Приключения : Исторические приключения : Глава четвертая : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты   Разм.статью   Разместить баннер бесплатно


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

вы читаете книгу




Глава четвертая

Лависсер колебался. – На фрегате услышат пистолетный выстрел? – спросил он.

Наверно,– ответил Шарп.– Над водой звук разносится далеко. А что?

– Боюсь, порох отсырел. Не хотелось бы беспокоить нашего капитана Сэмюелса. Еще подумает, что мы попали в беду.

– Порох не отсырел. Вода не доходила нам до лодыжек.

Наверно, вы правы. – Гвардеец убрал пистолет в кобуру. – Думаю, будет лучше, если вы, Ричард, подождете здесь. Если нас высадили в нужном месте, то до Херфельге не больше часа пешком. Увидимся на рассвете. Я приведу лошадь с повозкой, и мы отвезем чертово золото. – Он поднялся на дюну. – Баркер, останешься с мистером Шарпом? – Да, сэр.

Что ж, ты знаешь, что делать, – бросил Лависсер на ходу.

– Ключ от сундука у вас? – крикнул ему вслед Шарп.

Капитан обернулся. Он стоял на вершине дюны и казался едва заметной тенью.

– Зачем он вам, Ричард?

– Хочу забрать свои пистолеты.

– Ну, если вы так решили. Ключ у Баркера. Увидимся часа через два-три.– Гвардеец помахал и скрылся из виду.

Шарп посмотрел на Баркера.

– Ключ?

– Ищу,– хмуро проворчал слуга, роясь в сумке.

Шарп взбежал на соседнюю дюну. Было холодно, но он решил, что все дело, наверно, в близости моря. С вершины дюны лейтенант видел неясные контуры фрегата на темном фоне восточного неба, с запада же все тонуло в темноте. Где-то вдалеке мерцал размазанный огонек. Капитан Сэмюеле предупреждал о тумане, и тусклое пятнышко света означало, что он уже поднимается над лежащими к западу полями. Шарп втянул влажный воздух – пахло сеном, солью и водорослями.

– Бывали в Дании раньше, Баркер? – крикнул он вниз.

– Нет.

– Ключ нашли?

– Похоже, он мне его не оставил.

– Обращаясь к офицеру, полагается добавлять «сэр».

Шарп не мог больше скрывать неприязни к этому проходимцу, которого взяли на службу не за способности, а исключительно за грубую силу и склонность к насилию. Покопавшись в ранце, лейтенант нашел отмычки, вернулся на берег и присел на корточки около сундука.

– Что это вы делаете, сэр? – поинтересовался Баркер, делая ударение на последнем слове.

– Достаю пистолеты.

Громкий хлопок заставил его обернуться. Шлюпка, должно быть, уже вернулась к фрегату, и матросы переставляли паруса, один из которых и хлопнул на ветру. Тем не менее именно это и спасло Шарпа от смерти. Он увидел, как что-то блеснуло в руке у Баркера, понял, что это нож, и бросился в сторону от сундука, избежав удара в шею. В следующий момент лейтенант выпустил из пальцев отмычку, зачерпнул горсть песка, швырнул Баркеру в лицо, выхватил саблю и услышал, как щелкнул курок. Пистолет слуга прятал, наверно, где-то под одеждой. Шарп вскочил, взлетел на дюну, подхватил ранец и помчался вниз по склону – в темноту.

С того момента, как хлопок паруса заставил его обернуться, Шарп действовал не думая, не рассуждая, а просто реагируя на опасность. Теперь, укрывшись в высокой траве, он наблюдал за вершиной дюны, на которой должен был вот-вот появиться силуэт Баркера. Боже, как его провели! А ведь догадаться, что дело нечисто, можно было, уже когда Лависсер соврал про ключ – ни один разумный человек не доверил бы ключ от сундука с сокровищами такому слуге, как Баркер.

Итак, лорд Памфри был прав, когда высказал сомнение в целесообразности миссии, но Шарпу и в голову бы никогда не пришло, что дело обернется именно так. Лависсер хочет его убить. Чего еще он хочет? Этого Шарп не знал, а заниматься предположениями и строить догадки не было времени, потому что Баркер уже взошел на дюну и направил пистолет в темноту. Он ждал. Ждал, пока Шарп выдаст себя и шевельнется, но туман сгущался, а Шарп замер. Где-то вдалеке четыре раза пробил колокол. Огонек исчез за ползучей волной тумана.

Баркер сдвинулся на несколько шагов к северу, и Шарп, воспользовавшись моментом, вскочил и рванул в противоположную сторону. Слуга услышал его, на что и надеялся стрелок. Если бы Баркер выстрелил и промахнулся, то уже не успел бы перезарядить пистолет, и Шарп растерзал бы его, как терьер крысу. Но Баркер был не дурак и вместо того, чтобы стрелять, последовал за лейтенантом в надежде приблизиться на расстояние верного выстрела.

В низине между дюнами Шарп бросился на землю. Туман выбеливал первые проблески рассвета и приглушал шорохи ветра и волн. Баркер снова потерял его из виду, но, представляя примерно, где находится противник, опустился на корточки и притих. Будь он солдатом, нашел бы место пониже, где его не было бы видно и где он смотрел бы вверх, на светлеющее небо, а не вниз, во тьму. Понаблюдав за ним, Шарп пошарил по песку, нашел деревяшку и два камешка и один за другим бросил их в траву. Баркер услышал что-то, приподнялся и осторожно двинулся на звук.

Шарп двинулся в другую сторону, пробираясь на ощупь, бесшумно, стараясь не тревожить ни траву, ни песок. Найдя еще пару камешков, швырнул их в ту же сторону, надеясь отвлечь врага еще дальше к югу, но только когда Баркер исчез из виду, поднялся и метнулся через дюны к берегу. Ему была нужна отмычка, но она затерялась где-то в песке около сундука. Шарп пошарил по земле, ничего не нашел и тут услышал шаги Баркера. Слуга отказался от охоты и возвращался охранять золото. Оставив надежду на запертое в сундуке оружие, Шарп устремился в дюны.

Удаляясь от берега, он вскоре добрался до поля, границу которого обозначала неглубокая канава, и, повернув на север, двинулся вдоль нее. Выпорхнувшая из гнезда птица заставила Шарпа замереть, потом он увидел проселочную дорогу с оставленными колесами глубокими колеями и решил идти по ней, но услышал стук копыт и, метнувшись к канаве, упал в мокрую траву.

Из-за тумана Шарп ничего не видел, но, судя по топоту, по дороге двигался целый кавалерийский отряд. Он лежал неподвижно, закрыв лицо шляпой. Внезапно в белесой мгле проявилась фигура, за ней другая, третья… Всадников было по меньшей мере с полдюжины – длинные красные мундиры с голубыми воротниками и обшлагами, черные бриджи с белым кантом, черные шляпы с плюмажами из белых перьев. Свисающие с желтых шелковых поясов длинные прямые сабли наводили на мысль, что это драгуны. Через некоторое время появилась вторая группа, двигавшаяся из-за тумана так же медленно. Потом материализовалась повозка, с бортов которой свисали клочья водорослей. Ее тащила приземистая рабочая лошадка. Похоже, телегу использовали для перевозки водорослей, использовавшихся крестьянами в качестве удобрения, а теперь послали за золотом.

