Приключения : Исторические приключения : 14. ЖОЗЕФИНА : Артур Конан Дойл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу

14. ЖОЗЕФИНА

При этом неожиданном известии Талейран и Бертье молча переглянулись, и здесь я впервые увидел, как быстро могло менять свое выражение лицо знаменитого дипломата. Я раньше уже слышал, что Талейран по мимике не уступит лучшим артистам. На его лице отразилась скорее злобная радость, чем смущение, в то время, как Бертье, искренно преданный Наполеону и Жозефине, бросился к двери, в которую должна была войти императрица, словно пытаясь помешать ей проникнуть сюда.

Констан бегом направился к портьерам, отделявшим от нас комнату императора, но окончательно растерявшись, хотя и пользовался везде репутацией ничем не возмутимого человека, отошел назад, с целью посоветоваться с Талейраном.

Но было уже поздно, потому что мамелюк Рустем распахнул двери, и дамы вошли в комнату.

Первая была высока и стройна, с улыбающимся лицом и с приветливыми, полными достоинства манерами. Она была одета в черный плащ с белыми кружевами на шее и на рукавах; на ней была надета черная шляпа с развевавшимся белым пером. Ее спутница была ниже ростом, лицо ее не отличалось изяществом и красотою и было бы совершенно вульгарно, если бы не особенная живость выражения ее больших черных глаз. За ними бежал привязанный на цепочке маленький черный фокс-терьер.

— Оставьте наруже Счастливчика, Рустем, — сказала первая из вошедших дам, передавая ему цепочку собаки, — император не любит собак, и когда мы вторгаемся в его квартиру, мы должны подчиняться его вкусам. — Добрый вечер, m-r де Талейран! Madame де Ремюсат и я катались здесь поблизости и заехали узнать, когда император прибудет в Пон де Брик. Но он уже совсем готов, конечно? Я думала застать его здесь.

— Его императорское величество вышел несколько минут тому назад, — сказал Талейран, кланяясь и потирая руки.

— Сегодня у меня собрание, в моем салоне в Пон де Брик, и император обещал мне отложить на время свои дела и почтить меня своим присутствием. Я хочу, чтобы вы убедили его меньше работать, m-r де Талейран; пусть он обладает железной энергией, но он не может продолжать вести тот же образ жизни. Нервные припадки у него повторяются все чаще и чаще. Ведь он стремится делать все сам! Это, конечно, очень хорошо и заслуживает уважения, но ведь это пытка какая-то! Я не сомневаюсь, что и в данный момент, — ах, впрочем, вы еще не сказали мне, где он, m-r де Талейран! — Мы ожидаем его с минуты на минуту, ваше величество!

— В таком случае, мы присядем и подождем его. Ах, m-r де Миневаль, как мне жаль вас, когда я вижу, что вы завалены этими несносными бумагами! Я была в отчаянии, когда monsieur де Буриенн покинул Императора, но вы превзошли даже этого образцового секретаря в исполнительности! — Подвиньтесь к огню, madame де Ремюсат, я уверена, что вы очень прозябли! Констан, дайте скамеечку под ноги madame де Ремюсат!

Вот такими, в сущности, незначительными знаками внимания и доброты Императрица возбудила к себе всеобщую любовь.

Это была женщина, у которой действительно не было врагов даже в среде тех, кто ненавидел ее мужа. Эту женщину любили все не только теперь, но и когда она была одинокою, разведенною женою. Из всех жертв, которые император принес своему честолюбию, он сам более всего жалел Жозефину, и разлука с нею стоила Наполеону не дешево!

Теперь, когда она опустилась в кресло, в котором только что сидел император, я имел время изучить эту личность, странная судьба которой поставила ее, дочь артиллерийского лейтенанта, едва ли не выше всех женщин в Европе! Она была на шесть лет старше Наполеона, так что, когда я видел Жозефину впервые, ей было 42 года: но смотря на нее издалека, при довольно тусклом свете, в платке, я не дал бы ей больше тридцати. Ее высокая стройная фигура до сих пор еще отличалась гибкостью девушки; в каждом ее движении было столько грации! Черты лица были нежны, и, судя по ним, можно было представить себе, что в молодости Жозефина была замечательной красавицей, но, как и все креолки, она быстро пережила свою красоту. При помощи различных косметических средств, супруга Наполеона довольно успешно боролась с временем и достигла того, что даже и в 40 лет, когда она сидела под балдахином или принимала участие в какой-нибудь процессии, красота ее привлекала общее внимание. Но на близком расстоянии или при ярком свете не трудно было разглядеть, что белизна кожи и румянец щек уже были искусственными. Ее собственная красота сохранилась вполне только в чудных больших черных глазах, с таким мягким ласкающим взором. Маленький изящный ротик императрицы постоянно улыбался; в то же время она никогда не смеялась слишком открыто, вероятно, имея свои причины не выставлять напоказ зубы. Она держала себя с таким достоинством и тактом, что если бы эта маленькая креолка была даже императорской крови, она не могла бы держать себя лучше. Походка, взгляды, манера одеваться, все ее жесты представляли собою гармоничное слияние женственности и приветливости с величием королевы.

