Приключения : Исторические приключения : Глава 8 : Юрий Корчевский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56

вы читаете книгу




Глава 8

Уровень воды в реке немного спал, и мы решили отправляться в путь. Убрали швартовы и втянули трап. Судно медленно отошло от стены причала. Отец Никифор стоял рядом с рулевым: оказывается, он уже не раз сплавлялся по Чусовой и хорошо знал реку, да и, будучи в прежней мирской жизни кузнецом, не раз плавал по реке.

Влекомые быстрым течением и небольшим ветерком, мы за три дня достигли Перми. Делать нам здесь было нечего, и, не останавливаясь, проследовали дальше.

Десять дней бурные вешние воды Камы несли нас до Сарапула. Решили заночевать в городе, поесть горяченького; солонина и сухари уже в рот не лезли. За ночевку, баньку и еду я выскреб из кошеля последнее серебро. Денег больше не было, из ценностей остались только самоцветы. Еще десять дней, и мы пристали к пристани Казани. Не теряя времени, отец Никифор отправился в город, по моему совету оставив на корабле серебро для выкупа. Я же, взяв с собой несколько камней, пошел искать ювелиров.

Лавок ювелирных здесь было множество. Но поскольку я не соглашался отдать изумруд за бесценок, покупали в каждой лавке по одному-два мелких камня. В одной из лавок мне подсказали адрес ювелира-араба, очень любившего самоцветные камни. Добравшись до лавки Ибн-Сауда, я без разговоров выложил три оставшихся у меня камня на прилавок.

Торговались долго; пришли к соглашению, и араб достал небольшой мешочек арабских золотых динаров. Золото было неплохого качества, не в пример турецкому.

Вернувшись на корабль, я вызвал боцмана и, вручив ему несколько золотых монет, наказал завтра с утра закупить продовольствия – у нас оно уже подходило к концу, и до Нижнего Новгорода, не говоря о Рязани или Москве, кушать было бы нечего.

Вечером вернулся расстроенный отец Никифор. Ему удалось через посредников связаться с похитителями сына, но денег на выкуп не хватало. Я без колебаний добавил недостающее серебро: я знал, что такое мусульманский плен. Никифор на радостях чуть не кинулся целовать мне руки. Утром, забрав деньги, он ушел к посредникам, а я снова пошел к ювелирам: были нужны деньги, на самоцветы в небольших городках еды не купишь; там нет ювелиров, и никто не сможет оценить их стоимость. Вчерашний араб встретил с распростертыми объятиями.

Видимо, Ибн-Сауд уже оценил чистоту камней или перепродал их с немалой выгодой другим ювелирам. Я выложил ему еще четыре камня из своей доли добычи. Камни были большие, и мы снова торговались – без торга ни один восточный базар или торговец не обходятся, по-моему, они получают в том удовлетворение. На этот раз кошель с золотыми динарами был полновеснее.

Довольный сделкой, я шел к кораблю и не видел, как от самой лавки ювелира за мной шел неприметный человек в сером плаще. Едва взойдя по трапу, я услышал радостные возгласы, какой-то шум. Впереди, на носу, собралась чуть не вся команда. Подошел к ним и я. Завидев меня, матросы расступились, и я увидел счастливого отца Никифора, обнимающего худого паренька в рваных обносках. Выкупил все-таки сына.

– Боцман! – рявкнул я. – Почему отрок до сих пор не переодет и не накормлен? – Боцман кинулся за одеждой, а Глеб, не дожидаясь команды, рванул за едой.

Я решил: помогать – так помогать. Хоть и не по пути, но до Воткинска надо их доставить, это чуть не половина пути в обратную сторону по Каме. Отец Никифор порывался уйти пешком, да куда ему в чужой стороне, без денег и с отощавшим пленником?

Утром отчалили, и через день с Волги снова повернули на Каму. Команда не роптала, понимая ситуацию.

Снова потянулись знакомые, только недавно пройденные берега. Миновали Елабугу. На одной из стоянок ко мне подошел Егор:

– Капитан, за нами вдалеке следует лодка, в ней двое.

Я отнесся к предостережению серьезно – на ночь выставлял вооруженные караулы. Но шли дни, никто на нас не нападал, тревога постепенно улеглась.

Миновали Воткинск – правда, он стоял не на Каме, но недалеко; и прошли еще вперед, высадив наших неожиданных пассажиров в Осе, на левом берегу Камы. Какой-никакой городишко, не в чистом поле высаживаем. До Перми недалеко, а ежели по суше напрямик через Кунгур, то и Чусовой близко. На прощание дали отцу Никифору провизии – сухарей, солонины, муки; я добавил серебра, наказав не бить ноги, а нанять подводу – дороги уже подсохли.

Оба поклонились в пояс, отец Никифор обещал молиться в своем храме за здравие нашей команды и за меня отдельно. Перекрестив на прощание и прошептав слова молитвы, они сошли на берег и долго махали нам руками.

Судно развернулось, благо Кама широкая, и мы пустились назад. Не ожидавшая нашего разворота лодка с двумя преследователями оказалась неожиданно близко. Теперь они пытались уйти от нас.

– Боцман, полный вперед, надо догнать лодку, людей взять живыми; я их допрошу – надо же знать, чего они от нас хотят. Дело нечистое.

Мы догоняли лодку. Там нас заметили: парус был на лодочке поднят, гребцы сели на весла.

– Капитан, могут уйти – скоро речушка будет, нам туда не войти, а они могут ускользнуть.

– Хорошо, готовьте носовую пушку.

– Уж готова давно.

Я сам встал за пушку, повел вертлюгом, поймал лодку в прицел, вынес упреждение, выстрел. Ядро легло перед носом лодки, чуть не опрокинув ее волной. Гребцы заработали веслами еще быстрее, хотя, казалось, что быстрее уже некуда. Впереди показалась протока.

– Уйдут, капитан!

– Не уйдут, перезаряжайте!

Пушку перезарядили и, как только лодка стала сворачивать в протоку, повернувшись к нам боком, я всадил в лодку ядро. Полетели щепки, обломки досок. Гребцы упали в воду. Один начал работать руками, пытаясь выгрести к берегу, второй неподвижно плыл по течению.

– Готов. Взять того живым!

Судно ткнулось носом в берег, и матросы рванули на сушу. Через несколько минут мокрого, дрожащего гребца притащили к судну. Я спрыгнул с борта на берег. Так и есть – татарин.

– Чего ты следил за нами?

– Моя твой не понимает.

Я перешел на татарский, повторив вопрос.

– Мы честные торговцы, шли в Пермь для торговли.

– А зачем от нас убегали, как мы развернулись?

Татарин молчал, отвернувшись. Я вытащил нож:

– Сейчас на части резать буду, вы русских не жалеете, чего мне тебя жалеть? Скажешь?

Молчит, только плюнул в ответ. Расскажет, надо только время.

Не угрожая, я приблизился к нему и резким взмахом ножа отсек ухо. Татарин завизжал от боли, схватился за рану и, размазывая по лицу кровь, мелко-мелко закивал:

– Все, все расскажу, не убивай!

– Говори, правду расскажешь – живым останешься.

– Меня послал следить за кораблем Ибн-Сауд.

– Знаю такого, дальше.

– Если человек с корабля пойдет на прииски – проследить, если повернет на Русь, постараться побыстрей сообщить Ибн-Сауду.

– Да как же ты это сделаешь, лодка не быстрее корабля.

– Почтовые голуби, господин.

Вот оно, в чем дело. Хитрозадый араб решил узнать, где прииски, ведь на Руси изумруды добывали издавна. Не удастся узнать, где прииски, – попытаться ограбить, для этого и нужны почтовые голуби. Пока мы доберемся до Казани, голуби давно уже будут там, а с ними – и засада с разбойниками.

Я приставил нож к горлу соглядатая:

– Говори, какая засада и где?