Всадники и повозка скрылись за дюнами. Шарп перебежал через дорогу и притаился в другой канаве. Долетавшие до него голоса звучали сердито и недовольно. Кто эти люди? Чем они раздражены? Схватили драгуны Лависсера или посланы им? Стрелок приподнял голову, но ничего не увидел и пополз дальше, стараясь не высовываться. Туман светлел. И что, черт возьми, теперь делать? Неподалеку звякнула цепь, и он снова распластался на земле. Судя по всему, всадники растянулись в линию и прочесывали местность, но отклонились слишком далеко на юг. Время от времени драгуны перекликались, бодро и весело, как компания отправившихся на прогулку друзей, но никак не военный отряд. Все они были, похоже, офицерами, и никто не отдавал никому никаких приказаний. Постепенно смех стих, цепь охотников ушла дальше по полю, и Шарп снова пополз. Убраться от берега и найти укрытие. Спрятаться, затаиться, а потом уже подумать, как быть дальше. Может быть, стоит подождать. Рано или поздно здесь появятся британцы. Он представил, как вылезает из какой-нибудь канавы или сарая и предстает перед высокомерными щеголями-офицерами – жалкий неудачник. Конечно, они скажут, что он снова оплошал, не справился с заданием, что он ни на что не годен. Но что делать?

Голоса и топот копыт зазвучали где-то слева, и лейтенант бросился в траву. Должно быть, он был куда ближе к дороге, чем предполагал, потому что слышал даже скрип колес возвращающейся повозки. Потом раздался голос Баркера. Слуга пытался оправдаться, но его оборвал Лависсер:

– Очень жаль, Баркер, но это не трагедия. Что он может сделать? Я даже проникся к нему симпатией, но все равно для нас он только обуза. Никчемное дополнение.

Никчемное дополнение? Приподнявшись, Шарп увидел, что капитан уже успел переодеться в датскую форму. Наверно, побывал дома, встретился с друзьями, а теперь везет золото. Разбогатеть за пару часов, это надо уметь. Будь ты проклят, подумал Шарп. Будь ты проклят. Повозка и всадники пропали в тумане.

Надо попасть в Копенгаген. Он запустил руку в карман и нащупал листок, который дал ему в Харидже лорд Памфри. На бумажке было всего четыре слова, написанных четким, изящным почерком: Оле Сковгаард, Ульфедт’с-Пладс. Шарп почесал затылок. И что это такое? Имя? Или адрес? Поразмыслив, он пришел к выводу, что запятая отделяет имя от названия места, и таким образом речь идет о некоем Оле Сковгаарде, проживающем в Ульфедт’с-Пладс. Памфри упоминал Копенгаген, значит, нужно как можно скорее добраться до города. Доказать, что ты не никчемное дополнение.

Он засунул бумажку в карман сюртука, убедился, что Лависсер и всадники скрылись из виду, поднялся и…

Вот тут-то ловушка и сработала.

Его поймали на старый трюк. Один драгун остался в засаде с расчетом, что беглец, почувствовав себя в безопасности, позабудет об осторожности и выйдет из укрытия.

Так и случилось. Шарп вылез из канавы, и прятавшийся за дюной кавалерист увидел его темным пятном на светлом поле.

Драгуну следовало бы сразу окликнуть товарищей, но он не хотел ни с кем делиться славой и решил, что может взять сбежавшего англичанина в одиночку. Хитрец вытащил саблю и пришпорил коня. Шарп услышал стук копыт и, повернувшись, увидел несущегося через грязное поле всадника. Попасться так легко! На то, чтобы принять решение, оставались доли секунды. Всадник был правшой, и это означало, что ему придется проскакать справа от цели и отклониться, чтобы нанести удар. Вытащить свою саблю стрелок не успевал. Все это пролетело в голове за одно мгновение, а в следующее интуиция подсказала, что делать.

Драгун закричал, скорее чтобы напугать Шарпа, чем привлечь остальных, но самоуверенность и неопытность сослужили плохую службу. Он посчитал, что англичанин будет стоять, как пугало, в ожидании удара, и совершенно не предполагал, что тот вдруг врежет ранцем в морду лошади. Животное подалось в сторону, а драгун, уже занесший руку с саблей, внезапно обнаружил, что они с конем движутся в разные стороны. Лависсер предупреждал, что англичанин опасен, и кавалерист намеревался оглушить его ударом плашмя, но вместо этого лишь всплеснул руками, пытаясь сохранить равновесие. Шарп выпустил ранец, схватил всадника за плечо и потянул. Вырванный из седла, драгун вскрикнул и в следующее мгновение грохнулся на землю. Секундой позже стрелок навалился ему на живот.

– Чертов болван! – прошипел Шарп.

Лошадь, тряся головой, остановилась. К седлу ее был пристегнут пистолет.

Шарп был зол. Разозлить его после смерти Грейс было нетрудно, а потому удар получился сильным. Слишком сильным. Он поднял с земли камень размером с кулак и врезал драгуну так, что сломал бедняге челюсть. Струйка крови потянулась к светлым усам. Кавалерист застонал.

– Чертов болван,– повторил Шарп.

Он поднялся и пнул врага ногой. Надо бы было забрать тяжелую кавалерийскую саблю, оружие куда более надежное, чем его легонькая сабелька, но крики раненого уже услышали остальные, и из тумана долетели встревоженные голоса. Лависсер возвращался, и Шарп, подхватив ранец, бросился к лошади и, вставив левую ногу в стремя, неловко вскарабкался в седло. Взял поводья, развернул коня на север и тронул каблуками бока. Драгун проводил его печальным взглядом.

Сначала Шарп поскакал к берегу, понимая, что ждать погони долго не придется. Промчавшись через дюны, повернул на юг и пустил скакуна в галоп. Ранец бил по правому бедру, ножны брякали, как надтреснутый церковный колокол. Увидев на песке следы ног – место, где они высадились со шлюпки,– стрелок снова повернул от моря. Он мчался по кругу, надеясь запутать преследователей этим нехитрым маневром. За дюнами лейтенант пустил лошадь вдоль канавы, потом повернул в поле и прислушался – ничего, только тяжелое дыхание коня.

Дальше, дальше. Шарп пересек еще две канавы, повернул на север, добрался до проселка, повернул на запад, потом снова на север и выехал на тропинку, уходившую в редкий лесок. Чутье подсказывало, что он оторвался от преследователей, но они вряд ли отказались от охоты. Поиски продолжатся, как только солнце поднимется повыше и туман рассеется. Лошадь станет помехой, потому что Лависсер и его приятели будут искать всадника, а заметить конного на этой унылой, открытой равнине гораздо легче, чем пешего. Придя к такому заключению, Шарп без особой охоты спешился, снял седло и шлепнул животное по крупу – если повезет, никто не признает в мирно пасущейся лошадке кавалерийского скакуна.

Пистолет он бросил в ту же канаву, что и седло, – оружие не было заряжено, а боеприпасы остались у драгуна. Дальше путь лежал на север. Шарп спешил, используя для прикрытия повисшие в низинах клочья тумана. Когда солнце поднялось выше, он залег в траншею, откуда можно было наблюдать за драгунами, все еще осматривавшими поле. Примерно через час всадники, убедившись в бесплодности поисков, убрались.

