Приключения : Исторические приключения : Глава 13 : Бернард Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 13

– Зачем? – В вопросе Шарпа звучали протест и вызов.

– Она хотела помочь, – жизнерадостно ответил Вивар. – Она очень хотела помочь, и я не видел причин, по которым ей следовало отказать. Кроме того, мисс Паркер несколько дней ела мою еду и пила мое вино. Почему бы ей не отплатить за гостеприимство?

– Я ей сказал, что это чушь! Французы разгадают обман за минуту.

– Вы так считаете? – Вивар сидел рядом с бочкой с водой у самых ворот крепости и намазывал портянки свиным жиром, который выдали солдатам как средство от мозолей. Оторвавшись от неприятного занятия, он раздраженно посмотрел на Шарпа: – Почему, объясните, французы должны удивиться желанию девушки вернуться в семью? Я в этом ничего странного не вижу. Кроме того, лейтенант, для принятия решений мне не нужно ваше согласие или даже мнение.

Шарп проигнорировал вызов.

– Вы что, отправили ее одну, ночью?

– Не говорите ерунды. Двое моих людей сопровождали мисс Паркер, пока было возможно. Оставшееся расстояние она пройдет сама. – Вивар обернул портянкой правую ногу, затем обернулся к Шарпу и с наигранным изумлением, словно только что догадался, воскликнул: – Да вы влюбились!

– Нет! – ответил Шарп.

– Тогда я не понимаю, почему это вас волнует. Напротив, вы должны радоваться. Мисс Паркер неохотно сообщит французам, что мы отказались от атаки. – Вивар натянул правый сапог.

Шарп вытаращил глаза:

– Вы ей сказали, что штурма не будет?

Вивар принялся оборачивать левую ногу.

– Я также сказал ей, что завтра на рассвете мы возьмем Падрон. Этот город находится в пятнадцати милях к югу от Сантьяго-де-Компостела.

– Они никогда не поверят!

– Напротив, лейтенант. Это покажется им правдоподобнее, чем бессмысленный штурм Сантьяго! Они, конечно, удивятся, что я замыслил подобное, но мой брат объяснит, почему я выбрал Падрон. В его порт вошло погребальное судно Сантьяго. С тех пор он считается святым местом. Кое-какие подробности убедят их окончательно.

– Какие еще подробности?

– Девушка сообщит, что хоругвь пришла в такую негодность от времени и гнили, что развернуть ее невозможно. Поэтому я решил раскрошить ее в пыль, а пыль развеять над морем. Таким образом я продемонстрирую всем, что хоругвь никогда не попадет в руки врагов Испании.

Короче говоря, лейтенант, мисс Паркер скажет полковнику д'Эклану, что я отказался от атаки, испугавшись численного превосходства врага. Вам этот довод должен быть близок, не так ли? Вы без конца пугаете меня их мощью. – Вивар натянул левый сапог и поднялся. – Надеюсь, что д'Эклан выйдет из города сегодня вечером, чтобы устроить засаду на нашем пути к Падрону.

В отличие от выдумки Луизы, план Вивара выглядел довольно правдоподобно, хотя Шарп до сих пор не мог понять, как мог майор рисковать жизнью девушки.

Он проломил корочку льда на крышке бочки и взял бритву.

– У французов хватит ума не покидать город ночью.

– Даже для того, чтобы устроить нам засаду и захватить хоругвь? Для этого они вылезут в любое время! Луиза также расскажет им о нашей ссоре и о том, что вы со стрелками ушли на Лиссабон. Она расскажет, что именно ваше неджентльменское поведение заставило ее искать защиты в лоне семьи. Таким образом, д'Эклан не будет опасаться ваших стрелков и клюнет на приманку. К тому же, что мы теряем, если они не поверят?

– Мы можем потерять Луизу! – излишне взволнованно воскликнул лейтенант. – Ее могут убить!

– Верно. С другой стороны, многие женщины отдают свои жизни за Испанию. Почему бы ей не погибнуть за Англию? – Вивар снял рубашку и вытащил бритву и осколок зеркала. – Мне кажется, она вам нравится, – сказал он осуждающе.

– Не особенно, – как можно равнодушнее ответил Шарп, – просто я чувствую за нее ответственность.