Я с удовольствием наблюдал за нею, когда она нагибалась вперед, брала из корзинки маленькие кусочки ароматичной древесины алоэ и бросала их в огонь.

— Наполеон любит запах горящего алоэ, — сказала она, — никто не обладает такой тонкостью обоняния: он легко различает запах духов, даже спрятанных куда-либо!

— Император обладает чрезмерно развитым обонянием, — сказал Талейран, — придворные поставщики не особенно довольны этим!

— Ох, это грустная вещь, когда он начинает просматривать мои счета, это очень грустная вещь, monsieur де Талейран: ничто не ускользает от его проницательности! Он ни для кого не делает исключений. Все должно быть правильно!.. Но кто этот молодой человек, monsieur де Талейран? Он, кажется, еще не был представлен мне?

Министр в двух словах объяснил ей, что я принят на личную службу к императору, и, в ответ на мой почтительный поклон, Жозефина поздравила меня с самой задушевной приветливостью.

— Мне очень приятно видеть, что императора окружают такие благородные и преданные люди! Не знай я этого, я не находила бы минуты покоя вдали от него. По-моему, он находтся в безопасности только во время войны, потому что только тогда он отделен от убийц, ищущих случая лишить его жизни. Я слышала, что только на днях раскрыт новый заговор якобинцев? — Monsieur де Лаваль именно и присутствовал при аресте заговорщиков, — сказал Талейран.

Императрица засыпала меня вопросами, в волнении и тревоге ожидая ответа.

— Но ведь этот ужасный человек, Туссак, до сих пор не пойман, — воскликнула она, — я слышала, что молодая девушка взялась отдать его в руки правосудия, и что наградой за этот подвиг будет освобождение ее возлюбленного?

— Эта девушка — моя кузина, ваше императорское величество! Ее имя Сибилль Бернак.

— Вы всего несколько дней во Франции, monsieur де Лаваль, — сказала Жозефина, — но мне кажется, что все дела государства уже группируются вокруг вас. Вы должны представить вашу хорошенькую, по словам императора, кузину ко двору! Madame де Ремюсат, потрудитесь записать ее имя! Императрица снова склонилась к корзине с ветвями алоэ, стоявшей около камина. Вдруг я заметил, что она удивленно посмотрела на какой-то предмет, который тотчас и подняла с полу. Это была треуголка Наполеона с трехцветной кокардой. Быстро приподнявшись с кресла, Жозефина с треуголкой в руке подозрительно посмотрела на невозмутимое лицо министра. — Что это значит, monsieur де Талейран? — крикнула она, и ее черные глаза вспыхнули недобрым огоньком, — вы сказали мне, что император вышел, а, между тем, его треуголка здесь?

— Прошу прощения, Ваше Императорское Величество, но я не говорил вам этого!

— Что же вы сказали в таком случае?

— Я сказал, что он покинул комнату за несколько минут до вас! — Вы скрываете что-то от меня! — воскликнула она, инстинктивно угадывая правду.

— Я сказал вам все, что знаю!

Императрица переводила свои взоры с одного на другого. — Маршал Бертье, я требую, чтобы вы тотчас сказали мне, где император, и чем он занят!

Неспособный ни на какие увертки и хитрости, Бертье мял в руках свою шляпу.

— Я не знаю ничего, кроме того, что сказал де Талейран, — сказал он, — император только что покинул нас.

— Через какую дверь?

Бедный Бертье с каждым вопросом императрицы терялся все более и более.

— Ваше Императорское Величество, я не могу точно указать вам дверь, через которую вышел император.

Глаза Жозефины скользнули по мне, и я почувствовал, что сердце мое упало, но я все же мысленно успел произнести пламенную молитву святому Игнатию, который всегда покровительствовал нашей семье, — и опасность миновала.

— Идемте, madame де Ремюсат, — сказала императрица. — Если эти джентельмены не желают сказать нам правду, мы сами сумеем найти ее. С большим достоинством она пошла к портьере, отделявшей нас от комнаты Наполеона; спутница императрицы следовала за нею, и по ее растерянному лицу, по робким неуверенным шагам я понял, что она догадалась, в чем дело.