Он выждал еще час на случай, если они снова оставили кого-то в засаде. Желудок недовольно ворчал, напоминая о пропущенном завтраке, но с этим Шарп ничего поделать не мог. Небо снова затянуло тучами, угрожая дождем. Он ждал и ждал, потом, убедившись, что ловушки нет, выбрался из канавы и пошел через поля на север, следя за тем, чтобы дюны оставались справа. Иногда в поле зрения попадали белые домики с красными черепичными крышами и большими амбарами. Шарп пересекал дороги, перепрыгивал сточные канавы, а во второй половине дня, когда пошел дождь, сделал немалый крюк, чтобы обойти рыбацкую деревушку. Он перебрался через речушку, миновал дубовую рощицу и попал в парк, примыкавший к особняку с двумя высокими башнями. Окна скрывались за ставнями, а на лужайке, прикрыв головы капюшонами из мешковины, косили траву с десяток мужчин. Шарп пробрался по краю парка, перелез через стену и снова зашагал по полю. Далеко впереди под небом растекалось серое облако дыма, что определенно указывало на город. Шарп от всей души надеялся, что это Копенгаген, хотя и понимал – до него еще шагать и шагать. Единственным средством измерения расстояния было время, за которое «Клеопатра» прошла от датской столицы до места высадки, и по всем прикидкам выходило, что идти ему еще два, а то и три дня.

Город, к которому приближался Шарп, назывался – хотя он этого и не знал – Кеге. Сначала пришел запах – знакомая кисловатая вонь пивоварен и острый душок копченой рыбы, отозвавшийся голодными спазмами желудка. Шарп подумал, что было бы неплохо войти в город и выпросить или украсть немного еды, но потом, подойдя к южной окраине, заметил у ворот двух человек в темной форме. Караульные прятались от дождя, но, когда к воротам подкатила карета, остановили ее, и один даже вскочил на подножку и заглянул в окошко. Вероятно, не заметив ничего подозрительного, стражник соскочил и махнул рукой – проезжайте. Итак, они кого-то искали, и Шарп даже догадывался кого. Благодаря Лависсеру на него объявили охоту. Он напомнил себе, что терпел голод и раньше, и продолжил путь. К ночи дождь усилился, но Шарп не стал останавливаться – непогода служила прикрытием. Он шел и шел, оставляя справа от себя запахи города и его приглушенные, разбросанные огни. Дороги, поля, сточные канавы, ручьи, снова поля… Сапоги потяжелели от грязи, одежда промокла, рюкзак натирал поясницу, лямки резали плечи. Он шел, пока хватало сил переставлять ноги, а когда понял, что не может больше сделать и шагу, уснул в лесу, где и проснулся уже с рассветом от ударившего по листьям ливня. Желудок ныл, колотила дрожь. Шарп вспомнил их с Грейс спальню, камин и широкие окна, выходившие на балкон. Каким же он был беспечным и глупым, думая, что идиллия продлится вечно. Продал индийские камушки и пустил деньги на то, чтобы построить рай, а в это время стряпчие спорили из-за завещания умершего супруга. А потом Грейс умерла, и те же самые стряпчие набросились как коршуны на купленную Шарпом собственность. Он записал дом на имя Грейс, объясняя это тем, что ей нужно чувствовать себя в безопасности и жить в собственном доме, пока он воюет за границей, но благородный жест обернулся потерей всего. Что еще хуже, он потерял ее, Грейс. Ох, Грейс, Грейс… Жалость к самому себе накатила волной, и Шарп подставил лицо под дождь, как будто дождь мог смыть слезы.

Чертов дурак. Не раскисай. Найди себе применение. Докажи, что и ты на что-то годишься. Возьми себя в руки. Грейс умерла, и слезами горю не поможешь. Вставай и иди. Не жалей себя. Нытье и жалобы не помогут. Сделай хоть что-то полезное.

Он поднялся, забросил за спину ранец и вышел на опушку.

И тут судьба наконец повернулась к нему лицом. В сотне ярдов от леса расположилась усадьба: приземистый, вытянутый в длину белый домик, два амбара, ветряная мельница и маслобойня. От усадьбы так и веяло зажиточностью, довольством, деловитостью и порядком. Двое мужчин гнали коров к маслобойне, во дворе которой собралось около дюжины работников. На плече у каждого висел мешочек – с обедом, как предположил Шарп. С хлебом и сыром. Он стоял у края леса и наблюдал. Дождь почти прекратился. Большинство мужчин двинулись вслед за повозкой, груженной вилами и лопатами, но трое вошли в сарай. Шарп ждал, стараясь не обращать внимания на боли в животе. Двери второго сарая оставались открытыми. Проникнуть туда, высмотреть остальных и, может быть, пробраться в кухню и украсть съестного? О гинеях в ранце он даже не вспоминал. Продукты можно было бы и купить, но чутье подсказывало – не высовывайся. Живи, как жил до встречи с Грейс.

Стадо погнали на луг, и на некоторое время жизнь на ферме замерла. Потом двое мальчишек со школьными мешочками вышли из дому и зашагали по дороге. Когда они скрылись из виду, Шарп выбрался из укрытия, перебежал через мокрое поле, перескочил канаву и рывком преодолел последние ярды до большого амбара. Он был готов услышать крики или собачий лай, однако его никто не заметил. Он проскользнул в дверь и едва не наткнулся на огромный воз сена. Холщовый мешок вроде тех, с которыми ушли работники, лежал на сиденье повозки, и Шарп, прихватив его, вскарабкался по удерживавшей сено деревянной решетке. Вырыв себе норку, он стащил ранец и развязал мешочек, в котором нашел хлеб, сыр, большой кусок ветчины, колбасу и бутыль с пивом.

Шарп съел половину хлеба и весь сыр. Он мог бы просидеть в сене несколько часов, но нужно было как можно скорее попасть в Копенгаген и найти Сковгаарда. Стрелок уже собирался выбраться из убежища, когда услышал внизу странные, клацающие звуки. Кто-то как будто стучал деревом по камню. Звуки поначалу озадачили Шарпа, но потом он понял, что это просто шаги. Человек в деревянных башмаках шел по выстилавшим пол каменным плитам. Шаги остановились. Восклицание… недовольный голос – наверно из-за украденного обеда… смех… тяжелый топот копыт… лязг цепи… Казалось, этому не будет конца, и все же Шарп предпочел остаться на месте.

Наконец возчик щелкнул кнутом, подвода покачнулась и покатилась. Два голоса, мужской и женский, прокричали, по-видимому, пожелания доброго пути. Копыта зацокали глуше, под колесами захрустело, заскрипели оси – воз выполз из полусумрака амбара во двор.

Дождь прекратился, кое-где вверху уже мелькали голубые просветы. Повозка катилась, покачиваясь, по проселку в нужном направлении, и Шарп ничего не имел против того, чтобы продолжить путь таким вот образом. Но куда повернет возчик, достигнув большой дороги? Только бы на север. Он зарылся поглубже, услышав голоса, потом, осмелев, выглянул и увидел расчищающих канаву людей. За канавой протянулось пшеничное поле.