– Это самое опасное чувство по отношению к молодой женщине; ответственность порождает привязанность, а привязанность... – Голос Вивара затих. Шарп стянул через голову изодранную рубаху, и испанец в ужасе уставился на его голую спину. – Лейтенант?

– Меня пороли. – Привычный к шрамам Шарп не понимал, почему это так удивляет других людей. – В Индии.

– Что вы сделали?

– Ничего. Не понравился сержанту, вот и все. Ублюдок меня оболгал. – Шарп окунул голову в ледяную воду и зафыркал. Потом раскрыл лезвие и принялся скрести жесткую темную щетину. – Это было очень давно, – добавил он.

Вивар содрогнулся, затем, почувствовав, что Шарп не намерен больше обсуждать эту тему, окунул в воду свое лезвие.

– Лично я не думаю, что французы убьют Луизу.

Шарп хмыкнул, давая понять, что это ему безразлично.

– Французы, – продолжал Вивар, – ненавидят англичан значительно меньше, чем испанцев. К тому же Луиза – девушка исключительной красоты, а это всегда вызывает у мужчин чувство ответственности. – В доказательство своих слов Вивар указал бритвой в сторону Шарпа. – Причем она выглядит невинно, что с одной стороны ее защитит, а с другой заставит д'Эклана поверить в ее историю. – Он замолчал, выбривая ямку под подбородком. – Я ей посоветовал рыдать. Мужчины всегда верят рыдающим женщинам.

– Д'Эклан оторвет ей голову, если поймет, что его водят за нос.

– Я буду этим безмерно огорчен, – медленно произнес Вивар. – Безмерно.

– В самом деле? – Впервые Шарп почувствовал, что испанец говорит искренне. Уставившись на Вивара, он повторил: – В самом деле?

– А почему я не должен этому огорчиться? Конечно, я ее почти не знаю, но она представляется мне весьма достойной молодой леди. – Вивар замолчал, очевидно размышляя о достоинствах Луизы, затем пожал плечами: – Печально, что она еретичка. Но лучше быть еретиком, чем неверующим, вроде вас. По крайней мере, она находится на полпути к спасению.

Шарп почувствовал укол ревности. Как выяснилось, Блас Вивар проявлял к Луизе гораздо больше интереса, чем он мог предположить.

– Я не хочу сказать, что это на что-то влияет. Надеюсь, с ней все будет хорошо. Если она умрет, я буду молиться о ее душе.

Шарп поежился на холодном ветру и подумал о том, сколько душ будут нуждаться в молитве, прежде чем истекут два следующих дня.

* * *

Отряд Вивара шел под мелким холодным дождем, зарядившим под конец дня.

Они выбирали самые дикие и непроходимые горные тропы. Один раз им попалась опустошенная французами деревня. Там не сохранилось ни одного целого дома, не было ни людей, ни даже животных. Никто из людей Вивара не проронил ни слова, проходя мимо обгоревших крыш, с которых сочилась черная влага.

Выступили задолго до полудня. До рассвета надо было отшагать немало миль. Впереди шли касадорцы Вивара. Один эскадрон кавалеристов выехал вперед, патрулируя дорогу. За ним вели лошадей под уздцы спешившиеся касадорцы. Следом шли волонтеры. Двое священников ехали на конях впереди замыкающих экспедицию стрелков Шарпа; при них находился сундук. Драгоценный груз был приторочен к macho – мулу с перерезанными голосовыми связками. Таким образом, он не мог выдать своего местонахождения случайным криком.

Сержант Патрик Харпер шел в бой с удовольствием. На изорванном рукаве красовались яркие белые нашивки.

– У ребят все в порядке, сэр. Моим мальчикам это нравится, вот что я скажу.

– Тут все твои мальчики, – сказал Шарп, имея в виду, что Харпер отвечает не только за ирландских стрелков.

Харпер кивнул:

– Точно так, сэр, точно так. – Он посмотрел на марширующих стрелков и удовлетворенно покачал головой. – Они готовы схлестнуться с ублюдками. Еще как готовы.

– Кое-кто, наверное, волнуется? – спросил Шарп, надеясь расспросить Харпера о случившемся на неделе инциденте, но сержант добродушно пропустил намек мимо ушей.