– Я не знаю, господин, не убивайте меня. Слышал лишь, что говорили о корабле, а где и когда – не знаю. Пощадите меня, господин, ведь я вам не сделал ничего плохого, а вы убили моего брата – он был со мной в этой проклятой лодке.

– Ладно, живи, червяк.

Татарин на четвереньках шустро пополз в сторону, потом вскочил на ноги и, часто оглядываясь, бросился бежать.

Команда стала спрашивать – что сказал татарин. Я вкратце пересказал, не забыв сообщить о голубях.

– Кто-нибудь видел, как с лодки взлетают голуби?

Оказалось – никто, но это еще не факт, они могли выпустить их, когда мы не видели. Эх, не спросил я у татарина, упустил из вида. Может, не поздно догнать? Да где там, найди в лесу татарина, тот, может, уже в какой-то норе сидит, выжидая, когда мы уйдем.

– Так, мужики. Если голубей выпустить не успели, уйдем спокойно, а ежели голуби уже в Казани – надо быть готовыми к засаде, придется маленько пострелять.

– Мы готовы, капитан.

Мы забрались на борт, отчалили от берега. Жалко, бомб нет, одни ядра и картечь, что я купил в Туле. Вместе с матросами я обошел пушки, самолично проверив каждую. До Казани оставалось три дня пути, уже пройден Сарапул. На ночь к берегу не приставали, бросили якорь посредине реки и зажгли светильники – не ровен час, купец какой, поспешая, своим суденышком нас долбанет. Но двое вахтенных бдительно следили за водой и берегом. Пока все шло хорошо. Провизия и вода были, команда готова.

Так просто нас не возьмешь. Люди отчаянно будут защищать свои жизни и самоцветы. Каждый из команды хотел остаться живым и богатым.

Настала последняя ночевка перед переходом до Казани.

Перед утром часа в четыре меня разбудил вахтенный:

– Капитан, капитан, проснись!

– А, что такое?

Вахтенный приложил палец к губам – тихо, мол.

– Выпь кричит.

– Ну и что?

– Выпь на болотах да озерах водится, какая на Каме выпь?

Да, действительно странно.

– Буди потихоньку команду, пусть к пушкам становятся, сабли и штуцера берут с собой.

Вахтенный исчез. Я быстро оделся, сунул за пояс пистолеты и катану, вышел на палубу, прислушался. Тихо. Хорошо бы и дальше так, но нет, у берега плеснуло: может, рыба, а может, и веслом неосторожно.

От берега отделилась темная тень. Лодка, точно лодка, и большая. Наклонившись, чтобы не увидели, я бросился к пушке. Ага, тут уже сидят двое канониров.

– Цель видите? – прошептал я.

– Цель-то видим, да прицела не видим.

– Черт!

У соседних пушек тоже уже сидели на корточках матросы – быстро поднялись, молодцы ребята.

– Как поближе подойдут, огонь!

– Будет исполнено, капитан.

Лодка уже близко, пора. Я закричал:

– Огонь! – Чего уж теперь таиться.

Пушки недружно громыхнули. Три ядра упали рядом, но четвертое угодило в лодку. Послышались крики и стоны, лодку стало разворачивать по течению.

– Картечью заряжай! – скомандовал я.

Надо было сразу, к первому выстрелу о картечи думать, а не теперь: кто же ночью ядрами по маленькой цели стреляет, это же не линкор «Миссури».

– Капитан, слева лодка!

Я бросился к левому борту. Где она? О борт корабля глухо ударило – вот где лодка, пушки уже бесполезны. На палубу упали кошки, зацепились за планшир. Над бортом показались разбойники. Я выхватил катану и с ходу снес ближнему голову, обратным замахом отрубил второму руку. Замечательный меч – катана! Легко рубит, острый, даже кость перерубаешь без усилий.

Рядом слышались удары железа об железо, шла рубка, разбойники уже залезли на палубу. Я перегнулся через борт – посмотреть, сколько человек в лодке, и тут же получил сильный удар в плечо арбалетной стрелой. Голова закружилась, я почувствовал резкую слабость и упал в воду. Сознание померкло.

…Очнулся я в своей комнате, солнечный свет заливал мою хрущевку. На полу и тумбочке лежал слой пыли. Болело левое плечо.

Никак опять вернулся? Какое же сегодня число? Стараясь не потревожить бок, медленно встал с дивана и включил телевизор. На ТВЦ, в правом верхнем углу горело – восемнадцатое августа, тринадцать сорок, температура плюс 27. Ха, там я прожил три года, а здесь прошло два дня. Впрочем, и за два дня прогулов могут уволить с работы. Я поковылял в ванную, к зеркалу.

М-да, хорошо влепили из арбалета, шрам багровый переходит с плеча на грудь. Только я что‑то не помню, чтобы меня кто-то вытаскивал из воды и лечил. Ладно, что теперь делать-то. Я проковылял к холодильнику. Нашел остатки колбасы и банку с пивом. Хлеб в хлебнице уже зачерствел, но на судне я и сухари за милую душу трескал. Не барин. Не идти же сейчас в магазин!

Раздался телефонный звонок, я снял трубку. Звонил из больницы мой приятель Женька.

– Ну ты куда пропал?

– Да ездил вчера в одно место, с лестницы упал, руку поднять не могу.

– А что на работу не позвонил? Шеф уже бесится, говорит – не объявишься – уволит.

– Да и черт с ним, я и сам уволюсь!

– Не горячись, куда ты в маленьком городишке еще устроишься со своей специальностью. Давай, я к тебе подъеду, посмотрю, может, больничный оформим.

– Приезжай, только хлеба купи, и еще чего-нибудь съестного. У меня холодильник пустой, а кушать хочется.

– Да ты всегда пожрать готов, для меня не новость. До встречи.

Женька приехал через час, на кухонный стол поставил пакет со съестным, осмотрел мой багровый шрам.

– Эка тебя зацепило. Холод прикладывал?

– А то! И все равно болит, зараза, рукой владеть не могу.

– Похоже, переломов нет, но давай со мной съездим – я на машине, рентген сделаем.

Я собрался, поехали на рентген.

Рентгенолог долго крутил снимок:

– Есть трещина одного ребра, больше ничего. Делай тугое бинтование груди и покой, батенька, покой.

Травматолог выписал больничный, теперь десять дней отдыхать.

Я пришел домой, залез в пакет с едой – так, посмотрим, чем Женька друга кормить собрался. Хлеб, колбаса, мороженые котлеты из «Магнита», пиво и сыр. Пару дней проживу. Еще бы картошечки пожарить, соскучился я по ней. Я залез на балкон, достал из ящика картошку, пожарил котлеты и картошку и все умял под пиво. Посмотрел телевизор – рост благосостояния народа, монетизация льгот… – тьфу на вас, пустобрехи. Промывание мозгов и лакировка действительности.

Как-то там мои ребята с «Ветродуя»? От татар они точно отобьются: одна лодка, получив ядро, ушла по течению вниз, со второй на палубу вылезли человек семь-восемь, да еще кто-то из лодки из арбалета выстрелил – всего не больше десятка, а у меня на судне два десятка подготовленных мужиков, с вооружением, которым они умели владеть. Точно отобьются.

Изумрудов жалко, столько сил ушло, денег вложил кучу, не мылся, кайлом махал как узник НКВД в колымских лагерях. Ладно, что с воза упало, то пропало. Надо думать – что делать дальше, не мечтать же все время на диване, от скуки офонареешь. Я по натуре человек активный, мне дело нужно. Денег ведь куча, я богатый человек, можно ни черта ни делать, ездить по курортам. Это идея!

Для начала надо посетить закопанный мною клад, если цел. Можно открыть свое дело – клинику например. Буду делом заниматься, начальников надо мной не будет, сам людей отберу толковых. Так, ехать далековато, за десять дней больничного могу и не обернуться – да и флаг им в руки, уволюсь потом.

Я собрал вещи в дорожную сумку, вызвал такси и поехал на вокзал.

Билетов на поезда не было – август! На своей машине ехать затруднительно – рука побаливает. Да, придется поездку отложить дней на десять: рука подживет, уволюсь. Тогда пойду на пляж. Не положено – нарушение режима, но я пойду – все равно увольняться.

Переодевшись в плавки, взял с собой защитные очки и отправился на городской пляж. Был он ввиду рабочего дня полупустынен. Я быстренько окунулся и лег загорать.

На средину городского озера выплыла моторка со спасателями, и в мегафон стали вещать – за буйки не заплывать, пьяными в воду не лезть. Меня осенило – вот что мне надо! Моторную лодку – и до места добраться можно, и клад вывезти, минуя дороги с алчной ГИБДД.

Не раздумывая долго, я пошел домой, взял сумку с вещами, пошел к пригородным поездам. От нашего городка можно было добраться до Волгограда или Астрахани, мне ведь нужно было на Волгу.

Ночь промучился на жесткой скамейке: поезд не ехал, а полз, останавливаясь у каждого столба. Утром уже был в Астрахани. Лучше бы в Волгоград, да не было поездов.

Сразу направился на реку. Пошел по рыбакам – не продаст ли кто моторку. Почти сразу мне повезло – услышав разговор, ко мне подошел дед.

– Моторку купить хочешь?

– Да.

– Пойдем, мою посмотришь.

На берегу, наполовину вытащенная из воды, лежала казанка; дед, кряхтя, вытащил из сарайчика мотор. Вдвоем мы водрузили его на транец.

– Зверюга мотор, японский, «ямаха» называется.

Мы сели в лодку. Мотор завелся с пол-оборота, и мы сделали круг по Волге. Лодка не текла, мотор работал без перебоев. А что все не новое, так мне все равно, лишь бы задачу выполнить.

– Ты не рыбку ли половить захотел? – спросил дед.

– Ее родимую.

– Ховайся от рыбнадзора, они сейчас лютуют – о! Я потому и лодку продаю, стар уже стал бегать от охраны, да и рыбы мало стало. Понравилась лодка?

– Неплоха. Заплатки на бортах есть, но мотор неплохой.

– Две тысячи прошу.

– Это в евро или долларах?

– Долларах, дорогие японские моторы, не взыщи.

Я молча отсчитал деньги, забрал у деда канистры с бензином и банку с маслом – ему они теперь ни к чему, забросил сумку в лодку.

– Теперь давайте расписку и от руки составим купчую. – Дед оторопел. – А как же, остановят меня, скажут – украл, поди докажи.

– Не писал я никогда, не умею.

– Ладно, я напишу, вы подпишете. Кто его знает, может и не нужна будет бумага, да только жизнь научила меня подстраховываться.

Деда по паспорту звали Иннокентий Петрович.

– Послушайте, а магазинчик – водички там взять, съестного чего – тут недалеко есть?

– Как не быть, метров сто отсюда.

– Сумку мою не постережете? Обмыть покупку надо.

– Посижу, чего же не присмотреть, мне теперь торопиться некуда.

Я сбегал в магазин, купил несколько больших бутылок минералки, хлеба, консервов. У бабушек возле магазина – помидоров и огурцов. Не забыл себе пива, а деду – водки. Нагруженный двумя здоровенными пакетами и обливаясь потом – жаркое, однако, в Астрахани лето, доплелся до сарайчика.

Я выпил одну рюмочку горилки, что была у запасливого деда в сарае, и попрощался с бывшим хозяином. Тот похлопал лодку по борту:

– Береги ее, хоть и не новая, однако – послужит. Я за ней как за женщиной ухаживал.

Оттолкнувшись от берега, я запрыгнул в лодку, развернулся и пошел на север.

По берегам тянулись астраханские унылые степи. Волга разливалась то широко, то делилась на множество протоков. По какому плыть – неизвестно. В конце концов, стал выбирать любой, лишь бы пошире, все они потом сливались, образуя широкое русло.

Вечером переночевал на берегу, заодно вспомнив, что надо было прикупить хотя бы туристический коврик – жестковато на голой землице. За два дня резвого хода – не обманул дед с мотором – я добрался до Волгограда. Оставив лодку на пристани маломерных судов под охраной, отправился налегке в город, нанял такси, закупил полный багажник провизии, коврик и надувной матрас, туристический примус «Шмель» и еще кое-что по мелочи. Обернулся часа за три; вернувшись, перегрузил все в моторку, забив передний отсек почти полностью. Слава Богу, он закрывался, и дождь и брызги в него не проникали.

Не давая себе передыха, вышел на реку, и снова – путь на север. Рука еще двигалась неважно, и плечо болело, но моторкой можно управлять и одной рукой, да и движение по Волге не такое оживленное, как по трассе, двигаться можно. Еще через два дня я был уже в Саратове, отдыхая только ночью; утром завтракал, вечером совмещал обед и ужин. Через неделю оставил по правому борту Казань, а еще через пять дней – Нижний Новгород.

Я прилично загорел, окреп, плечо уже не беспокоило, и в руке появилась сила. Отсутствием аппетита я не страдал и чувствовал себя довольно неплохо.

По Оке пошел влево, потянулись знакомые берега. Конечно, за триста лет они изменились – появились новые города, старые расстроились, но изгибы и общие очертания остались. Впереди показалось слияние Оки и Москвы-реки. Где-то здесь должен быть камень. Я сбросил ход и стал обследовать левый берег. Вот он! Я чуть не закричал от радости. Ткнулся носом лодки в берег, вытащив цепь, привязал лодку за высокий пенек и, взяв лопату, отправился к камню. Что-то он вроде повыше был, или в землю врос за прошедшее время? А может, я ошибся, и камень не тот? Я огляделся, нет – место то же, вон характерный изгиб реки, форма камня та же.

Оглянулся, никого не было, лишь на берегу у воды, довольно далеко от моторки, загорала девушка. Ну, она мне не мешает.

Отсчитав пять шагов, срезал дерн и начал копать. Через полчаса работы лопата наткнулась на твердое. Обкопал пошире и вытащил сундучок. Он почти сгнил, но содержимое осталось в целости, да и что будет золоту даже в земле. Я перебрал предметы, уложил в приготовленную сумку.

На первое время хватит, еще и сбыть надо, в музей с этим не сунешься, бедные нынче музеи, да и вопросов задавать много будут. В милицию идти – вроде как клад нашел и прошу оплатить половину найденного – еще хуже. Докажи сначала, что не украл, а потом два года жди возмещения. Да и кто даст гарантию, что сумку не отнимут, а самого не отходят дубинками и не вывезут за город? Милиция нынче хуже бандитов, от бандитов хоть отбиваться можно – кирпичом, ножом, руками, а на стороне милиции – закон, сопротивляться нельзя, могут и стрельнуть. Нет, надо в Москву, к менялам, коллекционерам. Тем более один знакомый нумизмат у меня там был.

Весело напевая какой-то дурацкий мотивчик, я спустился к лодке. Ладно, раз уж я здесь, можно покушать и искупаться. Я посмотрел в сторону, где загорала девушка. Лицо прикрыто соломенной шляпкой, лежит на полотенце неподвижно, никак уснула, обгорит ведь. Я пошел к ней. Девушка загорала топлесс, узкие трусики-стринги почти ничего не прикрывали. Фигура богини. Спелые груди с крупными сосками, узкая талия, широкие бедра. Я залюбовался. Девушка, видимо, что-то почувствовала, приподняла шляпку, взглянула на меня, ойкнула и закрыла груди ладошками.

– Вы кто такой?

– Юрий, мимо плыл, да вот увидел Афродиту и решил спасти от солнечного ожога.

Девушка посмотрела на свою покрасневшую кожу, вытянула из-под себя полотенце и обернулась им. Надела шляпку и встала. Небольшого росточка, симпатичная брюнетка, без всякой косметики, что нынче редкость. Вообще-то деревенские не ходят купаться в косметике. Может, она и не деревенская, с чего ты это взял, Юрий, может, человек на каникулы приехал, лето все-таки.

– Девушка, не составите мне компанию? Я перекусить решил, скучно одному.

Девушка фыркнула и отвернулась. Ясно, на фига ей сорокалетний мужик, этой пичужке лет двадцать пять от силы. Для нее я – пожилой человек, мне тоже в юности так казалось. Со временем это пройдет. Я пожал плечами – было бы предложено, и пошел к моторке. Развел примус, разогрел тушенку, привязав бутылку пива за веревочку, опустил в воду. Хоть и теплая вода, а все же холоднее, чем на воздухе. Сам решил ополоснуться. Заплыл далеко, почти на средину реки, полежал на спине, глядя на проплывающие облака, и поплыл назад.

Течением меня снесло, и пришлось снова проходить мимо девушки. Она уже оделась в легкий халатик. Я проследовал мимо: ну не хочет человек – чего же навязываться? Сам таких не люблю.

Сел на нос лодки, потом открыл банку с тушенкой, нарезал хлеба, вытащил за веревку пиво. Эх, хорошо! Жаль, бутылка последняя. Надо покушать. Проходившая мимо девушка взглянула на пиво и непроизвольно сглотнула слюну: жарко, пить хочется.

– Девушка, присоединяйтесь, я не маньяк, на маленьких детей не кидаюсь. Вот поем сейчас и уплыву, не буду вам мешать.

Я достал пластиковый стакан, налил пива и протянул. Девушка поколебалась, но стакан взяла и присела на берег, с наслаждением потягивая пиво.

– Как звать-величать вас, красавица?

– Наталья.

Уже хорошо, познакомились.

– Вы здесь на каникулах? К дедушке-бабушке отдохнуть от гранита науки приехали?

– Неужели я похожа на студентку? Я здесь работаю учительницей, у меня действительно каникулы.

– По распределению в деревню попали?

Вот идиот, распределения после института или академии уже лет пятнадцать как нет, пенек замшелый.

– Нет, сама поехала, здесь жилье обещали, не то, что в городе. Я в городе выросла, здесь скучно и молодежи почти нет.

– А что ж на каникулы к маме-папе не поехали?

– Нет у меня мамы-папы, с бабушкой жила, да померла она недавно. – Девушка взгрустнула.

Дернуло же меня за язык родителей ее упомянуть. Надо срочно переводить разговор на другие темы.

– Есть ли в деревне магазин, а то я в дороге поиздержался, еды да питья прикупить надо.

– Магазин-то есть, да ассортимент скудный; тут недалеко городок, лучше там прикупиться, километров через пять выше по реке.

– Не проводишь ли?

Оценивающий взгляд исподлобья.

– Да не украду и не сделаю ничего плохого.

Девушка решилась, уселась в лодку на сиденье. Я положил примус, допил пиво из бутылки и уселся за штурвал.

– Показывай, красавица!

Щечки ее от комплимента слегка порозовели – ну кто из женщин не любит слов признания красоты.

Я завел двигатель, мы рванули вверх. Через пятнадцать минут быстрого хода мы уже причаливали к местной пристани – да какая это пристань – несколько бревен, сверху настил из досок. Не забыть бы про бензин. Я примотал лодку цепью к бревнам, позвал крутящихся рядом мальчишек, попросил постеречь лодку – чего доброго, найдутся людишки, подвесной мотор снять недолго, и с Натальей отправился в город. Мы прошлись по магазинам. Я набрал кучу пакетов с провизией и питьем, подогнал такси и побросал в багажник. Подъехав, перегрузил сумки в лодку, взял канистры и на этом же такси отправился на заправку. По дороге мы болтали о всякой всячине, я рассказывал анекдоты: лучшее средство втереться женщине в доверие – юмор. Залив канистры, вернулись. Я расплатился с таксистом и мальчишками, залил бензин в бак. Подал девушке руку, и мы двинулись в обратный путь.

– А вы кем работаете, Юрий?

И что меня дернуло за язык?

– Историком, изучаю средние века. – Мы вернулись туда, где купалась девушка и я пил пиво. Надо прощаться, а не хочется.

– Наташа, а не махнуть ли нам вместе в Москву?

Глаза девушки округлились от удивления.

– Нет, что вы, у меня в Москве и нет никого.

– А вы были в Москве когда-нибудь?

– Нет, я липецкая.

– Ну так что же вам мешает; сейчас каникулы, время у вас есть, малые дети по лавкам не сидят, транспорт к вашим услугам.

– Я вас боюсь.

Вот те на, хвоста и копыт нет, чего меня бояться; или добропорядочная девушка так и должна поступать? Я не отступал.

– Наташа, я до вас и пальцем не дотронусь, а Москву посмотреть – просто необходимо, школярам своим потом расскажете.

Девушка заколебалась.

– Берите паспорт и самое необходимое, все остальные расходы я беру на себя.

– И долго мы там будем?

– К первому сентября обещаю доставить на это же место!

– Хорошо, – нерешительно сказала Наталья, – я схожу домой, переоденусь, документы возьму.

Девушка ушла. Ожидая ее, я переложил продукты в носовой отсек лодки, называемый у моряков форпиком, узел с ценностями задвинул подальше.

Пока делать было нечего, приготовил скромный ужин. Где-то часа через полтора появилась Наталья, одетая в платьице, чуть подкрашенная, с сумкой через плечо. Я помог снять сумку и уложил в отсек, от брызг подальше. Мы дружно перекусили и уселись в лодку. Я шутливо заорал:

– Поднять паруса, отдать швартовы, полный вперед! – Мы легко отчалили от берега и рванули вперед.

Однако часа через два начало темнеть, и пришлось выбирать стоянку для ночевки. Слегка перекусили – природа возбуждает аппетит. Я надул для девушки резиновый матрас, сам лег на туристический коврик, мне не привыкать.

Улеглись спать. Я отрубился сразу, руководствуясь правилом: солдат спит – служба идет. Часа через два меня разбудила Наташа:

– Там, в кустах, кто-то шевелится, мне страшно и холодно.

– Так бери матрас и двигайся ко мне, вместе теплее.

Наталья подвинула матрас, я ее обнял, и мы уснули. Никаких фривольностей я не допускал – Наташа мне нравилась. Было в ней что-то чистое, детское даже.

Утром я развел примус, подготовил завтрак. Мы перекусили и только собрались укладывать вещи в лодку, как из кустов вышли два парня. Они мне сразу не понравились – бегающие глаза, нагловатые улыбки.

– Слышь, чувак, увянь отсюда, а телку можешь оставить.

Лучшая оборона – это нападение. Я швырнул свернутый трубкой коврик в лицо говорившего. Он инстинктивно прикрыл лицо руками, и я от души врезал ему ногой по причинному месту. Хам согнулся и тонко завыл. Не останавливаясь, я ребром ладони ударил второго в кадык. Дружок хама упал и захрипел.

– Что ты делаешь, ты же их убить мог.

– Туда им и дорога; эта падаль только пить, жрать и гадить может.

Я обшарил их карманы; как я и ожидал – складные ножи-бабочки. Швырнул от греха подальше их в воду. Спокойно собрал вещи, уложил в лодку, и мы отправились в путь. Я рассчитывал уже к вечеру добраться до первопрестольной. Всю дорогу я рассказывал Наталье о проплывающих городках, причем настолько красочно, что Наталья слушала меня, как завороженная.

Путь пролетел быстро, начало смеркаться, и впереди показались огни большого города. Я не стал ночевать на берегу, нашел какой-то яхт-клуб, заплатил за стоянку и, забрав узел с ценностями и дорожную сумку, пошел вызывать по телефону такси.

В город въехали с комфортом, добрались до гостиницы; я снял два соседних одноместных номера: мне не хотелось напрягать девушку.

Перекусили утром в гостиничном бистро, отправились по городу. Мне как можно быстрее надо было избавиться от золотых изделий – таскать тяжело, опасно, да и узел выглядит непрезентабельно. К тому же и оставить нигде нельзя. В укромном уголке я вытащил золотую чашу, узел пристроил в автоматической камере хранения.

Рискованно, но выбора не было. Наняв такси, поехал к нумизмату. Дома его не оказалось, как сказала словоохотливая соседка: «На море уехал, отдыхать». Вот незадача.

Я поехал на знакомый уже пятачок, потолкался среди коллекционеров. Удалось выйти на серьезного деловара. Показав ему в укромном уголке чашу, сразу получил валюту, и немало. Договорились встретиться вечером, адресок он чиркнул на бумажке. А пока я поехал развлекать девушку, а то Наталья уже заскучала в машине. Случайно – просто повезло – в переходе метро, у Красной площади купили билеты в Оружейную палату. Я и сам там был давно, а Наталья – никогда. Разинув рты, осматривали экспозицию. Экскурсовод быстро-быстро рассказывал об экспонате и тащил к другому, проводя мимо интересных вещей.

Через час экскурсия кончилась, пролетев как один миг. Я подошел к экскурсоводу:

– А нельзя ли нам двоим осмотреть выставку, мы заплатим как за группу, и вам в руки.

– Сейчас другую группу поведет другой экскурсовод. Мы можем, чтобы им не мешать, идти на один зал сзади. Вас устроит?

– Да, конечно, мы вам очень благодарны.

Я сунул в карман экскурсоводу пятьсот долларов, и мы отправились по залам вновь. Теперь мы сами выбирали, что смотреть. Впечатления переполняли. Когда и эта экскурсия закончилась, сияющая Наталья не закрывала рот, щебетала о своих впечатлениях от увиденного. Вот бы еще Алмазный фонд показать, но сегодня он был открыт только для иностранцев.

Мы поехали на бывшую ВДНХ, там экспонировалась выставка художественного стекла. От этой выставки впечатлений было не меньше, чем от драгоценностей.

Устали, ноги уже гудели, да и есть было охота. Зашли в ресторан. С голодухи я заказал разной еды, но без выпивки, памятуя о деловой встрече.

Через пару часов я проводил Наталью в гостиницу отдыхать, а сам на такси поехал на вокзал, надо было забирать узел.

Деловар не обманул, приехал вовремя. Поднялись в квартиру, маленькую однокомнатную хрущевку с обшарпанной мебелью. Виз-а-ви извинился – ну не везти же незнакомого в свою квартиру.

– Показывай, что принес?

Положив узел на стол, я развернул. Москвич ахнул, стал перебирать драгоценности. Я спохватился, выбрал цепочку тонкой работы и браслет с самоцветами, сунул в карман. Надо же Наталье подарок сделать, лучшие друзья девушек – драгоценности.

Деловар решил забрать все, я не торговался – не тот случай. Сели считать. Пальцы деловара так и бегали по кнопкам калькулятора. Он охнул:

– У меня с собой нет таких денег, я не ожидал. Ты что, музей ограбил?

– Нет, золото чистое, я клад нашел.

– Другое дело. Давай завтра в это же время, здесь же. Сейчас получи, сколько есть, часть рыжья я заберу, завтра принесешь остальное. Еще есть?

– Немного золотых монет, но это в другой раз.

Я свернул резко похудевший узел, уложил доллары в пакет. Деловар оказался столь любезен, что подвез меня к стоянке такси. К гостинице я его не повел – мало ли? И я, и он осторожничали. Время было позднее, но не спать же мы приехали?

Постучавшись в номер Наташи, вошел. Наталья лежала на кровати и смотрела телевизор.

– Собирайся, красавица, в твои годы зажигать надо, а не лежать на диване.

– Уже двенадцать ночи, все закрыто, куда мы поедем.

– Милая, развлечения в Москве только начинаются.

Наталья быстро собралась, и мы поехали в танцклуб. Мне здесь не понравилось, как и Наташе. Накурено, обдолбанные подростки, музыка грохочет так, что и себя не слышно. Нет, здесь нам неуютно.

Мы нашли небольшой ресторанчик – приглушенный свет, тихая музыка, чистый кондиционированный воздух – и отлично провели время.

Прогулялись пешком, благо до гостиницы было недалеко. Прощаясь у дверей ее номера, я достал из кармана старинный браслет с самоцветами и подарил Наташе. Конечно, золото немного потускнело, но самоцветы переливались всеми цветами радуги.

Наташа удивилась:

– Оно настоящее?

– Конечно, ведь ты держишь его в руках.

– Нет, я не то хотела сказать – оно золотое?

– Да!

– И камни настоящие?

– Да.

– И сколько оно стоит?

– Тысяч пятьдесят; я не оценивал, работа старинная, ей лет триста.

– Мне на такой браслет год работать надо.

Я засмеялся.

– Ты чего? – обиделась девушка.

– Оно стоит пятьдесят тысяч, но не рублей, долларов.

Наташа округлила глаза:

– Правда?

– А разве я тебя в чем-нибудь обманывал?

Девушка слегка покраснела, замялась, потом выпалила:

– Юра, ты не вор?

От удивления я чуть не упал:

– С чего ты взяла?

– Мы сегодня были в Оружейной палате, и ты мог…

– Ну что ты, Наташа, как тебе в голову такое могло прийти. Ты же видела – все витрины под стеклом, везде видеокамеры, сигнализация. Я же не фокусник.

– Все равно я не могу принять такой дорогой браслет. Это выглядит, как будто ты меня покупаешь!

Я пожал плечами, взял у нее браслет и размахнулся. Наталья вцепилась в руку:

– Что ты делаешь, сумасшедший?

– Выкинуть хочу, чтобы ты не думала, что я тебя покупаю.

Наталья забрала браслет, нацепила на руку, оценила работу и игру света.

– Очень хорош, у меня никогда не было золотых вещей: мы скромно жили. Это правда, мне?

Я повернулся, сделал пару шагов, отпер свою дверь. Нет, женщины иногда производят странное впечатление. Как-то один священник спросил:

– Ты Библию читал?

– Да, конечно!

– Ты знаешь, из чего Бог создал женщину?

– Из ребра Адама!

– Вот! А в ребрах мозги есть?

С тех пор я относился к женщинам с пониманием – ну создал их Бог такими, не могу же я критиковать Творца?

Утром, когда мы сидели за завтраком в кафе, Наталья не столько ела и пила, сколько любовалась браслетом. Он действительно привлекал внимание изяществом работы и самоцветами. Скажите мне, когда вы видели на дамах браслет или серьги с самоцветами – я не имею в виду пластмассовые или стеклянные стразы. То-то!

Покушали. Я небрежно вытащил из кармана золотую цепочку с ажурным плетением и застегнул у девушки на шее.

– Подойди к зеркалу, полюбуйся.

Дважды повторять было не надо.

Я вышел в холл, Наталья уже крутилась у зеркала. Вот теперь неплохо, цепочка как-то зрительно удлинила шею, разного вида плетение завораживало игрой света. Опять что-то резало глаз. Балбес! Такие ценности никак не гармонировали с простым платьицем и босоножками девушки.

Вышли на улицу, я поймал такси. Гулять, так гулять!

– Шеф, отвези, где можно прилично одеться.

Водитель кивнул. Через полчаса мы стояли в магазине. Здесь не было китайского и турецкого ширпотреба, одежда была неброской, скромной даже, но это для непосвященного провинциального глаза. Опытные продавцы, заметив браслет и цепочку, гурьбой окружили Наталью, предлагая ей то юбку, то платье, а к ним подходящие по цвету туфельки. Прямо сцена из «Красотки».

– Нравится?

– Очень!

– Берем все!

Я отвалил солидную сумму в американских рублях. Предупредительный швейцар подогнал ко входу такси и, получив щедрые чаевые, благодарно поклонился.

Мы вернулись в гостиницу. Я нес пакеты, а Наталья вприпрыжку бежала впереди, так уж ей хотелось примерить обновки. Зашли ко мне в номер. Наталья в нетерпении принялась распаковывать пакеты; отвернувшись от меня, стянула свое платьице и надела новое, нацепив и босоножки. Повернулась ко мне, вильнув бедрами. Богиня! Мне удалось в деревенской глуши, на пляже, найти бриллиант – в этом я был абсолютно уверен.

Наталья подошла к зеркалу и застыла в изумлении:

– Неужели это я, Юрий?

Я в восхищении ходил рядом, поцокивая языком. Прическа и легкий макияж – вот что нужно, Клаудиа Шиффер рядом не стояла.

Наталья покрутилась у зеркала, полюбовалась собой, сняла платье и надела другое. Это было вечернее, изящно подчеркивающее достоинства фигуры. Блеск! Я был рад не меньше девушки.

Потом в ход пошли юбка и кофта. В каждом наряде было что-то свое, каждый по-новому заставлял взглянуть на Наташу.

– Давай демонстрируй белье!

Немного смутившись, Наталья скинула верхнюю одежду, поколебавшись, свое белье, оставшись, в чем мать родила. Да не надо ей нарядов, в таком виде она просто ослепительно хороша. Новые, в тон красному платью трусики и лифчик, убедили меня в этой мысли.

– Надевай кофту и юбку, пойдем.

– Я устала.

– Нет, нам надо в парикмахерскую.

Такси доставило нас в салон красоты, где мастер принялся колдовать нал волосами Наташи. После мастер по макияжу занялся лицом. Увидев преображенную Наташу, я чуть не упал. Красавица! Девушка и сама почувствовала себя увереннее, как мне показалось. Изменилась даже походка и взгляд. О, как хороша!

– Наталья, мы едем в гости!

– В гости? Ты же говорил, что в Москве у тебя нет родных.

– Дальние есть, надо проведать. Правда, я был недавно, но все равно навестить хочу, тебя показать, вон ты какая красивая.

Наталья слегка покраснела от удовольствия и бросила взгляд в зеркало.

Поймав на улице машину, мы уселись, и я назвал адрес на Ленинском проспекте. Поднялись на этаж, с бьющимся сердцем я нажал кнопку звонка. Вдруг мне все это причудилось. Нет, дверь распахнулась, и кудрявое существо с визгом кинулось мне на шею.

– Дядя Юра приехал!

Увидев со мной девушку, Аленка отпустила мою шею и шмыгнула в комнату. Из кухни, вытирая руки, спешила Анна Никитична.

– Ой, Юрочка, здравствуй, проходи. Да с тобой гостья, проходите.

Мы прошли в комнату, уселись на кожаный диван. Наталья с любопытством оглядывалась.

– Сейчас, сейчас чайку приготовлю, с дороги небось проголодались.

– Да нет, мы сыты, но чайку попьем. Аленка, иди сюда, куда же ты запропастилась?

Из своей комнаты вышла переодевшаяся Аленушка, присела с нами. Из кухни с подносом спешила Анна Никитична.

Попили чаю, поболтали о насущных делах. Аленка пошла с Натальей в ванную. Анна Никитична наклонилась ко мне:

– Девушка твоя?

– Невеста.

– Очень хороша, женись, я в людях толк понимаю, она хорошей женой будет. Хоть и одета богато, душа у нее хорошая, не обижай ее.

– Как с деньгами, Анна Никитична?

– Да есть еще, я ведь экономная.

Я вытащил из кармана деньги, и рубли, и доллары, положил на тумбочку.

– Вот еще. Буду свадьбу делать – приглашу.

– Спасибо тебе, Юрочка.

Вернулись девушки. Я встал, прощаясь.

– Дела у меня, Анна Никитична. Был рад увидеть, несколько дней буду в Москве, зайду.

Повернулся к Аленке:

– Веди себя хорошо, слушай бабушку, не урони честь семьи Кожиных.

Аленка кивнула.

Мы вышли. Наталья сказала:

– Хорошая семья, добрая. Аленка про тебя столько наболтала – что ты ей ноутбук купил, телевизор и диван. Это правда?

– Правда. Сейчас я отвезу тебя в гостиницу, отдохни. У меня дела.

Повторная встреча с деловаром прошла успешно. Если в первую встречу он нервничал, то сейчас был спокоен. Я отдал ему ценности, он мне – деньги. Пересчитав, я сунул их в пакет. Деловар протянул мне бумажку с номером сотового:

– Если что появится – звони.

Мы расстались, и я поехал в гостиницу. Наталья снова крутилась у зеркала, примеряя обновки. Бедная девочка, проходив юность в ситцевых платьях, она не могла нарадоваться покупкам.

– Сегодня никуда не идем, закажем ужин в номер, со свечами и шампанским.

Я не мог объяснить Наталье, что оставить такую сумму денег в номере нельзя, а идти в ресторан с двумя пакетами денег – даже и не смешно. Тем более Наталья о деньгах не догадывалась. После звонка в ресторан официант прикатил тележку с блюдами, фруктами и шампанским. К вечеру я проголодался и набросился на еду, как отощавший волк. Наталья лишь немного поклевала, пригубила шампанского. От выпитого она слегка порозовела и была чудо как хороша.

– Жалко, – грустно промолвила она.

Я чуть не поперхнулся.

– Чего жалко?

– Скоро первое сентября, мне надо в школу, сказка заканчивается.

– Почему заканчивается? Я не собираюсь с тобой расставаться. Выходи за меня замуж.

Наташа вскочила со стула:

– Этим не шутят.

– А я не шучу.

Девушка совсем растерялась.

– Я же тебя неделю знаю.

– Так и я тоже.

– Я боюсь.

– Меня?

– Нет. Ты соришь деньгами, даришь мне дорогие подарки, историки столько не зарабатывают. Ты бандит?

Я захохотал. Вот уж нашла бандита. Ну не мог я ей всего рассказать, не поверила бы. За бандита замуж не хочет, за сумасшедшего – тем более не пойдет. Ладно, не хочет – ее дело. Я и не такие крепости брал, приеду потом в ее деревню, все равно моя будет.

Я поцеловал ее в щечку, проводил в номер. Действительно, сказка кончается, всему хорошему когда-то приходит конец. Отложу себе немного денег на расходы, остальное завтра положу в банк, нечего таскаться по Москве с кучей денег.

Я лег в постель, но что-то не спалось. Девочка не давала спать… Стар я для нее, просто богатый папик. Прямо сказать постеснялась, а я, старый дурень, раскатал губы. Прилепи прищепку на губы и спи.

Незаметно я уснул. Ночью меня разбудил тихий стук в дверь. Официанты или горничные так не стучат. Я закутался в простыню, открыл дверь. На пороге стояла Наташа, в простом халатике, без украшений и босиком. Я пригласил войти. Наталья прошла в комнату, сняла халат – под ним ничего не было – и юркнула под одеяло. Я улегся рядом. Тело девушки было горячим, атласным на ощупь, ее била дрожь.

– Так ты надумала выйти за меня замуж?

– Не знаю, мне подумать надо.

Я стал ласкать ее тело. Девушка начала шумно дышать, соски ее напряглись, затвердели. Но как только рука дошла до лона, девушка сжала ноги.

– У тебя не было мужчин? – удивился я. – Двадцать пять лет, институт закончила, я даже не предполагал…

– Без любви не хочу.

– А меня ты любишь?

– Еще не разобралась.

Вот и пойми этих женщин.

Я лег сверху, ногами раздвинул ее ноги, мягко стал входить, головка ощущала преграду. Наталья напряглась, но я небольшим толчком уже вошел. Остановиться не было сил. Потом я лежал на спине, Наталья ушла в ванную. Придя, надела халатик и направилась к двери.

– Ты куда, подожди.

– Юра, ты уже получил, что хотел, я тебе ничего не должна?

– Глупая, ты мне и так ничего не была должна. Иди ко мне.

Мы пролежали до утра, разговаривали на разные темы, но исподволь я подводил ее к вопросу о замужестве.

– Ты был женат?

– Был, в разводе.

– А дети у тебя есть?

– Нет, не сподобил Господь.

Она долго молчала.

– А у нас будут?

– Обязательно.

Под утро я уснул. Пробуждение было не таким радостным, как ночь. Когда я вышел из ванны, увидел на столе подаренный ей браслет и цепочку. Я кинулся в номер Наташи, но он был пуст – ни сумки, ни пакетов с платьями – ничего. Дежурный администратор сказал, что девушка съехала рано утром. Меня как оглушило – куда, зачем?

Я дернулся было догнать – но куда она поехала – на железнодорожный вокзал, на автовокзал – какой? Потом махнул рукой – она сама выбрала свою судьбу. Как говорят философы – если ты опоздал на автобус – это не твой автобус. И все-таки было обидно, саднило в душе. Почему, ведь я же ничего плохого не сделал. Наверное, стар для нее, это только в зеркале отражается высокий мужик со шрамами, а ей на танцульки, небось, хочется. Придется пережить, и не то в жизни приходилось.

Я поднялся в номер, взял пакеты с деньгами, отвез их в банк. Хоть одной головной болью меньше. Собрал вещи и поехал в яхт-клуб. Жалко было бросать моторку. Расплатился за стоянку, запустил двигатель и развернулся вниз по течению. Отплыву до какого-нибудь райцентра, продам, хоть задешево, желающему, да дальше двинусь поездом. Надо возвращаться домой. Не мой город Москва – суетный, деловой, насквозь фальшивый, равнодушный к людям. В провинции люди куда добрее, участливей, совестливей. Сил моих хватило до Спасска-Рязанского. Увидев стоянку моторных лодок, не торгуясь, продал, сунув деньги в карман, отправился автобусом до Ельца. Это уже на моей железнодорожной ветке.

Без проблем купил билет в купе-СВ, благо двухместное купе было пустое, и завалился спать.

Женька позаботился о продлении больничного, я спокойно вышел на работу, и работал, работал до исступления, мне хотелось хотя бы в работе забыться.

Прошло полгода, недоумение и горечь расставания стали притупляться. В один прекрасный январский день рано утром, в пять утра раздался звонок в дверь. «Кого еще в такую рань принесло?» – подумал я.

Сегодня выходной, имею право отоспаться. Я распахнул дверь и только открыл рот, чтобы выразить все, что я думаю о раннем посетителе, как увидел Наталью.

– Заходи, – только и смог промолвить я, – столь велико было мое удивление.

Сняв с нее пальтишко, проводил в комнату. Сев, Наталья обвела глазами мое жилище.

– Женщины здесь и впрямь не живут.

– А ты сомневалась? Я никогда не вру, только когда обольщаю девственниц. Как ты меня нашла, у тебя же не было моего адреса?

Наталья лукаво улыбнулась:

– В паспорте твоем посмотрела, и штамп о разводе тоже видела.

– Долго же ты собиралась.

– Каникулы сейчас, думала я.

– Полгода? – удивился я.

– Ты собираешься гостью кормить, поить, на печь уложить? Я же с дороги, устала.

Я спохватился, действительно – как-то негостеприимно вышло. Чем может угостить холостяк? Пожарил яичницу, сварил сосиски; хлеб был, к сожалению, подчерствевший. Я смотрел, как она с аппетитом уплетает немудреную еду.

Узелок завязался круче, чем я думал. Поев, Наталья вымыла посуду, отправилась в ванную мыться.

– Дай полотенце, Юра.

Черт, и про полотенце забыл. Что-то спросонья голова плохо соображает, а может, растерялся? Я с удовольствием смотрел, как моется Наталья, сушит волосы. Но вот одеться я ей не дал, потащил в кровать, впрочем, Наталья и не сопротивлялась. Почти до вечера мы были в постели; правда, пришлось сбегать в магазин: холодильник был пуст, а постельные упражнения развивают аппетит.

Наташа приехала на неделю, почти на все зимние каникулы. Взяв на работе отгулы, я возил ее на своей машине по городу и окрестностям, показывая достопримечательности.

Дни пролетали быстро. Настал день отъезда. Мы договорились, что она после окончания учебного года уволится и приедет ко мне, распишемся, свадьбу сделаем – все, как у людей. Я обязательно хотел расписаться: случай или судьба кидали меня во времени и пространстве, и я хотел, чтобы был официальный наследник моих, без ложной скромности, богатств.

Наталье я о своем финансовом состоянии не говорил, рано пока.

Прошло еще полгода, получил телеграмму: «Выезжаю, встречай тчк Люблю тчк Наташа».

Я подъехал на вокзал, поезд немного опоздал. Подойдя к вагону, я помог взять вещи девушки. К слову, их оказалось немного – два потертых чемодана и дорожная сумка. Приехали домой. Я распахнул дверь – заходи, хозяйка!

Со свадьбой решили не тянуть, подали заявление в загс. Зашли в церковь, наметили день венчания – с этим были согласны оба.

Из родственников были приглашены из Москвы Анна Никитична с Аленкой и мои немногочисленные друзья. Звать абы кого не хотелось, а родственников у меня, также как и у Наташи, не было.

Свадьбу гуляли в лучшем ресторане города, играл живой ансамбль, веселили гостей нанятые скоморохи. В качестве свадебного подарка я решил устроить свадебное путешествие. В солидной турфирме приобрел путевки на морской круиз на теплоходе. Выход планировался из Санкт-Петербурга с заходом в Амстердам, остановкой в Гавре и трехдневной экскурсией в Париж, далее заход в Лиссабон, десять дней на Мальорке, три дня в Неаполе, два – в Афинах, и прибытие в Новороссийск. Тур был на месяц, нас это устраивало, тем более турфирма брала на себя хлопоты по оформлению загранпаспортов.

В назначенный день получили путевки, загранпаспорта с визами, и на следующее утро уже летели самолетом в Питер. Вещей почти не брали, я отговорил Наташу тащить с собой сумки, обещая купить все необходимое или понравившееся за границей.

Белоснежная громада круизного лайнера была видна еще на подъезде к порту. После проверки путевки нас проводили в роскошную двухместную каюту. Я не поскупился и выбрал «люкс». В каюте был холодильник с напитками, душ, а самое главное – огромная роскошная кровать – то, что требуется в путешествии с очаровательной девушкой.

Приняли на борт пассажиров, в ночь вышли в море. Мы с Наташей обошли весь корабль – танцзал, крытый и открытый бассейн, рестораны, магазинчики – да всего и не перечислишь. Я наметанным взглядом высматривал места расположения спасательных шлюпок. Не то, чтобы я боялся, но привык беспокоиться о своей безопасности сам. После посещения ресторанчика, слегка навеселе, пошли спать. Ах, как прекрасно было в каюте! Под мерную дрожь корпуса судна от работающих двигателей, шум рассекаемой форштевнем воды, свежий морской воздух мы неистово занимались любовью. Наташа как будто хотела взять реванш за годы целомудрия, была неутомима, ей хотелось еще и еще, хотя мы поперепробовали всю Кама-сутру. И еще – прекрасное ощущение заслуженного отдыха, сознание того, что утром не зазвонит будильник и не придется нехотя вставать и тащиться на работу. Что еще надо человеку для счастья? И я был счастлив в эти дни.

Однажды утром, уже перед стоянкой в Амстердаме, Наташа поинтересовалась, откуда же у меня деньги. Она случайно узнала в ресторане у такой же путешественницы стоимость тура и впала в транс. Теперь ее снедало извечное женское любопытство. Ну что же, наверное, пришла пора рассказать о моих приключениях, источнике моего богатства.

– Ты действительно хочешь услышать?

– Конечно, милый!

– Это долгая история. Если хватит терпения, я расскажу, но это не на один час.

– Все равно делать нечего, вокруг вода, я слушаю.

И я вкратце рассказал обо всех моих приключениях, переносе в другое время, оставленных деньгах, о вкладах в банках Москвы и Эдинбурга, о картинах, о золоте пиратов, зарытом у большого камня, недалеко от слияния Оки и Москвы-реки. Я начертил ей схему, где искать золото, дал номера и пароли счетов – все, все, все. Рассказ мой длился до вечера, прерванный один раз на обед и часто останавливаемый потоком вопросов от Наташи. Она слушала, как маленький ребенок, приоткрыв рот и широко распахнув глаза. На губах ее периодически блуждала улыбка.

– Это те шрамы, что ты получил в схватках? – Она погладила меня по многочисленным рубцам. – Боже, сколько тебе пришлось пережить, увидеть интересного. – Вдруг она захохотала, да так, что упала на кровать.

– Что ты услышала смешного?

– Я вспомнила, как подозревала тебя и в воровстве, и в бандитизме. Потом подумала, что ты биржевой игрок, затем решила, что ты – сын какого-нибудь олигарха. Вот дура! Почему ты сразу не сказал?

– А ты бы поверила? Тогда ты еще недостаточно меня знала, сочла бы за сумасшедшего и уехала. Впрочем, ты бы уехала и так. Но теперь, на законном основании, ты богата, хочешь – работай для интереса, хочешь – развлекайся. Завтра мы придем в Амстердам, можно сходить посмотреть, цел ли банк.

После целого дня серьезных разговоров я устал. Наталья как-то по-новому стала смотреть на меня, более уважительно, что ли. Мы весело провели в Амстердаме время, ходили по старому городу, обошли кучу магазинов, купили кое-что из одежды. Я отговорил Наташу покупать драгоценности, у самих сундуки ломятся – как потом пересекать таможню? Глаза у нее при виде всего того великолепия, что продавалось, разбегались. Да и у любой другой женщины, не избалованной предыдущей жизнью, было бы то же самое. Я ее за это не осуждал, просто было интересно наблюдать со стороны.

Через несколько дней были в Гавре, и я удивился, как изменился порт и город. Комфортабельными автобусами нас отвезли в Париж. Мы пешком обошли центр, я показывал ей то, что запомнил и узнал – Сорбонну, дом, где когда-то жил с рабыней, и многое другое. Наташа была в восторге и вечером забрасывала меня вопросами, пока я не засыпал. Париж ей очень понравился, не в последнюю очередь благодаря моим рассказам.

Экскурсии экскурсиями, но в несколько модных магазинов мы все-таки зашли. Это неизбывное стремление женщины одеть что-то новое. На корабле, уже в Гавре, туристки хвастались друг перед другом нарядами. Но мы мало общались с соотечественниками, нам было хорошо и уютно вместе, вдвоем. Да, честно говоря, и общаться было не с кем. Надутые, напыщенные чиновники, проматывающие наворованные деньги, держались особняком. Новые русские, лишь недавно снявшие малиновые пиджаки и растопыривающие татуированные пальцы, были нам неинтересны. К сожалению, у порядочных людей нет столько денег, чтобы оплатить такой круиз.

Вскорости зашли в Лиссабон, он не оставил ярких впечатлений. Но после Лиссабона произошел ряд событий: во-первых, за ужином меня обрадовала Наташенька, сказав, что у нее задержка. Может – путешествие сказалось, а может… Она с выжиданием посмотрела на меня – как я отреагирую. Я обрадовался – мне хотелось иметь своего ребенка, все равно, кто это будет – мальчик или девочка.

Как врач, я сразу запретил ей выпивать, находиться в прокуренных залах ресторанов. Теперь тебе надо дышать свежим морским воздухом, девочка моя. И никаких капризов, я хочу иметь здорового наследника, заметь – богатого наследника.

После секса на радостях мы уснули в объятиях друг друга; проснулся я от каких-то хлопков. Больно уж похожи на выстрелы, но кому из команды пришло в голову палить столь ранним утром. Щелкнуло в динамике судовой связи, и голос на английском произнес:

– Дамы и господа! Просим оставаться на своих местах и сохранять спокойствие! Вас приветствуют басские повстанцы. Вы все являетесь заложниками, мы не хотим причинять вам вреда и требуем от правительства Испании освободить наших товарищей, томящихся в испанских застенках. Спасибо за внимание!

Двигатели застопорились, круизный красавец медленно потерял ход и замер в водах Кадисского залива. Снова вдалеке виднелись испанские берега. Что делать? Звонить по сотовому в испанскую полицию? Номера не знаю, да думаю, что террористы сами по рации сообщат свои требования, иначе – кто об этих требованиях узнает? Спокойно сидеть на месте? Вдруг Испания не выполнит требования, и эти уроды начнут расстреливать заложников или еще хуже – взорвут корабль? Уж коли они проникли на корабль и стреляли, то приготовились основательно. Походя такие акты не совершаются, это не пьяные хулиганы. Надо пойти посмотреть, жалко – оружия никакого нет.

Я сказал Наташе, что хочу выйти, узнать обстановку, сидеть взаперти выше моих сил, но она вцепилась в мою руку:

– Никуда не пущу, я боюсь за тебя.

Я мягко освободился:

– Тебе вредно нервничать, закрой за мной дверь. Когда вернусь – стукну три раза двойным стуком. – Я постучал по столешнице. – Ты откроешь.

Выскользнув в коридор, я неслышно ступал по ковровым дорожкам. Пока было тихо, пассажиры сидели по своим каютам.


Содержание:
 0  Пушкарь : Юрий Корчевский  1  Глава 2 : Юрий Корчевский
 2  Глава 3 : Юрий Корчевский  3  Глава 4 : Юрий Корчевский
 4  Глава 5 : Юрий Корчевский  5  Глава 6 : Юрий Корчевский
 6  Глава 7 : Юрий Корчевский  7  Глава 8 : Юрий Корчевский
 8  Глава 9 : Юрий Корчевский  9  Глава 10 : Юрий Корчевский
 10  Глава 11 : Юрий Корчевский  11  Глава 12 : Юрий Корчевский
 12  Глава 13 : Юрий Корчевский  13  Глава 14 : Юрий Корчевский
 14  Глава 15 : Юрий Корчевский  15  Глава 1 : Юрий Корчевский
 16  Глава 2 : Юрий Корчевский  17  Глава 3 : Юрий Корчевский
 18  Глава 4 : Юрий Корчевский  19  Глава 5 : Юрий Корчевский
 20  Глава 6 : Юрий Корчевский  21  Глава 7 : Юрий Корчевский
 22  Глава 8 : Юрий Корчевский  23  Глава 9 : Юрий Корчевский
 24  Глава 10 : Юрий Корчевский  25  Глава 11 : Юрий Корчевский
 26  Глава 12 : Юрий Корчевский  27  Глава 1 : Юрий Корчевский
 28  Глава 2 : Юрий Корчевский  29  Глава 3 : Юрий Корчевский
 30  Глава 4 : Юрий Корчевский  31  Глава 5 : Юрий Корчевский
 32  Глава 6 : Юрий Корчевский  33  Глава 7 : Юрий Корчевский
 34  вы читаете: Глава 8 : Юрий Корчевский  35  Глава 9 : Юрий Корчевский
 36  ГЛАВА I : Юрий Корчевский  37  ГЛАВА II : Юрий Корчевский
 38  ГЛАВА III : Юрий Корчевский  39  ГЛАВА IV : Юрий Корчевский
 40  ГЛАВА V : Юрий Корчевский  41  ГЛАВА VI : Юрий Корчевский
 42  ГЛАВА VII : Юрий Корчевский  43  ГЛАВА VIII : Юрий Корчевский
 44  ГЛАВА IX : Юрий Корчевский  45  ГЛАВА X : Юрий Корчевский
 46  ГЛАВА XI : Юрий Корчевский  47  Глава I : Юрий Корчевский
 48  Глава II : Юрий Корчевский  49  Глава III : Юрий Корчевский
 50  Глава IV : Юрий Корчевский  51  Глава V : Юрий Корчевский
 52  Глава VI : Юрий Корчевский  53  Глава VII : Юрий Корчевский
 54  Глава VIII : Юрий Корчевский  55  Глава IX : Юрий Корчевский
 56  Глава X : Юрий Корчевский    



 




sitemap