Лошади повернули на север. Они миновали довольно-таки глубокую речушку, потом медленно поднялись вверх по склону и, похоже, выбрались на ровную, хорошо укатанную, достаточно широкую и пустынную дорогу. Лошади пошли ровнее и легче, воз перестал раскачиваться, и Шарп уловил запах табачного дыма. Должно быть, возчик закурил трубку. И куда же они держат путь? Скорее всего, в Копенгаген, который, как и Лондон, нуждался в ежедневном подвозе сена. Впрочем, даже если их цель какой-то другой город, большого значения это не имело – главное, что они двигались в нужном направлении. Успокоив себя таким рассуждением, Шарп зарылся поглубже, устроился поудобнее и уснул.

Проснулся он ближе к полудню. Подвода катилась, насколько удалось определить, в том же направлении, на север, мимо крохотных деревушек с раскрашенными домиками и незамысловатых церквей с красными черепичными крышами. Движение на дороге стало оживленнее, звучали приветственные возгласы, позади, примерно в полумиле, виднелась другая подвода с сеном. Дорога вела прямо к расплывающемуся на горизонте дымовому пятну, указывавшему, как нетрудно было догадаться, на близость большого города. Скорее всего, Копенгагена.

Стрелок напомнил себе, что Лависсер, вероятно, добрался туда на день раньше.

Лависсер. Шарп еще не знал, как отомстит гвардейцу, но знал, что отомстит обязательно. В нем снова клокотала злость. Злость на человека, обманувшего его притворным дружелюбием. Шарп поверил ему. Поверил настолько, что раскрыл свои чувства. И что же? Пока он жаловался на несправедливость судьбы и вздыхал по Грейс, Лависсер, оказывается, раздумывал над тем, как убить его. А раз так, то быть ему наказанным. Шарп поклялся, что достанет мерзавца из-под земли и отомстит. Он еще не знал как, но уже знал где. В Копенгагене.


Города достигли к вечеру. Подвода проехала мимо больших, красиво отделанных домов, каждый из которых был окружен широким садом, и свернула в конце канала, защищавшего городские стены. Переброшенный через ров мостик вел к городским воротам, массивным двустворчатым дверям, обитым железными полосами и установленным в просторном туннеле, проходившем под многоуровневыми укреплениями. Возчик остановился в длинной очереди из других подвод и более элегантных повозок и экипажей. Голоса звучали совсем близко, и Шарп подумал, что солдаты, должно быть, обыскивают весь направляющийся в город транспорт. Впрочем, они всего лишь ограничились несколькими вопросами. Забираться на воз и прощупывать сено никто не стал, и после краткого обмена дружелюбно прозвучавшими репликами возчик цокнул языком, лошадки потянули, и подвода покатилась по туннелю. Еще немного – и они вынырнули из-под мрачных сводов в центре города.

Закопавшись в сено, Шарп видел только резные фронтоны, крыши и шпили. Солнце опускалось к западному краю горизонта, играя лучами на красных плитках черепицы. Ветерок шевелил белые занавески на высоких окнах. Пахнуло кофе, потом, наполняя воздух мощными аккордами, зазвучал церковный орган. Шарп натянул плащ, взял в руки ранец и, дождавшись удобного момента, когда подвода свернула на узкую улочку, перебрался через деревянную решетку и спрыгнул на мостовую. Стоявшая у двери дома напротив девочка с любопытством наблюдала за тем, как он отряхивается от прилепившихся к одежде клочьев сена. Женщина, переводившая через дорогу ребенка, предпочла обойти его стороной. Шарп взглянул на свои перепачканные бриджи и покачал головой. Больше всего он походил на бродягу. На бродягу с саблей.

Самое время отыскать человека, о котором говорил лорд Памфри. Шарп застегнул сюртук и зашагал в сторону улицы пошире. Стемнело, но город выглядел вполне преуспевающим и довольно оживленным. Хозяева торговых лавок закрывали ставни на окнах своих заведений, из сотен окон струился желтоватый свет. Над входом в табачную лавку висела громадная курительная трубка, из таверны доносились веселые голоса, смех и звон стекла. По тротуару, стуча костылями, ковылял солдат-инвалид с густо намазанной смолой косичкой. Мимо проносились экипажи, мальчишки убирали с проезжей части конские лепешки, сметая их в деревянные ящики. Город напоминал Лондон и в то же время отличался от него. Прежде всего, здесь было чище. Шарп с удивлением воззрился на устремленный в небо шпиль, образованный четырьмя соединенными хвостами бронзовых драконов. Заметил он и то, что каждая улица имеет собственное название. Не то что в Лондоне, где приезжему в поиске нужного места приходится полагаться на смекалку и Господа.

Пожилой мужчина с бородой и стопкой перевязанных бечевкой книг, увидев растерянно оглядывающегося по сторонам Шарпа, подошел ближе и что-то сказал на датском. Стрелок пожал плечами.

– Vous кtes Franзais?[2] – cпросил старичок.

– Американец,– ответил Шарп, решив, что объявлять себя англичанином, когда британский флот направляется к Дании с не вполне дружескими намерениями, не очень разумно.

– Американец! – обрадовался незнакомец.– Вы, наверно, – заблудились?

– Так и есть.

– Ищете постоялый двор?

– Я ищу…– Черт, как же это произносится? – Элфинс-Плац? Мне нужен Оле Стовгард.– Лейтенант понял, что ошибся, и, сунув руку в карман, не без труда отыскал смятый клочок бумаги.– Ульфедт’с Пладс, – неуверенно прочитал он.

Еще двое или трое прохожих остановились поблизости – похоже, в Копенгагене каждый горожанин считал своим долгом помочь заплутавшему гостю.

– А! Ульфедт’с Пладс! Это недалеко. Впрочем, в Копенгагене все рядом. У нас здесь не то что в Париже или Лондоне. Вы бывали в этих городах?

– Нет.

– А Вашингтон? Он действительно большой?

– Довольно-таки большой,– сказал Шарп, не имевший понятия, о чем идет речь.

– И что же, в Америке все ходят с саблями? – Старичок, не удовлетворившись советом, решил сам проводить иностранца и шел теперь рядом с Шарпом.

– Большинство.

– Мы, в Дании, от этой привычки отказались, – продолжал старичок.– Теперь их носят разве что солдаты да кучка аристократов. Как знак высокого звания.– Он усмехнулся и тут же вздохнул.– Боюсь только, что скоро нам всем придется снова взяться за оружие.

– Вот как? И почему же?

– Говорят, надо снова ждать англичан. Молю Бога, чтобы этого не случилось. Слишком хорошо помню последний визит их лорда Нельсона. Шесть лет назад! У меня сын служил на «Даннеброге». Лишился ноги.

– Сочувствую,– пробормотал смущенно Шарп. Поход Нельсона на Копенгаген он помнил смутно, потому что был в то время в Индии, а там эта новость большого интереса не вызвала.

– Все обернулось к лучшему,– успокоил «американца» старичок.– Сейчас Эдвард священник в Рандерсе. По-моему, безопаснее быть священником, чем морским офицером. А в Америке есть лютеране?

– Да, конечно,– заверил его Шарп, имевший о лютеранах весьма смутное представление.

– Рад слышать.– Словоохотливый датчанин довел гостя до выходившей на небольшую площадь узкой улочки.– Вот и Ульфедт’с Пладс. Дальше сами найдете? – забеспокоился он.

Шарп заверил любезного горожанина, что дальше справится сам, поблагодарил за помощь и, снова развернув листок, еще раз прочитал имя. Оле Сковгаард. Одну сторону площади занимал винокуренный заводик, другую – громадный склад, а между ними приютились бондарня, колесная мастерская и скобяная лавка. Он прошел вдоль зданий, отыскивая нужное имя, и в конце концов обнаружил его на стене склада, где оно было написано большими белыми буквами.

Рядом с высокими воротами имелась маленькая дверь с латунным молоточком. Судя по тому, что первая буква имени Сковгаарда, большая «С», была выведена на кирпичах склада, соседний дом тоже имел к нему какое-то отношение. Шарп постучал. Ему было не по себе. Лорд Памфри ясно дал понять, что к Сковгаарду следует обращаться только в крайнем случае, но где еще искать помощь, Шарп не знал. Он постучал еще раз и, услышав, как приоткрылось окошечко в двери, отступил на шаг. Из темноты к нему было обращено незнакомое бледное лицо.

– Мистер Сковгаард?

– Нет, нет,– поспешно ответил голос.

– Вы мистер Сковгаард? Пауза.

– А вы англичанин? – осторожно спросил человек в окошке.

– Мне нужен мистер Сковгаард.

– Уже поздно,– неодобрительно заметил незнакомец, хотя летний вечер был еще достаточно светел.

Шарп выругался под нос.

– Мистер Сковгаард здесь?

– Подождите, пожалуйста.– Окошко закрылось, послышались шаги, скрип задвижки, и дверь наконец отворилась. За ней стоял высокий молодой человек унылого вида с длинными светлыми волосами и бледным, встревоженным лицом.– Вы англичанин? – снова спросил он.

– А вы Оле Сковгаард?

– Нет, нет! – Молодой человек нахмурился.– Меня зовут Аксель Банг. Я… как это… приказчик мистера Сковгаарда. Живу здесь. Мистер Сковгаард переехал в Вестер-Фаллед.

– Где это?

– Вестер-Фаллед недалеко отсюда. В новом районе. Город растет.– Банг неодобрительно посмотрел за заляпанные грязью сапоги гостя и клочки сена на одежде.– Вы действительно англичанин?

– Я Шарп. Ричард Шарп.

Банг не слушал.

– Мистер Сковгаард требует, чтобы англичан приводили к нему. Таковы правила, понимаете? Я сейчас оденусь и провожу вас в Вестер-Фаллед. Подождите, пожалуйста, здесь.– Приказчик исчез, но скоро вернулся в сюртуке и широкополой шляпе.– Раньше мистер Сковгаард проживал здесь,– объяснил он, тщательно запирая дверь на ключ,– но потом купил дом за городом. Переехал в прошлом месяце. Не так уж и давно. Вестер-Фаллед недалеко. Это там. Где новые дома. Пять лет назад был луг, а теперь стоят дома. Вы, наверно, только что прибыли в Копенгаген?

– Да.

– Я не очень хорошо говорю по-английски. Но практикуюсь. Знаете как? Читаю Писание на английском. Думаю, это правильно. А вы знаете, что здесь есть английская церковь?

– Нет.

– А в Лондоне есть датская церковь?

Шарпу ничего не оставалось, как расписаться в невежестве. Нервничал он все сильнее, и в первую очередь потому, что сознавал, насколько необычно выглядит на улицах тихого, чистенького города – затертый, мятый сюртук, запекшаяся глина на сапогах, а главное – сабля, привлекавшая настороженные взгляды прохожих. Он засунул ее под полу сюртука, так что рукоять уперлась в подмышку, и едва успел это сделать, как вывалившийся из подворотни мужчина попытался его обнять. Аксель Банг потянул спутника за рукав.

– Пьяница,– осуждающе бросил он.– Это плохо.

– А вы разве ни разу не напивались?

– Не переношу спиртное. Дьявольское зелье. Ни капли в рот не брал и, с Божьей помощью, никогда не возьму.– Он посмотрел на Шарпа.– А вы веруете? В возрождение во Христе?

– Верую,– проворчал Шарп, надеясь, что нелюбезный ответ отобьет у Банга желание продолжать расспросы.

В данный момент душа интересовала его в последнюю очередь, потому что куда большее беспокойство вызывали появившиеся впереди ворота. Он еще раз отряхнулся и поддернул саблю. Ворота находились в длинном туннеле, проходящем через толстые стены, и были широко открыты, но под подвешенными к потолку туннеля фонарями расхаживали люди в синих мундирах. Остановят ли они его? Возможно. Шарп надеялся только на то, что их обязанность контролировать движение в город, а не из него.

– «Господь так возлюбил мир, что послал собственного сына спасти его». Вы, конечно, слышали эту фразу?

До туннеля оставалось несколько шагов. Коренастый солдат с густыми усами и мушкетом на плече вышел из караульной будки и, бросив взгляд на Банга и Шарпа, принялся раскуривать трубку. Затянувшись, он снова посмотрел на Шарпа. Теперь уже внимательней.

– А как эта фраза звучит на датском? – спросил Шарп.

– The sеledes elskede Gud Verden, at han gav sin S0m enbеrne,– бодро продекламировал Аксель,– for at hver den, som tror pе ham, ikke skal fortabes, men have et evigt luv.

Стараясь не смотреть на усатого стража, Шарп наклонил голову, делая вид, что слушает спутника. Может быть, звуки родной речи рассеют подозрения караульных? Звук шагов и вдохновенный голос Банга эхом разнеслись по пустынному туннелю. Проходя мимо усатого, Шарп вдохнул запах табака. Ему казалось, что он не вписывается в окружение и что солдат вот-вот схватит его за рукав, но, похоже, опасения оказались беспочвенными, а через несколько мгновений они миновали ворота и оказались на открытой площадке между стенами и похожими на каналы озерцами, защищавшими городские укрепления. Шарп облегченно вздохнул.

– Прекрасные слова,– прочувствованно сказал Банг.

– Верно,– охотно согласился Шарп.

Датчанин, оставив в покое душу спутника, поинтересовался, встречался ли он раньше с мистером Сковгаардом.

– Нет.

Они ступили на переброшенный через канал мостик, и Шарп наконец почувствовал себя в безопасности.

– Я потому спрашиваю, что у нас ходят слухи, будто Англия посылает армию за нашим флотом. Думаете, это правда?

– Не знаю.

Банг бросил опасливый взгляд на саблю, которую Шарп, как только они оказались в малонаселенном пригороде, вытащил из-под сюртука.

– Вы ведь солдат, да?

– Был.

– Я тоже хотел пойти в солдаты, но отец посчитал, что мне лучше учиться бизнесу, а мистер Сковгаард очень хороший наставник. Думаю, мне повезло. Он хороший человек.

– И богатый, да?

Они свернули с дороги и шли через кладбище, за невысокой стеной которого виднелись большие, окруженные деревьями дома.

– Да, богат, но в делах частных завидовать ему не стоит. Сын умер, его жена тоже, потом зять и внук. Четыре смерти за три года! Теперь из всей семьи остались только мистер Сковгаард и Астрид.

Что-то в голосе Акселя заставило Шарпа взглянуть на молодого человека. Так вон что. Сковгаард потерял сына и остался с дочерью, которая и унаследует состояние отца.

– И что же дочь? Еще раз замуж не вышла?

– Пока нет,– с нарочитой небрежностью ответил Банг и, отворив кладбищенскую калитку, пропустил Шарпа вперед.

Пройдя по улице, обсаженной с обеих сторон деревьями, они остановились у окрашенных белой краской ворот, за которыми возвышался недавно построенный кирпичный дом. Церковный колокол в городе пробил половину девятого, и другие колокола ответили ему чуть запоздавшим эхом. Банг повел Шарпа по длинной дорожке.

Дверь открыл престарелый слуга в унылом коричневом сюртуке с серебряными пуговицами. Появление Акселя Банга не вызвало удивления, а вот грязные сапоги его спутника удостоились осуждающего взгляда.

Приказчик сказал что-то на датском, слуга поклонился и удалился.

– Подождите, пожалуйста, здесь, а я пока извещу о вашем приходе мистера Сковгаарда.

С этими словами молодой человек растворился в полутемном, отделанном панелями коридоре, оставив Шарпа в выстеленном керамическими плитами холле. Стрелок огляделся. С потолка свешивалась хрустальная люстра, под ногами лежал восточный ковер, а из-за закрытой двери справа доносились звуки то ли спинета, то ли клавикордов – сказать точнее лейтенант не мог. Он снял шляпу и повернулся к большому зеркалу в позолоченной раме, висевшему над изящным столиком, на котором стоял фарфоровый поднос с визитными карточками. Состроив гримасу своему отражению, Шарп отряхнул еще висевшие клочки сена и попытался пригладить взъерошенные волосы. Музыка стихла, и лейтенант, все еще стоявший перед зеркалом, увидел, что дверь у него за спиной открывается.

Он повернулся и… Впервые после смерти Грейс сердце его дрогнуло, остановилось на мгновение и забилось уже сильнее.

Одетая во все черное девушка смотрела на него со смешанным выражением изумления и восторга. Она была высокая, светловолосая и голубоглазая. Позже, много позже, Шарп заметил и широкий рот, и пленительные губы, и длинный прямой нос, и быстрый, звонкий смех, но тогда он просто уставился на нее, и некоторое время оба лишь таращились друг на друга, ничего не говоря. Потом выражение радостного удивления ушло с ее лица, сменившись недоуменной печалью. Девушка произнесла что-то на датском.

– Извините, – сказал Шарп.

– Вы англичанин? – удивленно спросила она.

– Да, мисс.

Она посмотрела на него как-то странно и покачала головой.

– Вы так похожи на одного человека… человека, которого я знала.– В глазах ее блеснули слезы.– Простите. Я дочь Сковгаарда, Астрид.

– Ричард Шарп, мисс,– представился лейтенант. – Вы очень хорошо говорите по-английски.

– Моя мать была англичанкой.– Она посмотрела в коридор.– Вы пришли к отцу?

– Да.

– В таком случае извините, что помешала.

– Это вы играли?

– Не очень хорошо.– Астрид смущенно улыбнулась.– Мне нужно больше практиковаться.

Она еще раз посмотрела на Шарпа, словно узнавая в госте другого, и вернулась в комнату, оставив дверь слегка приоткрытой. В следующее мгновение оттуда снова донеслись печальные звуки.

Шарп обернулся – за ним уже пришли. Двое одетых в коричневое, как и слуга, мужчин были молоды, подтянуты, крепки и уверены в себе. Один из них кивнул, и стрелок послушно последовал за ними по коридору. За тревожно скрипнувшей дверью открылась элегантно обставленная комната. Аксель Банг стоял у письменного стола, за которым, склонив голову, сидел сухощавый мужчина. Шарп бросил на стул ранец, шляпу и плащ и решил подождать, пока на него обратят внимание. Дверь за ним закрылась с тем же пронзительным скрипом. Крепыши встали у него за спиной.

Комната, использовавшаяся, очевидно, как рабочий кабинет, вполне могла послужить танцевальной залой. Две стены занимали полки с устрашающего вида фолиантами в кожаных переплетах, большую часть третьей занимала открывавшаяся в сад застекленная дверь, а светлые деревянные панели четвертой оттеняли изящество резного мраморного камина, над которым висел портрет сурового молодого человека в черном облачении священника. Человек за столом закончил писать, отложил перо, снял очки и, подняв голову, посмотрел на Шарпа. Вероятно, что-то в облике гостя удивило его настолько, что он даже моргнул.

Я – Оле Сковгаард, – раскатистым голосом представился хозяин,– а ваше имя Аксель позабыл.

– Лейтенант Ричард Шарп, сэр.

– Англичанин,– неодобрительно протянул Сковгаард.– Англичанин… Однако ж вы поразительно похожи на моего покойного зятя, да упокоит Господь его душу. Вы ведь не встречались с Нильсом? – Он повернулся к приказчику.

– Не имел такого удовольствия,– энергично качая головой, ответил Банг, обрадованный тем, что хозяин обратился именно к нему.

– Да. Он выглядел точь-в-точь как вот этот англичанин. Сходство… как это?.. да, поразительное.

Сковгаард вздохнул и снова посмотрел на гостя. Щеки у него были впалые, лоб высокий, а на лице застыло выражение крайнего неудовольствия. На вид Шарп дал ему лет пятьдесят с небольшим, хотя в волосах его еще не было ни одной серебряной прядки.

– Так значит, Шарп? – Он снова нацепил очки, взял перо и записал что-то на листке.– Лейтенант? В армии или на флоте? Какой полк?

Его английский был безупречен. Записав ответы, он подул на чернила, покрутил в пальцах костяной нож для разрезания бумаги и снова смерил Шарпа цепким взглядом. Потом пожал плечами и повернулся к приказчику.

– Аксель, будьте любезны, побудьте с Астрид в гостиной.

– Разумеется. С удовольствием.– Обрадованный молодой человек поспешил выйти из комнаты.

– А теперь, лейтенант Шарп, расскажите, что привело вас в мой дом,– сказал Сковгаард.

– Мне сказали, что я могу обратиться к вам за помощью, сэр.

– Кто сказал?

– Лорд Памфри, сэр.

– Никогда не слышал ни о каком лорде Памфри, – угрюмо отозвался Сковгаард и, поднявшись, перешел к столику у стены.

Одет он был во все черное, а на правом рукаве была еще и траурная креповая повязка. Невероятная худоба делала его похожим на ходячий скелет. Выбрав трубку, Сковгаард набил ее табаком из коробки с изображением дракона и, захватив серебряную трутницу, вернулся на прежнее место. Он высек огонь, подождал, пока разгорится фитилек, поджег лучинку и наконец поднес огонек к трубке.

– Почему этот лорд Памфри считает, что я стану вам помогать?

– Он сказал, сэр, что вы друг Британии.

– Так и сказал? Неужели? – Сковгаард затянулся. Дымок, клубясь, потянулся к украшенному лепниной потолку.– Я купец, лейтенант Шарп.– Звание гостя в его устах прозвучало оскорблением.– Торговец.

Я имею дело с сахаром, табаком, джутом, кофе и индиго. Все это, лейтенант, доставляется кораблями. Следовательно, я должен быть благорасположен к британскому флоту, поскольку корабли его величества помогают нашим охранять торговые пути. Можно ли на основании этого делать вывод, что я друг Британии?

Шарп посмотрел купцу в глаза, блеклые, холодные, враждебные.

– Мне так сказали, сэр,– смущенно ответил он.

– Тем не менее Британия послала на Балтику свой флот. Линейные корабли, фрегаты, канонерские лодки и более двух сотен транспортных судов – вполне, на мой взгляд, достаточно для перевозки двадцати тысяч человек. Минувшей ночью флот прошел Скау. Вам известно, куда он направляется?

– Нет, сэр.

– В Россию? Не думаю. Может быть, в небольшой шведский городок в Стралзунде? Но Франция может захватить Стралзунд в любой момент, когда только пожелает, так что перебросить туда людей – все равно что заранее обречь их на смерть и плен. В Швецию? Зачем Британии отправлять армию в дружественную ей Швецию? Я полагаю, что флот идет сюда, лейтенант Шарп. Сюда. В Копенгаген. Как, по-вашему, такое предположение имеет под собой достаточное основание?

– Не знаю, сэр.

– Не знаете.– В голосе Сковгаарда явственно проступили язвительные нотки.– А куда еще может направляться флот? – Разволновавшись, он снова поднялся и прошелся перед пустым камином, оставляя за собой ленту табачного дыма.– В начале месяца, лейтенант, Франция и Россия подписали мирный договор.

Царь и Наполеон встретились в Тильзите и поделили на двоих Европу. Вам известно об этом?

– Нет, сэр.

– Тогда, лейтенант, позвольте мне вас просветить. Франция теперь дружит с Россией, а Пруссия отодвинута на задворки. В Европе распоряжается Наполеон, и мы все живем в его тени. Тем не менее кое-чего ему недостает. Флота! Без флота он не в состоянии разгромить Британию, и в Европе есть только один флот, способный бросить вызов британскому.

– Датский, – сказал Шарп.

– А вы не так невежественны, как притворяетесь, а? – Сковгаард остановился, чтобы раскурить потухшую трубку.– Тильзитский договор содержит секретное приложение, в соответствии с которым Россия согласилась не чинить Франции препятствий в случае захвата датского флота. У России, разумеется, нет никакого права отдавать наш флот, а у Франции никакого права забирать его себе, но Наполеона подобного рода мелочи никогда не останавливали. Он направил к нашим границам армию с расчетом, что мы скорее сдадим флот, чем станем воевать. Но мы не сдадимся, лейтенант! Не сдадимся! – Сковгаард говорил страстно, но ему недоставало убедительности. Да и как могла маленькая Дания противостоять Франции? – Так зачем, по-вашему, Британия посылает в Балтику своих людей и корабли?

– Чтобы забрать флот, сэр,– согласился Шарп, размышляя о том, как это простой торговец узнал о содержании секретного приложения к мирному договору между Францией и Россией. Впрочем, если лорд Памфри прав, то помимо табака и джута Сковгаард занимается и кое-чем еще.

– Мы придерживаемся нейтралитета! -продолжал Сковгаард.– Но если Британия нападет на нас, то тем самым подтолкнет прямо в объятия Франции! Вы этого хотите?

– Британия хочет, чтобы ваш флот не достался французам, сэр.

– Об этом мы в состоянии позаботиться сами, – возразил Сковгаард.

Может быть, подумал стрелок, но только если Франция не вторгнется в Данию и не разобьет вашу армию. Если же такое случится, Наполеон выдвинет в качестве условия подписания мирного договора сдачу флота и получит то, что и требуется. Делиться своими соображениями с хозяином дома он, однако, не стал, полагая, что тот и сам все прекрасно понимает.

– Итак, лейтенант, что же все-таки привело вас ко мне? – спросил Сковгаард.

И Шарп поведал ему свою историю. Рассказал о Лависсере, о сундуке с золотом, о поручении к кронпринцу и о случившемся после высадки на берегу возле Кеге. Датчанин слушал внимательно, но с деланым равнодушием, а затем забросал Шарпа вопросами. Кто именно его послал? Когда Шарп впервые услышал о задании? Кто он такой? Откуда? Где служил? Особенно его заинтересовал тот факт, что лейтенант вышел из рядовых. К чему все эти расспросы, Шарп не понимал, но отвечал откровенно, ничего не скрывая, хотя ему и не нравился тон Сковгаарда – так мог бы допрашивать подозреваемого мировой судья.

Закончив допрос, Сковгаард отложил трубку, достал из ящика стола лист чистой бумаги и принялся что-то писать, не говоря при этом ни слова. Потом посыпал на лист песку, сложил его вдвое, капнул воску и прижал печать. Один из двух телохранителей вышел из комнаты и вскоре вернулся с Акселем Бантом. Сковгаард написал адрес.

– Аксель,– обратился он к приказчику на английском, несомненно, для того, чтобы и Шарп понял, о чем речь,– я знаю, что уже поздно, но не окажете ли вы мне любезность, доставив эту записку по указанному адресу?

Банг взял письмо, посмотрел на адрес, и на его лице проступило выражение удивления.

– Конечно, сэр.

– Сюда можете не возвращаться, если только не будет ответа. Увидимся завтра утром на складе.

– Конечно, сэр,– повторил приказчик и поспешно вышел из комнаты.

Сковгаард выбил потухшую трубку.

– Скажите, лейтенант, почему они послали вас, простого армейского офицера? Насколько я понимаю, у британского правительства есть специальные люди для тайной войны. Они говорят на иностранных языках, владеют приемами дипломатии. Так почему послали вас?

– Герцог Йоркский, сэр, хотел, чтобы кто-то охранял капитана Лависсера.

Сковгаард нахмурился.

– Капитан Лависсер солдат, не так ли? А также внук графа Вигарда. Не думаю, что такому человеку нужна в Дании защита. Впрочем, в нашей стране она вообще никому не нужна.

– Дело не только в этом, сэр.– Шарп нахмурился, понимая, что вряд ли сумеет объяснить все должным образом.– Лорд Памфри не очень-то доверял капитану Лависсеру.

– Если они ему не доверяли, то зачем послали сюда с золотом? – холодно осведомился датчанин.

– Потому что на этом настаивал герцог Йоркский, – чувствуя неубедительность этого объяснения, ответил стрелок.

Несколько секунд Сковгаард пристально смотрел на гостя.

– Если я правильно понимаю, лейтенант, вы пытаетесь сказать, что капитан Лависсер прибыл в Данию под надуманным предлогом?

– Да, сэр.

– Вы, разумеется, правы, лейтенант. Вы абсолютно правы! – Датчанин уже не скрывал презрения к Шарпу.– Капитан Джон Лависсер прибыл вчера в Копенгаген и предстал перед кронпринцем. Об этом сообщает утренняя «Берлингске тиденде».– Он поднял со стола газету, развернул и постучал пальцем по странице. – Здесь также говорится, что Лависсер вернулся в Данию сражаться за нее, потому что не может больше поддерживать Англию. Наградой ему стало назначение на должность адъютанта генерала Эрнста Пеймана. Лависсер – герой и патриот.– Сковгаард швырнул газету на пол и заговорил уже другим, жестким и злым голосом: – Как вы только посмели, лейтенант, предполагать, что такой человек мог согласиться на столь отвратительное преступление, как подкуп кронпринца! Его высочество неподкупен. Он – наша надежда. Именно кронпринц поведет нас против врага, кем бы тот ни был. Если мы потерпим поражение, лейтенант,– и только тогда! – другие люди, рангом пониже, будут договариваться с врагами – но не принц! Принц – оплот наших сил, и майор Лависсер поспешил на родину не ради корыстной сделки с ним, а для того, чтобы поддержать его.

– Он привез золото, сэр.

– Это вряд ли можно считать преступлением,– саркастически парировал Сковгаард.– Итак, лейтенант, что вам нужно от меня?

– Мне приказано, сэр, в случае если принц откажется от взятки, доставить капитана Лависсера и золото назад в Британию.

– И вы пришли ко мне, рассчитывая на мою помощь в этом предприятии?

– Да, сэр.

Сковгаард откинулся на спинку кресла и посмотрел на Шарпа с нескрываемым отвращением. Длинные пальцы поиграли с костяным ножичком.

– Было время, лейтенант, когда я действительно содействовал интересам Великобритании.

Он повел рукой, как бы давая понять, что этому не стоит придавать большого значения, хотя, по правде говоря, в Северной Европе было мало людей столь же ценных для Лондона, как Сковгаард. Патриот Дании, он после женитьбы на англичанке проникся к ее стране уважением, подвергшимся теперь испытанию из-за угрозы британского вторжения. Сковгаард вовсе не собирался погружаться в темные и мутные воды шпионажа и поначалу всего лишь передавал в британское посольство новости, которыми делились бывавшие на его складе балтийские торговцы, но с годами связи разрастались, объем сведений увеличивался, и в конце концов на его денежном содержании – расплачивался датский торговец исключительно золотыми монетами с изображением святого Георгия – состояло уже с десяток мужчин и женщин из самых разных стран. В Лондоне его ценили, но сам Сковгаард сомневался, что сможет помогать Англии и дальше, поскольку флот империи приближался сейчас к столице его родины.

– Но сейчас все датчане должны сделать окончательный выбор. Это относится и ко мне, и к майору Лависсеру, человеку, сомневаться в котором я не склонен. Он многого достиг на службе вашей стране, был капитаном гвардии, адъютантом герцога Йоркского и джентльменом, честь которого не позволила ему более поддерживать вашу страну в ее неправых делах. Но вы, лейтенант? Кто вы?

– Солдат, сэр,– хмуро ответил Шарп.

– Какой солдат? Сколько вам лет? Тридцать? И все еще второй лейтенант?

– Я начинал с самого низу.

– А где закончите? – Не дожидаясь ответа, Сковгаард взял со столика «Берлингске тиденде».– В этой газете, лейтенант, сообщается не только о приезде майора Лависсера. Вчера по приглашению кронпринца майор Лависсер выступил перед комитетом по обороне, и я думаю, вам стоит узнать, о чем он говорил. Прежде всего мистер Лависсер предупредил, что Британия в отчаянном положении и готова на все, чтобы ослабить решимость датчан. «Если дойдет до дела,– сказал он, – Британия может рубить головы не хуже Мадам Гильотины». Вы слушаете, лейтенант? Далее… Вот… «Я слышал, хотя не могу поклясться, что это правда, будто некий армейский офицер, чья карьера близится к завершению, настоящий злодей, пробившийся наверх из самых низов, человек, вовлеченный на родине в постыдный скандал, был отправлен в Данию с заданием убить кронпринца. Мне трудно это представить, и я призываю всех датчан быть настороже».– Сковгаард швырнул газету на пол.– Ну, лейтенант?

Шарп изумленно посмотрел на него.

– Кто вы? Это ведь ваша карьера близится к концу. Это вы пробились из самых низов. Вы вовлечены на родине в скандал. И вы пытаетесь убедить меня в том, что такого человека могли послать для каких-то дел с принцем? Вас? – Он смерил Шарпа презрительным взглядом.

– Я говорил правду! – сердито бросил стрелок.

– Сомневаюсь, но проверить легко. Я отправил записку майору Лависсеру с просьбой прийти сюда утром и либо подтвердить, либо опровергнуть ваши утверждения.

– Вы пригласили сюда Лависсера! Ублюдка, который пытался меня убить!

Сковгаард выпрямился.

– Соблюдайте приличия. Итак, лейтенант, вы согласны подождать здесь и предстать перед майором Лависсером?

– Черта с два! – Шарп повернулся, чтобы забрать ранец и плащ.– И будьте вы прокляты, Сковгаард.

Два телохранителя преградили путь к двери, а голос хозяина дома заставил обернуться – торговец стоял с пистолетом в руке.

– Я не собираюсь подвергать опасности жизнь принца. Вы либо останетесь по собственной воле, либо я задержу вас до прибытия майора Лависсера.

Шарп смерил расстояние до стола и уже прикидывал, насколько точен может быть длинноствольный пистолет, когда один из охранников достал оружие. Из такого вполне можно было завалить лошадь, к тому же и дуло смотрело ему в голову. По знаку хозяина дома второй телохранитель забрал у Шарпа саблю, обыскал карманы и нашел украденное на «Клеопатре» золото, но тут же вернул на место под суровым взглядом Сковгаарда. У лейтенанта забрали складной ножичек, который перекочевал в ящик стола, и под дулом пистолета вывели в коридор. Дочь Сковгаарда, Астрид, с изумлением наблюдала за происходящим, однако не произнесла ни слова.

Шарпа втолкнули в небольшую комнатку, открывавшуюся в коридор. Дверь захлопнулась. В замке повернулся ключ. Шарп с тоской вспомнил потерянную на берегу отмычку. Окон в комнате не было, как не было и ламп, но после короткой разведки стрелок выяснил, что находится в небольшой столовой со столом, шестью стульями и пустым камином. Теперь она стала его тюрьмой.

Шарп чувствовал себя круглым идиотом. Лависсер обвел его вокруг пальца, заманил в ловушку и положил на лопатки. Гвардеец прикарманил сорок три тысячи гиней, а Шарп снова оплошал.


Содержание:
 0  Добыча стрелка Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Глава вторая : Бернард Корнуэлл
 2  Глава третья : Бернард Корнуэлл  3  вы читаете: Глава четвертая : Бернард Корнуэлл
 4  Глава пятая : Бернард Корнуэлл  5  Глава шестая : Бернард Корнуэлл
 6  Глава седьмая : Бернард Корнуэлл  7  Глава восьмая : Бернард Корнуэлл
 8  Глава девятая : Бернард Корнуэлл  9  Глава десятая : Бернард Корнуэлл
 10  Глава одиннадцатая : Бернард Корнуэлл  11  Историческая справка : Бернард Корнуэлл
 12  Использовалась литература : Добыча стрелка Шарпа    



 
реклама: (размещение бесплатно, но без ссылок)
Стрельба по мозгам, уникальная повесть, рекомендуется к прочтению.







sitemap