– Естественно, люди волнуются перед боем с проклятыми лягушатниками, сэр. А теперь представьте, как разволнуются ублюдки, когда узнают, что против них идут стрелки. В том числе ирландские стрелки!

Шарп решил спросить прямо:

– Что произошло между тобой и Гэтейкером?

Харпер бросил на лейтенанта исполненный невинности взгляд:

– Ничего, сэр.

Шарп не стал настаивать. До него дошли слухи, что Гэтейкер, робкий и нерешительный человек, выразил протест против их участия в экспедиции Вивара. Он заявлял, что зеленые куртки не должны вмешиваться в местные сражения, тем более когда в результате большинство из них останется покалеченными или погибнет. Харпер положил конец паническим настроениям. О методах воспитания напоминал заплывший глаз Гэтейкера, который сержант объяснил падением с лестницы.

– На этих ступеньках сам черт ногу сломает. – Большего Шарпу добиться не удалось.

Для разрешения подобных проблем лейтенант и нуждался в помощи ирландца, который демонстрировал великолепные результаты. Харпер с легкостью нес бремя власти, и если его авторитет основывался не на нашивках, а на личных качествах и физической силе – тем лучше. Последние слова капитана Мюррея оказались пророческими: склонив на свою сторону Харпера, Шарп избавился от многих проблем.

Стемнело. Стрелки шли в кромешной тьме. Время от времени какая-нибудь гранитная глыба выделялась на черном фоне еще более черным пятном, но Шарпу казалось, что все вокруг давно потеряло очертания.

Это была родина волонтеров Бласа Вивара. Среди них были пастухи, знающие эти горы так же хорошо, как Шарп знавал в детстве все переулки в районе церкви святого Джайлза в Лондоне. Вивар распределил этих людей по всей колонне и выдал им сигары. Он посчитал, что французы никогда не забредут так глубоко в горы, чтобы учуять табачный дым. Огоньки сигар как маячки указывали путь, что позволяло отряду идти быстрее.

И все же, несмотря на проводников с сигарами, ночью скорость упала, а после того, как дождь размыл тропу, стала еще меньше. То и дело попадались взбухшие ручьи. Вивар настаивал, чтобы каждый был окроплен святой водой, прежде чем в него войдет авангард отряда. Люди устали и проголодались, в темноте их лица казались просто ужасными.

За два часа до рассвета дождь прекратился. Ветра не было. От мороза похрустывала трава. Сигары закончились, да и проку в них больше не было. На окружающие город долины опустился густой туман.

Как только утих дождь, Вивар приказал остановиться. Он опасался, что французы выставили сильные пикеты в разбросанных вокруг города деревнях. Беженцы из Сантьяго-де-Компостела ни о чем подобном не слышали, тем не менее Вивар приказал, чтобы солдаты привязали все, что может громыхать или звякать. Все фляги, котелки и миски были завернуты в тряпки, и тем не менее Шарпу казалось, что шум продвижения отряда способен разбудить мертвого. Копыта клацали по камням, а железные подковы сапог стучали о замерзшую землю.

Теперь колонну возглавляли стрелки. За ними выступала кавалерия Вивара. Зеленые куртки шли впереди, поскольку лишь натренированная пехота способна мгновенно развернуться для боя. Кавалерия не могла штурмовать огороженный баррикадами город, подобное было под силу только стрелкам, причем на этот раз на штурм шли с незаряженными ружьями. Шарп неохотно согласился атаковать одними штыками.

Замок кремниевого ружья был весьма ненадежной конструкцией. Даже невзведенное ружье могло выстрелить, если курок зацепится за ветку.

Одно дело приказать солдатам не стрелять, объяснить, что их жизнь зависит от бесшумного подхода, другое дело – предрассветный туман, когда кровь стынет в жилах, а страхи теснят душу. Достаточно завизжать кошке, и солдат выпалит в темноту.

В результате Шарп уступил настойчивому требованию Вивара идти с незаряженными ружьями, что добавило ему немало переживаний. Зато теперь ни один выстрел не потревожит ночной тишины.

Между тем враг мог и без стрельбы знать об их приближении. Подобные мысли не давали Шарпу покоя на протяжении всего длинного и утомительного пути. Вероятно, у французов были свои осведомители, которые передавали им информацию о Виваре, точно так же как беженцы из города информировали майора об обстановке в Сантьяго. А может быть, д'Эклан, жестокий, безжалостный человек, кнутом выбил правду из Луизы. Может быть, уже подошла артиллерия из Коруны и ждет, чтобы поприветствовать неудачников хорошей порцией картечи? Замерзших, усталых, голодных, с незаряженными ружьями... Первые минуты боя будут мясорубкой.

Вивар со своей невыносимой жизнерадостностью был далеко, и сомнения разрывали душу лейтенанта. Он даже не мог ни с кем ими поделиться. Шарп надеялся, что внушает стрелкам такую же уверенность, как Харпер, радостно отмахивающий последние перед городом мили. Перебираясь через огромную лужу везде сосновой рощи, сержант весело заметил, как здорово будет снова повидать мисс Луизу.

– Она – храбрая девчушка, сэр.

– И глупая тоже, – проворчал в ответ Шарп, все еще злой из-за того, что жизнь девушки подвергли опасности.

С другой стороны, Луиза хоть как-то уравновешивала его страхи. Она была крошечным маячком в беспроглядной тьме, на свет которого он шел. Она была его надеждой, вокруг которой кружили демоны страха. Демоны свирепели с каждой остановкой.

Стрелкам выдали в проводники городского кузнеца. Он вел отряд извилистыми тропами, огибающими все деревни. Время от времени кузнец останавливался и принюхивался, словно действительно определял путь по запаху.

Наконец проводник успокоился, и стрелки пошли быстрее. Они спустились по крутому склону и вышли к затопившей долину речке. У самой воды проводник остановился.

– Agua, senor.

– Чего он хочет? – прошипел Шарп.

– Говорит что-то про воду, – ответил Харпер.

– Я вижу, что это вода, будь она проклята! – Шарп сделал шаг вперед, но проводник осмелился удержать его за рукав.

– Agua benedita! Senor!

– А! – догадался Харпер. – Он хочет святой воды, сэр, вот в чем дело!

Взбешенный идиотизмом ситуации, Шарп выругался. Стрелки опаздывали, а этот кретин собрался брызгать на болото святой водой.

– Вперед!

– Вы уверены... – начал Харпер.

– Вперед!

Теснившиеся в груди страхи придавали голосу лейтенанта суровость. Вся затея была изначально обречена. Тем не менее гордость не позволяла ему повернуть обратно, равно как и следовать глупым церемониям с водными духами.

– У меня нет святой воды, черт бы ее взял! – рявкнул Шарп. – В любом случае это дурацкие предрассудки, сержант, и вы это прекрасно знаете!

– Вовсе и не знаю, сэр.

– Вперед! – Лейтенант шагнул в речку и выругался, поскольку изодранные сапоги тут же пропустили воду. Стрелки, так и не понявшие причин задержки, двинулись следом. На противоположном берегу болота туман был значительно гуще, и проводник растерянно оглядел склоны.

– Быстрее! – прорычал Шарп, что было лишено всяческого смысла, ибо кузнец не понимал по-английски. – Быстрее! Быстрее!

Кузнец неуверенно показал на узкую козью тропу, уходящую круто вверх по склону. Город был совсем рядом – шагая вверх, Шарп ощущал зловоние улиц, показавшееся ему предвестием ожидающего их кошмара.

Шарп неожиданно сообразил, что звяканье подков и стук копыт шедшей за ними кавалерии больше не слышны, и понял, что Вивар отправил касадорцев на север, подальше от французских постов. Плохо подготовленные волонтеры должны были сейчас находиться в двухстах или трехстах шагах позади стрелков. Стрелки оказались одни, на самом острие атаки, рядом со священным городом святого Иакова.

И они пришли поздно, ибо туман уже посветлел. Шарп мог видеть стоящего рядом Харпера, мог даже разглядеть капли влаги на кивере сержанта. Свой кивер он потерял в бою у фермы и носил вместо него касадорскую шапку. Шапка была светло-серого цвета, и Шарп вдруг инстинктивно содрогнулся, представив, что засевший на холме французский снайпер уже взял на прицел светлое пятно. Он сорвал шапку и швырнул ее в заросли. Сердце тяжело стучало. Ныло в животе, и пересох рот.

Кузнец, ставший чрезвычайно осторожным, повел отряд через пастбище к роще вязов на вершине холма. С голых веток капала вода, в темноте продолжал клубиться туман. Шарп почувствовал запах костра, хотя самого костра видно не было. Он подумал о засевших в засаде часовых и почувствовал себя бесконечно одиноким и уязвимым.

Рассветало. В это время следовало начинать штурм, но туман скрывал все ориентиры. Слева должна была находиться церковь, справа – городские постройки, а отряд должен был быть не на вершине холма, а в овраге, по которому стрелки могли бы незамеченными добежать до самого города.

Не видя ориентиров, Шарп решил, что надо идти дальше и спуститься по противоположному склону. Но кузнец застыл под деревьями и жестами показывал, что город находится слева:

– Сантьяго! Сантьяго!

– Черт бы вас всех разодрал! – Шарп опустился на колено.

– Сэр? – рядом присел Харпер.

– Мы заблудились, будь все проклято!

– Господи, храни Ирландию! – едва слышно произнес сержант.

Проводник, отчаявшись добиться понятного ответа от зеленых курток, растворился в темноте.

Шарп выругался еще раз. Он вышел не на то место. Ошибка бесила и выводила из себя, но еще больше он злился из-за того, что Вивар обязательно обвинит во всем духов ручья. Как бы то ни было, Шарп отклонился от курса, опоздал и не знает, где находятся люди Вивара. Его вновь охватил ужас. Так атаку не начинают! При начале штурма должны трубить горны и развеваться знамена! Вместо этого отряд стрелков оказался в одиночестве, потеряв и касадорцев, и волонтеров. А ведь он знал, что именно так все и случится.

Сколько раз он видел, как брошенные в ночной марш элитные войска теряли ориентиры и гибли!

– Что будем делать, сэр? – спросил Харпер.

Шарп не отвечал, потому что не знал ответа. Ему хотелось сказать, что они отходят и весь штурм отменяется, но в этот момент слева мелькнула тень, заскрипела под сапогами промерзшая трава, и появился проводник вместе с Бласом Виваром.

– Вы зашли слишком далеко, – прошептал Вивар.

– Я знаю, черт побери!

Кузнец явно пытался объяснить, как стрелки пренебрегли расположением духов ручья, но Вивар не стал тратить время на подробности. Он жестом отогнал проводника и опустился на землю рядом с Шарпом.

– До церкви двести шагов. В эту сторону. – Испанец показал влево.

Кавалерия обогнула город и теперь приближалась к нему с севера. Северные стены давно разрушились, а камни растащили на постройку новых домов, которые протянулись за линию средневековых укреплений вдоль дороги на Коруну. Эта дорога была выбрана еще и потому, что двигающиеся по ней войска французы могли посчитать армией Сульта.

Обслуживающая пригород церковь была превращена французами в оборонительный пункт. Она стояла за триста шагов от основной линии обороны. Подобные сторожевые пункты находились на каждой дороге. Защитники могли погибнуть в результате неожиданной атаки, но шум боя послужил бы сигналом тревоги для главной линии обороны.

– Я считаю, – прошептал Вивар, – что Господь на нашей стороне. Он послал туман.

– А нас послал черт знает куда!

Стрелкам следовало еще час назад выйти к городу на четверть мили южнее по заболоченному оврагу. Овраг тянулся до городских построек у самой линии обороны. Таким образом, стрелки потеряли шанс атаковать внезапно. А теперь, когда забрезжил рассвет, они потеряли и возможность незаметно удалиться.

– Сторожевой пункт предоставьте мне, – сказал Вивар.

– Хотите, чтобы мы прошли мимо?

– Да.

На словах все опять получалось гладко. На деле же штурму грозил почти неминуемый крах. Оказавшись на час позже в неправильном месте, стрелки утратили все свое преимущество. Вивар предлагал Шарпу не обращать внимания на сторожевой пункт, что было довольно просто. Проблема заключалась в том, что французские часовые обязательно обратят внимание на них. Им, конечно, потребуется время. Растерянные люди всегда теряют драгоценные секунды, еще какие-то секунды, возможно, удастся отыграть за счет отсыревшего в тумане пороха. Не исключено, что стрелки даже сумеют скрыться во мгле, прежде чем часовые откроют огонь. Но они все равно поднимут стрельбу задолго до того, как зеленые куртки преодолеют триста ярдов, отделяющие церковь от главной линии обороны. Французы успеют приготовиться к атаке. В лучшем случае людям Вивара удастся зацепиться за несколько домов в северной части города. С рассветом туман рассеется, и кавалерия отрежет пути отхода. К полудню все они окажутся во французском плену.

