– Мы начнем стрелять, когда подойдем вплотную, поэтому наш бортовой залп должен причинить врагу максимальные повреждения.– Капитан обернулся к лорду Уильяму. – Милорд, вам пора спускаться в трюм.

– Как, уже? Но ведь еще не стреляют! – возразила леди Грейс.

– Скоро начнут, миледи, – отвечал капитан.

Лорд Уильям нахмурился, явно не одобряя поведения жены, но леди Грейс продолжала стоять, не сводя глаз с горизонта, словно пыталась навеки запечатлеть в памяти грандиозное зрелище. Лейтенант Пил тайком набрасывал портрет женщины в своем блокноте, пытаясь схватить это выражение предельной сосредоточенности.

– На каком корабле плывет вражеский адмирал?

– Мы не знаем, миледи. Они не поднимают флагов.

– А кто у них адмирал? – спросил лорд Уильям.

– Вильнев. По крайней мере, так считает Нельсон.

– Он способный человек?

– С Нельсоном никто не сравнится, но говорят, адмирал Вильнев свое дело знает, милорд.

Над кораблем нависла зловещая тишина. Ветер слабо шевелил паруса. Чейз смотрел на юг, где «Ройял Соверен», оторвавшись от остальных кораблей, упрямо направлялся к неприятельскому строю, чтобы в одиночку принять бой.

– Какое расстояние между ним и врагом? – спросил он Хаскелл а.

– Ярдов сто? – предположил первый лейтенант.

– Значит, скоро начнется.

– Задаваке это не понравится, – улыбнулся Пил.

– Задаваке? Ах да, псу Коллингвуда. – Чейз расплылся в улыбке. – Бедный зверь боится стрельбы! – Капитан обернулся, прикидывая, когда под неприятельский огонь попадет его корабль. – Когда начнется обстрел, мистер Хаскелл, прикажите команде лечь на палубу.

– Есть, сэр.

– Осталось примерно три четверти часа, – вздохнул Чейз. – Ненавижу ждать! Господи, пошли мне ветер! Сколько сейчас, мистер Коллиа?

– Одиннадцать десять, сэр, – доложил юный мичман из укрытия.

– Стало быть, мы доберемся до них минут через двадцать, а вступим в бой около часа пополудни.

– Они начинают! – крикнул Коннорс, показав на облако серого дыма, которое заволокло корпус одного из вражеских линкоров.

– Сделайте отметку в вахтенном журнале! – приказал Чейз.

Бортовой залп одного из неприятельских линкоров вызвал рябь на воде. Перед носом «Ройял Соверена» в небо взметнулись брызги. Спустя мгновение стрельбу открыли еще полдюжины вражеских кораблей.

– Похоже на раскаты грома! – изумленно воскликнула леди Грейс.

«Виктори» находилась еще далеко от северного края вражеской колонны, поэтому большинство неприятельских линкоров не начали стрельбу. Залпы шести кораблей вспенивали воду за бортом флагманского линкора Коллингвуда. Наконец на мачтах вражеских кораблей один за другим начали появляться флаги. Французские трехцветные стяги выделялись на фоне красно-белых испанских королевских штандартов.

– А вот, миледи, адмиральский флаг. – Чейз показал рукой на мачту линкора, следующего за «Сантисима Тринидад».

Неприятельская артиллерия принялась терзать «Ройял Соверен». Корпус флагманского линкора окутал дым. Шарп настроил подзорную трубу на «Ройял Соверен» и увидел, как трепещут паруса на мачтах. Снаряды оставляли в материи дыры. Желая остановить продвижение «Соверена», неприятель целил в снасти. Однако флагманский линкор, распустив все паруса, упрямо двигался прежним курсом. Расстояние между ним и идущими следом «Беллайлом», «Марсом» и «Тоннантом» расширялось. Снаряды шлепались в воду рядом с бортами британских линкоров. Ответный огонь они не открывали, и следующие двадцать минут британцам предстояло молча продираться сквозь строй вражеских кораблей.

Чейз обернулся.

– Мистер Коллиа?

– Сэр?

– Проводите лорда Уильяма и леди Грейс в трюм. Служанка отправится с вами, миледи.

– Но ведь нас еще не обстреливают! – возразила леди Грейс.

– Прошу вас, миледи, – настаивал Чейз.

– Не упрямься, Грейс, – недовольно промолвил лорд Уильям. Несмотря на свой пистолет и шпагу, на палубе его светлость задерживаться не собирался.

– Желаю удачи, капитан.

– Ценю ваше участие и благодарю, милорд.

Леди Грейс бросила на Шарпа последний прощальный взгляд, но при лорде Уильяме он не посмел ответить улыбкой, а просто смотрел на нее, пока Грейс не отвернулась. Шарпа пронзило острое чувство потери.

Капитан всматривался во вражеский строй. Неожиданно он окликнул Шарпа:

– Смотрите, наш старый приятель!

– Сэр?

– Видите «Сантисима Тринидад»?

– Вижу.

– Шестой сзади. Наш «Ревенан».

Шарп настроил подзорную трубу, посчитал корабли за кормой четырехпалубного гиганта и внезапно узнал черно-желтый борт. «Ревенан» открыл порты, показались орудийные дула, и в следующее мгновение корабль исчез в клубе дыма.

Теперь под огнем оказалась «Виктори». Вражеская эскадра уже не надеялась, воспользовавшись благоприятным ветром, укрыться в Кадисе и приняла бой. Тридцать четыре корабля объединенного франко-испанского флота сошлись с двадцатью восьмью кораблями британской эскадры. Двум тысячам пятистам шестидесяти восьми орудиям и тридцати тысячам французов и испанцев противостояли две тысячи сто сорок восемь пушек и семнадцать тысяч британских моряков.

– По местам, джентльмены. – Чейз повернулся к офицерам на шканцах. – По местам. – Капитан коснулся молитвенника в кармане кителя. – Храни нас Господь!

И сражение началось.


Содержание:
 0  Трафальгар стрелка Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Глава первая : Бернард Корнуэлл
 2  Глава вторая : Бернард Корнуэлл  3  Глава третья : Бернард Корнуэлл
 4  Глава четвертая : Бернард Корнуэлл  5  Глава пятая : Бернард Корнуэлл
 6  Глава шестая : Бернард Корнуэлл  7  Глава седьмая : Бернард Корнуэлл
 8  Глава восьмая : Бернард Корнуэлл  9  вы читаете: Глава девятая : Бернард Корнуэлл
 10  Глава десятая : Бернард Корнуэлл  11  Глава одиннадцатая : Бернард Корнуэлл
 12  Глава двенадцатая : Бернард Корнуэлл  13  Историческая справка : Бернард Корнуэлл
 14  Использовалась литература : Трафальгар стрелка Шарпа    



 




sitemap