Постоянные измены императора и сцены, которые они вызывали, были столь обычным явлением, что еще ранее, будучи в Ашфорде, я неоднократно слышал самые разнообразные повествования о них. Самоуверенность Наполеона и его пренебрежение мнением света заставили его перестать бояться того, что о нем могут сказать, тогда как Жозефина, всегда сдержанная и спокойная, мучимая ревностью, утрачивала самообладание, и это приводило к тяжелым сценам.

Талейран отвернулся, едва сдерживая торжествующую улыбку, приложив палец к губам, тогда как Бертье не будучи в состоянии сдержать свое волнение, беспощадно мял и тискал свою и без того измятую шляпу. Только Констан, этот преданный слуга, решился загородить от госпожи роковую дверь.

— Если, Ваше Величество, вам угодно будет подождать одну минуту, я доложу императору о вашем присутствии здесь, — сказал он, и простирая руки так, что они загораживали вход.

— А, так вот он где! — гневно крикнула она. — Я вижу все! Я понимаю все! Ну хорошо же, я поговорю с ним! Пропусти меня, Констан! Как ты осмеливаешься загораживать мне дорогу?!

— Разрешите мне доложить о вас, Ваше Императорское Величество. — Я сама доложу о себе!

Быстрым движением своей стройной фигуры она отстранила протестовавшего слугу, раздвинула портьеру, раскрыла дверь и исчезла в смежной комнате. В этот миг она горела одушевлением и гневом; яркий румянец, несмотря на наложенную на щеки краску, залил ее лицо; ее глаза сверкали гневом оскорбленной женщины. Она не боялась теперь предстать перед мужем.

Но в этой изменчивой, нервной натуре переход от безумной отваги к самой отчаянной трусости совершался слишком быстро! Не успела она скрыться в соседней комнате, как оттуда раздался грозный окрик, словно рычание разъяренного животного, и в следующий миг Жозефина в ужасе выбежала из комнаты в палатку.

Император, в порыве страшного гнева, не владея собою, бежал за нею. Жозефина была так испугана, что бросилась прямо к камину; madame де Ремюсат, не желавшая, в качестве арьергарда, принять на себя натиск разгневанного императора, бросилась вслед за нею. Так они обе бежали, словно спугнутые с гнезда наседки, и, дрожа всем телом, опустились на свои прежние места. Тяжело дыша, не смея поднять глаз, они сидели так, пока Наполеон с нервно подергивающимся лицом, как разъяренный зверь, метался по комнате, изрыгая град площадных ругательств.

— Ты во всем виноват, Констан, ты! — кричал он, — разве так служат мне? Неужели у тебя настолько не хватило смысла, соображения? Неужели я никогда не могу быть один?! Неужели я вечно должен подчиняться женским капризам? Почему все могут иметь часы свободы, а я нет? А вам, Жозефина, я скажу, что между нами все кончено! Я еще колебался, но теперь я решил порвать с прошлым!

Я уверен, что мы все дорого бы дали за возможность покинуть комнату. Присутствовать при подобной сцене не так-то легко! Император не обращал ни малейшего внимания на наше присутствие, как будто мы были просто неодушевленные существа. Получилось такое впечатление, что этот странный человек непременно хотел все щекотливые семейные дела, которые обыкновенно сохраняются в тайне, разбирать публично, чтобы еще больнее уязвить свою жертву. Начиная с императрицы и кончая грумом, не было решительно ни одного человека, кто бы с грустью не сознавал, что он каждую минуту может быть публично осмеянным и оплеванным, ко всеобщему удовольствию, отравлявшемуся лишь той мыслью, что каждый из присутствующих в ближайшем будущем может попасть в такое же положение.

Жозефина в эти тяжелые минуты прибегла к последнему средству, к которому обыкновенно прибегают женщины. Закрыв лицо руками и склонив свою грациозную шейку, она залилась горькими слезами. Madame де Ремюсат тоже плакала, и в те моменты, когда она прекращала свои рыдания, хриплые и резкие, потому что голос ее в минуты волнения всегда делался таким, — слышались мягкие, стонущие рыдания Жозефины. По временам издевательства мужа выводили ее из терпения, и тогда она пыталась возражать ему, мягко упрекая его за бесконечные измены, но каждая такая попытка вызывала только новый прилив раздражения в императоре. В гневном порыве он ударил своею табакеркою об пол, как рассерженное дитя разбрасывающее по полу игрушки. — Нравственность! — кричал он в иступлении, — мораль не созданы для меня, и я не создан для них. Я человек вне закона и не принимаю ничьих условий. Я много раз говорил вам, Жозефина, что это все фразы жалкой посредственности, которыми она старается ограничить величие других. Все они неприложимы ко мне. Я никогда не буду сообразовывать свое поведение с законами общества!