– Ну? – По молчанию и неподвижности лейтенанта Вивар чувствовал, что стрелок считает сражение уже проигранным.

– Где ваша кавалерия? – спросил Шарп – не потому, что это его интересовало, а чтобы оттянуть ужасное решение.

– Их ведет Давила. Они будут на месте. Волонтеры ожидают сзади. – Не дождавшись ответа, Вивар положил руку на плечо Шарпа. – С вами или без вас, я все равно это сделаю. У меня нет выхода, лейтенант. Мне наплевать, даже если сам император со всей гвардией охраняет этот город. Я обязан его взять. Иного пути спасти мою семью от позора нет. Мой брат совершил предательство, и оно может быть смыто только кровью. И Бог будет нам помогать, лейтенант. Вы говорите, что не верите, но перед битвой каждый человек ощущает дыхание Бога.

Речь майора была прекрасна, однако Шарп не смягчился.

– Сделает ли Бог так, чтобы сторожевой пост не поднял тревоги?

– Если захочет, то сделает.

Туман рассеивался. Шарп уже видел голые, бледные ветки вяза над головой. Каждая потерянная секунда ставила под угрозу и без того рискованный план, и Вивар это понимал.

– Ну? – спросил он опять.

Шарп по-прежнему молчал, и майор поднялся на ноги, презрительно махнув рукой.

– Испанцы сделают это без вас, лейтенант.

– Провалились бы вы к черту!.. Стрелки! – Шарп вскочил. Он вспомнил Луизу, ее слова о необходимости ловить момент и понял, что если сейчас промедлит, то потеряет девушку навсегда. – Снять шинели и ранцы! – Стрелки сбросили с себя все, что могло помешать в рукопашной схватке. – Заряжай!

Вивар зашептал что-то насчет предосторожности, но Шарп не хотел идти в атаку лишенный и фактора внезапности, и патронов. А опасность случайного выстрела можно пережить. Он дождался, пока последний стрелок взвел курок и вставил шомпол на место.

– Примкнуть штыки!

Лязгнули лезвия, щелкнули пружины замков на стволах ружей. Шарп зарядил свое ружье и вытащил огромный, неудобный палаш.

– В колонну по два! Сержант! Предупредите людей, чтобы ни звука! – Он посмотрел на Вивара: – Я не допущу, чтобы вы посчитали нас трусами.

Вивар улыбнулся.

– Я бы так никогда и не подумал. Вот. – Он вытащил из своего головного убора сухую веточку розмарина и вставил ее в петлю на мундире Шарпа.

– Теперь я принадлежу к вашей элите? – поинтересовался Шарп.

Вивар покачал головой.

– Этот цветок хранит от беды, лейтенант.

Шарп хотел было посмеяться над суеверием, но вспомнив, что вытворили духи воды, решил розмарин не трогать. Было настолько светло, что надеяться оставалось только на засушенный цветок.

– Вперед!

Семь бед – один ответ, и провалилось бы оно все к черту, но он сам одобрил безумный план Вивара в крепостной часовне. Словно тяжелым старинным вином, ему замутили голову сказкой про хоругвь. Теперь пришло время разогнать страх.

Вперед. Вперед, между деревьев, мимо каменной стены... Неожиданно под сапогом Шарпа заскрипел гравий, и он увидел, что началась дорога. Справа темнели какие-то постройки, а прямо перед ним светился огонь сторожевого поста. Из-за тумана пламя казалось тусклым, факелы горели снаружи церкви, освещая дорогу. Теперь тревога могла подняться в любую секунду.

– Подтянуться, – прошептал Харперу Шарп. – Пальцы на курки!

– Подтянуться, – зашипел сержант. – Не стрелять, черт бы вас взял!

Шарп хотел бегом проскочить мимо церкви. Поднимется шум, но с этим уже ничего не поделать. Начнется с ружейной пальбы, а закончится всеобщей вакханалией смерти. Пока же раздавались лишь скрип сапог по гравию, приглушенный стук замотанного оружия и хриплое дыхание солдат, уже уставших от многочасового похода.

Харпер перекрестился; так же поступил еще один ирландец в отряде. Они улыбнулись друг другу, но не от удовольствия, а от страха. Стрелки дрожали, многим хотелось опорожнить желудки. Святая Мария, Матерь Божья, снова и снова твердил про себя Харпер. Он понимал, что самое время помолиться и святому Иакову, но не знал, как это делается, и потому повторял привычное заклинание. Не оставь нас сейчас и в миг нашей смерти. Аминь.

Впереди шагал Шарп. Он не сводил глаз со сторожевых факелов. Пламя поблескивало на лезвии низко опущенного палаша. Далеко за первыми факелами тускло светилась цепочка огней главной линии обороны. Туман серебрился, светлел, и лейтенанту казалось, что он различает мутные треугольники сосен и купола домов. Город, как объяснил Вивар, был невелик: горстка домов, аббатство, гостиница, собор и площадь. Этот город удерживали французы, и маленькой разношерстной армии предстояло взять его штурмом.

Шарп подумал, что Вивар, очевидно, помешался на своей вере, если всерьез полагал, что проеденный молью кусок шелка способен сотворить чудо. Это чистое безумие! Если в армии узнают, что он, бывший сержант, бывалый вояка, повел стрелков на такое дело, его отдадут под трибунал. Я сам ненормальный, подумал Шарп. Только в отличие от Вивара меня ведет не Бог, а слепая, упрямая гордость солдата, не позволяющая смириться с поражением.

С другой стороны, подумал Шарп, люди достигали славы, совершая не менее безумные подвиги. Рыцари, загнанные тысячу лет назад в горы армиями Магомета, должно быть, чувствовали такое же отчаяние. Подтягивая подпругу и поднимая копья, они вглядывались в огромный вражеский полумесяц и понимали, что пришел их смертный час. Тем не менее они с лязгом опускали забрала, давали шпоры коням и неслись в атаку.

Под ногой хрустнул камень, возвращая мысли лейтенанта к настоящему. Отряд вышел уже на городскую улицу. Окна безмолвных домов были закрыты железными ставнями. Подъем становился круче. Возле сторожевого пункта горел костер, в свете которого Шарп увидел, что дорога перегорожена. Баррикада состояла из пары тачек и нескольких стульев, но стремительного рывка уже не выйдет. У костра обозначился силуэт человека. Часовой прикуривал трубку от горящей ветки.

В доме справа от Шарпа залаяла собака. Он был настолько взвинчен, что непроизвольно отпрыгнул в сторону. Пес зашелся лаем. Его поддержал другой, потом третий. Приветствуя утро, прокричал петух. Стрелки непроизвольно ускорили шаг.

Часовой у костра выпрямился и повернул голову в их сторону. Шарп отчетливо видел очертания кивера. Перед ним был пехотинец. Не пеший кавалерист, а чертов пехотинец, вскинувший мушкет со словами:

– Qui vive?

С этого вопроса началось сражение. Шарп вдохнул поглубже и бросился вперед.


Содержание:
 0  Стрелки Шарпа : Бернард Корнуэлл  1  Глава 1 : Бернард Корнуэлл
 2  Глава 2 : Бернард Корнуэлл  3  Глава 3 : Бернард Корнуэлл
 4  Глава 4 : Бернард Корнуэлл  5  Глава 5 : Бернард Корнуэлл
 6  Глава 6 : Бернард Корнуэлл  7  Глава 7 : Бернард Корнуэлл
 8  Глава 8 : Бернард Корнуэлл  9  Глава 9 : Бернард Корнуэлл
 10  Глава 10 : Бернард Корнуэлл  11  Глава 11 : Бернард Корнуэлл
 12  Глава 12 : Бернард Корнуэлл  13  вы читаете: Глава 13 : Бернард Корнуэлл
 14  Глава 14 : Бернард Корнуэлл  15  Глава 15 : Бернард Корнуэлл
 16  Глава 16 : Бернард Корнуэлл  17  Глава 17 : Бернард Корнуэлл
 18  Глава 18 : Бернард Корнуэлл  19  Историческая справка : Бернард Корнуэлл
 20  Использовалась литература : Стрелки Шарпа    



 




sitemap