— Значит, вы совершенно бесчувственный человек? — рыдала императрица. — Великие люди не созданы для чувств! От них зависит решить, что делать и как выполнить задуманное, не слушаясь советов других. Вы должны покориться всем моим капризам и недостаткам, Жозефина, и я думаю, вы сами поймете, что необходимо дать полный простор моим действиям! Это была его любимая манера в разговорах и в делах: если он был неправ в данном деле с одной точки зрения, он сейчас же представлял факт в совершенно ином свете, который бы оправдывал его потупки. Наконец бурная сцена окончилась. Он достиг своего, убедил в своей правоте им же оскорбленную женщину! Как в битве, так и в спорах Наполеон всегда предпочитал натиск и атаку.

— Я смотрел счета г-жи Ленорман, Жозефина, — сказал он, — знаете ли вы, сколько платьев имели вы в этом году?! 144 платья, причем каждое из них стоит баснословных, безумных денег! В ваших гардеробах насчитывается до 600 платьев, почти не надеванных! Madame де Ремюсат может подтвердить это. Она не может не знать этого.

— Но вы любите, чтобы я была всегда хорошо одета, Наполеон!.. — Да, но я не желаю платить по таким невероятным счетам! Я мог бы иметь еще два кирасирских полка или целую флотилию фрегатов с теми суммами, которые заплатил за все эти шелка и меха. А между тем один-два лишних полка могут повлиять на исход всей кампании. И кроме того, Жозефина, кто дал вам право заказывать Лефевру бриллиантовую с сапфирами парюру? Когда мне был прислан счет, я отказался уплатить по нему. И если это повторится, то этот господин пойдет в тюрьму, да и ваша модистка последует туда же!

Приступы гнева у императора, хотя и были довольно бурными, но никогда долго не продолжались; конвульсивное подергиванье руки, — что было одним из признаков его раздражения, постепенно становилось все менее и менее заметным; посмотрев на де Миневаля, зарывшегося в бумаги и, как автомат, продолжавшего писать в течение всей этой сцены, он улыбнулся, подошел к огню, и следы гнева постепенно исчезали с его лица.

— Для вас нет оправдания за безрассудные траты, Жозефина, — сказал он, кладя руку ей на плечо. — Бриллианты и дорогие платья необходимы уродливым женщинам, чтобы привлечь на себя внимание, но вы не нуждаетесь в этом! У вас не было дорогих костюмов, когда я впервые видел вас на улице Шотерена, и ни одна женщина в мире не увлекла меня так, как вы! Для чего ты раздражаешь меня, Жозефина, и заставляешь говорить тебе столько неприятностей?

— Вы будете у нас, Наполеон? — осведомилась императрица, все страдания и неудовольствия которой, казалось, без следа рассеялись под влиянием одного доброго слова мужа. Она по-прежнему держала платок у глаз, но, я думаю, с единственной целью скрыть следы слез.

— Да, да, я буду! Мы все последуем вскоре за вами! Проводи дам до экипажа, Констан! Распорядились ли вы нагрузкой войск, Бертье? Пойдите-ка сюда, Тайлеран, я хочу поговорить с вами насчет моих видов на Испанию и Португалию. Monsieur де Лаваль, вы можете сопровождать императрицу в Пон де Брик, где мы увидимся с вами на приеме.


Содержание:
 0  Дядя Бернак : Артур Конан Дойл  1  2. СОЛЯНОЕ БОЛОТО : Артур Конан Дойл
 2  3. РАЗОРЕННАЯ ХИЖИНА : Артур Конан Дойл  3  4. НОЧНЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ : Артур Конан Дойл
 4  5. ЗАКОН : Артур Конан Дойл  5  6. СКРЫТЫЙ ПРОХОД : Артур Конан Дойл
 6  7. ВЛАДЕЛЕЦ ГРОСБУА : Артур Конан Дойл  7  8. КУЗИНА СИБИЛЛЬ : Артур Конан Дойл
 8  9. ЛАГЕРЬ В БУЛОНИ : Артур Конан Дойл  9  10. В ПРИЕМНОЙ НАПОЛЕОНА : Артур Конан Дойл
 10  11. СЕКРЕТАРЬ : Артур Конан Дойл  11  12. ЧЕЛОВЕК ДЕЛА : Артур Конан Дойл
 12  13. МЕЧТАТЕЛЬ : Артур Конан Дойл  13  вы читаете: 14. ЖОЗЕФИНА : Артур Конан Дойл
 14  15. РАУТ У ИМПЕРАТРИЦЫ : Артур Конан Дойл  15  16. В БИБЛИОТЕКЕ ГРОСБУА : Артур Конан Дойл
 16  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : Артур Конан Дойл    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap